Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Неоконсервативная революция.

Структурный кризис 1970-х г. при­вел к дискредитации идеи «государства благосостояния» и выявил целый ряд серьезных просчетов кейнсианской теории. Переоценка возможностей дефицитного финансирования привела к настоящему обвалу финансовой системы в ведущих странах Запада. Кейнсианская теория не предусматри­вала возможность инфляционного роста цен, не прекращающегося даже в периоды неполной занятости и падения уровня производства. Не давала она ответ и на ключевой вопрос: как достичь экономического роста без допол­нительных капитальных затрат, без наращивания ресурсной базы производ­ства. Не менее серьезным недостатком кейнсианства было тривиальное представление о социальных факторах, оказывающих влияние на рыночный процесс. Конечно, макроэкономическая схема взаимодействия «совокупно­го предложения» и «совокупного спроса» не исключала значимость челове­ческого фактора. Но речь шла лишь о потребительском поведении. Творчес­кий потенциал личности, стремление к независимости, к свободному само­определению, равно как и приверженность культурным традициям, нрав­ственным устоям, политическим идеалам в этой схеме практически не учитывались. Таким образом, кейнсианство являлось не только экономичес­кой теорией, но и вполне определенной социальной философией, присущей «обществу потребления». И в этом качестве кейнсианство оказалось наибо­лее уязвимым.

Во второй половине 1970-х гг. на лидирующие позиции в мировой экономической науке стало выдвигаться неоконсервативное направление. Концептуальную основу неоконсервативной политэкономии составили мо­нетаризм и теория предложения (supply-side economics).

Теория предложения представляла собой не четко очерченную экономи­ческую концепцию, а скорее комплекс практических рекомендаций, в первую очередь - по проблемам долгосрочного развития. Среди ее представителей было достаточно много сторонников синтеза идей различных экономических школ и направлений. Основы теории предложения разработали американс­кие экономисты А. Лаффер, Р. Риган. М. Фелдстайн. Они отвергали любые доводы о возможной эффективности государственного регулирова­ния, хотя рассматривали его как неизбежное зло. деформирующее есте­ственные механизмы рыночной экономики. Поэтому основной задачей в условиях провала кейнсианской стратегии считалось не тотальное «разго­сударствление», изменение объекта регулирования - перенос акцентов со стимулирования спроса на долгосрочное регулирование факторов совокуп­ного предложения (т.е. факторов производства). В качестве наиболее дей­ственных методов назывались отказ от прогрессивного налогообложения, снижение налоговых ставок на доходы, капитал, дивиденды и заработную плату, ликвидация бюджетного дефицита (при принципиальном отделении бюджетной политики от денежной), сокращение социальных программ как сдерживающих трудовую активность населения, широкая приватизация государственного сектора.

Ведущими представителями монетаристской теории являлись М. Фрид- мен, К. Бруннер, А. Мелцер, Д. Лэйдлер, М. Паркин. В отличие от теории предложения монетаризм основывался на комплексном макроэкономичес­ком анализе, претендовал на роль оригинальной экономической парадигмы. Фридмен предложил рассматривать экономическое пространство как пере­сечение двух относительно автономных секторов - «реальной экономики» и денежной сферы. В «реальной экономике», т.е. сфере воспроизводства, государство не может брать на себя роль основного регулирующего начала. В ней главенствуют такие естественные рыночные факторы, как динамика нормы прибыли, занятость, спрос, предложение. Но нормальное функцио­нирование «реального сектора» зависит от постоянства, предсказуемости, преемственности процессов, происходящих в денежной сфере. Стабилиза­ция финансовой системы должна быть основной целью государственной экономической политики.

