Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Проблемы послевоенного урегулирования на Парижской и Сан- Францисской конференциях.

После окончания военных действий нача­лась подготовка к подписанию мирных договоров со странами гитлеровско­го блока. 6 сентября 1945 г. Совет министров иностранных дел стран- победительниц (СМИД) приступил к рассмотрению спорных вопросов. Советская делегация требовала строго придерживаться принципов коллек­тивной дипломатии при разработке договоров, не исключая и урегулирова­ние «японской проблемы». В свою очередь, английская и американская дипломатия предлагала пересмотреть ряд положений договоров о переми­рии между СССР и бывшими странами гитлеровского блока. Также запад­ные державы настаивали на реорганизации правительств Румынии и Болга­рии, которые еще в последние месяцы войны заручились поддержкой Москвы. После нескольких месяцев напряженных дипломатических перего­воров было принято компромиссное решение. СССР согласился на такой порядок функционирования союзных контрольных органов в Японии, кото­рый предоставлял практически неограниченные полномочия американской оккупационной администрации. Правительствам же Болгарии и Румынии было лишь рекомендовано включить в свой состав по два министра от демократической оппозиции.

На Парижской мирной конференции, проходившей с 29 июля по 15 ок­тября 1946 г., были сформулированы основные принципы послевоенного урегулирования в отношении стран германского блока. Сами мирные догово­ры с Болгарией, Венгрией, Румынией, Финляндией и Италией были торже­ственно подписаны в Париже 10 февраля 1947 г. Каждый из этих договоров обязывал побежденную страну обеспечить своим гражданам демократичес­кие свободы, а также не допускать «возрождения, существования и деятельно­сти фашистских организаций».

На включении в текст договоров понятия «фашизм» настояла советс­кая сторона. Против такого решения выступала Франция при поддержке британской делегации. Причина разногласий заключалась в том, что для советской пропаганды идея «антифашистской борьбы» уже превратилась в важный инструмент консолидации прокоммунистических политических сил в странах Восточной Европы. Поэтому «фашистскими» в Москве начали называть все авторитарные режимы, существовавшие в восточноевропейс­ких странах в годы войны (независимо от того, в какой степени они действительно придерживались фашистской идеологии). В самом Советс­ком Союзе Великая Отечественная война изначально рассматривалась как продолжение антифашистской борьбы предвоенных лет, поэтому идеологи­ческий маневр оказался почти незаметным. Однако смысловые акценты в советской трактовке фашизма изменились. Если коминтерновские идеологи считали фашизм «диктатурой крупного финансового капитала» и «оппорту­нистической» социальной демагогией, то теперь фашизм начал ассоцииро­ваться прежде всего с националистическим экстремизмом. Такая трактовка позволяла объявить фашистскими любые политические движения, отстаи­вавшие интересы тех или иных этно-национальных групп вопреки «интер­национальной солидарности трудящихся». Нацизм же, как и раньше, рас­сматривался лишь в качестве разновидности фашизма. В ходе работы Парижской конференции советская делегация доказывала, что на Нюрнберг­ском процессе мировое сообщество осудило в лице нацистских военных преступников фашизм в целом, и новые мирные договоры должны закре­пить это решение юридически. Французы и англичане первоначально возра­жали против столь произвольного причисления всех союзников Рейха к «фашистскому интернационалу». К тому же во Франции еще с довоенных времен было немало политиков, которые видели в фашизме идеологию, основанную на принципах надклассовой солидарности, социального госу­дарства, укрепления общественной роли религиозной веры и традиционных ценностей. Но дискуссия на эту тему могла спровоцировать политическую напряженность в самих странах Запада, только вышедших из войны. Поэто­му возражения в адрес советских трактовок были сняты.

