Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Глава 5. Франция: от революции 1830 г. ко Второй империи.

 

До 1848 г.

 

 

Июльская революция 1830 г. «Три славных дня».

 

    Опубликование 26 июля 1830 г. в га­зе­те «Мо­ни­тор» ор­до­нан­сов, фак­ти­чес­ки от­ме­няв­ших Хар­тию 1814 г. и пред­с­тав­ляв­ших по­пыт­ку го­су­дар­с­т­вен­но­го пе­ре­во­ро­та, про­из­ве­ло оше­лом­ля­ющее впе­чат­ле­ние в Па­ри­же. Этот акт про­из­во­ла ли­шил Фран­цию не толь­ко сво­бод­ных го­су­дар­с­т­вен­ных уч­реж­де­ний­, но и, по су­щес­т­ву, за­кон­ной ди­нас­тии.

    Первый ор­до­нанс уп­раз­д­нял сво­бо­ду пе­ча­ти и вос­ста­нав­ли­вал ре­жим пред­ва­ри­тель­ных раз­ре­ше­ний­, ко­то­рые всег­да мог­ли быть взя­ты на­зад и дол­ж­ны бы­ли во­зоб­нов­лять­ся че­рез каж­дые три ме­ся­ца. Вто­рой объ­яв­лял па­ла­ту рас­пу­щен­ной. Тре­тий пред­с­тав­лял со­бой но­вый из­би­ра­тель­ный за­кон, по ко­то­ро­му чис­ло де­пу­та­тов умень­ши­лось до 258. Сос­тав вы­бор­ных кол­ле­гий был из­ме­нен, чис­ло из­би­ра­те­лей сок­ра­ще­но на 3/4. Па­ла­та ли­ша­лась пра­ва вно­сить поп­рав­ки в за­ко­ноп­ро­ек­ты. Чет­вер­тый ор­до­нанс со­зы­вал из­би­ра­те­лей на 6 и 13 сен­тяб­ря и наз­на­чал от­к­ры­тие сес­сии па­лат на 28 сен­тяб­ря.

    Правительство не при­ня­ло ни­ка­ких мер на слу­чай мас­со­вых бес­по­ряд­ков, по­ла­га­ясь на за­ве­ре­ния пре­фек­та по­ли­ции Ман­же­на, объ­явив­ше­го, что Па­риж и не по­ше­вель­нет­ся. По­линь­як лег­ко по­ве­рил это­му, так как счи­тал, что на­род­ные мас­сы рав­но­душ­ны к из­би­ра­тель­ной сис­те­ме. Од­на бур­жу­азия бы­ла за­де­та ор­до­нан­са­ми по-нас­то­яще­му, но пра­ви­тель­с­т­во по­ла­га­ло, что она не пос­ме­ет взять­ся за ору­жие и не най­дет со­юз­ни­ков сре­ди ра­бо­чих. Вот по­че­му в Па­ри­же и Вер­са­ле на­хо­ди­лось все­го 14 000 во­ен­ных и не сде­ла­но бы­ло ни­ка­ких рас­по­ря­же­ний о быс­т­рой пе­реб­рос­ке в сто­ли­цу в слу­чае не­об­хо­ди­мос­ти до­пол­ни­тель­ных войск. Карл X уехал охо­тить­ся в Рам­булье, а от­ту­да - во дво­рец в Сен-Клу.

    Ордонансы до­воль­но поз­д­но дош­ли до све­де­ния пуб­ли­ки. На бир­же рен­та упа­ла на 6 фран­ков. Жур­на­лис­ты, соб­рав­ши­еся в ре­дак­ции га­зе­ты «Кон­с­ти­ту­ци­она­лист», ре­ши­ли об­на­ро­до­вать про­тест про­тив ор­до­нан­сов, сос­тав­лен­ный Тьером в рез­ких вы­ра­же­ни­ях. В тот же день, т. е. 26 июля 1830 г., сос­то­ялось нес­коль­ко соб­ра­ний де­пу­та­тов, не при­шед­ших, од­на­ко, ни к ка­ко­му ре­ше­нию. Де­пу­та­ты выс­ту­пи­ли толь­ко тог­да, ког­да ус­пех вос­ста­ния по­ка­зал­ся им не­сом­нен­ным. Судьи же про­яви­ли го­раз­до боль­ше граж­дан­с­ко­го му­жес­т­ва. По хо­да­тай­ст­ву га­зет «Тан», «Жур­наль де Ком­мерс», «Жур­наль де Па­ри» и «Курье Фран­се» суд пер­вой ин­с­тан­ции и ком­мер­чес­кий суд обя­за­ли ти­пог­раф­щи­ков, у ко­то­рых пе­ча­та­лись эти га­зе­ты, наб­рать и вы­пус­тить оче­ред­ные но­ме­ра, пос­коль­ку ор­до­нанс 25 июля, как про­ти­во­ре­чив­ший Хар­тии, не мог быть обя­за­те­лен ни для свя­щен­ной и неп­ри­кос­но­вен­ной осо­бы ко­ро­ля, ни для граж­дан, на пра­ва ко­то­рых он по­ся­га­ет.

    Вечером 26-го на­ча­лись ма­ни­фес­та­ции в Па­ле-Ро­яле. Пов­сю­ду раз­да­ва­лись ло­зун­ги: «Да здрав­с­т­ву­ет Хар­тия!», «До­лой ми­нис­т­ров!». По­линь­як, про­ез­жав­ший в ка­ре­те по буль­ва­рам, ед­ва спас­ся от тол­пы. На сле­ду­ющий день, 27 июля, боль­шин­с­т­во ти­пог­ра­фий бы­ло зак­ры­то, а ти­пог­раф­с­кие ра­бо­чие, рас­се­яв­шись по ули­цам, ув­лек­ли за со­бой ра­бо­чих дру­гих спе­ци­аль­нос­тей­; па­ри­жа­не чи­та­ли вслух и воз­буж­ден­но об­суж­да­ли ор­до­нан­сы, про­тест жур­на­лис­тов и пе­ре­до­вые статьи вы­шед­ших в свет га­зет. За­тем про­нес­лась весть, что ко­ман­ду­ющим вой­ска­ми в Па­ри­же наз­на­чен Мар­мон, са­мый не­по­пу­ляр­ный из ге­не­ра­лов. Тем не ме­нее Мар­мон, от­к­ры­то по­ри­цав­ший ор­до­нан­сы, сдер­жи­вал сво­их офи­це­ров, при­ка­зав: «Не стре­ляй­те, по­ка мя­теж­ни­ки не нач­нут пе­рес­т­рел­ку. А под пе­рес­т­рел­кой я ра­зу­мею са­мое мень­шее пять­де­сят выс­т­ре­лов».

    Между тем на­род на­чал стро­ить бар­ри­ка­ды. Ве­че­ром вой­ска взя­ли бар­ри­ка­ды, воз­д­виг­ну­тые на ули­цах Сент-Оно­ре. Уже бы­ла про­ли­та кровь, пов­сю­ду раз­да­ва­лись кри­ки о мще­нии, раз­би­ва­ли фо­на­ри, под­жи­га­ли барь­еры у го­род­с­ких зас­тав, на буль­ва­рах на­ча­ли ру­бить де­ревья. По­линь­як объ­явил го­род на осад­ном по­ло­же­нии. Но в то же вре­мя он пи­сал Кар­лу X в Сен-Клу: «Мой долг - ска­зать ко­ро­лю, что на­пе­ре­кор се­яте­лям па­ни­ки, ста­ра­ющим­ся за­пу­гать его, я убе­ди­тель­но про­шу ве­рить лишь мне и мо­им до­не­се­ни­ям. Это все пре­уве­ли­чен­ные слу­хи; в сущ­нос­ти, все сво­дит­ся лишь к прос­то­му вол­не­нию. Ес­ли мои пред­ви­де­ния оши­боч­ны, я от­даю Ва­ше­му Ве­ли­чес­т­ву мою го­ло­ву на от­се­че­ние». По сло­вам оче­ви­ди­цы, гер­цо­ги­ни Гон­то-Би­рон, «ко­роль за­бот­ли­во ста­рал­ся скрыть вся­кие приз­на­ки тре­во­ги; ни один из па­раг­ра­фов днев­но­го рас­пи­са­ния не был от­ме­нен, все шло за­ве­ден­ным по­ряд­ком - бы­ла и ко­рот­кая пос­ле­обе­ден­ная про­гул­ка на тер­ра­се, где иг­ра­ли ко­ро­лев­с­кие вну­ки, бы­ла и пар­тия вис­та за сто­ли­ком, пос­тав­лен­ным как раз про­тив боль­шо­го бал­ко­на, от­ку­да все вре­мя вид­ны бы­ли по­жа­ры в Па­ри­же и до­но­сил­ся на­бат».

