Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ЕГО ЛУЧШИЙ ЧАС

...В конце сентября 1940 г. здоровье Невиля Чембер-лена ухудшилось, он подал в отставку и вскоре скончался. Возник вопрос об избрании нового лидера Консервативной партии. К этому времени уже было ясно, что им может быть ♦олько Черчилль. «Уинстон Черчилль является нашим декретным оружием,— писала газета «Санди тайме».— В этот великий час мы поистине счастливы сражаться под 'несравненным предводительством великого лидера. Сегод-Уинстон Черчилль не только воплощение духа Англии, он наш упорный лидер, к которому полны доверия не толь-«ко англичане, но и весь мир свободных людей». Так выражала эта газета точку зрения тогдашних руководителей ""консервативной партии Англии.

1 Черчилль полностью отдавал себе отчет в том, что, Яфгаваясь в одиночестве, Англия обречена на неминуемое и быстрое поражение. Поэтому, занимаясь осуществлением многих решительных мер по мобилизации ресурсов страны на отпор врагу, по расширению военной промышленности и созданию массовых вооруженных сил, Черчилль предпринимал лихорадочные меры по приобретению новых союзников. Германия показала себя как страшный и мощный враг, поэтому и союзники нужны были равной или превосходящей мощи. Только два таких государства не участвовали в то время в войне. Это Советский Союз и Соединенные Штаты Америки. В их сторону и обратил Черчилль свои взоры. Он сохранил и расширил личную переписку с президентом Рузвельтом, в которой обсуждались важнейшие вопросы англо-американских отношений и положения в мире. По-прежнему свои письма Черчилль подписывал: «Бывший военный моряк». Он был большой любитель красивых фраз и всего необычного, а в годы войны особенно любил выдумывать кодовые названия для различных конференций и военных операций.

Черчилль настойчиво убеждал Рузвельта, что для Соединенных Штатов выгодна победа Англии, а победа Германии чревата огромными неприятностями и опасностями. Он стремился путем различных мероприятий подтолкнуть США к вступлению в войну против Германии. И когда он договаривался с Рузвельтом о том, что США передадут Англии в обмен на базы в Карибском море 50 старых эсминцев, для него было важно не столько получить пополнение для английского военно-морского флота, сколько побудить США таким образом сделать шаг на пути к вступлению в войну. Вместе с тем моральная и материальная (в виде различных поставок вооружения) поддержка со стороны США, оказанная Англии во второй половине 1940 и в первой половине 1941 г., явилась существенной помощью для нее в то трудное время.

Соединенные Штаты оказывали эту поддержку, но вступить в войну не торопились. Английские руководители опасались, что трагическая развязка может насту-пить до того, как Америка окончательно и бесповоротно встанет рядом с Англией. Это обстоятельство придавало особенно важное значение использованию Советского Саю>-за в борьбе с Германией.

Известно, что Советский Союз готов был в 1939 г. вместе с Англией и другими странами выступить против фашистской Германии, с тем чтобы помешать ей развязать войну, а если это не удастся, то обеспечить быстрый разгром агрессора. Создание такого антифашистскогоvфронта тогда оказалось сорванным прежде всего по вине ливийского правительства, и союзные отношения между Англией и СССР не были установлены. . Английские историки и сам Черчилль много пишут о том, что после поражения Франции Англия в одиночестве вела героическую борьбу против Германии. Причем пишут так, что ответственность за ее одиночество как бы возлагается на другие государства, и прежде всего на Советский Союз. В то же время читатель подводится к выводам, что, какие бы неразумные шаги ни сделало английское правительство до этого, Англия искупила их своими усилиями в период «героического одиночества». В этой связи представляет интерес следующее вскрывающее суть дела замечание Д. Н. Притта. «Часто хвасталась,— пишет он,— что Англия длительное время «стояла одна» в войне. Мы справедливо можем гордиться тем, что, Когда народу пришлось бороться одному, он вел борьбу решительно. Однако черным пятном на наш правящий класс легло то, что он так вел дела своей страны, что в мире, где большинство стран ненавидели фашизм и хотели покончить с ним, ни одно государство на протя-* жении определенного времени не могло стать рядом с Англией».