Декларированный в мирных договорах запрет фашизма не привел к ужесточению санкций против бывших союзников Германии. Побежденным государствам было предоставлено даже право сохранить собственные воо­руженные силы, хотя вводились ограничения по их численности и тяжелым видам вооружения. Побежденные страны обязались выплачивать репарации (Финляндия, Румыния, Болгария и Венгрия в пользу СССР, Болгария также в пользу Греции и Югославии, Италия в пользу СССР, Югославии, Греции, Эфиопии и Албании). Окончательно устанавливались послевоенные грани­цы в Европе. Мирный договор с Румынией закрепил передачу Советскому Союзу Бессарабии и Северной Буковины. Румынии возвращалась Трансиль- вания, отторгнутая по решениям «Венских арбитражей», но подтверждалась осуществленная во время войны передача Южной Добруджи в состав Болгарии. В свою очередь, Болгария возвращала Македонию в состав Югославии, а Фракию - в состав Греции. Венгрия вернулась к границам 1937 г., предав Румынии Транеильванию и Бачку, Чехословакии - Южную Словакию, а Советскому Союзу - Закарпатскую Украину. Финляндия при­знала границу с СССР, установленную в марте 1940 г., а также территори­альные условиях договора о перемирии с СССР 1944 г. Италия передала Югославии полуостров Истрию, часть Юлийской Крайни, город Фиуме. Принадлежавшие раньше Италии Додеканезские острова перешли к Греции. Дискуссия о Триесте завершилась компромиссом - была создана «Свобод­ная Территория Триест» под управлением ООН. В 1954 г. город Триест и западная часть его округа отошли к Италии, а восточная часть - к Югосла­вии. Окончательно линия итало-югославской границы была определена двусторонним договором 1975 г. Споры на Парижской конференции вызвала и судьба итальянских колоний. СССР добивался предоставления ему в качестве подопечной территории Триполитании, а также предоставления базы для торгового и военного флота в одной из бывших итальянских колоний в Средиземноморье. Эти предложения были отвергнуты западными державами. В итоговом варианте мирного договора было установлено, что Италия лишается «всех прав и правооснований на итальянские территори­альные владения в Африке», которые подлежали передаче в распоряжение ООН.

Проект мирного договора с Японией США подготовили лишь к 1951 г. В соответствии с ним Япония должна была отказаться от претензий на Корею, Тайвань и Пескадорские острова, от островов в Тихом океане, которыми она управляла по мандату Лиги наций, от всех прав и претензий в Китае и Антарктике, а также от претензий на Южный Сахалин и Курильские острова. Острова Рюкю (включая Окинаву) и Бонин остава­лись под управлением американцев (они были поэтапно возвращены Япо­нии в 1968-1972 гг. при условии сохранении там американских военных баз). Репарационные выплаты на Японию не налагались.

Для подписания мирного договора с Японией была созвана между­народная конференция в Сан-Франциско (4-8 ноября 1951 г.). К участию в ней не был приглашен Китай, с которым США разорвали дипломатические отношения. В знак протеста против несправедливого решения вопроса о репарациях отказались от участия в конференции Индия и Бирма. Уже в ходе работы конференции с критикой проекта договора выступила советс­кая делегация, поддержанная представителями Польши и Чехословакии. В итоге все эти страны так и не подписали мирный договор. Из-за этого открытой осталась проблема Курильских островов, на часть которых Япония вскоре стала претендовать. В день подписания мирного договора Япония и Соединенные Штаты заключили также «Договор безопасности», по которому США получили право размещать войска на всей территории


Японии «в целях поддержания международного мира и безопасности на Дальнем Востоке, защиты Японии от внешней агрессии и подавления бунтов и беспорядков, разжигаемых извне». Официально же американская оккупация Японии закончилась в апреле 1952 г.

Итак, по завершении Второй мировой войны сложилась новая система международных отношений (получившая название Ялтинско-Потсдамской, поскольку ее ключевые принципы были сформулированы еще на конференци­ях союзников в 1945 г.). Основой мировой политики были провозглашены принципы коллективной дипломатии и национального суверенитета, отказ от блокового противостояния и использования войны как средства политики, приоритет правового регулирования международных конфликтов. В отличие от Версальско-Вашингтонской системы большое значение придавалось праву народов на демократическое развитие, защите человечества от угрозы тирани­ческих режимов, конструктивному сотрудничеству всех стран и народов в самых разных сферах жизни. Однако все эти принципы получили совершенно разную трактовку в интерпретации советской и американской пропаганды. Политический курс двух «сверхдержав» оказался направлен прежде всего на расширение и упрочение собственных сфер влияния в послевоенном мире, на экспорт своей идеологии, а, зачастую, и прямое военно-политическое вмеша­тельство в «третьих странах». Ялтинско-Потсдамская система приобретала все более явный биполярный характер.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com