    В во­ору­жен­ном вос­ста­нии ак­тив­ное учас­тие при­ня­ли ра­бо­чие, ре­мес­лен­ни­ки, мел­кие пред­п­ри­ни­ма­те­ли и тор­гов­цы, сту­ден­ты, от­с­тав­ные сол­да­ты и офи­це­ры. Ру­ко­вод­с­т­во во­ору­жен­ной борь­бой осу­щес­т­в­ля­ли быв­шие офи­це­ры, сту­ден­ты по­ли­тех­ни­чес­кой шко­лы, жур­на­лис­ты. Пред­с­та­ви­те­ли же круп­ных фи­нан­со­вых кру­гов при­дер­жи­ва­лись пас­сив­но-вы­жи­да­тель­ной по­зи­ции. 28 июля вос­ста­ние при­ня­ло мас­со­вый ха­рак­тер. Учас­т­ни­ка­ми его яви­лись не толь­ко фран­цу­зы, но и пред­с­та­ви­те­ли дру­гих стран: италь­ян­с­кие, ис­пан­с­кие, пор­ту­галь­с­кие ре­во­лю­ци­он­ные эмиг­ран­ты, по­ля­ки, гре­ки, нем­цы, ан­г­ли­ча­не, рус­ские...

    29 июля вос­став­шие с бо­ем зав­ла­де­ли Тю­иль­рий­ским двор­цом и под­ня­ли над ним трех­ц­вет­ное зна­мя ре­во­лю­ции 1789-1794 гг. Раз­би­тые вой­ска от­с­ту­пи­ли в за­го­род­ную ре­зи­ден­цию ко­ро­ля Сен-Клу, нес­коль­ко пол­ков при­со­еди­ни­лись к вос­став­шим. Из цер­к­ви Сен-Жер-мен д'Оксе­руа па­ри­жа­не на­ча­ли ожив­лен­ную пе­рес­т­рел­ку со швей­цар­ца­ми, за­сев­ши­ми по­за­ди ко­лон­на­ды Лув­ра. Швей­цар­цы, зас­тиг­ну­тые врас­п­лох во дво­ре Лув­ра, об­ра­ти­лись в бег­с­т­во, ув­ле­кая за со­бой ос­таль­ные вой­ска. Трех­ц­вет­ное зна­мя бы­ло вод­ру­же­но над Тю­иль­рий­ским двор­цом. В Сен-Клу приб­ли­жен­ные ко­ро­ля тщет­но пы­та­лись разъ­яс­нить ему ис­тин­ное по­ло­же­ние дел. Ко­роль сдал­ся лишь тог­да, ког­да наз­на­чен­ный на мес­то Мар­мо­на гер­цог Ан­гу­лем­с­кий­, про­из­ве­дя смотр ос­тат­кам вой­ска в Бу­лон­с­ком ле­су, за­явил, что Па­риж окон­ча­тель­но по­те­рян. Карл X вы­нуж­ден был под­пи­сать от­ме­ну ор­до­нан­сов.

    После взя­тия Тю­иль­ри де­пу­та­там уже не­че­го бы­ло бо­ять­ся, что­бы выс­ту­пить от­к­ры­то. Они соб­ра­лись у бан­ки­ра Лаф­фи­та, ре­шив взять на се­бя ру­ко­вод­с­т­во по­бе­див­шей ре­во­лю­ци­ей. Ла­фай­ету по­ру­чи­ли ко­ман­до­ва­ние во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми; бы­ла уч­реж­де­на му­ни­ци­паль­ная ко­мис­сия, на ко­то­рую воз­ло­жи­ли ад­ми­нис­т­ра­тив­ные фун­к­ции и за­бо­ту о снаб­же­нии го­ро­да съес­т­ны­ми при­па­са­ми. Во гла­ве но­во­го ка­би­не­та ми­нис­т­ров был пос­тав­лен гер­цог Мор­те­мар, имев­ший ре­пу­та­цию сто­рон­ни­ка Хар­тии 1814 г. Все по­пыт­ки спас­ти мо­нар­хию Бур­бо­нов по­тер­пе­ли не­уда­чу. Ре­во­лю­ция, вспых­нув­шая под ло­зун­га­ми за­щи­ты Хар­тии и свер­же­ния ми­нис­тер­с­т­ва По­линь­яка, по­бе­ди­ла под ло­зун­га­ми: «До­лой Кар­ла X! До­лой Бур­бо­нов!»

    Собрание де­пу­та­тов рас­пу­щен­ной па­ла­ты приш­ло к вы­во­ду, что сме­на ди­нас­тии ста­ла не­из­беж­ной. Вы­бор пал на гер­цо­га Луи Фи­лип­па Ор­ле­ан­с­ко­го. Лаф­фит на­пи­сал ему, что то­му ос­та­ет­ся вы­бор меж­ду тро­ном и из­г­на­ни­ем. В ма­ни­фес­те, сос­тав­лен­ном Тьером и рас­к­ле­ен­ном ут­ром 30 июля, го­во­ри­лось: «Карл X уже не мо­жет вер­нуть­ся в Па­риж; он про­лил на­род­ную кровь. Уч­реж­де­ние рес­пуб­ли­ки воз­бу­ди­ло бы сре­ди нас ги­бель­ные раз­до­ры и пос­со­ри­ло бы нас с Ев­ро­пой. Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий пре­дан де­лу ре­во­лю­ции. Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий не сра­жал­ся про­тив нас... Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий - ко­роль-граж­да­нин. Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий но­сил в сра­же­нии трех­ц­вет­ную ко­кар­ду. Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий один име­ет пра­во но­сить ее, дру­гих цве­тов мы не же­ла­ем. Гер­цог Ор­ле­ан­с­кий еще не выс­ка­зал­ся. Он ждет изъ­яв­ле­ния на­шей во­ли. Объ­явим же ее, и он при­мет та­кую хар­тию, ка­кую мы всег­да же­ла­ли иметь. Ему вру­чит ко­ро­ну фран­цуз­с­кий на­род».

    Герцог Луи Фи­липп Ор­ле­ан­с­кий был про­воз­г­ла­шен на­мес­т­ни­ком ко­ро­лев­с­т­ва (т. е. вре­мен­ным пра­ви­те­лем). Ночью Карл X в па­ни­ке по­ки­нул Сен-Клу, и в 2 ча­са ут­ра двор вы­ехал в Три­анон, а от­ту­да нап­ра­вил­ся в Рам­булье. Здесь Карл X 1 ав­гус­та под­пи­сал ор­до­нанс о наз­на­че­нии гер­цо­га Ор­ле­ан­с­ко­го на­мес­т­ни­ком ко­ро­лев­с­т­ва и одоб­рил со­зыв па­лат на 3 ав­гус­та. 2 ав­гус­та Карл X от­рек­ся от прес­то­ла в поль­зу вну­ка, гер­цо­га Бор­дос­ско­го, а 16 ав­гус­та он вмес­те со сво­ей семь­ей по­ки­нул Фран­цию, от­п­лыв из Шер­бу­ра в Ан­г­лию.