•Jt,"" Черчилль решил исправить кардинальную ошибку, Допущенную Чемберленом, и опереться в войне с Герма-*ляией на поддержку Советского Союза. Было бы, однако, «внравильно полагать, что в это время английское прави-4 тельство взяло прямой и определенный курс на равноправный союз с СССР в борьбе против фашизма. Проведению такого курса мешали как враждебность реакционных крутое Англии, так и нежелание бывших мюнхенцев бороться Йротив Германии вместе с Советским Союзом. Играло „> роль и то, что Черчилль на протяжении всей своей поли->ЯП|чевкой жизни был и оставался врагом дела социализма. «о иужда заставляла его отодвигать на второй план свои Чувства. Поэтому Черчилль летом 1940 г. послал в Совет--"■ЙКВй Союз считавшегося тогда левым лейбористом Стаф-|.#йрда Криппса, который должен был работать над улуч-,%ср1ивгаем англо-советских отношений и попытаться побу-rfVjP>BPb Советский Союз отказаться от нейтралитета во вто-ийровой войне. Советское правительство внимательно лось к миссии Криппса. Неудивительно, однако, to настороженно воспринимало попытки английских ЗДителей заставить СССР разорвать договор о ненапа-е Германией.
Черчилль имел от разведки сведения, что Германия концентрирует войска против СССР. Означало ли это, что Гитлер готовит нападение на Советский Союз? Определенного ответа на этот вопрос не было. Черчилля тревожило, как бы концентрация германских войск на советских границах не оказалась лишь средством военно-политического давления на СССР и Советский Союз не капитулировал бы перед Германией без войны. А Черчиллю, как воздух, нужна была война между Германией и СССР. Лишь такая война дала бы Англии мощного союзника и, следовательно, надежду не только выжить в борьбе с Германией, но и одержать над ней победу. Участие Советского Союза в войне дало бы Англии возможность продержаться до тех пор, пока, наконец, Соединенные Штаты не выступят на ее стороне. Таким образом, страшная нужда заставляла Черчилля в 1940—1941 гг. желать войны между Германией и СССР.

А если к этой проблеме подходить исторически и с классовых позиций, то никуда нельзя уйти от того факта, что с самого момента возникновения Советского государства английские правящие круги всегда считали необходимым и отвечающим их интересам столкновение между Германией и СССР. Достаточно вспомнить хотя бы беседу Черчилля и Ллойд Джорджа по этому вопросу вечером 11 ноября 1918 г., в день подписания перемирия с Германией в первой мировой войне, а также и Мюнхенское соглашение 1938 г. Следовательно, война между Германией и СССР отвечала долговременным стратегическим замыслам английских империалистов и в то же время являлась якорем спасения для Англии, которой в противном случае грозил неминуемый разгром во второй мировой войне.

В свете этих совершенно бесспорных фактов и соображений следует рассматривать предупреждения, которые делал Черчилль главе Советского правительства И. В. Сталину весной 1941 г. о вероятной возможности нападения Германии на СССР.

Препровождая в ночь с 12 на 13 апреля заместителю народного комиссара иностранных дел СССР послание Черчилля на имя И. В. Сталина, Стаффорд Криппс писал, что, «если Советское правительство не примет немедленно решения о сотрудничестве со странами, еще сопротивляющимися державам «оси» на Балканах, русские потеряют последний шанс защищать свои границы вместе с другими». Криппс, таким образом, по существу требовал, чтобы СССР немедленно разорвал пакт о нена-"яадении с Германией и напал на нее. Разумеется, эти требования не могли не создать у Советского правительства дополнительных оснований для размышлений о том, чем вызвана такая предупредительность и «забота» о безопасности Советского Союза со стороны Черчилля.

