Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Глава 8. Германские государства в 1648-1849 гг.

Центральная Европа после Тридцатилетней войны.

 

    Историческое раз­ви­тие гер­ман­с­ких го­су­дарств с се­ре­ди­ны XVII в. зна­чи­тель­но от­ли­ча­лось от ис­то­рии Ан­г­лии и Фран­ции то­го же пе­ри­ода, уве­рен­но встав­ших на путь цен­т­ра­ли­за­ции. Вре­мя от окон­ча­ния Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны в се­ре­ди­не XVII в. до на­ча­ла Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции кон­ца XVI­II в. бы­ло очень тя­же­лым в ис­то­рии нем­цев.

    24 ок­тяб­ря 1648 г. в го­ро­дах Мюн­с­те­ре и Ос­наб­рюк­ке (в Вест-фа­лии) мир­ные до­го­во­ры меж­ду им­пе­ра­то­ром и де­пу­та­та­ми сос­ло­вий Им­пе­рии, с од­ной сто­ро­ны, Фран­ци­ей и Шве­ци­ей - с дру­гой­, по­ло­жи­ли ко­нец Трид­ца­ти­лет­ней вой­не. Вес­т­фаль­с­кий мир - пер­вая по­пыт­ка ус­та­нов­ле­ния в Ев­ро­пе но­во­го вре­ме­ни мир­ных по­ряд­ков - приз­на­вал­ся ос­нов­ным за­ко­ном на веч­ные вре­ме­на для Свя­щен­ной Рим­с­кой им­пе­рии, га­ран­та­ми ко­то­ро­го ста­но­ви­лись Фран­ция и Шве­ция. Га­ран­ты ук­ре­пи­ли за со­бой за­во­еван­ные в Им­пе­рии тер­ри­то­рии. Бы­ло сан­к­ци­они­ро­ва­но вла­де­ние ко­ро­лем Фран­ции епис­коп­с­т­ва­ми Мец, Туль и Вер­ден, а так­же ря­дом тер­ри­то­рий в Эль­за­се и на Вер­х­нем Рей­не, тем са­мым был сде­лан важ­ный шаг в прод­ви­же­нии Фран­ции в нап­рав­ле­нии так на­зы­ва­емых ее «естес­т­вен­ных гра­ниц». Швед­с­кий ко­роль ста­но­вил­ся им­пер­с­ким кня­зем, по­лу­чал Пе­ред­нюю (За­пад­ную) По­ме­ра­нию, ар­хи­епис­коп­с­т­во Бре­мен и т. д., т. е. Шве­ция кон­т­ро­ли­ро­ва­ла ус­тья важ­ней­ших рек Эль­бы, Оде­ра и Ве­зе­ра.

    Священная Рим­с­кая им­пе­рия гер­ман­с­кой на­ции в ре­зуль­та­те Вес­т­фаль­с­ко­го ми­ра прод­ли­ла свое су­щес­т­во­ва­ние еще на пол­то­рас­та лет. Но бы­ло про­из­ве­де­но. не­ко­то­рое из­ме­не­ние в ее сос­та­ве: Швей­ца­рия и Ни­дер­лан­ды (Рес­пуб­ли­ка Со­еди­нен­ных Про­вин­ций­) выш­ли из Им­пе­рии и ста­ли су­ве­рен­ны­ми го­су­дар­с­т­ва­ми. В Им­пе­рию по-преж­не­му вхо­ди­ли на­се­лен­ные не нем­ца­ми ис­пан­с­кие Ни­дер­лан­ды, Франш-Кон-те и т. д., на се­ве­ре Шлез­ви­га жи­ли дат­ча­не, в Че­хии (Бо­ге­мии) и Мо­ра­вии боль­шин­с­т­во на­се­ле­ния сос­тав­ля­ли че­хи и мо­ра­вы, в Си­ле­зии про­жи­ва­ли по­ля­ки и че­хи, а в Ка­рин­тии и Край­не бы­ло мно­го сло­вен и т. д. Бы­ли уре­гу­ли­ро­ва­ны ре­ли­ги­оз­но-пра­во­вые проб­ле­мы. Гра­ни­цы рас­п­рос­т­ра­не­ния ка­то­ли­циз­ма и про­тес­тан­тиз­ма ус­та­нав­ли­ва­лись в ос­нов­ном по их су­щес­т­во­ва­нию в так на­зы­ва­емом нор­маль­ном (1624) го­ду, и пра­во кня­зя на из­ме­не­ние кон­фес­сии ог­ра­ни­чи­ва­лось этим го­дом. Каль­ви­низм, ре­фор­мат­с­кая цер­ковь, приз­на­вал­ся треть­ей кон­фес­си­ей. Вво­ди­лась сис­те­ма па­ри­те­та ка­то­ли­ков и про­тес­тан­тов в им­пер­с­ких уч­реж­де­ни­ях. Ре­ли­ги­оз­ные воп­ро­сы в рей­хс­та­ге об­суж­да­лись ка­то­ли­ка­ми и про­тес­тан­та­ми от­дель­но и ре­ше­ния мог­ли быть при­ня­ты толь­ко при их сог­ла­сии.