    9 ав­гус­та Луи Фи­липп, нес­мот­ря на от­ре­че­ние Кар­ла X в поль­зу гер­цо­га Бор­дос­ско­го, был про­воз­г­ла­шен «ко­ро­лем фран­цу­зов», и вско­ре вся стра­на приз­на­ла со­вер­шив­ший­ся пе­ре­во­рот. Во Фран­ции ус­та­но­ви­лась Июль­с­кая мо­нар­хия (1830-1848).

    Слабость рес­пуб­ли­кан­с­кой пар­тии поз­во­ли­ла круп­ным фи­нан­со­вым кру­гам зах­ва­тить власть и по­ме­шать уг­луб­ле­нию ре­во­лю­ции, ус­та­нов­ле­нию рес­пуб­ли­ки. 14 ав­гус­та 1830 г. бы­ла при­ня­та но­вая Хар­тия, бо­лее ли­бе­раль­ная, чем Хар­тия 1814 г. Пра­ва па­ла­ты де­пу­та­тов бы­ли рас­ши­ре­ны, нас­лед­с­т­вен­ность зва­ния пэ­ров от­ме­ня­лась, иму­щес­т­вен­ный ценз для из­би­ра­те­лей нем­но­го сни­жен, вслед­с­т­вие че­го чис­ло их уве­ли­чи­лось со 100 тыс. до 240 тыс. Ог­ра­ни­чи­ва­лись пра­ва ка­то­ли­чес­ко­го ду­хо­вен­с­т­ва (ему бы­ло зап­ре­ще­но вла­деть зе­мель­ной соб­с­т­вен­нос­тью). Цен­зу­ра вре­мен­но от­ме­ня­лась; вво­ди­лась мес­т­ное и об­лас­т­ное са­мо­уп­рав­ле­ние, вос­ста­нав­ли­ва­лась На­ци­ональ­ная гвар­дия (и то, и дру­гое на ос­но­ве иму­щес­т­вен­но­го цен­за). Нет­ро­ну­ты­ми ос­та­лись по­ли­цей­ско-бю­рок­ра­ти­чес­кий го­су­дар­с­т­вен­ный ап­па­рат и су­ро­вые за­ко­ны про­тив ра­бо­чих.

    Передовая об­щес­т­вен­ность Ан­г­лии, Гер­ма­нии, Рос­сии, Ита­лии, Бель­гии, США и дру­гих стран го­ря­чо при­вет­с­т­во­ва­ла ре­во­лю­цию во Фран­ции как серь­ез­ный удар по ре­ак­ци­он­ной сис­те­ме Свя­щен­но­го со­юза. Вос­тор­жен­но встре­ти­ли ре­во­лю­ци­он­ный пе­ре­во­рот во Фран­ции ве­ли­кий не­мец­кий по­эт Ген­рих Гей­не и вид­ный пуб­ли­цист ра­ди­каль­но­го нап­рав­ле­ния Люд­виг Бер­не. Жи­вой ин­те­рес к Июль­с­кой ре­во­лю­ции про­яв­лял А.С. Пуш­кин - он счи­тал, что быв­шие ми­нис­т­ры Кар­ла X дол­ж­ны быть каз­не­ны как го­су­дар­с­т­вен­ные прес­туп­ни­ки, и спо­рил по это­му по­во­ду с П.А. Вя­зем­с­ким. М.Ю. Лер­мон­тов от­к­лик­нул­ся на эти со­бы­тия сти­хот­во­ре­ни­ем, в ко­то­ром на­зы­вал Кар­ла X ти­ра­ном и прос­лав­лял «зна­мя воль­нос­ти», под­ня­тое па­риж­с­ким на­ро­дом. Го­ря­чее со­чув­с­т­вие встре­ти­ла Июль­с­кая ре­во­лю­ция у А.И. Гер­це­на и его дру­зей­, чле­нов ре­во­лю­ци­он­ных круж­ков, су­щес­т­во­вав­ших при мос­ков­с­ком уни­вер­си­те­те.

    Революция 1830 г. во Фран­ции ус­ко­ри­ла взрыв в со­сед­ней Бель­гии, под­няв­шей­ся про­тив гос­под­с­т­ва Гол­лан­дии и об­ра­зо­вав­шей те­перь са­мос­то­ятель­ное го­су­дар­с­т­во. Июль­с­кая ре­во­лю­ция да­ла тол­чок ре­во­лю­ци­он­ным выс­туп­ле­ни­ям в Сак­со­нии, Бра­ун­ш­вей­ге, Гес­сен-Кас­се­ле и в не­ко­то­рых дру­гих гер­ман­с­ких го­су­дар­с­т­вах. Ре­во­лю­ция во Фран­ции спо­соб­с­т­во­ва­ла подъ­ему ре­во­лю­ци­он­но­го и на­ци­ональ­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ний про­тив ав­с­т­рий­ско­го гос­под­с­т­ва в Ита­лии, вос­ста­нию в Поль­ше про­тив гне­та ца­риз­ма. Свер­же­ние мо­нар­хии Бур­бо­нов во Фран­ции при­ве­ло к уси­ле­нию борь­бы за пар­ла­мен­т­с­кую ре­фор­му в Ан­г­лии, к выс­туп­ле­ни­ям на­род­ных масс под ло­зун­гом де­мок­ра­ти­за­ции по­ли­ти­чес­ко­го строя в Швей­ца­рии. В этой об­с­та­нов­ке пла­ны Ни­ко­лая I, го­то­вив­ше­го сов­мес­т­но с прус­ским и ав­с­т­рий­ским дво­ра­ми во­ен­ную ин­тер­вен­цию про­тив Фран­ции с целью вос­ста­нов­ле­ния в ней ста­рой ди­нас­тии и гос­под­с­т­ва дво­рян­с­т­ва, ока­за­лись не­осу­щес­т­ви­мы­ми.

 

Июльская монархия во Франции (1830-1848).

 

    Главным ито­гом Июль­с­кой ре­во­лю­ции бы­ло зак­реп­ле­ние по­бе­ды бур­жу­азии над дво­рян­с­т­вом. Од­на­ко с 1830 по 1848 г. гос­под­с­т­во­ва­ла не вся бур­жу­азия, а толь­ко ее на­ибо­лее бо­га­тая часть - так на­зы­ва­емая фи­нан­со­вая арис­ток­ра­тия, в сос­тав ко­то­рой вхо­ди­ли бан­ки­ры, круп­ные бир­же­вые дель­цы, «же­лез­но­до­рож­ные ко­ро­ли», вла­дель­цы уголь­ных ко­пей­, руд­ни­ков, ле­сов, круп­ные зем­лев­ла­дель­цы. Фи­нан­со­вая арис­ток­ра­тия дик­то­ва­ла в па­ла­те за­ко­ны, раз­да­ва­ла до­ход­ные мес­та, на­чи­ная с ми­нис­тер­с­ких пос­тов и кон­чая та­бач­ны­ми лав­ка­ми. Ра­бо­чие же, крес­ть­яне, мел­кие про­мыш­лен­ни­ки и тор­гов­цы бы­ли вов­се от­с­т­ра­не­ны от учас­тия в по­ли­ти­чес­кой влас­ти.

    Финансовая арис­ток­ра­тия по­лу­чи­ла вы­со­кие дол­ж­нос­ти в ап­па­ра­те го­су­дар­с­т­ва. Она поль­зо­ва­лась гро­мад­ны­ми го­су­дар­с­т­вен­ны­ми суб­си­ди­ями, раз­лич­ны­ми льго­та­ми и при­ви­ле­ги­ями, ко­то­рые пре­дос­тав­ля­лись же­лез­но­до­рож­ным и ком­мер­чес­ким ком­па­ни­ям. Все это уве­ли­чи­ва­ло бюд­жет­ный де­фи­цит, ко­то­рый стал хро­ни­чес­ким яв­ле­ни­ем в го­ды Июль­с­кой мо­нар­хии. Рост бир­же­вых спе­ку­ля­ций - су­щес­т­вен­ный факт в ис­то­рии тех бур­ных лет. Ко­роль Луи Фи­липп, круп­ней­ший во Фран­ции ле­сов­ла­де­лец и фи­нан­сист, был лич­но за­ин­те­ре­со­ван в ук­реп­ле­нии гос­под­с­т­ва фи­нан­со­вой арис­ток­ра­тии. К 1841 г. у не­го лич­но (не счи­тая бо­гатств, при­над­ле­жав­ших чле­нам семьи) бы­ло око­ло 800 млн. фран­ков. В кон­це 40-х го­дов толь­ко у че­ты­рех фран­цуз­с­ких бан­кир­с­ких до­мов бы­ло 2,5 млрд. фран­ков, т. е. лишь на 1 млрд. фран­ков мень­ше, чем во всей каз­не Фран­ции.

