Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com

   
 

Последние комментарии

    • Denox В новости: Как кавказцы служили в русской а ...
    • Panzerjager74 В новости: ПРИКАЗЫ ИЗ АРХИВА 1-й КАЗАЧЬЕЙ Д ...
    • admin В новости: Тайна рейса 914.
    • Яночка В новости: Тайна рейса 914.
    • Юсуп В новости: Тайна Бермудского треугольника с ...
    • вит В новости: Эффект Рингельмана
    • Elena В новости: Почему динозавры вымерли?
    • Артем В новости: Детское письмо Кати Сусаниной
    • Мас В новости: ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА
    • Русич В новости: Страна и население древней Руси ...

     

     

 
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости. Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
18-09-2010, 15:09

Глава 2. Великобритания в 1800-1870 гг.

Война с наполеоновской Францией

 

    XIX сто­ле­тие Ве­ли­коб­ри­та­ния встре­ти­ла в сос­то­янии край­не­го нап­ря­же­ния и ус­та­лос­ти. Семь лет уже дли­лась вой­на с Фран­ци­ей­, раз­ва­ли­лись две ан­тиф­ран­цуз­с­кие ко­али­ции, пи­та­емые кровью сол­дат кон­ти­нен­таль­ных стран и бри­тан­с­ким зо­ло­том. Ис­точ­ник пос­лед­не­го, сог­лас­но фран­цуз­с­кой прес­се, был не­ис­ся­ка­ем. Од­на­ко это не со­от­вет­с­т­во­ва­ло дей­ст­ви­тель­нос­ти. Го­су­дар­с­т­вен­ный долг пе­ре­ва­лил за 450 млн. фун­тов стер­лин­гов (или 3150 млн. руб.). Премь­ер-ми­нистр Виль­ям Питт-млад­ший ввел прог­рес­сив­ный на­лог на все до­хо­ды, пре­вы­ша­ющие 60 ф. ст. в год. Ле­то за ле­том при­но­си­ло обиль­ные дож­ди, хлеб гнил, уро­жаи вы­да­ва­лись низ­кие. В «ни­зах» зре­ло не­до­воль­с­т­во.

    Кабинет от­ве­чал реп­рес­си­ями про­тив не­до­воль­ных и пре­дуп­ре­ди­тель­ны­ми ме­ра­ми по от­но­ше­нию к тем, кто еще не встал на путь про­тес­та. В 1801 г. всту­пил в си­лу акт пар­ла­мен­та, ли­шав­ший Ир­лан­дию, в на­ка­за­ние за вос­ста­ние 1797 г., сво­его пар­ла­мен­та и са­мо­уп­рав­ле­ния; ир­лан­д­цы по­лу­чи­ли пра­во по­сы­лать оп­ре­де­лен­ное чис­ло сво­их де­пу­та­тов в па­ла­ту об­щин. С 1794 по 1801 г., т. е. до Амь­ен­с­ко­го ми­ра, не дей­ст­во­вал Ха­бе­ас кор­пус акт, и под­дан­ных ко­ро­ны мож­но бы­ло дер­жать в зак­лю­че­нии, не предъ­яв­ляя им су­деб­но­го ис­ка. Учас­тие в за­го­во­ре про­тив мо­нар­хии и кон­с­ти­ту­ции гро­зи­ло арес­том сро­ком до се­ми лет, по­ня­тие же «за­го­вор» трак­то­ва­лось очень ши­ро­ко. Бы­ли зап­ре­ще­ны соб­ра­ния с чис­лом учас­т­ни­ков свы­ше пя­ти­де­ся­ти, га­зе­ты пос­тав­ле­ны под над­зор су­дей­, что фак­ти­чес­ки оз­на­ча­ло вве­де­ние цен­зу­ры. В 1800 г. был на­ло­жен зап­рет на де­ятель­ность «дру­жес­ких об­ществ», аги­ти­ро­вав­ших за уве­ли­че­ние за­ра­бот­ной пла­ты и сок­ра­ще­ние ра­бо­че­го дня.

    Но не реп­рес­сии по­мог­ли Бри­та­нии вы­дер­жать страш­ное нап­ря­же­ние вой­ны. Опа­се­ние втор­же­ния со сто­ро­ны Фран­ции объ­еди­ня­ло на­цию; по­бе­ды фран­цуз­с­ко­го ору­жия на кон­ти­нен­те не ос­та­ви­ли да­же сле­дов прес­ло­ву­то­го ба­лан­са сил, ос­но­вы ос­нов ан­г­лий­ской внеш­ней по­ли­ти­ки; ты­ся­че­лет­няя Ве­не­ци­ан­с­кая рес­пуб­ли­ка ис­чез­ла с кар­ты по во­ле ге­не­ра­ла На­по­ле­она Бо­на­пар­та; Гол­лан­дия и Ис­па­ния очу­ти­лись в за­ви­си­мос­ти от Фран­цуз­с­кой рес­пуб­ли­ки; на­ко­нец, тот же Бо­на­парт ри­нул­ся на Ближ­ний Вос­ток, зо­ну не­пос­ред­с­т­вен­ных ин­те­ре­сов Бри­та­нии, и пос­та­вил под воп­рос ее гос­под­с­т­во на Сре­ди­зем­ном мо­ре. Все это по­буж­да­ло ан­г­лий­ские пра­вя­щие кру­ги к мо­би­ли­за­ции сил. Вто­рая ан­тиф­ран­цуз­с­кая ко­али­ция (1798 г.; Рос­сия, Ав­с­т­рия, Не­апо­ли­тан­с­кое ко­ро­лев­с­т­во, Пор­ту­га­лия и Тур­ция) рас­па­лась че­рез два го­да пос­ле по­ра­же­ний ав­с­т­рий­ской ар­мии при Ма­рен­го и Го­ген­лин­де­не, на­не­сен­ных ей Бо­на­пар­том, став­шим пер­вым кон­су­лом рес­пуб­ли­ки. Ве­ли­коб­ри­та­ния вновь ос­та­лась в оди­но­чес­т­ве. Она от­ве­ти­ла зах­ва­том стра­те­ги­чес­ки важ­но­го ос­т­ро­ва Маль­та в Сре­ди­зем­ном мо­ре; в 1801 г. ка­пи­ту­ли­ро­ва­ли фран­цуз­с­кие вой­ска в Егип­те, бро­шен­ные Бо­на­пар­том на про­из­вол судь­бы. В том же го­ду ад­ми­рал Го­ра­цио Нель­сон вор­вал­ся на рейд Ко­пен­га­ге­на и сжег сто­яв­шие там на яко­ре дат­с­кие во­ен­ные ко­раб­ли. Что из то­го, что Ан­г­лия с Да­ни­ей не во­ева­ла! Речь ведь шла о сох­ра­не­нии гос­под­с­т­ва на мо­рях!

    Но тут нас­ту­пил пе­ре­рыв. Пра­ви­тель­с­т­во Г. Ад­дин­г­то­на, сме­нив­ше­го Пит­та на пос­ту премь­ер-ми­нис­т­ра, под­пи­са­ло в мар­те 1802 г. в Амь­ене мир с Фран­ци­ей. Од­ной ус­та­лос­тью от вой­ны и ра­зо­ча­ро­ва­ни­ем в свя­зи с кру­ше­ни­ем вто­ро­го со­юза объ­яс­нить эту ак­цию нель­зя или не­дос­та­точ­но. Воз­дей­ст­во­вал и иной фак­тор: яв­но ощу­ща­лось пе­ре­рож­де­ние ха­рак­те­ра фран­цуз­с­кой внеш­ней по­ли­ти­ки, о ло­зун­ге «мир хи­жи­нам, вой­на двор­цам» в Па­ри­же по­за­бы­ли; фран­цуз­с­кая бур­жу­азия яв­но стре­ми­лась к ев­ро­пей­ской ге­ге­мо­нии. Это бы­ло опас­но, но все же зна­ко­мо; по­ли­ти­чес­кие и во­ен­ные ка­так­лиз­мы ус­т­ре­ми­лись в ста­рое рус­ло ба­лан­са сил; ни­ка­ких по­ся­га­тельств на бри­тан­с­кую кон­с­ти­ту­ци­он­ную сис­те­му и ко­ро­лев­с­кую власть не наб­лю­да­лось; ре­во­лю­ци­он­ным «эксцес­сам» при­шел ко­нец. Но и сок­ру­шить На­по­ле­она не бы­ло ни­ка­ких на­дежд, зна­чит, сле­до­ва­ло по­пы­тать­ся дос­тичь до­го­во­рен­нос­ти.