    Важное зна­че­ние име­ли пос­та­нов­ле­ния о пре­дос­тав­ле­нии князь­ям в Им­пе­рии су­ве­ре­ни­те­та, в том чис­ле за­ко­но­да­тель­ных прав, пра­ва во­ору­же­ния, что обес­пе­чи­ва­ло су­щес­т­во­ва­ние пос­то­ян­ных ар­мий ж пра­ва зак­лю­че­ния со­юзов меж­ду со­бой и с инос­т­ран­ны­ми го­су­дар­с­т­ва­ми. Тем са­мым вхо­див­шие в Им­пе­рию го­су­дар­с­т­ва, нес­мот­ря на вер­хо­вен­с­т­во им­пе­ра­то­ра и об­щее за­ко­но­да­тель­с­т­во, тер­ри­то­ри­аль­ные го­су­дар­с­т­ва, как их на­зы­ва­ли, ста­но­ви­лись са­мос­то­ятель­ны­ми субъ­ек­та­ми меж­ду­на­род­но­го пра­ва. Дей­ст­ви­тель­но су­ве­рен­ны­ми бы­ли лишь круп­ней­шие из них, ко­то­рые впос­лед­с­т­вии да­же во­ева­ли друг с дру­гом. Ес­ли не­ко­то­ры­ми зем­ля­ми Им­пе­рии вла­де­ли инос­т­ран­ные го­су­да­ри (ко­ро­ли Фран­ции, Шве­ции, а поз­д­нее и Ан­г­лии, ко­ро­лем ко­то­рой стал кур­фюрст Ган­но­ве­ра), то кур­фюрст Бран­ден­бур­га из до­ма Го­ген­цол­лер­нов вла­дел Прус­си­ей­, ко­то­рая не вхо­ди­ла в Им­пе­рию; вла­де­лец зе­мель Ав­с­т­рий­ско­го до­ма Габ­с­бур­гов, ко­роль Бо­ге­мии, был ко­ро­лем Вен­г­рии, так­же не вхо­див­шей в сос­тав Им­пе­рии. Та­ким об­ра­зом, пос­лед­няя пред­с­тав­ля­ла со­бой со­об­щес­т­во от­дель­ных го­су­дарств, со­еди­нен­ных не­ко­то­ры­ми об­щи­ми ин­с­ти­ту­та­ми и уч­реж­де­ни­ями, и в пер­вую оче­редь кай­зе­ром (импе­ра­то­ром) - сим­во­лом един­с­т­ва кня­зей и го­су­дарств. Им­пе­ра­тор из­би­рал­ся кол­ле­ги­ей ду­хов­ных и свет­с­ких кур­фюр­с­тов во гла­ве с Май­нц­ким ар­хи­епис­ко­пом. Им­пе­ра­тор до кон­ца су­щес­т­во­ва­ния Им­пе­рии был, за ред­ким ис­к­лю­че­ни­ем, пред­с­та­ви­те­лем ди­нас­тии Габ­с­бур­гов (Австрий­ско­го до­ма) и, сле­до­ва­тель­но, на­хо­дил­ся в Ве­не. Кол­ле­гия кур­фюр­с­тов (со­вет кур­фюр­с­тов) сос­тав­ля­ла пер­вую ку­рию, ру­ко­во­ди­мую Май­нц­ким ар­хи­епис­ко­пом. Вто­рую ку­рию сос­тав­лял со­вет кня­зей (свет­с­ких и ду­хов­ных), об­ла­дав­ших 100 го­ло­са­ми; а третью ку­рию - со­вет го­ро­дов, ку­да вхо­ди­ли в кон­це им­пе­рии пред­с­та­ви­те­ли от 51 им­пер­с­ко­го го­ро­да. С 1663 г. рей­хс­таг из пос­лан­ни­ков кня­зей пос­то­ян­но за­се­дал в г. Ре­ген­с­бур­ге. В рей­хс­та­ге до­бить­ся еди­ног­лас­но­го ре­ше­ния всех трех ку­рий бы­ло труд­но. Ре­ше­ния рей­хс­та­га под­ле­жа­ли обя­за­тель­но­му ут­вер­ж­де­нию им­пе­ра­то­ра (ко­то­рый в рас­смот­ре­нии важ­ных воп­ро­сов час­то от­ка­зы­вал) и толь­ко пос­ле это­го ста­но­ви­лись за­ко­ном. В XVI­II сто­ле­тия та­ки­ми за­ко­на­ми ста­ли за­ко­ны, ко­то­рые ре­гу­ли­ро­ва­ли проб­ле­мы це­хов, уче­ни­ков и под­мас­терь­ев, что, ко­неч­но, не яв­ля­лось са­мой важ­ной проб­ле­мой Им­пе­рии. Цен­т­раль­ны­ми уч­реж­де­ни­ями Им­пе­рии бы­ли: им­пер­с­кая прид­вор­ная кан­це­ля­рия, во гла­ве с един­с­т­вен­ным им­пер­с­ким ми­нис­т­ром - ви­це-кан­ц­ле­ром Им­пе­рии, им­пер­с­кий прид­вор­ный со­вет, им­пер­с­кая су­деб­ная па­ла­та. В Им­пе­рии су­щес­т­во­ва­ли бо­лее 300 свет­с­ких и ду­хов­ных кня­жеств, 51 им­пер­с­кий го­род и 1475 им­пер­с­ких ры­ца­рей (во вто­рой по­ло­ви­не XVII в.), ко­то­рые так­же счи­та­лись «су­ве­ре­на­ми». Вла­де­ния мно­гих кня­зей­, в том чис­ле и та­ких круп­ных, как кур­фюрст Бран­ден­бур­га, сос­то­яли из час­тей­, раз­б­ро­сан­ных в Им­пе­рии и за ее пре­де­ла­ми.

 

Экономическое положение.

