Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Производственная культура в условиях становления информаци¬онной экономики.

Происходящая под влиянием «информационной рево­люции» смена технологической основы и отраслевой структуры производ­ства, изменение социокультурной среды способствуют формированию но­вой культуры бизнеса. Новаторство превращается в неотъемлемую черту любого производства. Конкурентная борьба все в большей степени переме­щается с товарных рынков в исследовательскую область, сферу НИОКР. Соперничество в материализации новых идей и открытий, в скорости и эффективности их коммерческого внедрения сменяет традиционные методы ценовой конкуренции. При этом предприниматели вынуждены руковод­ствоваться не только критериями качества продукции, но и понятием жиз­ненного цикла каждого изделия, исходить из того, что ни одно нововведе­ние не может обеспечить коммерческий успех на длительный период време­ни. В некоторых случаях новые виды продукции или элементы технологии морально устаревают уже на ранней стадии массового внедрения. Насущ­ной задачей становится построение гибкой системы производства, основан­ной на постоянном обновлении технологической базы и номенклатуры товаров, тесно связанной с научно-техническими и опытно-конструкторс- кими исследованиями.

Инновационное предпринимательство окончательно преодолевает грань между различными стадиями и направлениями общественного воспроизвод­ства. Это целостная система действий, направленных на разработку, освоение и реализацию технических и коммерческих нововведений. Инновационный процесс не только охватывает все этапы жизненного цикла любого изделия (от возникновения идеи до ее рыночного внедрения), но и включает дальней­шее совершенствование качества товара, его потребительских свойств, а также научно-исследовательские и конструкторские разработки новых поко­лений продукции или технологии. Планирование, финансирование, произ­водство и коммерческая реализация в условиях инновационной экономики теснейшим образом интегрированы и взаимно обусловливают друг друга.

Формирование инновационной модели предпринимательства вызвало в конце XX в. настоящий ренессанс малого и среднего бизнеса. К этой категории в зарубежной практике отнесены предприятия с числом работаю­щих до 100-500 человек и годовым объемом продаж до 5-50 млн долл. Традиционная для малого бизнеса уязвимость (нехватка стартового капита­ла, трудность выхода на мировой рынок, ограниченные возможности по маркетингу) компенсируется целым рядом его особенностей, востребован­ных современной экономикой. К их числу можно отнести большую манев­ренность на рынке, возможность быстрого перепрофилирования производ­ства, способность адаптироваться к смене потребительских настроений и диверсификации спроса, сосредоточенность на решении конкретных произ­водственных задач, готовность к оправданному риску, связанному с ново­введениями, простоту системы управления, тесную связь с социально- экономическими, демографическими и культурными особенностями регио­на, минимальную конфликтность в трудовых отношениях.

Малый бизнес - это своего рода антипод стандартизированного массо­вого производства, сфера экономической деятельности с очень высокой степенью индивидуализации труда, творческой свободы и самореализации работников. Чем сильнее этот сектор - тем выше маневренность, пластич­ность всей экономики, выше предпринимательская активность, сбалансиро­ваннее взаимодействие спроса и предложения. Поэтому малый бизнес имеет очень большую роль в развертывании инновационных процессов. Потребляя лишь 2-5 % от обшей суммы расходов на НИОКР, этот сектор обеспечивает до 50 % всех нововведений, поступающих на мировой рынок. Таким образом, эффективность новаций на малых предприятиях значитель­но выше. По данным Национального научного фонда США, в 1990-х гг. на каждый доллар, вложенный в НИОКР фирмой с численностью работающих до 100 чел., осуществлялось нововведений в 4 раза больше, чем на предприятиях с 100-1000 чел., и в 24 раза больше, чем на предприятиях, где занятость превышает 1000 чел. К тому же малый и средний бизнес способ­ствует решению проблемы занятости. Так, например, уже к началу 1990-х гг. в США на таких предприятиях работало около 45 % от общего числа занятых, в Японии - почти 80 %.