В настоящее время стало известно, что, подталкивая Советский Союз на выступление против Германии, Черчилль одновременно подстрекал и Германию к нападению на СССР. В 1963 г. в США была опубликована книга о деятельности во время второй мировой войны английского разведывательного центра в Нью-Йорке, которым руководил миллионер-канадец Уильям Стефенсон, поддерживавший тесный контакт с Черчиллем. Автор книги, бывший сотрудник этого центра, сообщает, что весной 1941 г. английский разведывательный центр вместе с американским федеральным бюро расследований подсунул посольству Германии в Вашингтоне материал, который гласил: «Из 8 высшей степени надежного источника стало известно, что СССР намерен совершить... военную агрессию в тот момент, когда Германия предпримет какие-либо крупные военные операции». По мнению английских разведчиков, его был «дезинформационный материал стратегического значения». Совершенно очевидно, что, подкидывая немцам такой материал, сотрудники Черчилля преследовали единственную цель — подтолнуть Германию к нападению № СССР.

Трудно сказать, оказали ли подобные старания английских и американских разведчиков какое-либо воздействие на решение германского правительства направить весной 1941 г. в Англию Рудольфа Гесса, заместителя Гитлера по руководству фашистской партией, чтобы заключить с Англией мир и привлечь ее к участию в войне против GGCP, на стороне Германии. Однако историк не может не принимать их во внимание при оценке предупреждений, которыми Черчилль обращался в то время к И. В. Сталину.

•jH Сообщение о прилете Гесса Черчилль получил, находясь на отдыхе. Несмотря на условия войны, он строго соблюдал режим дня, и прежде всего уик-энд, т. е. воскрес-ФЫЙ отдых. Обычно в пятницу во второй половине дня он уезжал из Лондона в официальную загородную резиденцию премьер-министра Чекере, где и проводил конец пят-;**Цы, субботу и воскресенье, совмещая отдых с работой. Предполагалось, что немцы, считая Черчилля, и не без оснований, своим упорным и опасным противником, попытаются покончить с ним. Опасались, что они могут сделать это, выбросив десант на Чекере или разбомбив резиденцию с воздуха в то время, когда Черчилль будет там находиться. Поэтому были приняты меры предосторожности. Одна из них состояла в том, что в полнолуние, когда Чекере сравнительно легко мог быть обнаружен с воздуха, Черчилль не бывал там. В такие дни он направлялся для воскресного отдыха в поместье Дитчли, принадлежавшее одному из его друзей, Рональду Три. Хозяева приглашали на конец недели тех гостей, которые были нужны премьер-министру. В Дитчли он чувствовал себя как дома.

Черчилль очень любил кино. Обычно во время пребывания 1вДитчотли"пЧ1йрсё~ёму показывали кинокартину по его выбору. Говорят, что в то время одним из самых любимых его фильмов была «Леди Гамильтон». Он шесть раз смотрел эту картину во время войны, а поставившего ее режиссера Александра Корда возвел в рыцарское достоинство.

В субботу, 11 мая 1941 г., Черчилль проводил конец недели в Дитчли и смотрел комический фильм с участием братьев Маркс. Во время сеанса к нему подошел секретарь и сообщил, что его вызывает к телефону герцог Гамильтон из Шотландии. Черчилль не любил, чтобы его беспокоили в подобных случаях, и, хотя Гамильтон был его другом, попросил одного из сидевших рядом с ним министров подойти к телефону и узнать, что тому нужно. Как оказалось, Гамильтон хотел сообщить Черчиллю, что в Шотландию прибыл Рудольф Гесс.

Гесс выбросился с парашютом из самолета, который он сам пилотировал, и, будучи задержан английскими властями, заявил, что ему необходимо встретиться с Гамильтоном вблизи поместья, возле которого он приземлился. Начались покрытые и до сегодняшнего дня глубокой тайной переговоры представителей английского правительства с Гессом. Сейчас уже бесспорно известно, что Гесс предложил английским государственным деятелям заключить мир между Германией и Англией и предпринять совместную войну против СССР.

Гесс и те, кто его посылал, рассчитывали, что влияние бывших мюнхенцев в политической и экономической жизни Англии должно быть сильным и что они добьются тем или иным способом заключения мира с Германией. Однако германские руководители переоценили степень влияния хенцев и недооценили решимость английского народа, «ft /желавшего мира с фашизмом, равно как и основывавшуюся на этом прочность позиции Черчилля.