 

    В си­лу ис­то­ри­чес­ких ус­ло­вий в этот пе­ри­од наб­лю­дал­ся за­мед­лен­ный рост эко­но­ми­ки гер­ман­с­ких го­су­дарств, так же мед­лен­но по срав­не­нию с пе­ре­до­вы­ми стра­на­ми За­пад­ной Ев­ро­пы раз­ви­ва­лись и но­вые про­из­вод­с­т­вен­ные от­но­ше­ния: их ско­вы­ва­ла тер­ри­то­ри­аль­ная раз­д­роб­лен­ность. Тя­же­ло ска­зы­ва­лось опус­то­ше­ние вре­мен Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны. Прав­да, на­ря­ду с силь­но пос­т­ра­дав­ши­ми ре­ги­она­ми вро­де По­ме­ра­нии, Тю­рин­гии, Пфаль­ца или Нюр­н­бер­га, где на­се­ле­ние умень­ши­лось на две тре­ти, Шлез­виг-Голь­ш­тей­н или Заль­ц­бург сов­сем не пос­т­ра­да­ли, а на­се­ле­ние Гам­бур­га вы­рос­ло в 3 ра­за. Тя­же­ло от­ра­зи­лись пос­лед­с­т­вия вой­ны в сель­с­ком хо­зяй­ст­ве, в ра­зо­рен­ной де­рев­не, где про­жи­ва­ло боль­шин­с­т­во на­се­ле­ния.

    Для гер­ман­с­ких го­су­дарств бы­ли ха­рак­тер­ны боль­шие раз­ли­чия в аг­рар­ных от­но­ше­ни­ях. К вос­то­ку от Эль­бы (в Бран­ден­бур­ге, Мек­лен-бур­ге, Прус­сии) в XVII-XVI­II вв. раз­ви­ва­лось круп­ное дво­рян­с­кое хо­зяй­ст­во, ори­ен­ти­ро­ван­ное на то­вар­ное про­из­вод­с­т­во хле­ба, льна и ско­та, на вы­воз за гра­ни­цу, в пер­вую оче­редь в Ан­г­лию, Гол­лан­дию, а так­же в Шве­цию. Крес­ть­яне бы­ли в лич­ной за­ви­си­мос­ти от зем­лев­ла­дель­ца и нес­ли лич­но и со сво­им тяг­лом бар­щи­ну - так про­ис­хо­ди­ло «вто­рич­ное зак­ре­по­ще­ние» крес­ть­ян­с­т­ва, при­чем зем­лев­ла­дель­цы неп­ре­рыв­но уве­ли­чи­ва­ли пло­щадь сво­их зе­мель за счет крес­ть­ян­с­ких. По­ме­щи­ки и са­ми ве­ли хо­зяй­ст­во за счет тру­да бат­ра­ков и по­ден­щи­ков, ко­то­ры­ми ста­но­ви­лись крес­ть­яне, ли­шав­ши­еся зем­ли, но ос­та­вав­ши­еся в лич­ной за­ви­си­мос­ти. Нап­ро­тив, на юго-за­па­де Им­пе­рии, нап­ри­мер в Ба­де­не или Вюр­тем­бер­ге, су­щес­т­во­ва­ли от­но­ше­ния, сход­ные с сень­ори­аль­ным ре­жи­мом во Фран­ции, ког­да крес­ть­яне пла­ти­ли фе­одаль­ную рен­ту за свои дер­жа­ния, а круп­ных дво­рян­с­ких хо­зяй­ств не бы­ло. Во­об­ще на за­па­де Им­пе­рии крес­ть­яне ос­та­ва­лись в сво­ей мас­се дер­жа­те­ля­ми на­де­лов.

    Последствия Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны, дру­гие вой­ны на тер­ри­то­рии Им­пе­рии, уси­ле­ние эк­с­п­лу­ата­ции, рост на­ло­гов и тя­жесть по­вин­нос­тей вы­зы­ва­ли не­до­воль­с­т­во, ак­тив­ное чув­с­т­во про­тес­та и, как след­с­т­вие, мас­со­вые выс­туп­ле­ния, ко­то­рых бы­ло до­воль­но мно­го в этот по­лу­то­ра­ве­ко­вой пе­ри­од.

 

Движения крестьянства.

 

    Особенно час­то про­ис­хо­ди­ли вол­не­ния крес­ть­ян, они дли­лись по мно­гу лет. Ког­да в 1684 г. граф Рой­с-Шляй­ц от­к­ло­нил жа­ло­бы крес­ть­ян из Обер­г­рай­ца и Де­лау на тя­жесть на­ло­гов и во­ен­ных пос­то­ев, они на сво­их сход­ках пос­та­но­ви­ли от­ка­зать­ся от не­се­ния бар­щи­ны; толь­ко спус­тя нес­коль­ко лет с по­мощью во­ен­ной эк­с­пе­ди­ции граф при­ну­дил их к по­ви­но­ве­нию. В 1650 г. на­ча­лись крес­ть­ян­с­кие вол­не­ния в граф­с­т­ве Шен­бург, ко­то­рые не прек­ра­ща­лись в те­че­ние 30 лет; в них при­ни­ма­ли учас­тие нес­коль­ко ты­сяч крес­ть­ян, при этом про­ис­хо­ди­ли кро­ва­вые стол­к­но­ве­ния с прис­лан­ны­ми вой­ска­ми. В не­боль­шом вла­де­нии Го­ген­цол­лерн-Ге­хин­ген с 1699 по 1735 г. не прек­ра­ща­лись во­ору­жен­ные крес­ть­ян­с­кие выс­туп­ле­ния, нап­рав­лен­ные про­тив пра­ва охо­ты и кре­пос­т­ных по­вин­нос­тей.