Ключевым инструментом финансовой политики монетаристы счита­ли регулирование объема денежной массы. Изменение его прямо пропор­ционально влияет на совокупный спрос и тем самым стимулирует произ­водителей. Но избыток денежной массы порождает инфляцию. Разделяя два основных вида инфляции - «ожидаемую» и «непредвидимую», моне­таристы считали ожидаемую инфляцию естественным свойством совре­менной экономики. Природа ее заключается в стремлении субъектов рыночных отношений оптимизировать свое положение на рынке, исполь­зовать условия свободной конкуренции для повышения эффективности производства. Задача государства в этой ситуации - создать условия для максимальной рационализации инфляционных процессов и воспрепят­ствовать развитию «непредвиденной» инфляции (деформированного рос­та цен, не связанного с рыночным поведением). Основным источником «непредвиденной» инфляции считалась деятельность профсоюзов, на­правленная на опережающий рост доходов трудящихся, а также «мягкая» кредитно-денежная политика государства.

Монетаристы не отвергали возможность использования финансово- кредитной политики для поощрения или сокращения спроса и предложе­ния. Но считалось, что это средство может быть использовано только в краткосрочной перспективе. Любое структурное вмешательство государ­ства, в том числе перераспределение национального дохода через бюджет­ные программы, подавление инфляции административными методами, на­вязывание искусственных условий найма рабочей силы, создание крупного государственного сектора производства, может вызвать необратимые разру­шительные изменения в рыночной инфраструктуре.

Выступая против кейисианских методов структурной политики, монета­ристы особое внимание уделяли проблеме занятости. Они выделяли несколь­ко форм безработицы, имеющих разную природу и значение. Так называемая «равновесная безработица» рассматривалась в качестве постоянного явления, отражающего динамику взаимодействия предложения рабочей силы и спроса на нее. С учетом таких дополнительных факторов, как миг рации рабочей силы, низкая информационная обеспеченность рынка труда, его инерцион­ность по отношению к совершенствованию технологической базы, образуется «естественная безработица». Норма «естественной безработицы» - это один из факторов, отражающих реальное состояние экономики. При глубоких структурных и технологических изменениях в экономике, разнообразных общественных кризисах и природных катаклизмах может возникнуть «вынуж­денная безработица», связанная с массированным перемещением рабочей силы и перепадах в спросе на нее. И, наконец, четвертая, и самая опасная форма безработицы - «кейнсианская», возникает, по мнению монетаристов, в результате систематического государственного вмешательства на рынке труда. Государственный патернализм, искусственное снижение нормы «естествен­ной безработицы» (за счет бюджетных расходов, занижения процентных ставок кредитов и т.д.) порождает социальную пассивность и иждивенчество. Поэтому задачами государства на рынке труда является не обеспечение полной занятости, а профилактика «вынужденной безработицы» с помощью развития системы профессионального обучения, повышения информацион­ной эффективности рынка труда и т.д.

Модель макроэкономической политики, предложенная монетариста­ми, получила широкое распространение в 1980-х гг. По примеру политики администрации президента Р. Рейгана в США и кабинета М. Тэтчер в Великобритании эти реформы, крайне идеологизированные, связанные с показным отказом от традиций «государства благосостояния», получили название «неоконсервативной революции». Схожие с «рейганомикой» и «тэтчеризмом» преобразования осуществляли также западногерманские хри­стианские демократы, итальянские и испанские социалисты, французские неоголлисты. В этих случаях идеологическое обоснование реформ было не таким конфронтационным, а их динамика - не столь стремительна. Но, в целом, использовался достаточно универсальный набор методов экономи­ческого регулирования.

Ратуя за сокращение государственного вмешательства в экономику, неоконсерваторы не отказывались от него полностью. Вместо широкомас­штабного стимулирования совокупного спроса ставка была сделана- на комплексное развитие факторов предложения. Причем речь шла не о прямом стимулировании производства со стороны государства, а лишь об обеспечении условий для его естественного устойчивого развития. Основ­ные мероприятия касались структурно-отраслевой политики и «финансо­вого оздоровления».

Структурная политика неоконсерваторов не решала задачу формиро­вания определенного отраслевого баланса. Ее главной целью являлась целевая поддержка тех форм бизнеса и видов производства, которые явля­лись принципиально важными для национального экономического разви­тия, но предполагали высокую степень предпринимательского риска. К этой категории были отнесены наукоемкие производства и малый бизнес.