Из того, что говорил Гесс, английские деятели поняли, ■ им по существу предлагается мир на условиях подчинения Германии. Нетрудно было догадаться, что в случае победы Германии над СССР степень такого подчинения невероятно возрастет. Это делало привезенное Гессом предложение неприемлемым для английских правящих цругов.

" Для Черчилля же оно было вдвойне неприемлемым. Fecc потребовал отстранения Черчилля от власти и создания нового правительства, состоящего из профашистски настроенных деятелей. Неизвестно, как сам Черчилль комментировал сделанные Гессом предложения. В своих ме-4цу«рах Черчилль не говорит об этом ни слова. Однако |Квкно с уверенностью предположить, что он понял всю М|ЙЙ*<вность этих предложений для Англии и для себя лично выступил за их отклонение.

Предложения Гесса приняты не были. В то же время яийское правительство хранило загадочное молчание с тем, чтобы руководители Германии не могли по-«ь его истинного отношения к миссии Гесса. В чем !И причины этого странного поведения? Почему англий-правительство молчало, хотя в Англии и в некоторых гих государствах выражалось беспокойство по поводу сии Гесса и существовали опасения* что в переговорах |Мм Лондон вырабатывает условия сделки с гитлеровской Серманией? Распространение подобных опасений в миро-Юм и английском общественном мнении было, безусловно, желательным для английского правительства, так как [}ало тень на его решимость продолжать войну. И тем риенее, как известно, оно ничего не сделало, чтобы рас-ГЬ эти опасения, fe Учитывая факты, относящиеся к этому делу, и сущест авшую в то время расстановку сил в мире, а также йгересованность английского правительства в войне 3*у Германией и СССР, нельзя не прийти к выводу, что яние английского правительства выглядело весьма юречйво. Оно должно было подтолкнуть Гитлера к К, что, если он нападет на Советский Союз, ему не йется вести войну на два фронта. Английский журнал ■бор мансли» писал в 1941 г.: «Почему Черчилль райские власти умышленно решили сохранить таин-молчание относительно Гесса, когда в действительности его предложения были отвергнуты, остается официально неразъясненным. Не было ли это молчание с заключавшимся в нем намеком на возможность некоторого соучастия ловушкой, которая должна была подтолкнуть Гитлера на его отчаянное предприятие, дав ему надежду на некую возможную в будущем поддержку, с тем только, чтобы нанести ему самый решительный контрудар, как только он осуществит свое предприятие (т. е. нападет на СССР.— В. Т.). Не придумал ли какой-то яркий ум в английской дипломатии этот план использовать Гесса в виде бумеранга и поймать Гитлера на его собственную антисоветскую приманку, которой в прошлом он так часто дурачил английские правящие классы?»

Гитлер не отменил и не задержал намеченного нападения на Советский Союз. Если учесть, что он и все военные руководители Германии безоговорочно придерживались принципа не идти на войну, которую пришлось бы вести на два фронта, то нельзя не сделать вывод, что Гитлер проглотил брошенную ему приманку. Учитывая, что Черчилль осуществлял полное руководство английской внешней политикой, а также важность вопроса, следует предположить, что «ярким умом в английской дипломатии», бросившим Гитлеру "Эту примаИку, мог оыть не кто иной, как сам Черчилль.

Во второй половине 30-х годов Гитлер неоднократно дурачил английских государственных деятелей, и прежде всего Невиля Чемберлена. На этот раз, кажется, Гитлера очень ловко, а главное, с катастрофическими для него последствиями, провел Черчилль.

В середине июня 1941 г. Черчилль предполагал, что до нападения Германии на СССР остались считанные дни, а может быть, и часы. У него не было сомнений в том, что Англия должна опереться на поддержку со стороны Советского Союза, которую ей даст это нападение. Черчилль снесся с президентом Рузвельтом, и президент согласился с ним, что Советскому Союзу должна быть оказана помощь в войне с Германией, ибо этого требуют жизненные интересы и Англии и Соединенных Штатов.

