Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Окончание «холодной войны».

С приходом к власти М. Горбаче­ва и началом политики перестройки внешнеполитический курс СССР разительно изменился. Новое советское руководство попыталось преж­де всего изменить характер отношений со своими стратегическими союзниками. В октябре 1985 г. в выступлении Горбачева на Совещании Политического комитета ОВД в Софии впервые были сформулированы новые принципы социалистического сотрудничества — развитие эконо­мических отношений на началах взаимовыгодности и взаимопомощи, преодоление бюрократизма в деятельности структуры СЭВ, отказ СССР от роли «старшего брата» и равная ответственность членов содруже­ства за судьбы социализма. В 1986 г. на XXVII съезде КПСС эти задачи были закреплены в качестве основы советского внешнеполитического курса. Выдвинув идею «нового политического мышления», Горбачев заявлял о приоритете «общечеловеческих ценностей, а точнее - выжи­вания человечества». Он призывал не рассматривать конфликт между социализмом и капитализмом в качестве главной проблемы современ­ности и признать «соревнование, историческое противоборство и нара­стающую взаимозависимость» двух социальных систем важным факто­ром общемирового развития.

С 7 апреля 1985 г. СССР в одностороннем порядке ввел мораторий на развертывание ракет средней дальности в Европе, а с 6 августа - на испытания ядерного оружия. Были возобновлены советско-американс- кие переговоры в Женеве. Обе стороны признали взаимосвязь между стратегическими вооружениями, ракетами средней дальности и косми­ческими вооружениями, договорились о необходимости комплексных решений в области ограничения вооружения. В частности, рассматри­валась возможность значительного (на 50%) сокращения стратегичес­ких наступательных вооружений. Однако камнем преткновения стал вопрос о причислении к стратегическим вооружениям американских ракет малой и средней дальности, размещенных в Европе. Во время личной встречи Горбачева и Рейгана в Женеве в ноябре 1986 г. преодо­леть разногласия по этому вопросу не удалось. Тем не менее оба лидера заявили об отказе от стремления к военному превосходству и готовнос­ти «поставить на реальную основу» диалог между СССР и США по всем вопросам. Впервые за долгое время был подписан комплекс доку­ментов по экономическому и культурному сотрудничеству между двумя странами.

В начале 1986 г. советское правительство выступило с новой инициативой в области разоружения. В программе поэтапной ликвида­ции ядерного оружия к 2000 г. предлагалось на первом этапе добиться сокращения вдвое ядерных вооружений СССР и США, достигающих территории друг друга (при условии отказа сторон от создания ударных космических вооружений), а затем вовлечь в процесс разоружения другие ядерные державы. Особое значение придавалось созданию на­дежной системы двойного и тройного контроля над уничтожаемыми и ограничиваемыми вооружениями, включая инспекции на местах. Все эти предложения обсуждались на встрече Горбачева и Рейгана в октяб­ре 1986 г. в Рейкьявике. Советская сторона предложила в одном пакете решить вопросы о сокращении стратегических вооружений на 50 %, уничтожении советских и американских ракет средней дальности в Европе, создании надежных систем взаимного контроля над разоруже­нием и полномасштабного соблюдения договора по ПРО. Однако Рей­ган заявил о неготовности США отказаться от «стратегической оборон­ной инициативы». Переговоры оказались фактически сорваны.

В начале декабря 1986 г. советское правительство очень жестко отреагировало на ввод в строй в составе американских ВВС 131-го тяжелого бомбардировщика с крылатыми ракетами (что нарушало кво­ты по договору ОСВ-2), а также на заявления американской админист­рации об отказе рассматривать ограничение всех классов ядерных ракет в «одном пакете». Тем не менее Горбачев сделал ставку на продолжение политики разоружения. В феврале 1987 г. СССР согласил­ся выделить проблему ракет средней дальности в Европе как вопрос отдельного соглашения, фактически согласившись с американским «ну­левым вариантом». Это позволило возобновить советско-американский диалог. Одновременно советская дипломатия инициировала начало пе­реговоров между блоками ОВД и НАТО о возможности ввода морато­рия на увеличение военных расходов. Несмотря на отказ стран НАТО от подобного шага, в мае 1987 г. на заседании Политического комитета ОВД была принята новая военная доктрина организации, построенная на принципах оборонительной политики и безусловной ориентации на процесс разоружения.