    Сопротивление крес­ть­ян при­ни­ма­ло са­мые раз­лич­ные фор­мы. До­воль­но ши­ро­кий раз­мах по­лу­чи­ли тре­бо­ва­ния фик­са­ции по­вин­нос­тей­, что в ка­кой­-то ме­ре мог­ло за­щи­тить крес­ть­ян от по­ме­щичь­его про­из­во­ла, неп­ре­рыв­но шли су­деб­ные про­цес­сы по это­му по­во­ду. Очень час­то сель­ча­не от­ка­зы­ва­лись вы­пол­нять бар­щи­ну, пла­тить на­ло­ги; боль­шое воз­му­ще­ние вы­зы­ва­ло фе­одаль­ное пра­во охо­ты. Бег­с­т­во крес­ть­ян или их пе­ре­се­ле­ние так­же яв­ля­лось сред­с­т­вом про­тес­та. Де­ре­вен­с­кие жи­те­ли уби­ва­ли гос­под, сжи­га­ли их до­ма и зам­ки, при­со­еди­ня­лись к от­ря­дам на­род­ной воль­ни­цы.

    В 1761-1771 гг. в раз­лич­ных рай­онах Юж­ной Гер­ма­нии дей­ст­во­вал боль­шой от­ряд, ко­то­рым ру­ко­во­дил Ма­ти­ас Клос­тер­май­ер, поль­зо­вав­ший­ся ак­тив­ной под­дер­ж­кой крес­ть­ян. Бла­го­да­ря их по­мо­щи в Же­лез­ных го­рах от­ряд «раз­бой­ни­ков» Кар­ла Штюль­п­не­ра мог дей­ст­во­вать с 1780 по 1803 г. Та­кие же от­ря­ды дей­ст­во­ва­ли в Тю­рин­гии, Фран­ко­нии и дру­гих рай­онах.

    В 1705-1706 гг. круп­ным крес­ть­ян­с­ким вос­ста­ни­ем бы­ла ох­ва­че­на Ба­ва­рия. Вос­став­шие да­же пы­та­лись за­нять ее сто­ли­цу Мюн­хен. Па­мять об этом вос­ста­нии, о та­ких его ге­ро­ях, как куз­нец Ко­хель, до сих пор сох­ра­ня­ет­ся в ба­вар­с­ком фоль­к­ло­ре. Крес­ть­яне, на­хо­див­ши­еся в кре­пос­т­ной за­ви­си­мос­ти от мо­нас­ты­ря Сент-Блаз­нен в граф­с­т­ве Ха-уэн­ш­тай­н в Швар­ц­валь­де, в 1719 г. от­ка­за­лись ис­пол­нять по­вин­нос­ти, ко­то­рые от них тре­бо­вал мо­нас­тырь. Приз­ван­ные мо­нас­ты­рем ав­с­т­рий­ские вой­ска в 20-40-е го­ды XVI­II в. в трех так на­зы­ва­емых се­лит­ря­ных вой­нах (мно­гие из крес­ть­ян бы­ли про­из­во­ди­те­ля­ми или тор­гов­ца­ми се­лит­ры) про­ве­ли ка­ра­тель­ные эк­с­пе­ди­ции про­тив вос­став­ших. Од­на­ко ни ка­ра­тель­ные эк­с­пе­ди­ции, ни арес­ты и вы­сыл­ки в Тран­силь­ва­нию ру­ко­во­ди­те­лей вос­ста­ния не мог­ли в те­че­ние все­го XVI­II ве­ка пол­нос­тью унич­то­жить это дви­же­ние. Не­од­нок­рат­но крес­ть­ян­с­кие воз­му­ще­ния име­ли мес­то в Прус­сии.

    В ря­де слу­ча­ев борь­ба крес­ть­ян обос­т­ря­лась вви­ду на­ци­ональ­но­го уг­не­те­ния крес­ть­ян-сла­вян (лу­жи­чан-сор­бов и по­ля­ков). Боль­шо­го раз­ма­ха дос­ти­га­ла борь­ба крес­ть­ян­с­т­ва в Си­ле­зии, по­рой поль­с­кие и не­мец­кие крес­ть­яне бо­ро­лись сов­мес­т­но. Круп­ные крес­ть­ян­с­кие вол­не­ния в 1765 г. ох­ва­ти­ли Вер­х­нюю и Ниж­нюю Си­ле­зию. Упор­ная борь­ба крес­ть­ян про­дол­жа­лась еще и в 1785 г. Си­лез­с­кая пе­чать пи­са­ла о «пос­то­ян­ной­, нас­то­ящей вой­не» крес­ть­ян про­тив по­ме­щи­ков. Сов­мес­т­ная борь­ба сла­вян и нем­цев име­ла мес­то и во вла­де­ни­ях Габ­с­бур­гов.

    В не­ко­то­рых слу­ча­ях крес­ть­ян­с­т­во выс­ту­па­ло вмес­те с го­род­с­ки­ми ни­за­ми.

    Наряду с ак­тив­ны­ми фор­ма­ми про­тес­та крес­ть­яне ис­ка­ли и иные фор­мы. К их чис­лу в из­вес­т­ной ме­ре мож­но от­нес­ти уход в ре­ли­ги­оз­ные сек­ты, ко­то­рые рос­ли в раз­лич­ных тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дар­с­т­вах. Ус­ло­вия жиз­ни зас­тав­ля­ли ис­кать вы­ход и в эмиг­ра­ции. В час­т­нос­ти, во вто­рой по­ло­ви­не XVI­II в. не­мец­кие крес­ть­яне пе­ре­се­ля­лись за Ат­лан­ти­чес­кий оке­ан в аме­ри­кан­с­кие ко­ло­нии и в Рос­сию.

 

Немецкие города.