    Бюджетный де­фи­цит и не­ук­лон­ное воз­рас­та­ние го­су­дар­с­т­вен­но­го дол­га от­ве­ча­ли ин­те­ре­сам фи­нан­со­вой бур­жу­азии: го­су­дар­с­т­вен­ные зай­мы, на ко­то­рые шло пра­ви­тель­с­т­во для пок­ры­тия де­фи­ци­та, да­ва­лись под боль­шие про­цен­ты и бы­ли вер­ным ис­точ­ни­ком ее обо­га­ще­ния. Рост го­су­дар­с­т­вен­но­го дол­га уси­ли­вал по­ли­ти­чес­кое вли­яние фи­нан­со­вой арис­ток­ра­тии и за­ви­си­мость от нее пра­ви­тель­с­т­ва.

 

Экономическое развитие Франции в 30-40-е годы.

 

    В эти го­ды Фран­ция яв­ля­лась эко­но­ми­чес­ки на­ибо­лее раз­ви­той (пос­ле Ан­г­лии) стра­ной Ев­ро­пы. Имен­но в этот пе­ри­од в стра­не раз­вер­ты­ва­лась про­мыш­лен­ная ре­во­лю­ция. К кон­цу пер­вой по­ло­ви­ны XIX в. фаб­рич­ная ор­га­ни­за­ция про­из­вод­с­т­ва пре­об­ла­да­ла во всех глав­ных от­рас­лях тек­с­тиль­ной про­мыш­лен­нос­ти. Быс­т­ры­ми тем­па­ми раз­ви­ва­лись хлоп­ча­то­бу­маж­ная ин­дус­т­рия, шер­с­тя­ное про­из­вод­с­т­во (импорт шер­с­ти за 15 лет вы­рос в 4 ра­за), по про­из­вод­с­т­ву шел­ка Фран­ция выш­ла на пер­вое мес­то в ми­ре. Боль­шую роль в эк­с­пор­те иг­ра­ли раз­лич­ные пред­ме­ты рос­ко­ши.

    Серьезные сдви­ги про­изош­ли и в тя­же­лой про­мыш­лен­нос­ти. На сме­ну дре­вес­но­му уг­лю при­хо­дил ка­мен­ный­: к 1847 г. на кок­се уже вып­лав­ля­лось две тре­ти чу­гу­на. Фаб­рич­но-за­вод­с­кой тип про­из­вод­с­т­ва ут­вер­дил­ся в чер­ной ме­тал­лур­гии, внед­рял­ся в ма­ши­нос­т­ро­ение. Чис­ло па­ро­вых дви­га­те­лей вы­рос­ло с 1830 по 1848 г. в 8 раз. В це­лом с 1825 по 1847 г. объ­ем про­мыш­лен­но­го про­из­вод­с­т­ва уве­ли­чил­ся на 66%. По­лу­чи­ли раз­ви­тие но­вые от­рас­ли, преж­де все­го хи­ми­чес­кая, раз­ви­ва­лось про­из­вод­с­т­во ре­зи­ны, кра­сок, спи­чек. В 30-е го­ды на­ча­лось стро­итель­с­т­во элек­т­ри­чес­ко­го те­лег­ра­фа; в 1828 г. Па­риж по­лу­чил га­зо­вое ос­ве­ще­ние; с се­ре­ди­ны 30-х го­дов в нем на­ча­лось (впер­вые в ми­ре) ас­фаль­ти­ро­ва­ние улиц.

    Внедрение па­ро­вых ма­шин при­ве­ло к под­лин­ной ре­во­лю­ции на тран­с­пор­те: сна­ча­ла па­ро­вая ма­ши­на бы­ла ис­поль­зо­ва­на в су­до­ход­с­т­ве, а в 40-е го­ды на­ча­лось стро­итель­с­т­во же­лез­ных до­рог. Од­на­ко в этом Фран­ция зна­чи­тель­но от­с­та­ва­ла от Ан­г­лии, Прус­сии и США.

    В го­ды Июль­с­кой мо­нар­хии Фран­ция ос­та­ва­лась аг­рар­ной и в ос­нов­ном крес­ть­ян­с­кой стра­ной. Из 35 млн. че­ло­век на­се­ле­ния 75% бы­ли сель­с­ки­ми жи­те­ля­ми. Сель­с­кое хо­зяй­ст­во раз­ви­ва­лось по ка­пи­та­лис­ти­чес­ко­му пу­ти. На се­ве­ре, в Па­риж­с­ком бас­сей­не, ук­реп­ля­лось круп­ное ка­пи­та­лис­ти­чес­кое фер­мер­с­кое хо­зяй­ст­во, пос­тав­ля­ющее ос­нов­ную мас­су то­вар­но­го зер­на. Но пре­об­ла­да­ло крес­ть­ян­с­кое хо­зяй­ст­во на сво­ей или арен­до­ван­ной зем­ле. В 1825-1847 гг. объ­ем про­дук­ции сель­с­ко­го хо­зяй­ст­ва уве­ли­чил­ся на 38%, но все же тех­ни­чес­кое со­вер­шен­с­т­во­ва­ние его шло мед­лен­но. В эти го­ды про­ис­хо­ди­ли од­нов­ре­мен­но кон­цен­т­ра­ция зем­ли в ру­ках круп­ных зем­лев­ла­дель­цев и бо­га­тых крес­ть­ян и про­цесс дроб­ле­ния (пар­цел­ля­ции) зе­мель­ной соб­с­т­вен­нос­ти и зем­ле­поль­зо­ва­ния; чис­ло мел­ких и мель­чай­ших хо­зяй­ств уве­ли­чи­ва­лось. В ре­зуль­та­те дроб­ле­ния зе­мель­ной соб­с­т­вен­нос­ти все бо­лее ни­щал крес­ть­янин, все ча­ще ему при­хо­ди­лось при­бе­гать к по­мо­щи рос­тов­щи­чес­ко­го кре­ди­та. За­дол­жен­ность Ипо­теч­но­му бан­ку ста­ла под­лин­ным би­чом крес­ть­ян­с­т­ва; пос­то­ян­но уве­ли­чи­ва­лась арен­д­ная пла­та за зем­лю.

    С раз­ви­ти­ем про­мыш­лен­нос­ти во Фран­ции фор­ми­ро­вал­ся про­ле­та­ри­ат; ра­бо­чий класс был весь­ма не­од­но­род­ным: фаб­рич­но-за­вод­с­кие ра­бо­чие, ра­бо­чие ка­пи­та­лис­ти­чес­кой ма­ну­фак­ту­ры, ре­мес­лен­ные ра­бо­чие. Фаб­рич­но-за­вод­с­кой про­ле­та­ри­ат сос­тав­лял еще мень­шин­с­т­во: к кон­цу Июль­с­кой мо­нар­хии из 5-6 млн. ра­бо­чих всех ка­те­го­рий чис­ло ра­бо­тав­ших на круп­ных пред­п­ри­яти­ях бы­ло 1 млн. 300 тыс. че­ло­век. Зна­чи­тель­ную груп­пу сос­тав­ля­ли по­лу­ра­бо­чие-по­лук­рес­ть­яне, за­ня­тые пре­иму­щес­т­вен­но на рас­се­ян­ной ма­ну­фак­ту­ре. В про­мыш­лен­нос­ти про­дол­жа­ли дей­ст­во­вать за­кон Ле Ша­пелье 1791 г. и ан­ти­ра­бо­чие статьи на­по­ле­онов­с­ко­го Уго­лов­но­го ко­дек­са 1810 г.