    Договор за­фик­си­ро­вал не­ма­лые ус­туп­ки со сто­ро­ны Ве­ли­коб­ри­та­нии: она воз­в­ра­ща­ла Фран­ции, Ис­па­нии и Гол­лан­дии зах­ва­чен­ные у них ко­ло­ни­аль­ные вла­де­ния, кро­ме ос­т­ро­вов Три­ни­дад и Цей­лон, а ос­т­ров Маль­та - ры­цар­с­ко­му ор­де­ну Ио­ан­ни­тов; ее вой­ска по­ки­да­ли Еги­пет. Фран­цуз­с­кая ар­мия эва­ку­иро­ва­ла Не­апо­ли­тан­с­кое ко­ро­лев­с­т­во и Пап­с­кую об­ласть; но ле­вый бе­рег Рей­на ос­та­вал­ся за Фран­ци­ей.

    Состоятельные бри­тан­цы хлы­ну­ли на кон­ти­нент: на­ко­нец-то блис­та­тель­ный Па­риж стал вновь дос­ту­пен! Ан­г­лий­ские ле­ди бы­ли шо­ки­ро­ва­ны тем, как они от­с­та­ли от мо­ды за де­вять лет ос­т­ров­но­го уеди­не­ния. Вла­дель­цы гос­ти­ниц, рес­то­ра­нов, ма­га­зи­нов во Фран­ции под­с­чи­ты­ва­ли пол­но­вес­ные ги­неи - нас­ту­пил пер­вый в ис­то­рии ту­рис­т­с­кий бум. Не­ко­то­рые пу­те­шес­т­вен­ни­ки столь ув­лек­лись ос­мот­ром дос­топ­ри­ме­ча­тель­нос­тей­, что не за­ме­ти­ли, как вновь на­ча­лась вой­на, и зас­т­ря­ли на кон­ти­нен­те всерь­ез и на­дол­го.

    Амьенский мир обер­нул­ся крат­ким пе­ре­ми­ри­ем. Кор­си­кан­с­кий за­во­ева­тель не же­лал ос­та­нав­ли­вать­ся на пол­пу­ти, а в Лон­до­не приш­ли к вы­во­ду, что и так заш­ли слиш­ком да­ле­ко в ус­туп­ках. На­по­ле­он ан­нек­си­ро­вал Пьемонт и ос­т­ров Эль­бу, за­нял сво­ими вой­ска­ми Швей­ца­рию; Бри­та­ния не же­ла­ла рас­ста­вать­ся с ос­т­ро­вом Маль­та, клю­че­вой по­зи­ци­ей в Сре­ди­зем­ном мо­ре. В мае 1803 г. еди­но­бор­с­т­во во­зоб­но­ви­лось; пра­ви­тель­с­т­во вновь воз­г­ла­вил неп­рек­лон­ный Виль­ям Питт. Он по­пы­тал­ся ско­ло­тить «ми­нис­тер­с­т­во всех та­лан­тов», но по­ме­ша­ло со­пер­ни­чес­т­во ли­де­ров. В кон­це кон­цов по­лу­чил­ся, по вы­ра­же­нию ос­т­ря­ков, «ка­би­нет Бил­ли и Пит­та» (Бил­ли - сок­ра­щен­ное имя Виль­ям).

    Страна го­то­ви­лась к втор­же­нию фран­цу­зов из-за Ла-Ман­ша. Спас ее от этой уг­ро­зы ад­ми­рал Нель­сон: 21 ок­тяб­ря 1805 г. он раз­г­ро­мил ис­па­но-фран­цуз­с­кий флот в сра­же­нии у мы­са Тра­фаль­гар, зап­ла­тив за по­бе­ду соб­с­т­вен­ной жиз­нью, а Питт су­мел в том же го­ду об­ра­зо­вать третью ан­тиф­ран­цуз­с­кую ко­али­цию.

    Но на кон­ти­нен­те де­ла об­с­то­яли из рук вон пло­хо. Ав­с­т­рий­ская ар­мия сда­ла кре­пость Ульм, по­ки­ну­ла Ве­ну; рус­ско-австрий­ские вой­ска про­иг­ра­ли бит­ву при Аус­тер­ли­це (те­перь - го­род Слав­ков в Че­хии); Ав­с­т­рия под­пи­са­ла мир. Питт не вы­дер­жал столь­ких тра­ги­чес­ких не­удач, его фи­зи­чес­кие и мо­раль­ные си­лы бы­ли по­дор­ва­ны; он скон­чал­ся в воз­рас­те 46 лет. Пар­ла­мент уп­ла­тил его дол­ги и ус­т­ро­ил ему го­су­дар­с­т­вен­ные по­хо­ро­ны в Вес­т­мин­с­те­ре. А На­по­ле­он про­дол­жал се­рию по­бед; в 1806 г. бы­ла раз­г­ром­ле­на Прус­сия; в сле­ду­ющем го­ду Рос­сия под­пи­са­ла тя­же­лый для нее Тиль­зит­с­кий до­го­вор. На бри­тан­с­кую мор­с­кую бло­ка­ду На­по­ле­он от­ве­тил бло­ка­дой кон­ти­нен­таль­ной­: ввел зап­рет на тор­гов­лю с Бри­та­ни­ей за­ви­си­мым от не­го или со­юз­ным (как Рос­сия) стра­нам, от­ре­зал ее от ев­ро­пей­ских ис­точ­ни­ков сырья и рын­ков сбы­та. Ан­г­лия вновь очу­ти­лась один на один с гроз­ным за­во­ева­те­лем.

    Постепенно в кро­меш­ную мглу, ка­за­лось бы, сплош­ных не­удач ста­ли про­ни­кать лу­чи на­деж­ды. Ча­ша тер­пе­ния ев­ро­пей­ских на­ро­дов пе­ре­пол­ни­лась. Втор­же­ние На­по­ле­она в Ис­па­нию в 1808 г. на­тол­к­ну­лось на мощ­ный от­пор. Вы­са­див­ший­ся на Пи­ре­ней­ском по­лу­ос­т­ро­ве в по­мощь пов­с­тан­цам ан­г­лий­ский эк­с­пе­ди­ци­он­ный кор­пус под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­ра­ла А. Уэл­с­ли, бу­ду­ще­го гер­цо­га Вел­лин­г­то­на, на­чал ус­пеш­ную, хо­тя и рас­тя­нув­шу­юся на нес­коль­ко лет кам­па­нию. На­вя­зан­ный Рос­сии со­юз с Фран­ци­ей всту­пил в по­ло­су кри­зи­са. От­чет­ли­во обоз­на­чи­лись аван­тю­ризм и про­ти­во­ес­тес­т­вен­ность са­мой идеи ус­та­нов­ле­ния фран­цуз­с­ко­го гос­под­с­т­ва в Ев­ро­пе. Кон­ти­нен­таль­ная бло­ка­да оз­на­ча­ла по­пыт­ку ра­зор­вать дав­ние, проч­ные и вза­имо­вы­год­ные свя­зи меж­ду раз­ны­ми час­тя­ми Ев­ро­пы, а по­то­му бы­ла об­ре­че­на на про­вал. Но кон­ти­нен­таль­ная бло­ка­да уда­ри­ла по бри­тан­с­ко­му пот­ре­би­те­лю. Це­на за кар­тер пше­ни­цы (ок. 290 л) под­ня­лась в 1809-1812 гг. с 75 до 130 шил­лин­гов. Это бы­ло вре­мя «го­лод­ных бун­тов» и дви­же­ния луд­ди­тов - тка­чей­, раз­би­вав­ших свои стан­ки в убеж­де­нии, что без­г­лас­ная ма­ши­на ра­зо­ри­ла их. Луд­ди­тов ожи­да­ла ка­тор­га или смерть на ви­се­ли­це, и лишь один го­лос проз­ву­чал в их за­щи­ту в па­ла­те лор­дов - и это был го­лос прос­лав­лен­но­го по­эта Джор­д­жа Гор­до­на Бай­ро­на.