20 июня 1941 г. Черчилль выехал й Чекере для воскресного отдыха. Чекере находится сравнительно недалеко от Лондона, и до него в течение часа можно добраться на машине. Черчилль обычно направлялся в Чекере в пятницу и прибывал на место около 4 часов дня. Как правило, вместе с ним в качестве гостей приезжали те или иные члены правительства, высокопоставленные американШн-г государственные деятели некоторых европейских * стран. В Чекерсе Черчилль пользовался услугами трех . секретарей. Кроме того, Черчилля сопровождал личный Помощник командор Томпсон, лакей, другой Томпсон — Телохранитель, которому помогал еще один детектив. Доставлялись в Чекере также два киномеханика, три шофера и дополнительный наряд лондонской полиции для усиления внешней охраны.

По прибытии в Чекере Черчилль прежде всего приникал ванну. Биографы рассказывают, что он очень любил купаться. Телохранитель Томпсон сообщает, что одтгЖди, йутешёствуя поездом по Египту (это было еще в начале 20-х годов), Черчилль приказал остановиться среди пустыни и добыть ему горячей воды для ванны из паровозного котла. Когда это было сделано, он на глазах многочис-* ленных изумленных арабов принял ванну, сказав: «Можно -додумать, что они никогда не видели голых». Выкупавшись, Черчилль надевал, по выражению инспектора , ..Хомпсона, «полукомический и, безусловно, практичный «оетюм сирены» — вариант комбинезона с многочислен-"*|уши застежками-молниями, специально придуманный :ф&£р*иллем для путешествий в в'ОённЫе годы. Он выхсГ-jHiM в этом костюме к обеду;' совершенно не принимая во - 'внимание, как одеты его гости. После обеда Черчилль удалялся на несколько минут в свою комнату и вскоре ,4ф»едставал перед гостями в ярком восточном халате, в ко--фвроад обычно смотрел фильмы. Таких халатов у него было ОДсколбко. После окончания сеанса Черчилль уходил к себе -«вверх, вызывал секретарей и занимался делами зачастую Ш.З или 4 часов утра. Характерно, что, несмотря на огром-загруженность, Черчилль в это время чувствовал JKaR никогда бодрым и здоровым, имел прекрасный |т, выглядел в свои 67 лет «молодым и подвижным», уик-энд накануне 22 июня 1941 г. гостями в Чекерсе Идеи, Стаффорд Криппс, лорд Бивербрук, лорд Крэн-н американский посол Уайнант. Он привез Черчиллю ение от Рузвельта, что президент поддержит «лю-Лзаявление, которое может сделать премьер-министр, етствуя Россию как союзника». Личный секретарь яля Колвилл, дежуривший в те дни в Чекерсе, рас-<цает, что в субботу, прогуливаясь с Черчиллем по ней площадке, он спросил его, не будет ли для него, него врага коммунистов, отступлением от принципов £ка. Советского Союза в войне против Германии, «дал знаменательный ответ: «Нисколько. У меня лишь одна цель — уничтожение Гитлера, и это сильно упрощает мою жизнь».

В воскресенье, 22 июня, Колвилл был разбужен в 4 часа утра телефонным звонком из Лондона. Из министерства иностранных дел сообщили, что Германия напала на СССР. Черчилль раз и навсегда строго приказал своему штату не будить его ранее 8 часов, что бы ни случилось. Приказ мог быть нарушен только в одном случае — если бы началось вторжение немцев в Англию. Поэтому Колвилл лишь в 8 часов утра сообщил Черчиллю о войне между Германией и СССР. Томпсон пишет об атмосфере, царившей в то время в Чекерсе: «Трудно понять... то чувство чрезвычайного облегчения, неожиданного освобождения от гнета», которое испытывали все, узнав о нападении Германии на СССР. «Значение этого было весьма радостным для всех нас». Эмрис Хьюз отмечает: «Решение Гитлера напасть на Россию было для Черчилля даром богов. Это было самое лучшее известие, которое Черчилль получил на протяжении долгого времени».

