Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

«СЕКРЕТНАЯ АРМИЯ» УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ

Виски лилось рекой. В доме Уинстона Черчилля, праздновавшего свой 80-летний юбилей (шел ноябрь 1954 года.— Ред.), гости произносили громкие тосты. И надо же так случиться: Черчилль, премьер-министр Великобритании, выболтал государственную тайну.

Сначала разговор был довольно абстрактный. В международной политике, поучал хозяин дома, случается, что время и обстоятельства изменяют сложившиеся союзы, и то, что десять лет назад казалось немыслимым, сегодня становится реальностью.

И Черчилль привел конкретный пример: он лично еще весной 1945 года понял, что только с помощью ремилитаризованной Германии можно приостановить «советскую экспансию» в Европе, но его тогда не послушались.

В то время, продолжал Черчилль, существовала опасность, что победоносная Красная Армия, преследуя последние остатки вермахта Адольфа Гитлера, оккупирует всю Центральную и Северную Европу. Надо было воспрепятствовать этому любой ценой, поэтому фельдмаршал Монтгомери, командующий английскими войсками в поверженной Германии, получил от него указание принять контрмеры.

«Еще до окончания войны, когда немцы сотнями тысяч сдавались в плен, я послал Монтгомери телеграмму с приказом тщательно собирать германское оружие и боевую технику и складировать ее, чтобы легко можно было бы снова раздать это вооружение германским частям, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжалось».

Откровения Черчилля вызвали шок у слушателей, у всей нации. С помощью немецких солдат вести войну против СССР, своего союзника во второй мировой войне,— это было уж слишком даже для англичан в период «холодной войны». Последовала бурная реакция в прессе, на радио и в парламенте.

Всеобщее негодование было столь велико, что Черчилль попытался осторожно смягчить эффект от своих откровений. Он сделал вид, что удивлен подобной реакцией общественности, и заявил, что его телеграмма Монтгомери и аналогичная телеграмма главнокомандующему союзными экспедиционными силами в Европе Эйзенхауэру давно опубликованы: одна в шестом томе его книги «Вторая мировая война», а другая — в мемуарах Эйзенхауэра.

СЕПАРАТНЫЕ СДЕЛКИ С НАЦИСТАМИ
Проверка показала, что эти утверждения не соответствуют действительности. Ничего не дали и поиски в британских государственных архивах. Тогда Черчилль за-

HB"iu ЧТ° °Н' веР°ятн0> ошибся.

Может быть, все это было плодом воображения восьмидесятилетнего старика и во всем виновато выпитое виски?

Отнюдь нет. Монтгомери прекрасно помнил: «Я получил такую телеграмму». Нашелся и ещё один свидетель — бывший капитан секретной службы, который расшифровывал идентичную телеграмму Черчилля командующему английскими войсками в Италии фельдмаршалу Алексан-деру-

Один американский историк недавно внес ясность-в путаницу, намеренно созданную Черчиллем. Артур Смит, профессор Калифорнийского университета, эксперт по проблемам разоружения и знаток новейшей немецкой истории, в течение многих лет изучал материалы государственных архивов, досье секретных служб и документов частных архивов, чтобы узнать, какую тайную политику проводил Черчилль в 1945 году.

Правда, ему не удалось разыскать телеграмму Черчилля, зато он обнаружил каблограмму с аналогичным содержанием, направленную премьером английским военачальникам. Но гораздо более важной оказалась другая находка американца. Смит сделал открытие, мимо которого прошли его коллеги-историки: на территории Германии под английским командованием существовала тайная немецкая армия. «Немецкая армия Черчилля» — так называется книга, в которой Смит изложил сенсационные результаты своих исследований.

Смит доказывает, что в английской зоне оккупации бывший вермахт Гитлера продолжал существовать в течение многих месяцев после окончания войны, вплоть до 1946 года: три миллиона немецких солдат, частично оснащенных легким оружием, под командованием прежних генералов. Английские инспектора контролировали эти части и держали их наготове для военного похода против своего бывшего советского союзника. Историк Смит считает это доказательством того, что Черчилль был полон решимости обеспечить себе поддержку немцев «независимо от того, нацисты они или нет», в борьбе против Советского Союза.