 

Политическая борьба во Франции.

 

    С пер­вых дней су­щес­т­во­ва­ния Июль­с­кой мо­нар­хии во Фран­ции раз­го­ре­лась ос­т­рая по­ли­ти­чес­кая борь­ба. Ко­ро­лю приш­лось вес­ти борь­бу и с ле­ги­ти­мис­та­ми, и рес­пуб­ли­кан­ца­ми. В гла­зах ле­ги­ти­мис­тов Луи Фи­липп был узур­па­то­ром, по­хи­тив­шим ко­ро­ну у гер­цо­га Бор­дос­ско­го, имев­ше­го пра­во на прес­тол бла­го­да­ря двой­но­му от­ре­че­нию - Кар­ла X и его сы­на гер­цо­га Ан­гу­лем­с­ко­го. Сто­рон­ни­ка­ми этой не слиш­ком мно­го­чис­лен­ной пар­тии бы­ли преж­де все­го пред­с­та­ви­те­ли па­риж­с­кой арис­ток­ра­тии, а в про­вин­ции - сель­с­кое дво­рян­с­т­во. Ду­хо­вен­с­т­во от­к­ры­то под­дер­жи­ва­ло эту пар­тию. Силь­нее все­го ле­ги­ти­мис­ты бы­ли в Ван­дее, где мас­са крес­ть­ян сох­ра­ня­ла вер­ность ле­ги­тим­ной мо­нар­хии.

    Гораздо опас­нее для Луи Фи­лип­па бы­ли рес­пуб­ли­кан­цы, ко­то­рые объ­еди­ни­лись в две ле­галь­ные груп­пы. Пер­вая - бур­жу­аз­ные (или уме­рен­ные) рес­пуб­ли­кан­цы - об­ра­зо­ва­лась вок­руг га­зе­ты «Нась­ональ», ре­дак­цию ко­то­рой воз­г­лав­лял А. Мар­раст. Они выс­ту­па­ли за ус­та­нов­ле­ние во Фран­ции рес­пуб­ли­ки и рас­ши­ре­ние из­би­ра­тель­но­го пра­ва. Вы­ра­жая стрем­ле­ние пре­иму­щес­т­вен­но тор­гов­цев и про­мыш­лен­ни­ков, они тре­бо­ва­ли так­же бо­лее ак­тив­ной внеш­ней по­ли­ти­ки, ох­ра­ны внут­рен­не­го рын­ка, дос­туп­нос­ти кре­ди­та, раз­ви­тия же­лез­но­до­рож­но­го стро­итель­с­т­ва. Зна­чи­тель­ная часть рес­пуб­ли­кан­цев от­ри­ца­ла не­об­хо­ди­мость со­ци­аль­ных ре­форм.

    Вторая, бо­лее ра­ди­каль­но нас­т­ро­ен­ная часть рес­пуб­ли­кан­цев, воз­г­лав­лял ко­то­рую ад­во­кат А. Лед­рю-Рол­лен, груп­пи­ро­ва­лась вок­руг га­зе­ты «Ре­фор­ма». Они выс­ту­па­ли с тре­бо­ва­ни­ем все­об­ще­го из­би­ра­тель­но­го пра­ва и с прог­рам­мой со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких пре­об­ра­зо­ва­ний­, что прив­ле­ка­ло к ним не­ма­ло сто­рон­ни­ков. Га­зе­та «Ре­фор­ма» поль­зо­ва­лась боль­шой по­пу­ляр­нос­тью сре­ди ра­бо­чих.

    В 30-е го­ды XIX в. во Фран­ции на­ча­ли воз­ни­кать рес­пуб­ли­кан­с­кие тай­ные ор­га­ни­за­ции: «Общес­т­во дру­зей на­ро­да», «Общес­т­во прав че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на», «Общес­т­во вре­мен го­да», «Мю­тю­элис­тов» в Ли­оне и др. Са­мым ра­ди­каль­ным из них бы­ло об­щес­т­во «Пра­ва че­ло­ве­ка и граж­да­ни­на». Пос­ле вос­ста­ния, под­ня­то­го в Па­ри­же в 1834 г., об­щес­т­во бы­ло зап­ре­ще­но, мно­гие его чле­ны осуж­де­ны и бро­ше­ны в тюрь­му.

    Правительство Луи Фи­лип­па от­но­си­лось к вос­ста­ни­ям 1832 и 1834 гг. с серь­ез­ны­ми опа­се­ни­ями, так как борь­ба рес­пуб­ли­кан­цев на­хо­ди­ла го­ря­чий от­к­лик в на­род­ных мас­сах, не­на­ви­дев­ших ре­жим Июль­с­кой мо­нар­хии. В эти же го­ды рес­пуб­ли­кан­цы ор­га­ни­зо­ва­ли нес­коль­ко по­ку­ше­ний на Луи Фи­лип­па, пос­ле че­го пра­ви­тель­с­т­во ста­ло ог­ра­ни­чи­вать сво­бо­ду пе­ча­ти и пе­реш­ло к мас­со­вым реп­рес­си­ям. Рес­пуб­ли­кан­с­кое дви­же­ние бы­ло заг­на­но в под­полье.

 

Революция 1848 г. Вторая республика во Франции

 

 

Первая половина XIX в.

 

    В пер­вой по­ло­ви­не XIX в. во мно­гих стра­нах кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы на­чал­ся пе­ре­ход от ма­ну­фак­тур­но­го про­из­вод­с­т­ва к ма­шин­но­му фаб­рич­но­му. В то вре­мя поч­ти во всех стра­нах Ев­ро­пы еще гос­под­с­т­во­ва­ли фе­одаль­но-абсо­лю­тис­т­с­кие по­ряд­ки, со­ци­аль­ное уг­не­те­ние пе­реп­ле­та­лось с на­ци­ональ­ным. В 1848-1849 гг. Па­риж, Ве­на, Бер­лин, Рим и мно­гие дру­гие ев­ро­пей­ские сто­ли­цы ста­ли цен­т­ра­ми ре­во­лю­ци­он­ных выс­туп­ле­ний. По­жа­луй­, ни­ког­да ра­нее Ев­ро­па не зна­ла та­ко­го все­об­ще­го обос­т­ре­ния борь­бы, по­доб­но­го раз­ма­ха на­род­ных выс­туп­ле­ний и бур­но­го подъ­ема на­ци­ональ­но-осво­бо­ди­тель­ных дви­же­ний. Хо­тя в раз­лич­ных час­тях кон­ти­нен­та на­кал борь­бы был не­оди­на­ков, по-раз­но­му скла­ды­ва­лись пу­ти и судь­бы вос­став­ших на­ро­дов, не­сом­нен­ным бы­ло од­но: ре­во­лю­ци­он­ные со­бы­тия при­ня­ли об­ще­ев­ро­пей­ский мас­ш­таб.

    Порабощенные на­ро­ды выс­ту­па­ли за свое ос­во­бож­де­ние, бур­жу­азия и уг­не­тен­ные со­ци­аль­ные слои круп­ных дер­жав, преж­де все­го на­род­ные ни­зы (ра­бо­чие, крес­ть­яне, мел­кие тор­гов­цы, ре­мес­лен­ни­ки и др.),- про­тив фе­одаль­но-абсо­лю­тис­т­с­ко­го гне­та. На­ча­ло ре­во­лю­ций 1848-1849 гг. ус­ко­ри­ли сель­с­ко­хо­зяй­ст­вен­ные бед­с­т­вия 1845-1847 гг. (кар­то­фель­ная бо­лезнь и не­уро­жай зер­на и дру­гих по­ле­вых куль­тур) и раз­ра­зив­ший­ся в 1847 г. сра­зу в нес­коль­ких стра­нах эко­но­ми­чес­кий кри­зис.