 

    В Им­пе­рии из­дав­на су­щес­т­во­ва­ли и раз­ви­ва­лись го­ро­да. Пос­ле Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны чис­ло им­пер­с­ких го­ро­дов сок­ра­ти­лось, две тре­ти из них прев­ра­ти­лись в кня­жес­кие. В свя­зи с уси­лив­шей­ся ролью тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дарств и их пра­ви­те­лей рос­ли так на­зы­ва­емые го­ро­да-ре­зи­ден­ции. Так, Ве­на, имев­шая в 1620 г. 30 тыс. жи­те­лей­, в 1750 г. нас­чи­ты­ва­ла их уже 175 тыс., а в Бер­ли­не, в ко­то­ром в 1661 г. про­жи­ва­ли 6,5 тыс. че­ло­век, в 1777 г. бы­ло уже 140 тыс. жи­те­лей. К чис­лу та­ких го­ро­дов-ре­зи­ден­ций от­но­си­лись так­же Дрез­ден, Мюн­хен, Штут­гарт, Ган­но­вер и др. В го­ро­дах-ре­зи­ден­ци­ях боль­шая часть на­се­ле­ния бы­ла свя­за­на с дво­ром и с го­су­дар­с­т­вен­ным уп­рав­ле­ни­ем.

    В ре­зуль­та­те Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны ре­мес­ло в го­ро­дах пе­ре­жи­ва­ло упа­док как из-за пря­мых раз­ру­ше­ний­, гра­бе­жей и убий­ств во вре­мя вой­ны, так и в ре­зуль­та­те боль­шо­го вво­за в гер­ман­с­кие го­су­дар­с­т­ва из­де­лий инос­т­ран­ной про­мыш­лен­нос­ти, в пер­вую оче­редь ма­ну­фак­тур­ной­, а так­же вы­во­за не­мец­ки­ми куп­ца­ми сырья. Упа­док ре­мес­ла при­во­дил к ос­лаб­ле­нию це­хов и все­го це­хо­во­го строя. Толь­ко с кон­ца XVII- на­ча­ла XVI­II в. на­чал­ся про­цесс уве­ли­че­ния про­из­вод­с­т­ва, в из­вес­т­ной ме­ре свя­зан­ный с го­ро­да­ми-ре­зи­ден­ци­ями. Про­ис­хо­дил и рост кус­тар­ной про­мыш­лен­нос­ти вне це­хо­во­го строя, в де­рев­не, в ос­нов­ном в рай­онах, где крес­ть­яне из-за ма­ло­зе­мелья не мог­ли обес­пе­чи­вать се­бя зем­ле­дель­чес­ким тру­дом. Ими из­го­тов­ля­лись раз­лич­ные тка­ни, пря­жа, кру­же­ва, об­ра­ба­ты­ва­лись ме­тал­лы. По­куп­ка у про­из­во­ди­те­лей их про­дук­ции скуп­щи­ка­ми и ком­па­ни­ями пос­те­пен­но при­об­ре­та­ла все бо­лее ши­ро­кий ха­рак­тер, по­яв­ля­лась рас­се­ян­ная ма­ну­фак­ту­ра. Воз­ник­ла и цен­т­ра­ли­зо­ван­ная ма­ну­фак­ту­ра в тек­с­тиль­ном про­из­вод­с­т­ве и ме­тал­ло­об­ра­бот­ке, вов­ле­кав­шая в от­дель­ных рай­онах и це­хо­вых ре­мес­лен­ни­ков, что ве­ло еще к боль­ше­му ос­лаб­ле­нию це­хо­во­го строя. Не­ред­ко круп­ные ма­ну­фак­ту­ры ос­но­вы­ва­лись князь­ями. Зна­че­ние го­су­дар­с­т­вен­ных ма­ну­фак­тур, ра­бо­тав­ших на ар­мии, а так­же про­из­во­див­ших до­ро­гие пред­ме­ты рос­ко­ши на про­да­жу (нап­ри­мер, фар­фо­ро­вая ма­ну­фак­ту­ра в Май­се­не, в Сак­со­нии, ос­но­ван­ная в 1710 г.), бы­ло ве­ли­ко. Ор­га­ни­за­ция круп­ных ма­ну­фак­тур бы­ла ха­рак­тер­ной для по­ли­ти­ки мер­кан­ти­лиз­ма, про­во­див­шей­ся в За­пад­ной Ев­ро­пе то­го вре­ме­ни.

    Распространение ма­ну­фак­тур на­нес­ло силь­ный удар по це­хо­во­му ре­мес­лу. В на­ибо­лее раз­ви­тых го­су­дар­с­т­вах (нап­ри­мер, в Прус­сии, Сак­со­нии, Вюр­тем­бер­ге) роль ма­ну­фак­тур в ря­де от­рас­лей ста­ла пре­об­ла­да­ющей. В пос­лед­ней чет­вер­ти XVI­II в., нап­ри­мер, важ­ным цен­т­ром тек­с­тиль­но­го про­из­вод­с­т­ва и ме­тал­ло­об­ра­бот­ки стал Бер­лин, где толь­ко в тек­с­тиль­ном про­из­вод­с­т­ве в 1782 г. дей­ст­во­ва­ло 65 ма­ну­фак­тур. В это же вре­мя по­яви­лись и пер­вые ма­ши­ны (в Сак­со­нии в 1785 г. бы­ла пос­т­ро­ена пер­вая па­ро­вая ма­ши­на). В 1784 г. в Ра­тин­ге­не, не­да­ле­ко от Дюс­сель­дор­фа, от­к­ры­лась пер­вая пря­диль­ная фаб­ри­ка, в 1795 г. пря­диль­ная фаб­ри­ка за­ра­бо­та­ла в Бер­ли­не. Так, в не­мец­ких го­су­дар­с­т­вах, где да­же пол­нос­тью еще не по­бе­ди­ло ма­ну­фак­тур­ное про­из­вод­с­т­во, по­яви­лись пер­вые сим­п­то­мы про­мыш­лен­ной ре­во­лю­ции. В ус­ло­ви­ях раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма рос­ла роль фор­ми­ро­вав­шей­ся бур­жу­азии, еще очень за­ви­си­мой от влас­ти. Все эти про­цес­сы вли­яли на по­ло­же­ние ни­зов го­род­с­ко­го на­се­ле­ния, вы­зы­вая про­тест.