Действия советской дипломатии вызывали очень благоприятную реакцию на Западе. Быстро росла личная популярность Горбачева, а его политика перестройки начала восприниматься как действительно глу­бокий реформаторский курс, способный положить конец «холодной войне». Со своей стороны американская администрация постепенно приходила к выводу о целесообразности проведения более гибкой по­литики в отношении СССР с тем, чтобы укрепить позиции нового руководства КПСС и не допустить свертывания перестроечных реформ. Сторонниками такого курса в окружении президента Рейгана были Дж. Шульц, Ф. Карлуччи, Дж. Буш.

На протяжении всего 1987 г. происходили интенсивные перегово­ры между государственным секретарем Дж.Шульцем и министром ино­странных дел Э.Шеварнадзе, в ходе которых удалось подготовить от­дельное соглашение по сокращению ракет малой и средней дальности. При этом советская сторона согласилась не увязывать это решение с судьбой французских и британских ядерных вооружений. В ходе визита Горбачева в Вашингтон в декабре 1987 г. был подписан «Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности» (РСМД). Это согла­шение предусматривало уничтожение в течение трех лет 1596 ракет средней дальности (920 советских ракет РСД-10, Р-12 и Р-14 и 676 американских ракет «Першинг-2» и BGM-109G) и 1096 ракет меньшей дальности (926 советских ракет ОТР-22 и ОТР-23 и 170 американских ракет «Першинг-1 А»). Речь шла всего о 4 % ядерного потенциала «сверхдержав», но это были вооружения, представлявшие огромную опасность для СССР и европейских союзников США. Кроме того, предусматривались беспрецедентные меры по контролю над соблюде­нием договора, в том числе регулярные инспекции на заводах, располо­женных на территории США, СССР и их союзников. Были достигнуты и договоренности о продолжении переговоров по стратегическим воо­ружениям.

В преддверии визита президента Рейгана в Москву, в ходе которо­го планировался обмен ратификационными грамотами Договора по РСМД, советское правительство решило снять некоторые из наиболее болезненных вопросов, препятствующих налаживанию политического диалога с Западом. В СССР прекратились преследования диссидентов, были смягчены условия эмиграции евреев и немцев. В апреле 1988 г. в Женеве состоялись афгано-пакистанские переговоры о путях нацио­нального примирения. В связи с этим между правительствами СССР и Афганистана была достигнута договоренность о поэтапном выводе советских войск, который завершился 15 февраля 1989 г. Все эти шаги способствовали дальнейшей нормализации советско-американских от­ношений. Прошедший с 29 мая по 2 июня 1988 г. визит Рейгана в Москву стал прелюдией к окончанию «холодной войны». В ходе его состоялись конструктивные переговоры по широкому кругу проблем, в том числе были урегулированы вопросы о проведении инспекций по условиям Договора по РСМД, принято решение о развитии диалога в области прав человека и глобальных проблем современности. Был выработан и совместный проект договора по сокращению стратегичес­ких наступательных вооружений, предусматривавший суммарный пото­лок стратегических носителей в 1600 единиц и 6000 ядерных зарядов на этих носителях, в том числе развертывание на баллистических ракетах не более 4900 боеголовок (что означало сокращение этого вида вооружений для США на 38 %, а для СССР на 50 %). Однако по поводу ракет морского базирования, по которым США имели существенный перевес, а также по принципам соблюдения договора по ПРО догово­риться не удалось.

Выступая 7 декабря 1988 г. на 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Горбачев заявил о необходимости решительного отказа от приме­нения силы в решении международных вопросов, о признании свободы выбора путей развития для всех народов, многовариантности социаль­ного прогресса в современном мире при ключевой роли общечелове­ческих ценностей и принципов коллективной безопасности. В односто­роннем порядке СССР принял решение о существенном сокращении обычных вооружений, сокращении численного состава вооруженных сил на 500 тыс. чел., а также частичном выводе танковых дивизий с территории ГДР, Чехословакии и Венгрии.

Курс на разоружение и дальнейшее укрепление взаимоотношений двух «сверхдержав» поддержал и Джордж Буш, победивший на прези­дентских выборах в США в ноябре 1988 г. Впрочем, в своей инаугура- ционной речи Буш весьма недвусмысленно заявил о том, что сближение с СССР пока «отражает победу надежды и силы над жизненным опы­том», а также напрямую связано со стремлением обеспечить торжество демократии во всем мире. «Подул свежий ветер, и мир, вдохнувший свободы, кажется возродившимся, рассуждал американский прези­дент. - Если не в реальности, то в человеческом сердце дни диктатуры сочтены. Эра тоталитаризма уходит». Понимая политическую зависи­мость Горбачева от успехов на международной арене и его готовность идти на все большие уступки, Буш не форсировал подготовку новых советско-американских соглашений. Лишь летом 1989 г. он официально заявил о преемственности курса на разрядку и готовности продолжить диалог на высшем уровне.