    Конечно, не в оди­ноч­ку и не на Пи­ре­ней­ском по­лу­ос­т­ро­ве мож­но бы­ло сок­ру­шать мо­гу­щес­т­во На­по­ле­она; по­пыт­ка же пе­ре­нес­ти во­ен­ные дей­ст­вия поб­ли­же к жиз­нен­ным цен­т­рам неп­ри­яте­ля окон­чи­лась сок­ру­ши­тель­ным про­ва­лом. Прав­да, уда­лось зак­ре­пить­ся на ос­т­ро­ве Гель­го­ланд у гер­ман­с­ко­го по­бе­режья. Но круп­но­мас­ш­таб­ная эк­с­пе­ди­ция на ос­т­ров Валь­ха­рен (40 тыс. сол­дат и офи­це­ров, 1809 г.), за­вер­ши­лась ка­тас­т­ро­фой.

    Путь к спа­се­нию ле­жал че­рез соз­да­ние но­вой ко­али­ции, не­мыс­ли­мой без Рос­сии,- кро­ме нее прос­то не на ко­го бы­ло опе­реть­ся на кон­ти­нен­те. А с Рос­си­ей Ан­г­лия пос­ле Тиль­зи­та на­хо­ди­лась в сос­то­янии вой­ны... Ан­г­лий­ская дип­ло­ма­тия за­ня­ла су­гу­бо ос­то­рож­ную, ум­ную и так­тич­ную по­зи­цию по от­но­ше­нию к «неп­ри­яте­лю». Круп­ней­ший по­ли­тик Джордж Кан­нинг, воз­г­лав­ляв­ший тог­да Фо­рин-оффис, при вся­ком удоб­ном слу­чае вы­ра­жал со­жа­ле­ние в свя­зи с рас­хож­де­ни­ем двух дер­жав, кров­но за­ин­те­ре­со­ван­ных в со­юзе. Сре­ди­зем­но­мор­с­кая эс­кад­ра ад­ми­ра­ла Д.П. Се­ня­ви­на, за­пер­тая в ус­тье ре­ки Та­хо (Пор­ту­га­лия), ка­за­лось, бы­ла об­ре­че­на на по­ра­же­ние или тя­же­лую про­це­ду­ру сда­чи в плен. Ан­г­лий­ский флаг­ман яв­но не по сво­ей ини­ци­ати­ве про­вел опе­ра­цию так, «что­бы ме­нее все­го бы­ли за­де­ты чув­с­т­ва» рус­ских мо­ря­ков: су­да со сво­ими ко­ман­да­ми прип­лы­ли в Ве­ли­коб­ри­та­нию, здесь мо­ря­ки по­ки­ну­ли ко­раб­ли. Поз­д­нее, не до­жи­да­ясь при­ми­ре­ния, их дос­та­ви­ли в Ри­гу; су­да же по окон­ча­нии «вой­ны» бы­ли воз­в­ра­ще­ны Рос­сии; за те же из них, что приш­ли в не­год­ность, бы­ло уп­ла­че­но спол­на.

    В июне 1812 г. по Бри­та­нии про­ше­лес­тел вздох об­лег­че­ния, пас­то­ры воз­нес­ли в хра­мах бла­го­дар­с­т­вен­ные мо­лит­вы: ар­мия «дву­на­де­ся­ти язы­ков» втор­г­лась в Рос­сию. Окон­чил­ся пос­лед­ний шес­ти­лет­ний этап ан­г­ло-фран­цуз­с­ко­го еди­но­бор­с­т­ва.

    Грозный со­юз объ­еди­нив­ших­ся вновь Рос­сии, Ан­г­лии, Прус­сии, Ав­с­т­рии и Шве­ции взял вверх над ар­ми­ей Фран­ции. В ап­ре­ле 1814 г. от­рек­ший­ся от прес­то­ла На­по­ле­он уда­лил­ся, с ви­ди­мым по­че­том, на ос­т­ров Эль­ба в Сре­ди­зем­ном мо­ре. А со­юз­ни­ки взя­лись за труд­ную за­да­чу мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния, при этом Ве­ли­коб­ри­та­ния бо­ро­лась боль­ше не за тер­ри­то­рии, а за вли­яние. Сле­дуя ста­рой тра­ди­ции, ви­конт Ро­берт Кас­л­ри, гла­ва Фо­рин-оффис, стре­мил­ся соз­дать блок го­су­дарств в про­ти­во­вес силь­ней­шей дер­жа­ве кон­ти­нен­та, ко­то­рой ста­ла Рос­сия. «Сдер­жи­вать» ее дол­ж­ны бы­ли Ан­г­лия, Ав­с­т­рия и в близ­ком 38

    будущем - по­беж­ден­ная Фран­ция. Кас­л­ри го­ря­чо под­дер­жал прин­цип ле­ги­ти­миз­ма, при­няв, та­ким об­ра­зом, учас­тие в на­саж­де­нии в ев­ро­пей­ских стра­нах боль­ших и ма­лых са­мо­дер­ж­цев. Са­ма Бри­та­ния зак­ре­пи­ла за со­бой ос­т­ро­ва Маль­та, Цей­лон и Кап­с­кую ко­ло­нию в Юж­ной Аф­ри­ке. Но, глав­ное, она обес­пе­чи­ла се­бе тор­го­вое и во­ен­но-мор­с­кое пре­об­ла­да­ние и соз­да­ла ос­но­ву для но­во­го ба­лан­са сил в Ев­ро­пе.

    По хо­ду кон­г­рес­са На­по­ле­он пре­под­нес его учас­т­ни­кам сюр­п­риз в ви­де «Ста дней»; пол­ко­вод­чес­кая звез­да гер­цо­га Вел­лин­г­то­на как по­бе­ди­те­ля гроз­но­го кор­си­кан­ца под­ня­лась вы­со­ко пос­ле бит­вы при Ва­тер­лоо. За­бо­там Бри­та­нии был по­ру­чен са­мый зна­ме­ни­тый в ис­то­рии уз­ник: ко­рабль его ве­ли­чес­т­ва «Бел­ле­ро­фон» увез Бо­на­пар­та на уеди­нен­ный ос­т­ров Свя­той Еле­ны в Ат­лан­ти­ке - в зак­лю­че­ние, став­шее ле­ген­дой.

 

Трудные послевоенные годы

 

    Вызванная по­бе­дой эй­фо­рия про­дол­жа­лась не­дол­го, ее сме­ни­ла по­ло­са тя­же­лых лет. На 1780-1815 го­ды па­дал осо­бо ин­тен­сив­ный этап про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции. Ар­мия и флот пог­ло­ща­ли во­ору­же­ние и сна­ря­же­ние, об­мун­ди­ро­ва­ние и про­до­воль­с­т­вие. Суб­си­дии со­юз­ни­кам оп­ре­де­ля­лись в день­гах, а пос­тав­ля­лись в ви­де ру­жей­, пу­шек, по­ро­ха, мун­ди­ров, ши­не­лей­, са­пог. Кон­ти­нен­таль­ная бло­ка­да от­ре­за­ла Ан­г­лию от тра­ди­ци­он­ных ис­точ­ни­ков про­до­воль­с­т­вия и сырья, и это да­ло тол­чок са­мос­наб­же­нию, преж­де все­го зер­ном. Пот­реб­ность в хле­бах бы­ла так ве­ли­ка, что фер­ме­ры за­па­хи­ва­ли преж­де пус­то­вав­шие или заб­ро­шен­ные зем­ли, что тре­бо­ва­ло не­ма­лых до­пол­ни­тель­ных зат­рат; ког­да средств на это не хва­та­ло, фер­ме­ры при­бе­га­ли к зай­мам у бан­ков. Це­ны сто­яли вы­со­кие, лен­д­лор­ды проц­ве­та­ли, не­ма­лая то­ли­ка пе­ре­па­да­ла и арен­да­то­рам.