 

Движения в городах.

 

    Движения на­род­но­го про­тес­та в го­ро­дах обыч­но не име­ли свя­зи с дви­же­ни­ями в де­рев­не. Они при­ни­ма­ли раз­но­об­раз­ные фор­мы, и их ха­рак­тер зна­чи­тель­но ме­нял­ся, в пер­вую оче­редь, в свя­зи с раз­ви­ти­ем ка­пи­та­лис­ти­чес­ких от­но­ше­ний.

    В те­че­ние все­го это­го вре­ме­ни го­род­с­кие дви­же­ния час­то пред­с­тав­ля­ли со­бой борь­бу це­хов, выс­ту­пав­ших во гла­ве мел­ко­го бюр­гер­с­т­ва про­тив гос­под­с­т­ва го­род­с­кой пат­ри­ци­ан­с­кой оли­гар­хии, как это, нап­ри­мер, име­ло мес­то в Кель­не, где в 1685 г. при по­дав­ле­нии дви­же­ния был по­ве­шен (его ру­ко­во­ди­тель ку­пец Гю­лах, во Фран­к­фур­те-на-Май­не, Уль­ме, Эр­фур­те, Рой­тлин­ге­не. Круп­ные раз­ме­ры при­ня­ла борь­ба в Хиль­дес­хай­ме в 1702-1703 гг., в Мюль­ха­узе­не в 1727-1733 гг., где де­ло дош­ло до при­ме­не­ния войск.

    Одновременно про­ис­хо­ди­ли стол­к­но­ве­ния меж­ду мас­те­ра­ми и под­мас­терь­ями, ко­то­рые при­об­ре­та­ли все бо­лее ши­ро­кий раз­мах и пос­те­пен­но в XVI­II сто­ле­тии по сво­ему зна­че­нию и ос­т­ро­те прев­зош­ли да­же борь­бу с пат­ри­ци­атом; пос­лед­ний в ря­де слу­ча­ев выс­ту­пал уже вмес­те с мас­те­ра­ми про­тив под­мас­терь­ев. Под­мас­терья объ­еди­ни­лись в со­юзы-брат­с­т­ва, зна­че­ние ко­то­рых рос­ло и ко­то­рые выс­ту­па­ли за сох­ра­не­ние «си­не­го по­не­дель­ни­ка» (сво­бод­но­го дня пос­ле праз­д­ни­ков) и при­зы­ва­ли к прек­ра­ще­нию ра­бо­ты. Эти брат­с­т­ва бы­ли свя­за­ны с дру­ги­ми брат­с­т­ва­ми в раз­лич­ных тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дар­с­т­вах и не­ред­ко пу­тем по­ли­ти­ки бой­ко­та ус­пеш­но бо­ро­лись с прес­ле­до­ва­ни­ями влас­тей. Дви­же­ние под­мас­терь­ев ста­но­ви­лось все бо­лее зна­чи­тель­ным, иног­да рас­п­рос­т­ра­ня­ясь из од­но­го го­су­дар­с­т­ва в дру­гое. Для борь­бы с ним влас­ти да­же ре­ши­лись в 1731т. из­дать им­пер­с­кий за­кон о це­хах, ко­то­рый зап­ре­щал брат­с­т­ва; выс­туп­ле­ния под­мас­терь­ев про­тив мас­те­ров и стач­ки под­ле­жа­ли стро­го­му на­ка­за­нию вплоть до смер­т­ной каз­ни. Был от­ме­нен «си­ний по­не­дель­ник». Од­нов­ре­мен­но этот за­кон ог­ра­ни­чи­вал мо­но­поль­ное по­ло­же­ние це­хов и раз­ре­шал мас­те­рам иметь лю­бое чис­ло под­мас­терь­ев.

    Основной час­тью пред­п­ро­ле­та­ри­ата бы­ли ра­бо­чие ма­ну­фак­тур и дру­гие на­ем­ные ра­бо­чие. Во мно­гих цен­т­рах наб­лю­да­лись вол­не­ния ра­бо­чих, про­тес­то­вав­ших про­тив тя­же­лых ус­ло­вий тру­да и жиз­ни. Эти про­тес­ты про­яв­ля­лись в та­ких фор­мах, как прек­ра­ще­ние ра­бо­ты, к че­му при­бе­га­ли, нап­ри­мер, то­чиль­щи­ки в Рем­шай­де, ста­леп­ла­виль­щи­ки в Зо­лин­ге­не, уголь­щи­ки в Ахе­не или ра­бо­чие ма­ну­фак­тур в Бер­ли­не. Ра­бо­чие не­од­нок­рат­но про­тес­то­ва­ли, и час­то с ус­пе­хом, про­тив оп­ла­ты их тру­да не день­га­ми, а про­дук­та­ми. Ак­тив­но учас­т­во­ва­ли в борь­бе ра­бо­чие, за­ня­тые в гор­ном де­ле, где ка­пи­та­лис­ти­чес­кие от­но­ше­ния бы­ли срав­ни­тель­но раз­ви­ты.

    Таким об­ра­зом, в Гер­ма­нии во вто­рой по­ло­ви­не XVII и в XVI­II вв. неп­ре­рыв­но про­ис­хо­ди­ли на­род­ные дви­же­ния, в ос­нов­ном нап­рав­лен­ные про­тив фе­одаль­ных по­ряд­ков, рас­ша­ты­вав­шие фе­одаль­ный строй и объ­ек­тив­но рас­чи­щав­шие путь но­вым об­щес­т­вен­ным от­но­ше­ни­ям.