Личная встреча Горбачева и Буша состоялась 2-3 декабря 1989 г. на Мальте. На ней были лишь подтверждены предыдущие договоренно­сти о подготовке договора о 50%-ном сокращении стратегических наступательных вооружений, многосторонних соглашений по сокраще­нию обычных вооружений в Европе и ликвидации химического оружия. Но политический эффект этого совещания оказался чрезвычайно велик. Встреча на Мальте пропагандировалась как торжество «нового полити­ческого мышления» и завершение эпохи «холодной войны». Горбачев приурочил к ее проведению очень эффектные внешнеполитические акции: 1 декабря он посетил папу римского Иоанна Павла II и заявил о гарантированное™ в СССР свободы религий, а 4 декабря советское правительство официально выразило сожаление по поводу вторжения войск ОВД в Чехословакию в 1968 г. «За кулисами» переговоров на Мальте американской дипломатии удалось добиться очень серьезной победы - Горбачев фактически признал отказ СССР от противостояния с США в региональной политике, в том числе прекращение поставок советского оружия в Центральную Америку и Африку. Было также заявлено о предстоящей переориентации ОВД с военных на сугубо политические, консультативные функции и о готовности СССР «конст­руктивно» участвовать в решении вопроса об объединении Германии.

С 30 мая по 4 июня 1990 г. состоялся триумфальный визит Горбачева в США. Советский лидер находился в зените политической славы. Западная общественность видела в нем символ самых неожидан­ных и волнующих перемен. Только во время одного этого визита Горбачеву были вручены «Медаль свободы им. Франклина Рузвельта», «Премия мира Альберта Эйнштейна», почетная премия «Исторический деятель» от влиятельной религиозной организации «Фонд призыв сове­сти», Международная Премия мира имени Мартина Лютера Кинга. Сам Горбачев искусно использовал имидж «отца перестройки» и настойчиво пытался разрушить стереотипное представление об СССР как «империи зла». Огромное значение он придавал развертыванию полномасштабно­го гуманитарного и экономического сотрудничества между СССР и странами Запада. На Вашингтонских переговорах было подписано 24 до­кумента по самым различным аспектам советско-американских отно­шений, в том числе Соглашение об уничтожении и непроизводстве химического оружия. Было принято и решение об ускорении подготов­ки договора по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ-1). Это документ был подписан уже в июле 1991 г. в Москве и вступил в силу 5 декабря 1994 г. Он предусматривал сокращение всех видов стратегического наступательного оружия (межконтинентальных балли­стических ракет наземного базирования, баллистических ракет подвод­ных лодок, тяжелых бомбардировщиков, а также ядерных крылатых ракет морского базирования большой дальности) в течение семи лет до уровня 1600 носителей и 6000 числящихся за ними боезарядов. Между участниками Договора была установлена система взаимных уведомле­ний, мер доверия и инспекций.

В 1988-1989 гг. советская дипломатия активизировала усилия и по налаживанию политического диалога со странами Западной Европы. Предполагалось ускорить переговоры по сокращению обычных воору­жений, преодолеть геополитическое противостояние стран ОВД и НАТО, сделать новые шаги по сближению позиций в области прав человека. Важным фактором в налаживании этого диалога являлось сотрудниче­ства СССР с Советом Европы.

В годы «холодной войны» политическое влияние Совета Европы оставалось достаточно ограниченным. Разработка и принятие базовых документов Совета Европы в области защиты прав человека (Конвенция по правам человека 1950 г., Социальная Хартия Европы 1961 г., Европей­ская культурная конвенция 1954 г.) сыграли большую роль в развитии международного права, но их реализация полностью оставалась в компе­тенции государств. С 1984 г. с избранием на пост Генерального секретаря известного испанского политика Марселино Ореха Агирре в истории Совета Европы начался наиболее интенсивный и значимый период.

На заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы в апреле 1985 г. была поставлена задача превратить культурное сотрудничество, «политику европейской идентичности» в основное средство сближения Запада и Востока. Причем ставка была сделана не столько на межгосу­дарственное сотрудничество, сколько на гражданские инициативы и развитие институтов местной демократии. Большую роль сыграло принятие в 1985 г. Европейской Хартии местного самоуправления, которая органично дополнила Европейскую рамочную Конвенцию о трансграничном сотрудничестве (1980). В русле той же политики впос­ледствии были приняты Европейская хартия городов, Европейская хар­тия региональных языков и языковых меньшинств, Хартия об участии молодежи в жизни муниципальных и региональных образований, Евро­пейская Конвенция о трансграничном телевидении. В 1988 г. был основан Европейский Фонд «Евроимиджи», предназначенный для раз­вития совместного производства и распространения европейской аудио­визуальной и кинематографической продукции. Подобные меры позво­лили существенно изменить умонастроения в обществе, дать толчок для развития разнообразных неформальных контактов граждан самых различных стран, в том числе и социалистических. Для упрочения таких связей Комитет министров Совета Европы в 1987 г. принял специальную директиву об отношениях со странами Восточной Евро­пы, пока не входящими официально в состав организации.

В 1988 г. Парламентская ассамблея провела обсуждение темы «Об­щая политика Совета Европы - отношения между Востоком и Западом». Участники форума заявили о том, что, будучи свободным от блоковой солидарности и полномочий по принятию внешнеполитических реше­ний, Совет Европы оказался наиболее эффективной международной орга­низацией для развертывания общеевропейского диалога, «европейского строительства в самом широком смысле». Советская дипломатия активно поддержала эту инициативу. Когда в мае 1989 г. специальным решением Парламентской ассамблеи был введен особый статус «специального при­глашенного» (для стран, не являющихся членами Совета Европы), пос­ледние препятствия для начала официального сотрудничества были сня­ты. 6 июля 1989 г. в Страсбурге состоялось торжественное выступление М.Горбачева, выдвинувшего идею «общего европейского дома». Советс­кий лидер заявил о том, что «СССР и США являются естественными составляющими международной и политической структуры в Европе», но разделение континента на сферы влияния и буферные зоны безнадеж­но устарело. Горбачев призвал полностью перестроить континентальную политико-правовую систему, положив в ее основу общеевропейские цен­ности, заменив «геополитическое равновесие равновесием интересов» и в перспективе создав «широкое экономическое пространство от Атланти­ки до Урала». Он признал исключительную важность сотрудничества в области прав человека и «политики европейской идентичности», а также предложил использовать формулу хельсинкского процесса (СБСЕ) для объединения усилий всех стран Европы.

В течение нескольких месяцев, пока шла подготовка общеевро­пейского форума, политическая обстановка в мире разительно измени­лась. По всем восточноевропейским странам прокатилась волна «бар­хатных революций», уничтоживших социалистический строй. Нацио­нал-либеральные движения пришли к власти даже в советских прибал­тийских республиках. Но особое значение для Европы имели события в Германии. На волне широкого общественного движения к власти в ГДР пришли представители внутрипартийной оппозиции. Начался развал коммунистического режима, на фоне которого происходило быстрое сближение двух немецких государств. Канцлер Г. Коль активно поддер­жал этот процесс. После победы демократических партий на выборах в ГДР в марте 1990 г. дорога к объединению Германии была открыта, но вопрос требовал и международного урегулирования.

Определение международно-правовой формулы объединения Гер­мании стало предметом переговоров по формуле «2 + 4» (ФРГ, ГДР и держав-победительниц Второй мировой войны — США, СССР, Великоб­ритании, Франции). Они начались в мае 1990 г. Несмотря на сдержан­ную позицию британского и французского руководства, участники пе­реговоров подтвердили право немецкого народа на самоопределение. Важную роль сыграло решение Горбачева передать на усмотрение руководства объединенной Германии вопрос о принадлежности страны к военным и экономическим блокам, ускорить вывод советской группы войск из ГДР. Впрочем, о своем согласии на объединение Германии путем присоединения территории ГДР к ФРГ Горбачев сообщил Колю еще на секретных переговорах 10 февраля 1990 г.

12 сентября 1990 г. участниками переговоров по формуле «2 + 4» был подписан «Договор об окончательном урегулировании в отноше­нии Германии», завершивший послевоенную правовую реабилитацию Германии. Статья 1 договора устанавливала незыблемость послевоен­ных границ Германии, ст. 2-3 посвящались запрету производства, вла­дения и распоряжения ФРГ оружием массового уничтожения. В соот­ветствии с договором Германия должна была сократить свои вооружен­ные силы до согласованного предела и строго придерживаться требова­ния, чтобы с ее земли «исходил только мир». В ст. 4-5 регулировались вопросы пребывания советских войск на территории Восточной Герма­нии до 1994 г. и порядок их вывода. 3 октября 1990 г. ГДР перестала существовать.