Правда, этот план можно было осуществить лишь в том случае, если наступающим с запада и юга англо-американским войскам удалось бы заключить сепаратное перемирие с противником прежде, чем Красная Армия добьется своих оперативных целей в Германии. Но межсоюзнические соглашения запрещали подобные перемирия.

Однако Черчилль рассчитывал на то, что хаос и сумятица последних месяцев войны позволят ему скинуть с себя смирительную рубашку обязательств, вытекающих из межсоюзнических соглашений по Германии. Чем ближе стацовился конец войны, тем активнее стремились военные взять решение вопроса о частичной капитуляции в свои руки.

К числу таких военных относились и оба английских военачальника — Александер и Монтгомери, которые полностью разделяли антисоветские настроения Черчилля. Они занимали ключевые посты в командовании экспедиционными силами западных союзников: Александер командовал 15-й группой армий, действовавшей на территории Италии, а Монтгомери — 21-й группой армий, оперировавшей на западе и севере Германии.

Александер предложил проект сепаратного перемирия, который предусматривал капитуляцию миллиона немецких солдат в Италии. В феврале 1945 года гитлеровский генерал Карл Вольф через секретные службы в Швейцарии передал Александеру известие о том, что командование вермахта в Италии заинтересовано в прекращении боевых действий.

Это предложение было так заманчиво, что даже американцы забыли о своих добрых намерениях, высказанных в Касабланке, и согласились на встречу представителей англо-американского командования с гитлеровским генералом Вольфом в Берне. Советский Союз оказался отстраненным от переговоров.

Сталин возмутился и в письме Рузвельту обвинил его в том, что в ответ на капитуляцию немцев англо'-американ-цы обещали облегчить им условия перемирия. Он подчеркивал, что «инициатива во всей этой истории с переговорами в Берне принадлежит англичанам».

НЕ ГНУШАЯСЬ ПРИЕМОВ ГЕББЕЛЬСА
Успех сепаратных переговоров побудил Черчилля провести аналогичную операцию в зоне действия войск Монтгомери. Момент был благоприятным: немецкие части бежали от наступающих советских армий и искали спасения под защитой танковых и пехотных соединений Монтгомери.

Специалисты западных армий по ведению психологической войны, пытаясь склонить к капитуляции еще сражавшиеся немецкие войска, не гнушались заимствований из геббельсовской пропаганды. Геббельс призывал немцев держаться до последнего, поскольку близок час, когда англичане и американцы заключат союз с немцами и вместе с ними будут сражаться с «большевистскими ордами».

Американский генерал Маршалл вспоминал, что в ходе боев, которые вели его войска в районе Магдебурга, он впервые узнал от пленных, что призывы Геббельса действуют на немецких солдат как допинг. «Это был неплохой шанс для нас,— признавал Маршалл.— Поэтому мы через громкоговорители заверили их, что все это чистая правда». Сопротивление сразу было сломлено.

Аналогичным образом действовали и пропагандисты английской армии на фронтах в северной Германии. Монтгомери, который до конца апреля вел наступление довольно вяло, получил от Черчилля указание как можно быстрее продвигаться вперед, чтобы овладеть Данией и Шлезвиг-Гольштейном раньше, чем гуда войдут русские армии.

Этот английский военачальник уже перестал считать немцев противником. Для него, писал Монтгомери позднее, «приближающиеся русские были опаснее, чем разбитые немецкие армии».

Эта позиция пришлась по душе и гросс-адмиралу Дёницу, который после смерти Гитлера на закате «коричневой эры» пытался продлить агонию поверженного нацистского рейха (1 мая 1945 года Дёниц возглавил так называемое германское правительство во Фленсбурге.— Ред.).