Ключевое значение для формирования инновационного механизма в сфере малого и среднего бизнеса имело появление венчурных предприятий (англ. «venture» - риск). Венчурными называются небольшие фирмы, спе­циализирующиеся на прикладных научных исследованиях и разработках. Основная задача венчурного бизнеса - это генерирование новых идей, их проектно-конструкторское оформление, апробация и подготовка техничес­ких и технологических новшеств к промышленному внедрению. Непредс­казуемость конечного результата, сложность в определении коммерческой эффективности новаторских проектов и предопределяют «рисковость» вен­чурного предпринимательства. Лишь 20 % подобных фирм приносят при­быль. 20-30 % всех венчурных предприятий являются убыточными, осталь­ные - только окупают капиталовложения. Но при этом норма прибыли в успешно функционирующих предприятиях примерно в три раза превышает обычный уровень. В США при составлении бизнес-планов новых венчур­ных фирм оптимальным результатом считается достижение 25-30% при­были в год. Реальный уровень доходности составляет 20 %.

Высокая степень предпринимательского риска, свойственная венчур­ному предпринимательству, порождает большие сложности с поиском инве­сторов. Для решения этой проблемы в конце XX в. сложилась особая форма финансового предпринимательства - венчурный капитал. Фирмы, действу­ющие на рынке венчурных капиталов, осуществляют инвестиции без мате­риального обеспечения и без гарантий со стороны получателя. Средства предоставляются на длительный срок на безвозмездной основе, но, как правило, предполагается долевое участие инвестора в уставном капитале предприятия. Таким образом, рисковый капитал размещается не в виде кредита, а как своеобразный паевый взнос, что предоставляет инвестору возможность участия в стратегическом управлении фирмой и право на соответствующую часть прибыли.

На протяжении 1990-х гг. проявлялась тенденция дальнейшей дивер­сификации малого и среднего бизнеса. Выделился особый тип фирм- эксплерентов (англ. «explore» — исследовать, разведывать), специализирую­щихся на продвижении новых товаров и технологий в производстве и на рынке. Их особенностью является осуществление трудоемких ручных опе­раций, неполная занятость персонала, комбинирование высококвалифици­рованного и неквалифицированного труда. Именно в таких условиях, не­приемлемых для крупного бизнеса, осуществляется технологическая «до­водка» нововведений, складывается наиболее эффективная схема их массо­вого промышленного использования, разрабатываются смежные, многопро­фильные модели товара. Схожие функции осуществляют и другие типы специализированных фирм. Фирмы-патиенты (англ. «patient» - пациент) работают над адаптацией новых товаров к условиям узких сегментов рынка, ориентируются на конкретные потребительские модели и настрое­ния, стимулируемые модой, рекламой. Фирмы-коммутанты (лат. «communicato» - связь) ориентированы на местные, региональные рынки. Деятельность патиентного и коммутантного бизнеса чрезвычайно важна не только на первых стадиях внедрения продукции, но и в период спада спроса на нее. Подобные фирмы обеспечивают своевременную корректировку технологии, товарных качеств, маркетинговой стратегии.

Возросшая в условиях инновационной экономики роль малого бизне­са отнюдь не свидетельствует об упадке крупного предпринимательства. Ограниченность финансовых и производственных ресурсов, большая зави­симость от рыночной конъюнктуры не позволяют мелким предприятиям обеспечить многосерийное производство новых продуктов. Массовый ры­нок по-прежнему является «зоной ответственности» крупного, преимуще­ственно транснационального капитала. В 1990-х гг. под непосредственным управлением крупных корпораций находилось более 1/3 всех производ­ственных активов мира, 1 /2 внешнеторгового оборота и 80 % массово внедряемых новых технологий. Сохранялась и тенденция концентрации крупного транснационального капитала. Если в начале 1980-х гг. этот процесс был преимущественно связан с широкими приватизационными программами неоконсервативных правительств, то в конце 1980-х - начале 1990-х гг. прошла мощная волна слияний и поглощений на международном рынке. В результате, крупнейшие транснациональные кампании, составля­ющие менее 1 % от общего числа, сосредоточили под своим контролем более 50 % прямых зарубежных инвестиций.