Поддержка НИОКР не была новым направлением государственного регулирования. Но особенностью развития этой сферы в 1980-х гг. стало резкое увеличение прямого государственного финансирования. Если в пери­од НТР значительную активность в области НИОКР проявлял и частный капитал, то с 1970-х гг. доля негосударственных инвестиций здесь суще­ственно сократилась. В 1979-1992 гг. в ведущих странах Запада государство обеспечивало уже до половины всех расходов на НИОКР, а их суммарные величины увеличивались колоссальными темпами (в США - с 56,6 до 161 млрд долл. в год, в Германии - с 12,5 до 36,1 млрд долл., во Франции - с 8 до 25,2 млрд долл., в Великобритании - с 8 до 20,2 млрд долл.). Но наращивание государственных расходов на область НИОКР отнюдь не означала ее огосударствление. Основная часть инвестиций реализовывалась частным бизнесом на конкурентной основе. Широкой практикой стала выдача грантов на исследовательские программы, целевое финансирование отдельных программ, заключение прямых контрактов на разработку новой продукции и технологии, предоставление государственных гарантий займов в коммерческих банках при условии целевого использования этих займов в сфере НИОКР. Важную роль сыграла и активная налоговая поддержка наукоемких производств. Так, например, в США в 1981 г. был принят «Закон о налогах в целях оздоровления экономики», согласно которому при 25 %-ном росте расходов на НИОКР соответствующим образом уменьша­лась налогооблагаемая база предприятия. До 20 % была снижена налоговая ставка на прибыль от операций с ценными бумагами фондов, специализиру­ющихся на НИОКР. Действовала и особая практика налоговых инвестици­онных кредитов, согласно которой до 10 % стоимости приобретаемого нового оборудования вычиталось из налогов предприятия и оформлялось как долгосрочный государственный кредит.

Стимулирование малого бизнеса также происходило главным образом за счет налоговых льгот. Малые и средние предприятия были более приспо­собленными для быстрой апробации новейших технологий, гибкой коррек­тировки рыночной стратегии. Но они же оказывались крайне уязвимыми в условиях колебаний рыночной конъюнктуры. Поддержка со стороны госу­дарства позволяла сократить степень предпринимательского риска и пре­вратить малый бизнес в важный компонент системы общественного вос­производства. Английские и французские экономисты определили целью такой политики создание «правильной сети экономики» - обеспечение эффективного соотношения мелкого, среднего и крупного бизнеса в общей структуре предпринимательства. Такой баланс позволял сгладить цикличес­кие колебания экономической конъюнктуры, уменьшить влияние субъек­тивных факторов, порожденных высокой концентрацией производства и централизацией капитала.

Традиционная антитрестовская политика, ориентированная на борьбу против крайних форм монополизма, в эпоху «неоконсервативной револю­ции», напротив, утратйла свое значение. Степень административного контро­ля над рыночной деятельностью монополистических объединений чрезвы­чайно уменьшилась. Действия антитрестовских законов распространялись лишь на процесс слияния фирм, а также на самые радикальные проявления демпинговой ценовой политики. В остальном противодействие процессу монополизации сводилось именно к поддержанию альтернативных форм бизнеса, обеспечению дополнительных факторов конкуренции на рынке.

Особое значение неоконсерваторы придавали реформам в «структур- но-мотивационной» сфере. Объектом государственного регулирования здесь являлся комплекс факторов, обеспечивающих личностные стимулы к накоп­лению, индивидуальной инвестиционной и предпринимательской активнос­ти. В качестве наиболее действенного метода рассматривалось сокращение налогов, а также снижение уровня прогрессивности налоговой шкалы. Так, например, в США в период правления Р.Рейгана предельная (высшая) налоговая ставка снизилась почти на 30%. Предполагалось, что более равномерное распределение налогового бремени среди населения создаст большие стимулы для экономической активности наиболее имущих слоев, а будущее расширение налоговой базы, вызванное ростом производства, компенсирует временные потери бюджета. Общее сокращение налогового бремени вело не только к заметному оживлению инвестиционного климата, но и отражалось на психологическом состоянии общества, подрывало урав­нительные, иждивенческие настроения. В сочетании с государственной поддержкой новаторских производств и малого бизнеса, поощрением льгот­ных форм кредитования такая политика позволяла рассчитывать на значи­тельный рост экономической активности и самостоятельности самых широ­ких слоев населения, изменение социального облика предпринимательства.