3 мая он послал своего уполномоченного генерал-адмирала фон Фридебурга в ставку Монтгомери с предложением о капитуляции вермахта в северо-западной Германии. Монтгомери согласился вопреки приказу главнокомандующего союзными экспедиционными силами Эйзенхауэра, запрещавшему принимать частичную капитуляцию.

Проявив самоуправство, Монтгомери решил судьбу немцев в своей зоне, потребовав капитуляции всех немецких вооруженных сил в Голландии, Шлезвиг-Гольштейне, Дании, на Фризских островах и Гельголанде.

Ему очень нужна была эта капитуляция, ибо она открывала его армии путь на Север. Как раз 3 мая Черчилль получил тревожные известия из Швеции, согласно которым советские войска дошли до Варнемюнде и собираются вступить в Данию. Охваченный паникой, Черчилль настоятельно потребовал от своего военачальника предпринять молниеносное наступление и опередить русских.

«ОСОБЫЙ СТАТУС» ДЛЯ 3 миллионов ГИТЛЕРОВСКИХ СОЛДАТ
4 мая 1945 года Дёниц приказал немецким соединениям на северо-западе Германии сложить оружие.

Дания, Шлезвиг-Гольштейн и часть Мекленбурга были оккупированы англичанами. В Норвегии, где по приказу Дёница до последнего дня войны поддерживалась боеспособность оккупационной немецкой армии под командованием генерала Беме, насчитывающей 340 тысяч человек, солдатам и офицерам вермахта пришлось сдать оружие, но они не считались военнопленными. Английские военные юристы придумали для них особый статус: «разоруженный военный персонал». В международном праве, поясняли они, разоруженный военный персонал — это «совершенно особая категория лиц», которая представляет собой армию, сохранившую свою прежнюю структуру и после капитуляции, но подчиняющуюся новому политическому руководству, то есть союзникам. Разоруженные немецкие солдаты — это «не военнопленные и не перемещенные лица, а нечто среднее».

Вероятно, этой «терминологией» англичане хотели завуалировать тот факт, что они отнюдь не были заинтересованы в ликвидации гитлеровского вермахта. Генерал Беме по-прежнему командовал своей армией, офицеры и солдаты, как и раньше, во времена «Великой Германии», продолжали нести свою службу. Разница состояла лишь в том, что авторитет Гитлера уступил место авторитету Уинстона Черчилля.

Особый статус для капитулировавшей германской армии в Норвегии не был исключением. Повсюду — в Дании, Голландии, северной Германии и Италии — британские военные власти стремились сохранить среди разоруженных немецких солдат порядки и дисциплину, существовавшие в вермахте.

Казалось, ничто не изменилось: гитлеровские офицеры и солдаты продолжали щеголять своими военными наградами, англичане не препятствовали немецким командирам наказывать солдат за любое нарушение дисциплины так же строго, как это делалось в «третьем рейхе».

Военнопленным даже оставили часть легкого оружия;

были вооружены, в частности, те 20 тысяч солдат, которые

по приказу англичан охраняли военные склады английской армии.

Командование разоруженными немецкими армиями и дивизиями, насчитывавшими три миллиона человек, англичане передали трем немецким генералам: Линдеману (в Дании), Блюментриту (в северо-западной Германии) и Бласковицу (в Голландии и к западу от реки Везер).

Немцы продолжали служить как ни в чем не бывало и чувствовали себя при этом так вольно, что побывавшему в конце мая 1945 года в Шлезвиг-Гольштейне американское му журналисту Хиллу стало не по себе от «неприятного ощущения, что война продолжается, а я нахожусь где-тр в тылу немецкого фронта».

В Советском Союзе разгадали намерения Черчилля. Сталин говорил: «В то время как мы всех солдат и офицеров немецкой армии разоружили и направили в лагеря для военнопленных, англичане сохраняют немецкие войска в полной боевой готовности и устанавливают с ними сотрудничество» .