    Постепенно внут­рен­няя и внеш­няя по­ли­ти­ка Июль­с­кой мо­нар­хии при­ве­ла к то­му, что в оп­по­зи­ции к это­му ре­жи­му ока­за­лись ши­ро­кие слои на­се­ле­ния - ра­бо­чие, крес­ть­яне, зна­чи­тель­ная часть бур­жу­азии. С се­ре­ди­ны 40-х го­дов быс­т­ро на­рас­та­ла кри­зис­ная си­ту­ация. Осо­бен­но рос­ло воз­му­ще­ние про­тив гос­под­с­т­ва фи­нан­со­вой арис­ток­ра­тии. Оп­по­зи­ция, груп­пи­ро­вав­ша­яся вок­руг га­зет «Нась­ональ» и «Ре­форм», стол­к­нув­шись с от­ка­зом пра­ви­тель­с­т­ва ид­ти на ус­туп­ки на­ро­ду, вы­нуж­де­на бы­ла об­ра­тить­ся к мас­сам. Ле­том 1847 г. во Фран­ции на­ча­лась ши­ро­кая кам­па­ния пуб­лич­ных по­ли­ти­чес­ких бан­ке­тов. Бан­кет­ная кам­па­ния спо­соб­с­т­во­ва­ла раз­ви­тию борь­бы за из­би­ра­тель­ную ре­фор­му в раз­лич­ных час­тях Фран­ции. В ви­де тос­тов на бан­ке­тах про­из­но­си­лись ре­чи с тре­бо­ва­ни­ем по­ли­ти­чес­ких и со­ци­аль­ных ре­форм.

    В кон­це де­каб­ря 1847 г. от­к­ры­лась за­ко­но­да­тель­ная сес­сия фран­цуз­с­ко­го пар­ла­мен­та. На этой сес­сии, про­хо­див­шей в чрез­вы­чай­но бур­ной об­с­та­нов­ке, внут­рен­няя и внеш­няя по­ли­ти­ка пра­ви­тель­с­т­ва под­вер­г­лась ос­т­рой кри­ти­ке со сто­ро­ны ли­бе­раль­ной оп­по­зи­ции. Од­на­ко тре­бо­ва­ния оп­по­зи­ции бы­ли от­к­ло­не­ны, а оче­ред­ной бан­кет сто­рон­ни­ков из­би­ра­тель­ной ре­фор­мы, наз­на­чен­ный на 22 фев­ра­ля, зап­ре­щен. Ве­че­ром 21 фев­ра­ля оп­по­зи­ци­он­ные де­пу­та­ты и жур­на­лис­ты приз­ва­ли на­род под­чи­нить­ся влас­тям. 19 фев­ра­ля на со­ве­ща­нии в ре­дак­ции га­зе­ты «Ре­форм» Лед­рю-Рол­лен при под­дер­ж­ке Луи Бла­на выс­ка­зал­ся про­тив то­го, что­бы ис­поль­зо­вать бан­кет­ный кон­ф­ликт для ор­га­ни­за­ции выс­туп­ле­ния масс, ут­вер­ж­дая, что на­род не под­го­тов­лен к борь­бе и не име­ет ору­жия. «Ре­форм» приз­ва­ла па­ри­жан к спо­кой­ст­вию, от учас­тия в ре­во­лю­ци­он­ной борь­бе пре­дос­те­ре­га­ли и со­ци­алис­ты.

    Однако 22 фев­ра­ля ты­ся­чи па­ри­жан, преж­де все­го сту­ден­ты и ра­бо­чие из пред­мес­тий­, выш­ли на пло­ща­ди. На­ча­лись ожес­то­чен­ные стыч­ки с по­ли­ци­ей­, по­яви­лись пер­вые бар­ри­ка­ды и чис­ло их быс­т­ро рос­ло. Ба­таль­оны На­ци­ональ­ной гвар­дии ук­ло­ня­лись от борь­бы с вос­став­ши­ми, а в ря­де слу­ча­ев гвар­дей­цы пе­ре­хо­ди­ли на сто­ро­ну пос­лед­них.

    К кон­цу дня 23 фев­ра­ля ко­роль Луи Фи­липп, на­пу­ган­ный со­бы­ти­ями, ре­шил­ся на­ко­нец по­жер­т­во­вать премь­ером Ф. Ги­зо. Гла­вой но­во­го пра­ви­тель­с­т­ва был наз­на­чен граф Мо­ле, поль­зо­вав­ший­ся ре­пу­та­ци­ей ли­бе­раль­но­го ор­ле­анис­та. В кру­гах ли­бе­ра­лов это из­вес­тие бы­ло встре­че­но с вос­тор­гом, де­яте­ли ли­бе­раль­ной оп­по­зи­ции и офи­це­ры На­ци­ональ­ной гвар­дии го­то­вы бы­ли прек­ра­тить борь­бу.

    Однако ра­бо­чие про­дол­жа­ли свои выс­туп­ле­ния про­тив мо­нар­хии. Ве­че­ром то­го же дня в цен­т­ре Па­ри­жа, на буль­ва­ре Ка­пу­ци­нов ко­лон­на бе­зо­руж­ных де­мон­с­т­ран­тов, нап­рав­ляв­ша­яся к зда­нию Ми­нис­тер­с­т­ва инос­т­ран­ных дел - ре­зи­ден­ции Ги­зо, бы­ла рас­стре­ля­на ох­ра­няв­шим зда­ние во­ин­с­ким под­раз­де­ле­ни­ем. Весть об этом зло­де­янии мгно­вен­но раз­нес­лась по го­ро­ду и под­ня­ла на но­ги все тру­до­вое на­се­ле­ние Па­ри­жа. Ты­ся­чи ра­бо­чих, ла­воч­ни­ков, ре­мес­лен­ни­ков и сту­ден­тов за од­ну ночь пос­т­ро­или око­ло 1500 бар­ри­кад. 24 фев­ра­ля все важ­ные стра­те­ги­чес­кие пун­к­ты сто­ли­цы ока­за­лись в ру­ках вос­став­ших. Луи Фи­липп был вы­нуж­ден от­речь­ся от прес­то­ла в поль­зу сво­его ма­ло­лет­не­го вну­ка гра­фа Па­риж­с­ко­го, мать ко­то­ро­го, гер­цо­ги­ня Ор­ле­ан­с­кая, ко­ро­лев­с­ким ука­зом наз­на­ча­лась ре­ген­т­шей. Пос­ле это­го ко­роль и его семья пос­пе­ши­ли по­ки­нуть сто­ли­цу и бе­жа­ли в Ан­г­лию. Тю­иль­рий­ский дво­рец был зах­ва­чен вос­став­ши­ми, ко­ро­лев­с­кий трон был пе­ре­не­сен на пло­щадь Бас­ти­лии и тор­жес­т­вен­но сож­жен.

    Последний бой Июль­с­кой мо­нар­хии и ее при­вер­жен­цам вос­став­ший на­род дал в Бур­бон­с­ком двор­це, где за­се­да­ла па­ла­та де­пу­та­тов. Мо­нар­хи­чес­кое боль­шин­с­т­во этой па­ла­ты на­ме­ре­ва­лось одоб­рить ре­ген­т­с­т­во гер­цо­ги­ни Ор­ле­ан­с­кой­, что­бы спас­ти мо­нар­хию с по­мощью пе­ре­ме­ны лиц. Лишь не­боль­шая груп­па рес­пуб­ли­кан­с­ких де­пу­та­тов выс­ту­пи­ла с пред­ло­же­ни­ем соз­дать Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во. Од­на­ко эти пла­ны бы­ли сор­ва­ны вос­став­ши­ми. Они вор­ва­лись в зал за­се­да­ний па­ла­ты де­пу­та­тов с воз­г­ла­са­ми «До­лой па­ла­ту! Ни ре­ген­т­с­т­ва, ни ко­ро­ля! Да здрав­с­т­ву­ет рес­пуб­ли­ка!» Боль­шин­с­т­во де­пу­та­тов раз­бе­жа­лось, ос­тав­ши­еся из­б­ра­ли Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во. Ре­во­лю­ция по­бе­ди­ла.