Черчилль распорядился, чтобы Би-Би-Си подготовилась к передаче его речи по радио в 9 часов вечера. В течение всего дня он занимался подготовкой этой речи, основные положения которой для него были уже давно ясны.

В выступлении по радио Черчилль заявил: «Я вижу русских солдат, стоящих на рубежах родной страны, охраняющих землю, которую их отцы населяли со времен незапамятных, я вижу нависшую над ними немецкую военную машину, тупую, вымуштрованную, послушную, жестокую армаду нацистской солдатни, надвигающуюся как стая саранчи. И за ними я вижу ту кучку негодяев, которые планируют и организуют весь этот водопад ужаса, низвергающегося на человечество. У нас, в Великобритании, только одна цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и малейшие следы нацистского режима... Мы поможем России и русскому народу всем, чем только сможем,— продолжал он,— Опасность для России — это опасность для нас и для Америки, и борьба каждого русского за свой дом и очаг — это борьба каждого свободного человека в любом уголке земного шара».

В этот момент Черчилль показал себя крупным государственным деятелем. Он понял, в чем состоят коренные жизненные интересы его страны, что в данных условиях наилучшим образом отвечает этим интересам, и совершил крутой поворот в английской политике и в своей собственЬввй деятельности. Никто другой в Англии не был таким | .последовательным и упорным врагом Советского Союза, ■к»к Уйнстон Черчилль, но он решился на этот поворот, -цютому что другого выхода из того положения, в котором • - "оказалась его страна весной 1941 г., не было.

Придя к власти в труднейший для Англии момент, Черчилль обнаружил большую решимость, равную реши-.мости английского народа, и не колеблясь выступил за продолжение войны; не займи Черчилль этой позиции, английские мюнхенцы могли бы попытаться тогда капитулировать перед фашистскими державами и присоеди-Мяться к ним в их политике международного разбоя. Придя к власти, правительство Черчилля приняло ре-»мтельные меры по перестройке экономики и веей жизни ..раны на военный лад в целях дальнейшего ведения ,|(&йны против фашистских держав. Черчилль раньше и й§1|нее других английских деятелей понял, что залог спа-гия Англии — в военном союзе с Советским Союзом» .США, и в июне 1941 г. пошел на объединение военных [ий с СССР. Правительство Черчилля считало необхо-1ым сохранение союзнических отношений с Советским 1Юзом для обеспечения победы над фашистской Герма-и это нашло свое выражение в подписанном 26 мая г. англо-советском союзном договоре. Однако для того чтобы до конца понять занятую Чер-1ем 22 июня 1941 г. позицию в отношении Советского Нюза, нужно иметь в виду не только приведенные выше ia из его речи по радио. Черчилль одновременно заявил следующее: «Нацистскому режиму присущи худшие коммунизма... За последние 25 лет никто не был I" • более последовательным противником коммунизма, чем я. Лй'в' яе возьму обратно ни одного слова, которое я сказал

'9*0 заявление имеет большое принципиальное значе-fc Черчилль не только публично, на весь мир провоз-вил, что по-прежнему остается последовательным вра-существующего в СССР общественного строя. Он Эмулировал своеобразную программу своей деятельно-%• рамках намечавшегося союза с СССР. Тем самым успокоил реакционные элементы в Англии и США |&Я6т характера его политики в отношении Советского Разумеется, эта позиция английского премьер--iCTpa не могла не осложнить установление союзных вний с СССР. Противоречие между готовностью йля вступить в союз с СССР и намерением и впредь занимать враждебную позицию в отношении существующего в Советском Союзе общественного строя дало себя знать в полной мере в антигитлеровской коалиции, в которой руководимое Черчиллем английское правительство сыграло важную роль.

Вступление Советского Союза в войну сулило Англии значительное ослабление германской военной машины на полях России. Но на окончательную победу СССР над Германией английские государственные деятели не рассчитывали и потому выжидали с оказанием ему практической помощи. 12 июля было подписано соглашение о совместных действиях правительства СССР и правительства Англии в войне против Германии, по которому обе стороны обязались оказывать друг другу помощь и поддержку всякого рода в этой войне, а также не вести переговоров и не заключать сепаратного перемирия или мира с Германией. Постепенно англо-советские союзные отно-•шения налаживались.