 

Абсолютизм.

 

    Новые об­щес­т­вен­ные от­но­ше­ния выз­ре­ва­ли в не­мец­ких тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дар­с­т­вах в ус­ло­ви­ях аб­со­лю­тиз­ма, ук­ре­пив­ше­го­ся пос­ле Трид­ца­ти­лет­ней вой­ны и про­су­щес­т­во­вав­ше­го до кон­ца XVI­II сто­ле­тия. При­чи­на­ми ус­та­нов­ле­ния аб­со­лю­тис­т­с­кой фор­мы гос­под­с­т­ва бы­ли уси­ле­ние соп­ро­тив­ле­ния крес­ть­ян­с­т­ва, осо­бен­но в ус­ло­ви­ях «вто­рич­но­го зак­ре­по­ще­ния» крес­ть­ян­с­т­ва за Эль­бой­, и рас­ту­щие из­ме­не­ния в со­от­но­ше­нии сил меж­ду раз­лич­ны­ми об­щес­т­вен­ны­ми клас­са­ми, в пер­вую оче­редь, меж­ду фе­одаль­ным дво­рян­с­т­вом и тор­го­во-ма­ну­фак­тур­ной бур­жу­ази­ей.

    Если аб­со­лю­тис­т­с­кие ре­жи­мы в не­ко­то­рых круп­ных го­су­дар­с­т­вах до­би­ва­лись из­вес­т­ных ус­пе­хов, то мно­гие пра­ви­те­ли, и свет­с­кие, и ду­хов­ные, тер­пе­ли по­ра­же­ние в сво­ей по­ли­ти­ке. К чис­лу пер­вых преж­де все­го от­но­си­лись Габ­с­бур­ги в сво­их вла­де­ни­ях и Го­ген­цол­лер­ны в Бран­ден­бург-Прус­ском го­су­дар­с­т­ве, в то вре­мя как сак­сон­с­кие кур­фюр­с­ты не смог­ли до­вес­ти до кон­ца за­ду­ман­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, а по­ли­ти­ка гер­цо­гов Вюр­тем­бер­га или Мек­лен­бур­га про­ва­ли­лась.

 

Бранденбург-Пруссия.

 

    На про­тя­же­нии по­лу­то­ра сто­ле­тий от Вес­т­фаль­с­ко­го ми­ра до кон­ца XVI­II в. зна­чи­тель­но вы­рос­ла роль Бран­ден­бург-Прус­ско­го го­су­дар­с­т­ва. По Вес­т­фаль­с­ко­му ми­ру кур­фюрст Бран­ден­бур­га Фрид­рих Виль­гельм по­лу­чил ряд тер­ри­то­рий­, в час­т­нос­ти Ниж­нюю (Вос­точ­ную) По­ме­ра­нию. Все ре­ки, впа­дав­шие в Бал­тий­ское и Се­вер­ное мо­ря, про­те­ка­ли по тер­ри­то­рии Бран­ден­бур­га, что спо­соб­с­т­во­ва­ло рос­ту его эко­но­ми­ки, поз­во­ля­ло раз­ви­вать вы­воз про­дук­ции сель­с­ко­го хо­зяй­ст­ва.

    Во вре­мя прав­ле­ния Фрид­ри­ха Виль­гель­ма, «ве­ли­ко­го кур­фюр­с­та», тер­ри­то­ри­аль­ное го­су­дар­с­т­во прев­ра­ти­лось в ев­ро­пей­скую дер­жа­ву. Кур­фюрст, ус­та­но­вив ре­жим аб­со­лют­ной­, не­ог­ра­ни­чен­ной влас­ти, рез­ко ог­ра­ни­чил пра­ва сос­ло­вий и роль сос­лов­но­го пред­с­та­ви­тель­с­т­ва, ус­та­но­вил жес­т­кую цен­т­ра­ли­за­цию в уп­рав­ле­нии, соз­дал пос­то­ян­ную ар­мию. Про­во­дя лов­кую внеш­нюю по­ли­ти­ку, не­ред­ко из­ме­няя фронт в вой­нах, он до­бил­ся боль­ших ус­пе­хов, глав­ны­ми из ко­то­рых бы­ли ос­во­бож­де­ние в 1660 г. по ми­ру в Оли­ве гер­цог­с­т­ва Прус­сии (т. е. Вос­точ­ной Прус­сии) от лен­ной за­ви­си­мос­ти от Поль­ши и дос­ти­же­ние пол­но­го су­ве­ре­ни­те­та по гер­цог­с­т­ву Прус­сия. Во вре­мя его прав­ле­ния про­во­ди­лось стро­итель­с­т­во ка­на­лов и до­рог, ос­но­вы­ва­лись ма­ну­фак­ту­ры. Боль­шое зна­че­ние имел Пот­с­дам­с­кий эдикт кур­фюр­с­та в 1685 г., по ко­то­ро­му бо­лее 20 тыс. фран­цуз­с­ких гу­ге­но­тов-про­тес­тан­тов бы­ли по­се­ле­ны в Бран­ден­бур­ге, в ос­нов­ном в Бер­ли­не, что пос­лу­жи­ло важ­ным им­пуль­сом в раз­ви­тии про­мыш­лен­нос­ти и тор­гов­ли Бран­ден­бур­га. С целью раз­ви­тия тор­гов­ли бы­ла ос­но­ва­на ко­ло­ния на Гви­ней­ском бе­ре­гу в Аф­ри­ке, соз­да­на бран­ден­бур­г­с­ко-афри­кан­с­кая тор­го­вая ком­па­ния и стро­ил­ся тор­го­вый флот.