Укрепление экономических позиций крупного корпоративного капи­тала сочетается с его структурной перестройкой, сменой их производствен­ной и торговой стратегии. В условиях закрепления инновационного харак­тера экономического развития и все большей диверсификации рынка пря­мая конкурентная борьба все чаще сменяется сложной специализацией. Это позволяет перейти от стратегии вытеснения конкурентов к взаимной асси­миляции производителей. Как следствие, на смену борьбе за олигополичес- кое господство приходит формирование сложной системы производствен­но-технологических связей. Под эгидой крупнейших транснациональных корпораций в нее включается большое число предприятий, работающих в соответствии с требованиями региональных рынков, со своими критериями ценообразования, качества товаров, особенностями маркетинга, формами трудовых отношений и т.п. Формы взаимодействия крупного корпоративно­го бизнеса с малым и средним предпринимательством различны: от прямо­го производственного кооперирования (в конце XX в. более 50 % стоимости готовых изделий крупных кампаний формируется за счет поставок комплек­тующих изделий и услуг малых кампаний) до модернизированных фран- чайзерских отношений.

Современный франчайзинг существенно отличается от практики 1960- 1970-х гг. Если ранее он преимущественно подразумевал продажу лицензий на использование торговой марки фирмы, то в современных условиях превра­тился в разветвленную систему функциональных взаимосвязей крупных корпораций с тысячами мелких поставщиков, дилеров и дистрибьютеров. Корпорации, выступающие в роли франчайзеров, снабжают «дочерние» фир­мы (франчайзи) товарами, технологией, оказывают маркетинговые услуги (в том числе с правом действовать от своего имени), но при этом предписыва­ют формы, сроки и регион действий. Франчайзи, сохраняющие полную юридическую и финансовую самостоятельность, получают возможность со­единить выгодные особенности малого маневренного бизнеса с технологи­ческой мощью поддерживающих их крупных корпораций. Подобный альянс позволяет значительно уменьшить степень предпринимательских рисков в условиях быстроменяющейся рыночной конъюнктуры. По расчетам Между­народной ассоциации франчайзеров, в начале XXI в. масштабы таких опера­ций охватили половину реализуемой на мировом рынке продукции.

Наиболее важным аспектом сотрудничества крупного корпоративного и малого бизнеса является сфера инноваций. Партнером корпораций в этой сфере являются прежде всего инжиниринговые фирмы. Они осуществляют оценку коммерческой конъюнктуры и вероятной значимости проектов, тех­нологическое прогнозирование инновационных идей, оказывают услуги и консультирование в процессе их промышленного внедрения, выполняют маркетинговую доработку нововведений. Важность инжиниринговых услуг для крупных корпораций заключается в обеспечении широкого и свободно­го поиска новых сфер вложения капитала, не совпадающих с общей ориен­тацией базового производства. Для тех же целей внутри крупных корпора­ций могут создаваться и «дочерние» венчурные фирмы. Таким венчурам предоставляется юридическая и бюджетная самостоятельность, но они широко используют оборудование, технологические мощности «материнс­кой кампании», ее маркетинговые системы и каналы сбыта продукции. Кроме того, в системе крупного инновационного бизнеса могут быть задей­ствованы и специализированные фирмы-виоленты - фирмы с «силовой» стратегией внедрения инновационной технологии и продукции. Они обес­печивают массированный выпуск новой продукции, ориентированной на средние запросы к качеству и средний уровень цен.