    Но вся эта от­ра­бо­тан­ная сис­те­ма рух­ну­ла в од­но­часье. Из ар­мии и фло­та бы­ли уво­ле­ны до по­лу­мил­ли­она че­ло­век, по­пол­нив­ших ры­нок ра­бо­чей си­лы, где сра­зу стал ощу­щать­ся ее из­бы­ток. Пра­ви­тель­с­т­во сок­ра­ти­ло свои за­ка­зы в де­сять раз. Из пор­тов Бал­ти­ки и Се­вер­но­го мо­ря ста­ли пос­ту­пать де­ше­вые кон­ти­нен­таль­ные зла­ки - пше­ни­ца, рожь, овес, яч­мень. Це­ны по­пол­з­ли вниз. Аг­ра­ри­ев - от лен­д­лор­дов до фер­ме­ров ох­ва­ти­ла па­ни­ка. Кон­ти­нен­таль­ные го­су­дар­с­т­ва вмес­то то­го, что­бы пог­ло­щать бри­тан­с­кие из­де­лия, од­но за дру­гим ого­ра­жи­ва­лись вы­со­кой та­мо­жен­ной сте­ной и под ее прик­ры­ти­ем раз­ви­ва­ли соб­с­т­вен­ную ин­дус­т­рию.

    «Верхи» об­щес­т­ва ис­поль­зо­ва­ли свое по­ло­же­ние для то­го, что­бы бла­го­по­луч­но ми­но­вать про­пасть. Власть в пар­ла­мен­те без­раз­дель­но при­над­ле­жа­ла зе­мель­ным маг­на­там и «сель­с­ким джен­т­ль­ме­нам», и они вос­поль­зо­ва­лись ею для то­го, что­бы за­ко­но­да­тель­но за­щи­тить свои ин­те­ре­сы. Пра­ви­тель­с­т­во гра­фа Р. Ли­вер­пу­ла сни­зи­ло, а по­том и от­ме­ни­ло по­до­ход­ный на­лог, па­дав­ший в ос­нов­ном на бо­га­тых, и по­вы­си­ло кос­вен­ные на­ло­ги, ло­жив­ши­еся бре­ме­нем на ря­до­во­го пот­ре­би­те­ля. За­тем в 1815 г. бы­ли при­ня­ты «хлеб­ные за­ко­ны» яв­но в ин­те­ре­сах ма­но­ра и де­рев­ни и в ущерб го­ро­ду: ввоз зер­на в стра­ну зап­ре­щал­ся, ес­ли це­на на не­го на внут­рен­нем рын­ке опус­ка­лась ни­же 80 шил­лин­гов за квар­тер. Цель бы­ла дос­тиг­ну­та: це­на на хлеб (шил­линг за 1 кг) де­ла­ла его пред­ме­том рос­ко­ши для ра­бо­чих, по­лу­чав­ших в сред­нем 7 шил­лин­гов в не­де­лю. Кар­то­фель и ре­па ста­ли ос­нов­ной пи­щей тру­до­вых се­мей.

    Обстановка в стра­не на­ка­ли­лась. Мас­сы охот­но вни­ма­ли аги­та­ции ра­ди­ка­лов, сре­ди ко­то­рых выд­ви­нул­ся Виль­ям Ко­бетт (1(762-1835). При­чи­ной бед­с­т­вен­но­го сос­то­яния на­ро­да он счи­тал дур­ное прав­ле­ние, по­кон­чить с ко­то­рым мож­но лишь пу­тем де­мок­ра­ти­за­ции стра­ны; важ­ней­ши­ми ша­га­ми к спра­вед­ли­вос­ти он по­ла­гал вве­де­ние все­об­ще­го из­би­ра­тель­но­го пра­ва для муж­чин и еже­год­ное пе­ре­из­б­ра­ние па­ла­ты об­щин при тай­ном го­ло­со­ва­нии. Ра­ди­каль­ные так на­зы­ва­емые Гем­п­дон­с­кие клу­бы быс­т­ро пус­ти­ли кор­ни, наб­лю­да­те­ли оп­ре­де­ля­ли чис­ло их чле­нов в 100 тыс. Ус­пеш­но шел сбор под­пи­сей под пе­ти­ци­ей с из­ло­же­ни­ем тре­бо­ва­ний ра­ди­ка­лов. В ян­ва­ре 1817 г. в лон­дон­с­кой та­вер­не «Ко­ро­на и якорь» сос­то­ялось за­се­да­ние ра­ди­каль­ных клу­бов, и вско­ре их упол­но­мо­чен­ные под при­вет­с­т­вен­ные кри­ки мно­го­ты­сяч­ной тол­пы, ок­ру­жив­шей Вес­т­мин­с­тер, внес­ли в зда­ние пар­ла­мен­та пе­ти­цию в ви­де длин­но­го спис­ка, раз­вер­нув ее и дер­жа над го­ло­ва­ми. Пра­ви­тель­с­т­во от­ве­ти­ло вве­де­ни­ем Ак­та о мя­теж­ных об­щес­т­вах, де­ятель­ность ко­то­рых бы­ла зап­ре­ще­на.

    Предпринятый ра­ди­ка­ла­ми Нот­тин­ге­ма по­ход на Лон­дон (июнь 1817 г.) в на­ив­ной на­деж­де, что к ним при­со­еди­нят­ся мас­сы не­до­воль­ных, а сол­да­ты от­ка­жут­ся стре­лять в них, про­ва­лил­ся. Их пло­хо во­ору­жен­ная (вплоть до вил) груп­па бы­ла быс­т­ро рас­се­яна дра­гу­на­ми. Три ру­ко­во­ди­те­ля бы­ли по­ве­ше­ны в Дер­би, дру­гие поп­ла­ти­лись ка­тор­гой и тю­рем­ным зак­лю­че­ни­ем.

    Движение про­тес­та про­яв­ля­лось в мно­го­ты­сяч­ных ми­тин­гах, про­во­ди­мых ве­че­ром и да­же ночью; при мер­ца­нии све­та фа­ке­лов зву­ча­ли ре­чи ора­то­ров, тре­бо­вав­ших до­пус­тить на­род к влас­ти с по­мощью пар­ла­мен­т­с­кой ре­фор­мы. При­пи­сы­вать этим соб­ра­ни­ям ан­ти­кон­с­ти­ту­ци­он­ный ха­рак­тер бы­ло не­воз­мож­но, бо­роть­ся с ни­ми - труд­но. Мя­теж­ный дух не ис­че­зал. Шах­те­ры из Стаф­фор­д­ши­ра, тол­кая вруч­ную те­леж­ки с уг­лем, яви­лись в Лон­дон в на­деж­де, что принц-ре­гент по­мо­жет им. Тка­чам из Ман­чес­те­ра доб­рать­ся до сто­ли­цы не уда­лось - их рас­се­яли сол­да­ты у Дер­би. Луд­ди­ты в сле­пой ярос­ти ло­ма­ли ма­ши­ны. В ав­гус­те 1819 г. шес­ти­де­ся­ти­ты­сяч­ное соб­ра­ние с тре­бо­ва­ни­ем де­ше­во­го хле­ба и пар­ла­мен­т­с­кой ре­фор­мы сос­то­ялось в Ман­чес­те­ре. Лю­ди приш­ли на По­ле Св. Пет­ра в праз­д­нич­ной одеж­де, с семь­ями. На­пу­ган­ные ве­ли­чи­ем и раз­ма­хом дви­же­ния судьи выз­ва­ли в по­мощь по­ли­ции вой­ска. Гу­са­ры ри­ну­лись в кон­ном строю на тол­пу, ОРУ­ДУЯ шаш­ка­ми; 11 че­ло­век бы­ли уби­ты, 400 ра­не­ны. Пар­ла­мент в ис­пу­ге при­нял «шесть ак­тов для за­ты­ка­ния рта» (вклю­чая зап­рет на соб­ра­ния с чис­лом учас­т­ни­ков свы­ше 50, на «час­т­ные» во­ен­ные уче­ния, вве­де­ние гер­бо­во­го сбо­ра на лис­тов­ки, раз­ре­ше­ние су­деб­ным влас­тям про­из­во­дить обыс­ки в по­ис­ках ору­жия). В фев­ра­ле 1820 г. был рас­к­рыт «за­го­вор на ули­це Ка­то» с целью убий­ст­ва чле­нов ка­би­не­та во вре­мя их сов­мес­т­но­го обе­да. Пя­те­ро за­го­вор­щи­ков поп­ла­ти­лись жиз­нью, пя­те­рых дру­гих от­п­ра­ви­ли на по­жиз­нен­ную ка­тор­гу.