В ноябре 1990 г. в Париже впервые за 15 лет после хельсинкской встречи собрались главы государств и правительств 32 европейских стран, США и Канады. Предыдущие саммиты СБСЕ (Белградский 1977-1978 гг., Мадридский 1980-1983 гг., Стокгольмский 1984 г., Венс­кий 1986 г. и др.) носили лишь консультативный характер и были посвящены выработке дополнительных мер по обеспечению междуна­родной безопасности. На Парижской конференции было подписано несколько договоров, призванных радикально изменить политическое развитие Европы. Основной документ конференции получил красноре­чивое название «Парижская хартия для новой Европы». На его страни­цах было заявлено об окончании «эры конфронтации и раскола» и начале «новой эпохи демократии, мира и единства». В Хартии подтвер­ждались принципы Заключительного акта СБСЕ, формулировались ос­новные права и свободы человека, раскрывалось понятие демократии как формы правления, неразрывно связанной с верховенством закона и уважением к человеческой личности, подчеркивалась значимость эко­номической свободы и социальной ответственности в прогрессе обще­ства, безусловная приверженность идеалам мира и безопасности. В разделе «Ориентиры на будущее» раскрывались основные направления международного сотрудничества в сфере экономического сотрудниче­ства, безопасности, экологии, культуры, проблем иммиграции, полити­ческого урегулирования в Средиземноморском регионе (в рамках диа­лог «Север-Юг»), Особая значимость придавалась «человеческому из­мерению» - защите этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности, борьбе против любых форм расовой и этнической нена­висти, обеспечению свободы передвижения и контактов между людьми. Кроме того, было решено институционализировать процесс СБСЕ, для чего создавался трехступенчатый механизм политических консульта­ций: встречи на высшем уровне. Совет министров иностранных дел (СМИД), Комитет старших должностных лиц (КС'ДЛ). Окончательное обсуждение вопроса о создании новой международной организации должен было состояться в Хельсинки в 1992 г.

Помимо «Хартии для новой Европы» на Парижской конференции был заключен Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ОВСЕ), основанный на признании равенства сил двух военно-политических блоков. В соответствии с ним для всех государств-участников устанав­ливались общие пределы количества обычных вооружений и техники (40 тыс. боевых танков, 60 тыс. боевых бронированных машин, 40 тыс. артиллерийских единиц, 13,6 тыс. боевых самолетов и 4 тыс. ударных вертолетов), конкретизировались условиях сосредоточения войск и тех­ники, оговаривались процедуры взаимного контроля и консультирова­ния. При этом оговаривалось, что по истечении 40 месяцев в пределах региона применения (от Атлантики до Урала) ни одно государство- участник не должно иметь больше чем треть от установленного общего предела вооружений. В дополнение к Договору по ОВСЕ 22 государ­ства НАТО и ОВД приняли политическую декларацию, где заявляли о своей приверженности принципам ООН и СБСЕ, готовности поддержи­вать систему международной безопасности и использовать военный потенциал лишь в целях обороны.

Парижская конференция 1990 г. по праву могла бы стать стала символом завершения «холодной войны». Ее решения не устранили многочисленные противоречия на международной арене, но создали политико-правовую основу для реорганизации всей системы междуна­родных отношений. «Хартия для новой Европы» закрепила либерально- Демократические ценности как всеобщие, подлежащие международным гарантиям и не связанные со спецификой той или иной социальной системы. Институционализация процесса СБСЕ вела к формированию новой влиятельной международной организации, принимавшей на себя ответственность по постоянному мониторингу проблем прав человека и координации демократических преобразований в странах Европы. До­говор по ОВСЕ был заключен бессрочно и позволил впервые распрост­ранить механизм международного контроля на сферу обычных воору­жений. Однако параллельно развивались события, которые привели к еще более радикальной ломке всей системы международных отноше­ний. Смена политических режимов в восточноевропейских странах привела к стремительному распаду советского блока. В июне 1990 г. на встрече на высшем уровне в Москве было достигнуто соглашение об отказе от военных функций ОВД и сохранении его в роли консультатив­ной организации. Весной 1991 г. состоялся официальный роспуск СЭВ, а в июле 1991 г. официально прекратил свое существование и ОВД. Вместо создания «общего европейского дома» актуальной перспекти­вой стало расширение границ Европейского Союза и НАТО на восток континента. Сам Советский Союз быстро втягивался в острейший по­литический кризис. После событий «августовского путча» советский режим оказался обречен. К концу 1991 г. распад СССР завершился. На постсоветском пространстве образовались суверенные государства, вставшие на путь сложных социальных преобразований. Тем самым, на международной арене осталась лишь одна «сверхдержава». Биполяр­ный мировой порядок оказался разрушен.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com