Включение в сферу инновационных процессов, современные особен­ности глобализации мирового производства, диверсификация рынка сбыта предопределили не только укрепление связей крупного корпоративного бизнеса с малым предпринимательством, но и его собственную организаци­онно-структурную перестройку. С 1980-1990-х гг. произошел постепенный отказ от преобладавшей ранее конгломеративной формы. Конгломераты, с характерной для них максимальной автономией внутренних подразделений и их широкой производственной специализаций, оказались очень эффектив­ны в условиях структурного экономического кризиса. Но они не смогли обеспечить ускоренное и целенаправленное развитие наиболее перспектив­ных форм производства, уступали концернам в способности сосредоточи­вать финансовые и научно-промышленные ресурсы. Возникла необходи­мость выработки смешанной организационной модели, способной соеди­нить наиболее эффективные особенности конгломератов и концернов. Ре­шением этой проблемы стал переход к сетевой корпоративной структуре.

Сетевая модель корпорации, подобно конгломератам, основывается на преобладании горизонтальных связей. Разделение труда в такой системе не регулируется жесткой административной иерархией и сохраняет значитель­ную вариативность. Но, в отличие от мультидивизиональной структуры, во взаимоотношениях внутренних подразделений корпорации не действует рыночный принцип. Напротив, обеспечивается тесная координация и коо­перация их действий. Это позволяет, при сохранении производственной культуры и рыночной специфики каждого подразделения, обеспечить един­ство стратегических целей их деятельности. На смену отраслевому много­образию подразделений корпорации приходит их специализация на опреде­ленных этапах единого технологического процесса, операциях по концепту­альной разработке продукта, производстве комплектующих и сборке, мар­кетинге, сбыте. Гибкость рыночной стратегии корпорации достигается в этом случае не прорывом на новые отраслевые рынки, а растущим много­образием ассортимента базовой продукции, ее моделей и модификаций, уровня качества и сервисного обслуживания.

Переход к сетевой модели корпорации осуществлялся различными путями. В некоторых случаях он происходил на основе естественно сложив­шихся кооперативных отношений «потребитель - поставщик» (в том числе в рамках франчайзинга) с дальнейшей интеграцией отдельных звеньев в общую корпоративную систему. Более распространенный способ — эволю­ция внутренней структуры уже существующих корпораций, увеличение уровня финансовой, производственной, научно-исследовательской активно­сти всех филиалов и дочерних фирм в сочетании с растущей интеграцией их деятельности.

Распространение сетевой модели корпоративного бизнеса привело к возрождению уже известной практики образования консорциумов. Консорци­ум (лат. «consortium» - участие) является временным объединением кампа­ний, банков на основе общего соглашения. Еще на рубеже XIX-XX вв. консорциумы активно использовались для освоения колониальных рынков сбыта и создания транспортной инфраструктуры в труднодоступных регио­нах. В середине XX в. консорциумы широко распространились в банковской сфере и служили для совместного размещения займов. Особенностью совре­менных консорциумов стала их ориентация на осуществление капиталоем­ких и наукоемких проектов, как правило, связанных с развитием техники и внедрением новой технологии. На временной основе в таких проектах прини­мают участие самые разнообразные компании и финансово-промышленные группы, предприятия и фирмы различного масштаба и специализации. Это обеспечивает консорциумам необходимую финансовую и технологическую базу, но не ведет к необходимости организационного слияния.


Итак, при сохранении специфики крупного и малого бизнеса в совре­менных условиях происходит их интеграция в единое инновационное эконо­мическое пространство. Постепенно формируются и общие для них принци­пы менеджмента и маркетинга. Ключевым фактором в модернизации этих аспектов предпринимательства являются новые требования к психологичес­кой ориентации работников, уровню их мотивации. Способность к проявле­нию инициативы, творческий подход к делу, гибкая реакция на производ­ственные ситуации и выбор адекватной линии поведения в них становятся важнейшими критериями профессионализма. Как следствие, современные концепции менеджмеризма все больше ориентируются не на централизован­ное управление процессом труда, а на развитие всего мотивационного комп­лекса личности. Первый шаг в этом направлении сделали еще в 1970-х гг. представители «поведенческой школы» менеджмента Д. Мак-Грегор, А. Мас- лоу, Ф. Херцберг, Р. Лайкерт. Велел за Мейо и другими теоретиками «челове­ческих отношений на производстве», они обратили особое внимание на проблемы личностной мотивации работника, поощрения сотрудничества и трудовой морали. Но, в отличие от предшествующих традиций, новое поко­ление исследователей отказалось видеть в человеке лишь объект рационали­зированной системы управления. Залог повышения эффективности производ­ства заключается, по их мнению, не в усилении положительной мотивации работника к выполняемым производственным функциям, а в обеспечении стремления человека активно влиять на само производство, искать в труде источник самоудовлетворения, способ самореализации.