    В том же 1820 го­ду пра­ви­тель­с­т­во ожи­да­ло пот­ря­се­ние сов­сем ино­го ро­да, ед­ва его не сва­лив­шее,- бра­ко­раз­вод­ный про­цесс пер­во­го ли­ца в го­су­дар­с­т­ве. И до той по­ры ав­гус­тей­шая семья, ка­за­лось, де­ла­ла все воз­мож­ное, что­бы дис­к­ре­ди­ти­ро­вать ин­с­ти­тут мо­нар­хии. Сам Ге­орг III под ко­нец жиз­ни впал в бе­зу­мие и уеди­нил­ся в Бу­кин­гем­с­ком двор­це. Его сы­новья со­пер­ни­ча­ли друг с дру­гом в пьян­с­т­ве, мо­тов­с­т­ве и кар­теж­ных иг­рах; ци­виль­но­го лис­та им не хва­та­ло, все бы­ли в дол­гах; в до­вер­ше­ние все­го они сму­ща­ли рев­ни­те­лей нрав­с­т­вен­нос­ти воль­ны­ми со­юза­ми с да­ма­ми не впол­не доб­ро­де­тель­ны­ми. При­мер по­да­вал стар­ший­, Ге­орг, с 1810 г. яв­ляв­ший­ся прин­цем-ре­ген­том, а че­рез де­сять лет всту­пив­ший на прес­тол. Смо­ло­ду строй­ный и кра­си­вый­, на­ре­чен­ный си­ко­фан­та­ми «пер­вым джен­т­ль­ме­ном Ев­ро­пы», он, пре­да­ва­ясь об­жор­с­т­ву и не­уме­рен­но­му пот­реб­ле­нию спир­т­но­го, в зре­лые го­ды рас­тол­с­тел, об­рюзг и стал слу­жить пос­то­ян­ной ми­шенью ка­ри­ка­ту­рис­там.

    Георг не в сос­то­янии был скрыть глу­бо­кой ан­ти­па­тии к бри­тан­с­кой кон­с­ти­ту­ци­он­ной прак­ти­ке, за­ви­до­вал аб­со­лют­ным мо­нар­хам и од­наж­ды в бе­се­де с рус­ским пос­лом Х.А. Ли­ве­ном вы­ра­зил глу­бо­кое огор­че­ние в свя­зи с тем, что его пред­ки до­пус­ти­ли соз­да­ние та­ко­го «вре­до­нос­но­го» уч­реж­де­ния, как пар­ла­мент.

    Но ко все­му это­му пра­ви­тель­с­т­во Ли­вер­пу­ла при­тер­пе­лось. Пос­ле сво­его во­ца­ре­ния Ге­орг, од­на­ко, об­ру­шил на не­го удар, от ко­то­ро­го пра­ви­тель­с­т­во за­ка­ча­лось и чуть бы­ло не рух­ну­ло. Де­ло в том, что брак ко­ро­ля был нес­час­т­лив, и он жил в раз­лу­ке с же­ной­, прин­цес­сой Ка­ро­ли­ной­, пе­ре­се­лив­шей­ся на кон­ти­нент. Ког­да же суп­руг из ре­ген­та прев­ра­тил­ся в мо­нар­ха, Ка­ро­ли­на яви­лась в Лон­дон, что­бы за­нять по­ла­гав­ше­еся ей мес­то на тро­не. Ге­орг, к ужа­су ми­нис­т­ров, взду­мал на­чать (в пар­ла­мен­те) бра­ко­раз­вод­ный про­цесс, для че­го же­ну сле­до­ва­ло об­ви­нить в не­вер­нос­ти (хо­тя сам он в от­к­ры­тую жил с фа­во­рит­ка­ми). Боль­ше­го по­дар­ка для жаж­дав­шей влас­ти оп­по­зи­ции бы­ло труд­но при­ду­мать. В обе­их па­ла­тах заз­ву­ча­ли ре­чи о свя­тос­ти се­мей­но­го оча­га. Не­ко­то­рые ми­нис­т­ры, в том чис­ле Кан­нинг, выш­ли в от­с­тав­ку. На ко­ро­ля наб­ро­си­лись жур­на­лис­ты са­мой низ­кой про­бы и ка­ри­ка­ту­рис­ты; пра­ви­тель­с­т­вен­ное боль­шин­с­т­во в пар­ла­мен­те сок­ра­ти­лось до уг­ро­жа­юще­го уров­ня, и ка­би­нет сдал­ся. Ге­ор­га уго­во­ри­ли взять на­зад свое хо­да­тай­ст­во, а Ка­ро­ли­ну - вер­нуть­ся на кон­ти­нент, где она вско­ре и умер­ла.

    Самое дол­гое пра­ви­тель­с­т­во. Лорд Ли­вер­пул и его кол­ле­ги вздох­ну­ли с об­лег­че­ни­ем; жизнь и впрямь по­вер­ну­лась к ним сво­ими свет­лы­ми сто­ро­на­ми. Про­мыш­лен­ность выш­ла из пос­ле­во­ен­но­го кри­зи­са. Ка­би­нет про­дол­жал уп­рав­лять стра­ной еще семь лет, пос­та­вив ре­корд дол­го­жи­тель­с­т­ва (1812-1827 ), не прев­зой­ден­ный по сию по­ру. Сам премь­ер-ми­нистр не об­ла­дал ка­чес­т­ва­ми вы­да­юще­го­ся го­су­дар­с­т­вен­но­го му­жа, но он имел свой­ст­во объ­еди­нять яр­кие на­ту­ры, нес­мот­ря на их по­ли­ти­чес­кие рас­хож­де­ния и лич­ную неп­ри­язнь, и по­мо­гать им прет­во­рять в жизнь свои за­мыс­лы. Из «гнез­да» это­го ка­би­не­та вы­пор­х­ну­ли Джордж Кан­нинг, Ро­берт Кас­л­ри, Джон Паль­мер­с­тон и Ро­берт Пил.

    Предстояло сде­лать не­ма­ло в об­лас­ти внут­рен­не­го за­ко­но­да­тель­с­т­ва. За­ко­ны в Ан­г­лии жи­вут сто­ле­тия и под­час силь­но ус­та­ре­ва­ют. В прос­ве­щен­ном XIX ве­ке уго­лов­ное пра­во но­си­ло на се­бе от­пе­ча­ток сви­ре­пых обы­ча­ев сред­не­ве­ковья. Так, обыч­ным на­ка­за­ни­ем за кра­жу (да­же кус­ка мя­са) яв­ля­лась смер­т­ная казнь. При­сяж­ные час­то оп­рав­ды­ва­ли яв­но­го прес­туп­ни­ка, ибо не хо­те­ли от­п­рав­лять на ви­се­ли­цу че­ло­ве­ка, по­хи­тив­ше­го но­со­вой пла­ток. Сэр Р. Пил, бу­ду­чи в свое вре­мя ми­нис­т­ром внут­рен­них дел, про­вел че­рез пар­ла­мент ряд ак­тов, смяг­чав­ших дра­ко­нов­с­кий ха­рак­тер уго­лов­но­го пра­ва (смерть за бо­лее чем сто ви­дов прес­туп­ле­ний за­ме­ня­лась иным на­ка­за­ни­ем), он же до­бил­ся смяг­че­ния ужа­са­юще­го тю­рем­но­го ре­жи­ма.

    Тюрьмы Лон­до­на и еще 17 го­ро­дов бы­ли пе­ре­да­ны в ве­де­ние ми­ро­вых су­дей­; их пер­со­на­лу, ра­нее жив­ше­му за счет по­бо­ров с зак­лю­чен­ных, бы­ло оп­ре­де­ле­но жа­ло­ва­ние; соз­да­ны жен­с­кие от­де­ле­ния с над­зи­ра­тель­ни­ца­ми; в мес­тах зак­лю­че­ния по­яви­лись свя­щен­ни­ки и вра­чи, а их оби­та­те­ли по­лу­чи­ли воз­мож­ность по­лу­чить на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние и ре­ли­ги­оз­ное вос­пи­та­ние. Пи­лу при­над­ле­жит так­же зас­лу­га уч­реж­де­ния в Лон­до­не (вмес­то ле­ни­вых и по­дат­ли­вых на взят­ку страж­ни­ков) ре­гу­ляр­ной по­ли­ции (отсю­да и клич­ка кон­с­теб­лей - Боб­би). Поз­д­нее по­ли­ци­ей об­за­ве­лась и про­вин­ция.