Далеко не всегда Черчилль содействовал этому. Например, в ходе обсуждения вопроса о заключении соглашения от 12 июля Черчилль выдвигал предложение, на случай если Советский Союз все же устоит, включить в соглашение параграф, который предусматривал бы пересмотр его границ на мирной конференции после войны. Черчилль имел в виду отторжения от СССР тех территорий, которые вошли в его состав в 1939—1940 гг. Английский военный кабинет в то время не поддерживал этой идеи, но выдвижение ее Черчиллем было весьма многозначительным.

Вступление Советского Союза в войну радикальным образом изменило мировую обстановку. В августе 1941 г. Черчилль встретился с Рузвельтом, чтобы наметить совместную линию поведения в новых условиях. Открылось первое за войну совещание президента США и премьер-министра Англии. По подсчетам Черчилля, за военные годы он провел вместе с Рузвельтом на различного рода встречах 120 дней — факт уникальный в современной истории. ~~

На совещании было решено оказать помощь СССР поставками вооружения и стратегического сырья. Однако это решение было принято лишь в принципе, и его реализация зависела от дальнейшего хода борьбы на советско-германском фронте.

Черчилль и Рузвельт сформулировали Атлантическую хартию и заявили в ней, что Англия и США стремятся -- « справедливому и демократическому миру, который доложен последовать за победой над Германией и ее союзниками. Как выяснилось впоследствии, это не было выражением истинных намерений обоих правительств, а лишь пропагандистским обращением к народам с целью получить их поддержку в ведении войны. Оба государственных деятеля обсуждали в общих чертах вопрос о том, каким бы им хотелось видеть мир после войны. Они пришли к единодушному мнению, что по окончании войны все государства должны быть разоружены, а Англия и США должны сохранить свои вооружения и продиктовать после-венное мирное урегулирование для «всех народов во всех землях».

Шла речь о том, что и Советский Союз должен быть разоружен и, следовательно, его судьба будет зависеть от Англии и Соединенных Штатов. Таким образом, намеча-V лась линия борьбы за установление англо-американского ■ господства в послевоенном мире. Руководители Англии к,США вырабатывали эти планы, когда СССР уже нес овную тяжесть войны против Германии на своих пле-вх, а Америка еще не участвовала в войне.

Во время встречи премьер-министра Англии и прези-вита США вскрылись острые политические и экономи-противоречия между двумя странами. Черчилль аительно выступил против американских попыток на-тления на экономические и колониальные позиции йшглийского империализма, vifri • Однако на конференции во многом возобладала точка яреввя США, что отражало соотношение сил в англо- вмер и к а н с ко м блоке. В этом плане оба политических

деятеля очень ревниво относились друг к другу. ~Поскольку Черчилль все еще не верил в способ-' у«оеть Советского Союза выстоять в вооруженной борьбе Германией, для него особенно важно было добиться 1||||Е0рейшего вступления Америки в войну. На Дальнем Вос-усилилась напряженность в американо-японских от-аениях. Японская военщина использовала европейскую 1ну для развертывания агрессии в Азии и на Тихом ване, что было чревато войной между Японией и США. 1рчилль понимал, что столкновение интересов обеих Жав может привести к вооруженному конфликту между В силу союза, существовавшего между Японией рманией, этот конфликт автоматически привел бы к пению войны между Германией и США. Поэтому »лль делал все, что мог, чтобы побудить американское правительство «проявить твердость» в отношениях с Японией.

Но и без его усилий дело явно шло к войне на Дальнем Востоке, которая и началась нападением Японии на американский военный флот в Пирл-Харборе 7 декабря 1941 г. Одновременно Япония напала на Англию в Малайе. Английский парламент 8 декабря единодушно проголосовал за объявление войны Японии. Война между Японией и США повлекла за собой объявление 11 декабря 1941 г. Германией и Италией войны Соединенным Штатам. Как заметил американский сенатор Джеральд Най, «это как раз то, что англичане планировали для нас». Черчилль торжествовал: теперь было ясно, что, получив в"качестве союзников СССР и США, Англия выживет, что отныне она имеет реальные шансы на победу в войне.