Американский психолог и менеджер Дуглас Мак-Грегор отмечал, что изменение принципов менеджмента связано с новейшими тенденциями в развитии самого производства - ростом его наукоемкое™, развитием ком­муникационных процессов, растущей дифференциацией потребительского спроса. В этих условиях человеческий потенциал становится частью основ­ного капитала. Задачей управления поэтому является не только эффектив­ная организация производственного процесса, но и перспективное развитие «человеческого капитала». В отличие от обычной рекреации трудовых ресурсов, развитие «человеческого капитала» предполагает комплексное удовлетворение физиологических, социальных и мировоззренческих по­требностей людей. Фредерик Херцберг, автор «мотивапионно-гигиеничес- кой теории», доказывал даже принципиальную разницу между «внешними» (или «гигиеническими») условиями труда и моральными стимулами к работе. Заработная плата, санитарное состояние помещения, физическое состояние во время процесса труда и другие «внешние» факторы, по мысли Херцберга, способны обеспечить лишь нормальный ход работы, сформиро­вать положительную, но в сущности пассивную мотивацию работника. Активная мотивация должна опираться прежде всего на моральные стиму­лы - создание на производстве условий для интеллектуального творчества, индивидуализированный подход к использованию личного потенциала каж­дого работника, повышение ответственности в сочетании с ростом свободы решений, развитие системы участия специалистов различного профиля и уровня в консультациях и совещаниях, внедрение элементов самоуправле­ния, переход от системы аттестации и оценки работников к их планомерно­му переобучению, комплексному повышению квалификации. Все это при­дает работнику функции менеджера в отношении собственного труда, а задачей профессиональных управленцев становится не внешний контроль, а полноправное партнерство.

Активизация «человеческого фактора» отразилась и эволюции марке­тинговой политики. Еще в 1960-х гг. начался переход к «целевому» маркетин­гу, ориентированному на последовательную диверсификацию рынка и разра­ботку особых маркетинговых профамм для каждого из рыночных сегментов.


Подобная стратегия оказалась вполне эффективной и в современных услови­ях. Для завоевания прочных позиций на рынке предприниматели обязаны еще при разработке продукции тщательно изучить наличие и динамику спроса, в том числе по основным группам потребителей и различным регионам, исходя из этой информации спланировать процесс производства, определить категории товаров по уровню качества и себестоимости.

«Информационная революция» привела к укреплению взаимосвязи маркетинговой деятельности с научно-исследовательскими и опытно-конст­рукторскими разработками. Разработка долговременной стратегии на рынке осуществляется в качестве опережающего заказа для производства, и, на­против. перспективные технологические идеи внедряются в маркетинговые программы еще на стадии их доработки и экспериментального апробирова­ния. Таким образом, маркетинговая деятельность становится важным эле­ментом всего инновационного механизма экономического развития.

Использование информационных технологий в маркетинговой дея­тельности позволяет перейти и к реальному диалогу с потребителем. Рекла­ма становится не только средством мобилизации спроса, но и активным фактором его формирования. На смену диверсифицированному рынку, от­ражающему социальную структуру общества и существующие потреби­тельские модели, постепенно приходит «рынок покупателя». Это целостная социокультурная среда, в которой потребление рассматривается как важный элемент саморазвития личности человека, а в структуре потребления все большую роль играют нематериальные факторы.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com