    В 1819 г. ка­би­нет лор­да Ли­вер­пу­ла сде­лал пусть очень ма­лень­кий­, но все же не­сом­нен­ный шаг в об­лас­ти со­ци­аль­но­го за­ко­но­да­тель­с­т­ва: не без вли­яния зна­ме­ни­то­го впос­лед­с­т­вии уто­пи­чес­ко­го со­ци­алис­та Ро­бер­та Оу­эна пар­ла­мент сво­им ак­том зап­ре­тил при­ни­мать на ра­бо­ту де­тей в воз­рас­те до 9 лет; для лиц до 16 лет ра­бо­чий день был сни­жен до 10,5 ча­сов. Наб­лю­дать за ис­пол­не­ни­ем за­ко­на бы­ло по­ру­че­но ми­ро­вым судь­ям, но те смот­ре­ли сквозь паль­цы на мно­го­чис­лен­ные на­ру­ше­ния, так что акт ока­зал­ся ма­ло­эф­фек­тив­ным.

    Тот же Р. Оу­эн как вла­де­лец хлоп­ча­то­бу­маж­ной фаб­ри­ки в Нью-Ла­нар­ке де­мон­с­т­ри­ро­вал, что вов­се не обя­за­тель­но вы­жи­мать все со­ки из тка­чей для проц­ве­та­ния пред­п­ри­ни­ма­те­ля: он ог­ра­ни­чил ра­бо­чий день де­сятью с по­ло­ви­ной ча­са­ми, от­к­рыл при фаб­ри­ке шко­лу и да­же дет­с­кий сад, пос­т­ро­ил для пер­со­на­ла об­раз­цо­вую де­рев­ню и дос­тиг вы­со­кой про­из­во­ди­тель­нос­ти тру­да ра­ци­она­ли­за­ци­ей и гу­ма­ни­за­ци­ей про­из­вод­с­т­ва. Фаб­ри­ка Оу­эна прив­ле­ка­ла ши­ро­кое вни­ма­ние об­щес­т­вен­нос­ти, че­го нель­зя ска­зать о его со­ци­алис­ти­чес­ких иде­ях, ув­лек­ших лишь эн­ту­зи­ас­тов (Оу­эн пред­с­тав­лял бу­ду­щее «ра­ци­ональ­ное об­щес­т­во» сос­то­ящим из са­мо­уп­рав­ля­ющих­ся об­щин, и дос­ти­га­лось оно ис­к­лю­чи­тель­но мир­ны­ми сред­с­т­ва­ми).

    Виконт Ро­берт Кас­л­ри, в ве­де­нии ко­то­ро­го бы­ла внеш­няя по­ли­ти­ка, ак­тив­но учас­т­во­вал в уре­гу­ли­ро­ва­нии ев­ро­пей­ских дел, вно­ся свою леп­ту в ут­вер­ж­де­ние прин­ци­па ле­ги­ти­миз­ма; он от­ка­зал­ся, од­на­ко, под­дер­жать на­пи­сан­ный Алек­сан­д­ром I Ма­ни­фест о соз­да­нии Свя­щен­но­го со­юза. Бри­тан­с­кие пра­вя­щие сфе­ры не ус­мат­ри­ва­ли для се­бя уг­ро­зы в пе­ре­хо­де той или иной стра­ны от аб­со­лю­тис­т­с­кой фор­мы прав­ле­ния к ли­бе­раль­но-кон­с­ти­ту­ци­он­ной и не со­би­ра­лись пре­пят­с­т­во­вать это­му про­цес­су во­ору­жен­ной ру­кой. Прин­цу-ре­ген­ту Ге­ор­гу, рвав­ше­му­ся в Свя­щен­ный со­юз, приш­лось ог­ра­ни­чить­ся пись­мом, в ко­то­ром он вос­тор­жен­но одоб­рил его пох­валь­ные прин­ци­пы. По­дав­ле­ние ре­во­лю­ци­он­но­го дви­же­ния в Ита­лии и Ис­па­нии выз­ва­ло у ка­би­не­та чув­с­т­во бес­по­кой­ст­ва, тем бо­лее что ра­ди­каль­ная об­щес­т­вен­ность «до­ма» пре­да­ва­ла ана­фе­ме кон­ти­нен­таль­ных дес­по­тов.

    В ав­гус­те 1822 г. Кас­л­ри, дав­но про­яв­ляв­ший приз­на­ки нев­ме­ня­емос­ти, ос­тав­лен­ный до­ма без прис­мот­ра, за­ре­зал­ся пе­ро­чин­ным но­жом. Ему на сме­ну при­шел Джордж Кан­нинг, один из са­мых яр­ких го­су­дар­с­т­вен­ных му­жей в бри­тан­с­кой ис­то­рии.

    Сын не­удач­ли­во­го биз­нес­ме­на и про­вин­ци­аль­ной ак­т­ри­сы, Кан­нинг не при­над­ле­жал к арис­ток­ра­тии; ему не бы­ло на­пи­са­но на ро­ду стать ми­нис­т­ром. Но в страд­ную по­ру на­по­ле­онов­с­ких войн по­яви­лась нуж­да в та­лан­т­ли­вой мо­ло­де­жи. Питт за­ме­тил юно­шу, и тот - блес­тя­щий ора­тор - быс­т­ро прод­ви­нул­ся по слу­жеб­ной лес­т­ни­це. Не бу­ду­чи свя­зан с «дип­ло­ма­ти­ей кон­г­рес­сов», он мыс­лил ши­ре и мас­ш­таб­нее Кас­л­ри. Кан­нинг по­шел на та­кой шаг, как приз­на­ние не­за­ви­си­мос­ти вос­став­ших про­тив ис­пан­с­кой ко­ро­ны ла­ти­но­аме­ри­кан­с­ких го­су­дарств. Кон­ти­нен­таль­ная ре­ак­ция бы­ла по­вер­г­ну­та в оце­пе­не­ние, гер­цог Вел­лин­г­тон го­рес­т­но вос­к­лик­нул: «Мы ны­не слы­вем в Ев­ро­пе за яко­бин­с­кий клуб!» О столь важ­ном ре­ше­нии по­ла­га­лось объ­явить в трон­ной ре­чи. Это ока­за­лось пре­вы­ше ду­шев­ных сил ко­ро­ля Ге­ор­га IV. Он объ­явил, что по­те­рял встав­ную че­люсть, а по­се­му выс­ту­пать лич­но не смо­жет - не­го­же, что­бы с вы­со­ты прес­то­ла раз­да­ва­лось нев­нят­ное, ше­пе­ля­вое бор­мо­танье. Речь бы­ла за­чи­та­на.

    Сам Кан­нинг с па­фо­сом за­явил, что выз­вал к жиз­ни Но­вый Свет. Все же сле­ду­ет ска­зать и о зем­ных по­буж­де­ни­ях, под­виг­нув­ших ка­би­нет на столь зна­чи­тель­ный шаг, а они за­ни­ма­ли не пос­лед­нее мес­то в ини­ци­ати­ве Кан­нин­га. Лен­д­лор­ды хо­те­ли из­бе­жать пар­ла­мен­т­с­кой ре­фор­мы, оз­на­чав­шей по­ся­га­тель­с­т­во на их власть в стра­не. А от­к­ры­тие и за­во­ева­ние но­вых внеш­них рын­ков дол­ж­но бы­ло от­в­лечь вни­ма­ние про­мыш­лен­ни­ков и фи­нан­сис­тов от дел до­маш­них и по­вер­нуть его к за­мор­с­ким пред­п­ри­яти­ям. На­пор в поль­зу ре­фор­мы нес­коль­ко ос­ла­бел. Цен­т­раль­ная и Юж­ная Аме­ри­ка прев­ра­ти­лась в по­ле бри­тан­с­кой пред­п­ри­ни­ма­тель­с­кой де­ятель­нос­ти.

 

Парламентская реформа 1832 г.