 

Временное правительство и его политика.

 

    По сво­ему сос­та­ву Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во бы­ло ко­али­ци­он­ным, по ха­рак­те­ру - ком­п­ро­мис­сным. Пред­се­да­те­лем Вре­мен­но­го пра­ви­тель­с­т­ва был из­б­ран

    престарелый Дю­пон де л'Эр, учас­т­ник Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции 1789- 1794 гг. и ре­во­лю­ции 1830 г., но фак­ти­чес­ки его гла­вой стал Ла­мар­тин, за­няв­ший пост ми­нис­т­ра инос­т­ран­ных дел. Важ­ный пост ми­нис­т­ра внут­рен­них дел по­лу­чил Лед­рю-Рол­лен. Ми­нис­т­ра­ми без пор­т­фе­лей бы­ли Луи Блан, Аль­бер и дру­гие ле­вые де­пу­та­ты.

    Сразу же боль­шую ос­т­ро­ту при­об­рел воп­рос о рес­пуб­ли­ке, вы­явив­ший ис­тин­ное ли­цо мно­гих де­пу­та­тов. В те­че­ние ве­чер­них и ноч­ных ча­сов 24 фев­ра­ля Ла­мар­тин и дру­гие ми­нис­т­ры изощ­ря­лись в сос­тав­ле­нии ук­лон­чи­вых фор­му­ли­ро­вок пра­ви­тель­с­т­вен­ной дек­ла­ра­ции, ко­то­рые да­ли бы воз­мож­ность из­бе­жать не­мед­лен­но­го про­воз­г­ла­ше­ния рес­пуб­ли­ки и в то же вре­мя ус­по­ко­или бы жи­те­лей Па­ри­жа, тре­бо­вав­ших ус­та­нов­ле­ния имен­но рес­пуб­ли­ки. Од­на­ко ос­то­рож­ные фор­му­ли­ров­ки не удов­лет­во­ри­ли на­род. Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во бы­ло вы­нуж­де­но про­воз­г­ла­сить Фран­цию рес­пуб­ли­кой. А еще че­рез нес­коль­ко дней был из­дан дек­рет о вве­де­нии все­об­ще­го из­би­ра­тель­но­го пра­ва для муж­чин, дос­тиг­ших 21 го­да (при шес­ти­ме­сяч­ной осед­лос­ти в дан­ной мес­т­нос­ти). Од­на­ко пра­ви­тель­с­т­во не тро­ну­ло го­су­дар­с­т­вен­ную ма­ши­ну, сло­жив­шу­юся при Июль­с­кой мо­нар­хии: оно ог­ра­ни­чи­лось лишь чис­т­кой го­су­дар­с­т­вен­но­го ап­па­ра­та от яв­но ре­ак­ци­он­ных эле­мен­тов.

    С пер­вых же дней ре­во­лю­ции на­ря­ду с об­ще­де­мок­ра­ти­чес­ки­ми тре­бо­ва­ни­ями ра­бо­чие выд­ви­га­ли и та­кое, как за­ко­но­да­тель­ное приз­на­ние пра­ва на труд. 25 фев­ра­ля был при­нят дек­рет, сог­лас­но ко­то­ро­му ра­бо­чим га­ран­ти­ро­ва­лись осу­щес­т­в­ле­ние их пра­ва на труд, обес­пе­че­ние всех граж­дан ра­бо­той и от­ме­на статьи уго­лов­но­го ко­дек­са, зап­ре­щав­шей ра­бо­чим соз­да­вать ас­со­ци­ации. В от­вет на тре­бо­ва­ние об ор­га­ни­за­ции Ми­нис­тер­с­т­ва тру­да и прог­рес­са Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во соз­да­ло «Пра­ви­тель­с­т­вен­ную ко­мис­сию для тру­дя­щих­ся», ко­то­рая дол­ж­на бы­ла вы­ра­ба­ты­вать ме­ры для улуч­ше­ния по­ло­же­ния ра­бо­че­го клас­са; пред­се­да­те­лем ее стал Луи Блан, за­мес­ти­те­лем - Аль­бер. Для за­се­да­ний от­во­дил­ся Люк­сем­бур­г­с­кий дво­рец. Люк­сем­бур­г­с­кая ко­мис­сия, од­на­ко, не по­лу­чи­ла ни ре­аль­ной влас­ти, ни де­неж­ных средств, она ос­та­лась лишь ми­нис­тер­с­т­вом бла­гих по­же­ла­ний.

    Для борь­бы с мас­со­вой без­ра­бо­ти­цей сре­ди па­риж­с­ких ра­бо­чих Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во пош­ло на соз­да­ние На­ци­ональ­ных мас­тер­с­ких. К маю 1848 г. в них всту­пи­ли свы­ше 100 тыс. че­ло­век: ра­бо­чие, по­те­ряв­шие за­ра­бо­ток ре­мес­лен­ни­ки, мел­кие слу­жа­щие, ра­зо­рив­ши­еся мел­кие пред­п­ри­ни­ма­те­ли. Соз­да­ни­ем На­ци­ональ­ных мас­тер­с­ких Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во рас­счи­ты­ва­ло ос­ла­бить нап­ря­жен­ность в сто­ли­це, дать вре­мя бур­жу­азии для по­ли­ти­чес­ко­го ма­нев­ра. В на­ча­ле мар­та пра­ви­тель­с­т­во пош­ло на не­ко­то­рые ус­туп­ки: бы­ли из­да­ны дек­ре­ты о сок­ра­ще­нии ра­бо­че­го дня в Па­ри­же с 11 до 10 ча­сов, в про­вин­ции - с 12 до 11 ча­сов, о сни­же­нии цен на хлеб, о воз­в­ра­те бед­ня­кам из лом­бар­дов пред­ме­тов пер­вой не­об­хо­ди­мос­ти и др. Во фран­цуз­с­ких ко­ло­ни­ях от­ме­ня­лось раб­с­т­во.

 

Учредительное собрание.

 

    Временное пра­ви­тель­с­т­во, нес­мот­ря на воз­ра­же­ния Луи Бла­на и Лед­рю-Рол­ле­на, пос­пе­ши­ло наз­на­чить вы­бо­ры в Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние на 9 ап­ре­ля. Па­риж­с­кая де­мок­ра­тия, ре­во­лю­ци­он­ные клу­бы и де­мок­ра­ти­чес­кая прес­са нас­та­ива­ла на от­с­роч­ке вы­бо­ров для по­ли­ти­чес­ко­го прос­ве­ще­ния на­ро­да. Од­на­ко ис­ход борь­бы вок­руг сро­ков вы­бо­ров в Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние ре­шил­ся не в пра­ви­тель­с­т­ве, а на ули­цах Па­ри­жа. 17 мар­та сос­то­ялась 100-ты­сяч­ная де­мон­с­т­ра­ция, тре­бо­вав­шая от­с­роч­ки вы­бо­ров в Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние. Де­мон­с­т­ра­ция бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на де­мок­ра­ти­чес­ки­ми клу­ба­ми при ак­тив­ном учас­тии люк­сем­бур­г­с­ких де­ле­га­тов. Она за­кон­чи­лась нез­на­чи­тель­ной ус­туп­кой Вре­мен­но­го пра­ви­тель­с­т­ва, сог­ла­сив­ше­го­ся от­с­ро­чить вы­бо­ры в Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние до 23 ап­ре­ля.

    Новая мас­со­вая ра­бо­чая де­мон­с­т­ра­ция сос­то­ялась в Па­ри­же 16 ап­ре­ля. Вре­мен­ное пра­ви­тель­с­т­во выз­ва­ло в Па­риж нес­коль­ко пол­ков ре­гу­ляр­ных войск, вы­ве­ден­ных из не­го пос­ле по­бе­ды фев­раль­с­кой

    революции.