Успех структурных преобразований во многом зависел от способнос­ти неоконсервативных правительств добиться стабилизация бюджетно-де- нежной сферы. Залогом решения этой задачи являлось снижение уровня инфляции. Основными антиинфляционными мерами стали ужесточение контроля над денежным обращением и кредитной политикой, а также всемерное сокращение расходной части государственного бюджета. В свете общего курса на дерегулирование экономики последнее направление было особенно важным. Неоконсерваторами осуществлялось сокращение госу­дарственного сектора экономики - полное или частичное сворачивание нерентабельных, устаревших производств, а также широкая приватизация государственных предприятий. Целесообразность приватизации объясня­лась повышением эффективности производства при переходе его в частную собственность, освобождением бюджета от затрат на модернизацию пред­приятий государственного сектора, а также прямыми финансовыми поступ­лениями в бюджет в ходе самой приватизации.

Политика «жесткой экономии», проводимая неоконсерваторами, так­же предполагала частичное свертывание социальных бюджетных про­грамм, коммерциализацию системы здравоохранения, образования, отказ от крупномасштабных программ по решению жилищного вопроса и т.д. Радикально менялась государственная политика в сфере занятости. Был пересмотрен порядок социальных выплат многим категориям безработ­ных. Приоритетными направлениями, как правило, признавались поддер­жка семей, живущих за официально признанной чертой бедности, и выплата пособий по безработице на страховой основе. Право на обычные пособия по безработице предоставлялось только лицам, официально заре­гистрировавшимся на бирже труда, имеющим определенный стаж работы перед увольнением и вносившим взносы в фонд по безработице (в такие фонды отчисления делают и предприниматели - в ФРГ до 50 % общих сумм, во Франции до 70%). При сохранении достаточно существенных размеров пособий (в США - 50 % средней заработной платы, во Фран­ции - 40 %. в ФРГ - более 60 %) были уменьшены сроки выплат пособий. Вместе с тем значительно расширялись меры по стимулированию индиви­дуальной профессиональной подготовки и образования, что должно было обеспечить большую гибкость рынка труда и ликвидировать саму причи­ну массовой безработицы.

Основной пик неоконсервативных реформ пришелся на первую поло­вину 1980-х гг. Результаты же их оказались достаточно противоречивы. С одной стороны, «неоконсервативная революция» немало способствовала мобилизации созидательного потенциала рыночной системы, интенсифика­ции процесса воспроизводства. В результате пересмотра принципов госу­дарственного регулирования снизились темпы инфляции, значительно акти­визировался частный инвестиционный рынок. Стабилизировался уровень занятости. Темпы экономического роста уступали «золотому» послевоенно­му двадцатилетию, но значительно отличались от показателей 1970-х гг. Расчеты динамики ВВП в крупнейших странах Запада за периоды 1950— 1973, 1973-1980 и 1980-1990 гг. показывают рост валового продукта в расчете на душу населения в США соответственно на 61, 8 и 18%. в Великобритании - на 77, 7 и 23%, в Германии - на 202, 16 и 19%, во Франции - на 147, 16 и 19 %, в Италии - на 200, 24 и 23 %. Казалось, что был найден рецепт решения ключевых макроэкономических проблем, по­рожденных структурным кризисом 1970-х гг.

Однако неоконсервативные реформы вызвали неоднозначную реак­цию в обществе. Резкий поворот экономической стратегии, глубокая ломка сложившейся системы социального обеспечения и трудовых отношений оказались слишком болезненны. Особенно пострадали те слои населения, которые привыкли к системе государственных социальных гарантий, к стабильному росту уровня жизни. Ставка на саморазвитие рыночных ин­ститутов, реанимация ультралиберальной рыночной психологии в обществе не учитывали опыт послевоенного развития Запада. Поэтому уже в 1990-х гг. практически во всех странах Запада, на фоне прихода к власти нового поколения политической элиты, начался отход от принципов неконсерва­тивной политики.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com