 

    В 1829 г. про­изош­ло урав­не­ние в по­ли­ти­чес­ких пра­вах ка­то­ли­ков и чле­нов мно­го­чис­лен­ных хрис­ти­ан­с­ких сект, до то­го не имев­ших дос­ту­па в пар­ла­мент. Ли­ше­ние их это­го ос­но­во­по­ла­га­юще­го пра­ва осу­щес­т­в­ля­лось ра­нее, мож­но ска­зать, по-англий­ски - не пря­мым зап­ре­том, а с по­мощью фор­му­лы при­не­се­ния при­ся­ги чле­ном пар­ла­мен­та, при­ем­ле­мой лишь для пос­ле­до­ва­те­лей ан­г­ли­кан­с­кой цер­к­ви. В фев­ра­ле 1828 г. в ниж­нюю па­ла­ту бы­ло вне­се­но пред­ло­же­ние об из­ме­не­нии прес­ло­ву­той фор­му­лы. Премь­ер-ми­нис­т­ром был тог­да гер­цог Вел­лин­г­тон, в по­ли­ти­ке оли­цет­во­ряв­ший тра­ди­ции кон­сер­ва­тиз­ма. Но дав­ле­ние сни­зу бы­ло зна­чи­тель­ным, осо­бен­но со сто­ро­ны ка­то­ли­ков-ирлан­д­цев. Вел­лин­г­тон встал пе­ред вы­бо­ром - или ус­ту­пить, или уда­лить­ся в от­с­тав­ку, пе­ре­дав власть (впер­вые за со­рок лет!) ви­гам. Он пред­по­чел пер­вое (апрель 1829 г.).

    Эмансипация ка­то­ли­ков не при­ве­ла к со­ци­аль­но­му ми­ру - слиш­ком оче­вид­ны бы­ли изъ­яны го­су­дар­с­т­вен­ной струк­ту­ры и че­рес­чур ве­ли­ки си­лы, стре­мив­ши­еся их ре­фор­ми­ро­вать. Ир­лан­д­цы во гла­ве с О'Кон­нел­лом всту­пи­ли в борь­бу за от­ме­ну унии с Ан­г­ли­ей и вос­ста­нов­ле­ние в Дуб­ли­не сво­его пар­ла­мен­та (дви­же­ние ри­пи­ле­ров).

    Оставалась весь­ма ар­ха­ич­ной из­би­ра­тель­ная сис­те­ма. Ок­ру­га зас­ты­ли не­зыб­ле­мо, как бы­ли скро­ены в на­ча­ле XVII в. при ко­ро­ле Яко­ве I. Еди­но­го из­би­ра­тель­но­го цен­за не су­щес­т­во­ва­ло; в де­рев­нях го­ло­со­ва­ли «сво­бод­ные зем­лев­ла­дель­цы» с до­хо­дом свы­ше 40 шил­лин­гов в год; в го­ро­дах ца­ри­ла пол­ная раз­но­го­ло­си­ца, но важ­но бы­ло ов­ла­деть соб­с­т­вен­нос­тью. Сис­те­ма иг­но­ри­ро­ва­ла во­ис­ти­ну ги­ган­т­с­кие де­мог­ра­фи­чес­кие из­ме­не­ния пред­шес­т­во­вав­ших двух ве­ков. Ин­дус­т­ри­аль­ный ги­гант Бир­мин­гем во­об­ще был ли­шен пред­с­та­ви­тель­с­т­ва; про­мыш­лен­ный Йор­к­шир был пред­с­тав­лен дву­мя де­пу­та­та­ми - ров­но столь­ко, сколь­ко по­сы­лал в ниж­нюю па­ла­ту обез­лю­дев­ший Олд Са­рум; од­на де­рев­ня бы­ла пог­ло­ще­на оке­аном, еще од­на ис­чез­ла с ли­ца зем­ли, и мес­то ее за­ня­ло бо­ло­то, по­рос­шее ве­рес­ком. Все­ми эти­ми «гни­лы­ми» и «кар­ман­ны­ми» мес­теч­ка­ми рас­по­ря­жа­лись лен­д­лор­ды, на­би­рав­шие здесь свои «ко­ман­ды». Все­го в го­ло­со­ва­нии учас­т­во­ва­ли 160 тыс. че­ло­век на 16 млн. на­се­ле­ния. За­час­тую мес­то прос­то про­да­ва­лось, что бы­ло нет­руд­но при де­сят­ке-дру­гом из­би­ра­те­лей­, и да­же су­щес­т­во­ва­ла так­са: та­кие ок­ру­га де­ли­лись на «де­ше­вые» и «до­ро­гие».

    Три те­че­ния сли­лись в мощ­ный по­ток с тре­бо­ва­ни­ем ре­форм. Для «ни­зов» зло выс­ту­па­ло в ви­де не­на­вис­т­ных хлеб­ных за­ко­нов, оз­на­чав­ших до­ро­го­виз­ну про­до­воль­с­т­вия, а за этим сто­ял пар­ла­мент с его неп­ра­вед­ным пред­с­та­ви­тель­с­т­вом. Об­рет­шая си­лу про­мыш­лен­ная бур­жу­азия не удов­лет­во­ря­лась при­бы­ля­ми от за­оке­ан­с­ких рын­ков и тре­бо­ва­ла дос­ту­па к ре­аль­ной влас­ти. Для нее сни­же­ние цен на хлеб от­к­ры­ва­ло пер­с­пек­ти­ву умень­ше­ния за­ра­бот­ной пла­ты. А во гла­ве дви­же­ния вста­ли ра­ди­ка­лы, сто­рон­ни­ки де­мок­ра­ти­за­ции кон­с­ти­ту­ци­он­ных норм. В ро­ли иде­оло­га выс­ту­пал Ри­чард Коб­ден, убеж­ден­ный сто­рон­ник сво­бо­ды тор­гов­ли, ко­то­рую он счи­тал клю­чом к бла­го­сос­то­янию. Пе­ред са­мы­ми все­об­щи­ми вы­бо­ра­ми, при­шед­ши­ми­ся на, осень 1830 г., приш­ла весть о ре­во­лю­ции во Фран­ции, вдох­но­вив­шая ре­фор­ма­то­ров.

    Премьер, гер­цог Вел­лин­г­тон, с по­ро­га от­ме­тал вся­кую воз­мож­ность из­ме­не­ния из­би­ра­тель­но­го за­ко­на как по­ку­ше­ние на бри­тан­с­кую кон­с­ти­ту­цию, яв­ляв­шу­юся, по его сло­вам, вер­хом со­вер­шен­с­т­ва, дос­туп­ным че­ло­ве­чес­кой при­ро­де. Ка­би­нет по­дал в от­с­тав­ку, и но­вый ко­роль Виль­ям (Виль­гельм) IV по­ру­чил фор­ми­ро­ва­ние пра­ви­тель­с­т­ва ли­де­ру ви­гов Чар­л­зу Грею, бо­лее дос­туп­но­му но­вым ве­яни­ям. Он был го­тов по­тес­нить­ся и до­пус­тить ну­во­ри­шей к влас­ти, от­нюдь не вы­пус­кая ее из рук пра­вя­щей эли­ты. Бу­ду­чи, по соб­с­т­вен­ным сло­вам, «арис­ток­ра­том по на­ту­ре и по­ло­же­нию», он хо­тел с по­мощью ре­фор­мы «обес­пе­чить проч­ную поч­ву для соп­ро­тив­ле­ния даль­ней­шим ин­но­ва­ци­ям». Пред­ви­дя ожес­то­чен­ное про­ти­во­дей­ст­вие па­ла­ты лор­дов, он за­ру­чил­ся обе­ща­ни­ем ко­ро­ля воз­вес­ти в пэ­ры столь­ко лю­дей­, сколь­ко пот­ре­бу­ет­ся для соз­да­ния пос­луш­но­го пра­ви­тель­с­т­ву боль­шин­с­т­ва в вер­х­ней па­ла­те. На­пу­ган­ные пер­с­пек­ти­вой «инфля­ции» на пэ­ров, лор­ды сда­лись. И все же пот­ре­бо­ва­лись еще од­ни вы­бо­ры, что­бы билль про­шел и стал за­ко­ном. Ито­ги двух­лет­ней борь­бы: 56 «гни­лых» мес­те­чек по­те­ря­ли пра­во на пред­с­та­ви­тель­с­т­во; еще 31 ок­руг из двух­мес­т­но­го стал од­но­мес­т­ным; ок­ру­га бы­ли пе­рек­ро­ены к вы­го­де для про­мыш­лен­ных цен­т­ров, но очень не­пос­ле­до­ва­тель­но. Неп­ре­мен­ным ус­ло­ви­ем пра­ва на учас­тие в вы­бо­рах яв­ля­лось на­ли­чие оп­ре­де­лен­но­го иму­щес­т­ва, хо­тя ценз, по ан­г­лий­ско­му обы­чаю, был оп­ре­де­лен край­не за­пу­тан­но.