Традиционная политика английских правящих кругов состояла в том, чтобы вести войну по возможности чужими руками. На протяжении веков Англия вела колониальные войны, используя формируемые из местного населения в колониальных странах армии для завоевания новых колоний и порабощения новых народов. В Европе Англия, используя свою финансовую и экономическую мощь, создавала против своих врагов коалиции европейских держав, которые должны были поставлять пехоту, выносившую основную тяжесть борьбы. Сравнительно большие потери, которые Англия понесла в первую мировую войну, усилили решимость Черчилля и других английских деятелей переложить основную тяжесть войны против держав «оси» на плечи союзников Англии. Имелось в виду, что активную роль в войне Англия сыграет своими военно-воздушными силами и флотом.

Получив мощных союзников, правительство Черчилля взяло курс на преимущественное использование английских вооруженных сил в районе Ближнего Востока и Средиземного моря. Там оно вело колониальную войну за свои империалистические интересы. В то же время задача разгрома основных сил Германии, находившихся на Европейском материке, возлагалась целиком на Советский Союз.

По замыслу Черчилля Англия должна была воздерживаться от схватки с основными вооруженными силами Германии в Западной Европе и вести борьбу на периферии, ослабляя противника локальными ударами и подрывая его мощь морской блокадой и авиационными бомбардировками промышленных и населенных центров.

Уже в первые недели войны Советское правительство вынуждено было поставить вопрос о том, чтобы Лондон выполнил свои союзнические обязательства и оказал ему помощь, обещанную в выступлении Черчилля от 22 июня 1941 г. и затем в соглашении от 12 июля. Помощь могла быть оказана прежде всего участием английских вооруженных сил в борьбе против Германии на Европейском материке. Все говорило за то, что Англия и Соединенные Штаты должны открыть на западе второй фронт против Германии, которого так боялись нацистские руководители и который мог бы намного сократить сроки и жертвы войны.

Советское правительство неоднократно ставило вопрос об открытии второго фронта в Европе — вначале в 1941 г., а затем в 1942 г. Черчилль упорно отказывался удовлетворить это справедливое требование. Несколько иначе смотрели на проблему второго фронта американские руководители. В силу ряда причин они высказывались за то, чтобы второй фронт был открыт в 1942 г. В апреле 1942 г. личный представитель президента США Гарри Гопкинс и начальник штаба армии США генерал Маршалл прибыли в Лондон и обсуждали с Черчиллем и другими английскими лидерами проблему высадки в Западной Европе. Была достигнута договоренность, что в 1942 г. будет осуществлена высадка на материке небольших англо-американских сил, а в 1943 г. последует вторжение мощных сил.

Решение было принято вопреки желанию Черчилля, и вскоре он и другие английские руководители по существу от него отказались. Американцы считали, что англичане их провели.

Черчилль сознательно ввел в заблуждение американских представителей. Генерал Исмей пишет: «Американцы сочли, что мы поступили в отношении их вероломно». В вопросе о втором фронте Черчиллем было допущено много вероломства, причем в отношении Советского правительства значительно больше, чем в отношении американского.

Его личный врач лорд Моран, начиная с мая 1940 г. в течение 25 лет близко находившийся к Черчиллю, писал впоследствии, что Черчилль «использовал все свое искусство, все красноречие, весь свой огромный опыт, чтобы оттянуть этот несчастный день», т. е. открытие второго Фронта. Секретарь военного кабинета говорил Морану: задержка открытия второго фронта «была самым большим Достижением Черчилля после того, что он сделал в 1940 году». Несомненно, секретарь отражал мнение своего шефа. Моран замечает, что сам Черчилль «никогда не ставил себе в заслугу задержку вторжения во Францию». И здесь же добавляет: «Не было ли это молчание Черчилля страховкой на тот случай, чтобы потомки не сочли его ответственным за затягивание войны?»...


Трухановский В. Уинстон Черчилль. М.: Международные отношения. 1982.
Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
1+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com