Английские офицеры всячески раздували антисоветские настроения среди немецких военнопленных. Они проводили беседы о «большевистской опасности», причем в качестве лекторов использовали даже функционеров нацистской партии, вроде бывшего гауляйтера Гамбурга Карла Кауфмана.

«Многие немецкие солдаты,— пишет Смит,— открыто заявляли о своей готовности еще раз взяться за оружие, чтобы драться с русскими».

Но Вашингтон и Москва не желали больше терпеть заигрывания Черчилля- с немцами. Сталин потребовал от союзников немедленного ареста всех членов правительства Дёница, а также немецких генералов и офицеров. Отрешился от своей пассивности и Эйзенхауэр.

ПРОВАЛ ПРЕДАТЕЛЬСКОГО ЗАМЫСЛА
Черчилль несколько дней противился требованию Вашингтона и Москвы о ликвидации правительства Дёница, но затем вынужден был уступить американскому давлению. 23 мая английская военная полиция арестовала Дёница и весь его административный аппарат, в общей сложности 300 человек.

Но немецких солдат и офицеров Черчилль по-прежнему не трогал. Более того, он приказал начальнику своего генерального штаба Алану Бруку изучить возможности открытия военных действий против России, если в ходе дальнейших переговоров с ней возникнут осложнения.
Новые протесты из Москвы и Вашингтона заставили Черчилля в конце концов изменить тактику. Он выпустил основную массу немецких военнопленных на свободу (до сентября предполагалось выпустить миллион человек), оставив под рукой около 500 тысяч немецких солдат. Их воинские части были переформированы и получили новых командиров.

Но русские не отступали. Когда в июле Черчилль встретился в Потсдаме с Трумэном, преемником Рузвельта, и Сталиным (речь идет о Потсдамской конференции, проходившей с 17 июля по 2 августа 1945 года,— Ред.), представители Москвы выдвинули новые обвинения. Сталин поинтересовался, почему Черчилль держит в Норвегии «вооруженную» немецкую армию.

Премьер сделал вид, что понятия не имеет, о чем идет речь. Он утверждал, что впервые слышит о существовании такой армии. «Но я йогу заверить вас, что мы намерены разоружить эти войска»,— заявил Черчилль. Сидевшие за столом переговоров делегаты рассмеялись.

Но прежде чем Черчилль смог принять какое-то решение, английские избиратели проголосовали против организатора тайной немецкой армии (делегацию Великобритании на Потсдамской конференции Черчилль возглавлял с 17 по 25 июля. После подведения итогов парламентских выборов в Англии, в результате которых Черчилль потерпел поражение, в Потсдам 28 июля прибыл новый премьер-министр Великобритании К. Эттли, проводивший на конференции ту же политическую линию, что и У. Черчилль,—Ред.). Лейбористский премьер Эттли не горел желанием продолжать осуществление авантюристического плана своего предшественника, но некоторые английские военачальники по-прежнему настаивали на осуществлении проекта Черчилля.

В течение нескольких месяцев в союзническом Контрольном совете американцы, русские и англичане упорно отстаивали свои позиции по вопросу о роспуске подразделений германских военнопленных. Еще и в ноябре 1945 года, как установили разведчики Жукова, в британской зоне оккупации существовали 5 немецких военных корпусных округов, 25 окружных и местных военных комендатур, воздушный округ со штабом, подобным штабу воздушной армии военного времени, и ряд тыловых подразделений вермахта. (Эти и ряд других данных, подтверждающих, что англичане, вопреки решениям Потсдамской конференции и Декларации о поражении Германии, продолжали сохранять в своей зоне немецко-фашистские войска, приведены в меморандуме советского командования, врученном Контрольному совету.— Ред.) Все это отнюдь не было продуктом фантазии русских, отмечает Смит.

Лишь в январе 1946 года вермахт Адольфа Гитлера окончательно перестал существовать. «Тайная армия» Черчилля была расформирована.


Смит А. «Секретная армия» Уинстона Черчилля // За рубежом. 1978. № 49.
Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com