    Весть о при­ня­тии 7 июня 1832 г. за­ко­на выз­ва­ла в стра­не ли­ко­ва­ние: со­зы­ва­лись ми­тин­ги, ус­т­ра­ива­лись пик­ни­ки, воз­жи­га­лись фей­ер­вер­ки. Но ра­дость для мно­гих ока­за­лась преж­дев­ре­мен­ной­, хо­тя акт и до­ба­вил к спис­кам из­би­ра­те­лей бо­лее двух­сот ты­сяч че­ло­век. И все же в вы­бо­рах учас­т­во­ва­ла лишь /6 часть взрос­ло­го муж­с­ко­го на­се­ле­ния. Тай­но­го го­ло­со­ва­ния не пре­дус­мат­ри­ва­лось, а это оз­на­ча­ло, что в мас­се не­боль­ших сель­с­ких ок­ру­гов сквайр и при­ход­с­кий свя­щен­ник по-преж­не­му име­ли ре­ша­ющее сло­во. Сох­ра­ни­лось мно­го «кар­ман­ных» мес­те­чек.

    Первые ак­ты но­во­го пар­ла­мен­та бы­ли бла­гоп­ри­ят­ны­ми: от­ме­на раб­с­т­ва в Бри­тан­с­кой им­пе­рии и, бла­го­да­ря энер­гии фи­лан­т­ро­па лор­да Шеф­т­с­бе­ри, при­ня­тие пер­во­го дей­ст­вен­но­го «фаб­рич­но­го за­ко­на», пре­дус­мат­ри­вав­ше­го сок­ра­ще­ние ра­бо­че­го дня для де­тей 9-12 лет на тек­с­тиль­ных пред­п­ри­яти­ях до 48 ча­сов в не­де­лю, а юно­шей и де­ву­шек до 18 лет -68 ча­са­ми. Та­ко­вы тог­да бы­ли пред­с­тав­ле­ния о гу­ман­нос­ти.

    Грея на пос­ту премь­ера сме­нил ви­конт Виль­ям Мел­борн. До­бив­ша­яся учас­тия (не бо­лее то­го!) в уп­рав­ле­нии го­род­с­кая бур­жу­азия «отбла­го­да­ри­ла» под­дер­жав­шие ее ни­зы За­ко­ном о бед­ных 1834 г., кру­то из­ме­нив­шим су­щес­т­во­вав­шие преж­де фор­мы приз­ре­ния. По ухо­див­шим в сред­ние ве­ка обы­ча­ям, уза­ко­нен­ным во вто­рой по­ло­ви­не XVI в. ко­ро­ле­вой Ели­за­ве­той I, каж­дый при­ход дол­жен был со­дер­жать сво­их си­рых и убо­гих, вы­де­ляя для это­го со­от­вет­с­т­ву­ющие сред­с­т­ва. Уже дав­но лен­д­лор­ды, фер­ме­ры и про­мыш­лен­ни­ки вы­ра­жа­ли не­до­воль­с­т­во чрез­мер­ной рас­то­чи­тель­нос­тью и об­ре­ме­ни­тель­нос­тью для них преж­них пра­вил. При­ня­тый акт раз­ре­шил пре­дос­тав­лять по­мощь на до­му лишь прес­та­ре­лым и боль­ным. Всех ос­таль­ных над­ле­жа­ло по­ме­щать в ра­бот­ные до­ма, что боль­ше по­хо­ди­ло на тю­рем­ное зак­лю­че­ние. От­к­ры­то про­воз­г­ла­ша­емый прин­цип сво­дил­ся к то­му, что­бы оби­та­те­лям наз­ван­ных уч­реж­де­ний бы­ло так пло­хо, что лишь от­ча­яние мог­ло зас­та­вить пе­рес­ту­пить их по­рог. В ра­бот­ных до­мах жен раз­лу­ча­ли с мужь­ями, а ро­ди­те­лей - с деть­ми; доб­ро­по­ря­доч­ные, но впав­шие в бед­ность граж­да­не, слу­ча­лось, по­ме­ща­лись вмес­те с уго­лов­ни­ка­ми, за­муж­ние жен­щи­ны - с прос­ти­тут­ка­ми. Все это до­пол­ня­лось из­ну­ри­тель­ным и бес­смыс­лен­ным (на­роч­но!) тру­дом и скуд­ной пи­щей. Па­упе­рам зап­ре­ща­лось по­ки­дать свои узи­ли­ща (ина­че их не на­зо­вешь!). Во вре­мя при­ема пи­щи не до­пус­ка­лись раз­го­во­ры; зап­ре­ща­лось ку­ре­ние. Эти мрач­ные за­ве­де­ния бы­ли ок­ре­ще­ны Бас­ти­ли­ями и воз­буж­да­ли чув­с­т­во не­го­до­ва­ния у гу­ман­но нас­т­ро­ен­ной об­щес­т­вен­нос­ти. Под­лин­но об­ви­ни­тель­ным ак­том про­тив них яв­ля­ет­ся ро­ман Чар­л­за Дик­кен­са «Оли­вер Твист», ге­рой ко­то­ро­го имел нес­час­тье очу­тить­ся в та­ком уч­реж­де­нии для де­тей.

    В 1835 г. то­ри прор­ва­лись (не­на­дол­го) к влас­ти. Этот ма­лоз­на­чи­тель­ный эпи­зод был зна­ме­на­те­лен тем, что сэр Р. Пил об­ра­тил­ся к сво­им из­би­ра­те­лям с Там­вор­т­с­ким ма­ни­фес­том, с ко­то­ро­го, как при­ня­то счи­тать, на­ча­лась ис­то­рия сов­ре­мен­ной кон­сер­ва­тив­ной пар­тии, пре­ем­ни­цы то­ри. Пил, вы­хо­дец из сре­ды про­мыш­лен­ной бур­жу­азии, выс­ка­зы­вал­ся за то, что­бы «со­еди­нять твер­дую при­вер­жен­ность ус­та­нов­лен­но­му пра­во­по­ряд­ку с ис­п­рав­ле­ни­ем яв­ных зло­упот­реб­ле­ний и ус­т­ра­не­ни­ем (при­чин) для не­до­воль­с­т­ва». Так в сто­ячей во­де то­риз­ма по­яви­лась све­жая ре­фор­ма­тор­с­кая струя, обес­пе­чив­шая пар­тии прод­ле­ние жиз­ни.

    Завершение про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции. Про­мыш­лен­ная ре­во­лю­ция за­вер­ши­лась под стук па­ро­воз­ных ко­лес. В 1825 г. Дж. Сте­фен­сон про­вел пас­са­жир­с­кий сос­тав меж­ду Сток­то­ном и Дар­лин­г­то­ном. Рев­ни­те­ли ста­ри­ны и пок­лон­ни­ки ди­ли­жан­са бы­ли в ужа­се, пред­ре­кая чуть ли не ко­нец све­та: от­рав­лен­ная ды­мом зем­ля пе­рес­та­нет при­но­сить уро­жаи, зве­ри и пти­цы по­вы­ве­дут­ся, и не на ко­го да­же бу­дет охо­тить­ся бла­го­род­ным джен­т­ль­ме­нам. Но пых­тя­щее и ча­дя­щее чу­до­ви­ще уве­рен­но прок­ла­ды­ва­ло се­бе до­ро­гу в жизнь. В 1830 г. ли­ния про­тя­жен&s


 
Разместил: admin

html-cсылка на страницу
BB-cсылка на страницу

Комментарии

Добавление комментария

Ваше Имя:
E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Картинка Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Какого цвета крокодил?
Ответ:*



Последние новости:
В Подмосковье нашли клад
Ученые установили время начала таяния ледников
В тайне песков Египта
Российские археологи впервые исследовали место боя времён Первой мировой
Исследован двухтысячелетний мавзолей китайского правителя
17 полетов секретного "Юнкерса"
Открыты новые охотничьи навыки неандертальцев
«Моральное разложение правящего класса»
Лоскутная империя против трезвой России
На ВДНХ откроется выставка об истории "Главной выставки страны"

 

 


 

Заказ такси и микроавтобусов
такси-королев.рф

Продажа и тюнинг автомобилей Газ. Автомобили в наличии и листе ожидания
bogema-m.ru

Радиаторы отопления
santehbrigada.ru