    23 ап­ре­ля про­ис­хо­ди­ли вы­бо­ры в Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние. В про­вин­ции ре­ша­ющее зна­че­ние при­об­ре­ли го­ло­са крес­ть­ян, впер­вые приз­ван­ных к из­би­ра­тель­ным ур­нам; на их го­ло­са пов­ли­яло не­до­воль­с­т­во на­ло­гом в 45 сан­ти­мов, ус­та­нов­лен­ным рес­пуб­ли­кан­с­ким пра­ви­тель­с­т­вом. В круп­ных го­ро­дах и Па­ри­же де­мок­ра­ты по­те­ря­ли мас­су го­ло­сов. В це­лом же по­бе­ду в стра­не одер­жа­ли бур­жу­аз­ные рес­пуб­ли­кан­цы, по­лу­чив­шие 500 из 880 мест в Уч­ре­ди­тель­ном соб­ра­нии. В Соб­ра­ние бы­ли из­б­ра­ны 33 мо­нар­хис­та, в боль­шин­с­т­ве ор­ле­анис­ты. В то вре­мя как по­дав­ля­ющее боль­шин­с­т­во рес­пуб­ли­кан­цев сос­тав­ля­ли но­вые лю­ди, впер­вые из­б­ран­ные де­пу­та­та­ми, сре­ди мо­нар­хис­тов пре­об­ла­да­ли быв­шие де­пу­та­ты пар­ла­мен­тов Июль­с­кой мо­нар­хии, так что в Уч­ре­ди­тель­ном соб­ра­нии ока­за­лись мно­гие опыт­ные ли­де­ры ор­ле­анис­т­с­ко­го и кле­ри­каль­но-ле­ги­ти­мис­т­с­ко­го ла­ге­ря.

    4 мая 1848 г. Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние на­ча­ло свою де­ятель­ность с тор­жес­т­вен­ной дек­ла­ра­ции о том, что рес­пуб­ли­ка, про­воз­г­ла­шен­ная 24 фев­ра­ля, «явля­ет­ся и ос­та­ет­ся фор­мой прав­ле­ния во Фран­ции». На пост во­ен­но­го ми­нис­т­ра был наз­на­чен враж­деб­но нас­т­ро­ен­ный по от­но­ше­нию к де­мок­ра­тии ге­не­рал Луи Эжен Ка­вень­як, имев­ший ре­пу­та­цию рес­пуб­ли­кан­ца, пос­коль­ку он при­хо­дил­ся бра­том по­кой­но­му Год­ф­руа Ка­вень­яку, вид­ней­ше­му рес­пуб­ли­кан­с­ко­му де­яте­лю вре­мен Июль­с­кой мо­нар­хии.

    15 мая в Па­ри­же сос­то­ялась 150-ты­сяч­ная де­мон­с­т­ра­ция, тре­бо­вав­шая от де­пу­та­тов Уч­ре­ди­тель­но­го соб­ра­ния не­мед­лен­но­го ре­ше­ния воп­ро­са о под­дер­ж­ке вос­став­ших по­ля­ков. Од­на­ко де­мон­с­т­ра­ция бы­ла ра­зог­на­на, а ли­де­ры де­мок­ра­ти­чес­ко­го дви­же­ния Бар­бес, Аль­бер, Рас-па­иль, Блан­ки и дру­гие схва­че­ны, клу­бы их зак­ры­ты. Люк­сем­бур­г­с­кая ко­мис­сия бы­ла офи­ци­аль­но лик­ви­ди­ро­ва­на, а бу­ма­ги ее сек­вес­т­ро­ва­ны. Ка­вень­як уси­ли­вал па­риж­с­кий гар­ни­зон, стя­ги­вая в сто­ли­цу но­вые во­ин­с­кие си­лы.

 

Июньское восстание парижских рабочих.

 

    Весь ход со­бы­тий вел к не­ми­ну­емо­му взры­ву. Не­пос­ред­с­т­вен­ным по­во­дом к вос­ста­нию пос­лу­жи­ло по­явив­ше­еся 22 июня рас­по­ря­же­ние Ис­пол­ни­тель­ной ко­мис­сии, сог­лас­но ко­то­ро­му за­ня­тым в На­ци­ональ­ных мас­тер­с­ких ра­бо­чим в воз­рас­те от 18 до 25 лет пред­ла­га­лось всту­пать в ар­мию, ос­таль­ным - ли­бо быть выб­ро­шен­ны­ми на ули­цу, ли­бо от­п­ра­вить­ся ра­бо­тать в про­вин­цию на ме­ли­ора­тив­ные зем­ля­ные ра­бо­ты в бо­ло­тис­тую мес­т­ность Со­лонь. Меж­ду тем в На­ци­ональ­ных мас­тер­с­ких бы­ли за­ня­ты свы­ше 117 тыс. че­ло­век. На эту пря­мую про­во­ка­цию ра­бо­чие от­ве­ти­ли вос­ста­ни­ем.

    Утром 23 июня на ули­цах Па­ри­жа на­ча­лось стро­итель­с­т­во бар­ри­кад и проз­ву­ча­ли пер­вые выс­т­ре­лы. Вос­ста­ние ох­ва­ти­ло де­мок­ра­ти­чес­кую вос­точ­ную часть го­ро­да, в нем при­ня­ли учас­тие око­ло 40- 45 тыс. че­ло­век. На сле­ду­ющий день Уч­ре­ди­тель­ное соб­ра­ние, объ­явив Па­риж на осад­ном по­ло­же­нии, пе­ре­да­ло всю пол­но­ту влас­ти ге­не­ра­лу Ка­вень­яку. Пра­ви­тель­с­т­во име­ло ог­ром­ный пе­ре­вес сил: про­тив вос­став­ших бы­ли стя­ну­ты 150 тыс. ре­гу­ляр­ных войск, мо­биль­ной гвар­дии, ба­таль­онов па­риж­с­кой На­ци­ональ­ной гвар­дии; на по­мощь спе­ши­ли от­ря­ды На­ци­ональ­ной гвар­дии из 53 де­пар­та­мен­тов. Для по­дав­ле­ния вос­ста­ния при­ме­ня­лась ар­тил­ле­рия, ко­то­рая сме­та­ла це­лые квар­та­лы, став­шие цен­т­ра­ми соп­ро­тив­ле­ния пов­с­тан­цев. Вос­став­шие дер­жа­лись че­ты­ре дня, не имея цен­т­ра­ли­зо­ван­но­го ру­ко­вод­с­т­ва и об­ще­го пла­на дей­ст­вий. К ве­че­ру 26 июня вос­ста­ние бы­ло по­дав­ле­но. Нас­ту­пи­ло вре­мя сви­ре­по­го тер­ро­ра про­тив ра­бо­чих. Тюрь­мы бы­ли пе­ре­пол­не­ны, рас­стре­ли­ва­ли без су­да и след­с­т­вия.

    Июньское вос­ста­ние яви­лось пе­ре­лом­ным в ре­во­лю­ции 1848 г. во Фран­ции, она рез­ко пош­ла по нис­хо­дя­щей ли­нии.

 


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

#1 написал: ira (Посетители) (24 февраля 2012 17:01)
kakoy istocnik?
#2 написал: admin (Администраторы) (24 февраля 2012 22:25)
Новая история стран Европы и Америки
Том 1
под редакцией Е.Е. Юровской и И.М. Кривогуза
Печатается по изданию: Новая история стран Европы и Америки. Первый период: Учеб. по спец. «История»/ В.Н. Виноградов, Н.М. Гусева, А.М. Зверев и др.; Под ред. Е.Е. Юровской и И.М. Кривогуза. - М.: Высш. шк., 1998.- 415 с
http://www.istmira.com/novoe-vremya/

 

Www.IstMira.Com