    Сын Фрид­ри­ха Виль­гель­ма кур­фюрст Фрид­рих до­бил­ся от им­пе­ра­то­ра воз­ве­де­ния се­бя в ко­ро­лев­с­кое дос­то­ин­с­т­во по гер­цог­с­т­ву Прус­сия, ко­то­рое не вхо­ди­ло в сос­тав Им­пе­рии и по ко­то­ро­му, сле­до­ва­тель­но, он не был вас­са­лом им­пе­ра­то­ра. В 1701 г. он ко­ро­но­вал­ся в Ке­ниг­с­бер­ге как Фрид­рих I, ко­роль в Прус­сии.

    Сын Фрид­ри­ха I ко­роль Фрид­рих Виль­гельм I (1713-1740) про­во­дил жес­т­кую мер­кан­ти­лис­т­с­кую по­ли­ти­ку, вся­чес­ки пре­пят­с­т­во­вал вво­зу то­ва­ров из-за гра­ни­цы, что­бы мак­си­маль­но умень­шить пе­ре­вод де­нег за пре­де­лы го­су­дар­с­т­ва. Од­нов­ре­мен­но ог­ром­ное вни­ма­ние он уде­лял стро­итель­с­т­ву ар­мии, по­лу­чив за это проз­ви­ще «ко­ро­ля-сол­да­та». Им бы­ла про­да­на ко­ло­ния в Аф­ри­ке. В 1717 г. бы­ло вве­де­но обя­за­тель­ное школь­ное обу­че­ние, а в 1715 г. зап­ре­ще­ны про­цес­сы про­тив ведьм.

    Подавляющая часть го­су­дар­с­т­вен­ных средств ухо­ди­ла на во­ен­ные рас­хо­ды. При Фрид­ри­хе Виль­гель­ме I ко­ро­лев­с­кий аб­со­лю­тизм стал все­ох­ва­ты­ва­ющим, ко­роль явил­ся стро­ите­лем прус­ско­го во­ен­но-чи­нов­ничь­его го­су­дар­с­т­ва с пол­ной цен­т­ра­ли­за­ци­ей уп­рав­ле­ния, ког­да офи­цер­с­кий кор­пус ар­мии и чи­нов­ни­чес­т­во сос­тав­ля­ли дво­ря­не, а тра­ди­ци­он­ны­ми ка­чес­т­ва­ми как прус­ско­го офи­це­ра, так и прус­ско­го чи­нов­ни­ка ста­ли не­по­ко­ле­би­мая вер­ность ко­ро­лю и бе­зус­лов­ное вы­пол­не­ние сво­его дол­га.

    Прусская во­ен­ная сис­те­ма сох­ра­ня­ла важ­ное зна­че­ние при пре­ем­ни­ке Фрид­ри­ха Виль­гель­ма I, его сы­не Фрид­ри­хе II (1740-1786). Его прав­ле­ние, в от­ли­чие от прав­ле­ния от­ца, бы­ло оз­на­ме­но­ва­но мно­ги­ми вой­на­ми, в ко­то­рых боль­шую роль иг­рал прус­ско-австрий­ский ан­та­го­низм, борь­ба за пре­об­ла­да­ющее по­ло­же­ние сре­ди гер­ман­с­ких го­су­дарств и в Им­пе­рии. Вско­ре пос­ле вступ­ле­ния на прес­тол Фрид­рих II раз­вя­зал вой­ну про­тив Ав­с­т­рии за Си­ле­зию. В ре­зуль­та­те трех войн боль­шая часть Си­ле­зии ста­ла прус­ской про­вин­ци­ей.

    Фридрих II, че­ло­век вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ный­, на­хо­див­ший­ся под вли­яни­ем иде­оло­гии Прос­ве­ще­ния, пе­ре­пи­сы­вал­ся с Воль­те­ром, ко­то­рый жил у не­го в Сан-Су си, и сам мно­го пи­сал, толь­ко по-фран­цуз­с­ки, пре­зи­рая не­мец­кую ли­те­ра­ту­ру и ис­кус­ство. Он был пред­с­та­ви­те­лем по­ли­ти­ки «прос­ве­щен­но­го аб­со­лю­тиз­ма», стре­мил­ся пу­тем ре­форм вый­ти из кри­зи­са фе­одаль­ной сис­те­мы, ког­да рас­ту­щие эле­мен­ты но­во­го клас­са бур­жу­азии по­мыш­ля­ли об осу­щес­т­в­ле­нии сво­их ча­яний внут­ри су­щес­т­ву­ющей сис­те­мы. Фрид­рих II про­во­дил ре­фор­мы в об­лас­ти пра­ва и уп­рав­ле­ния, про­дол­жал осу­щес­т­в­лять мер­кан­ти­лис­т­с­кую по­ли­ти­ку; при нем ос­но­вы­ва­лись ма­ну­фак­ту­ры, от­к­ры­ва­лись бан­ки, стро­ились ка­на­лы, про­во­ди­лось боль­шое стро­итель­с­т­во в Бер­ли­не и Пот­с­да­ме, улуч­ша­лось об­ра­зо­ва­ние, ши­ро­ко прак­ти­ко­ва­лась ве­ро­тер­пи­мость. Очень боль­шое вни­ма­ние Фрид­рих II уде­лял ар­мии, нас­чи­ты­вав­шей 150 тыс. че­ло­век, со­дер­жа­ние ко­то­рой ло­жи­лось весь­ма тя­же­лым бре­ме­нем на на­род­ные мас­сы и ис­то­ща­ло стра­ну, что вы­зы­ва­ло ши­ро­кое не­до­воль­с­т­во ко­ро­лем - «фи­ло­со­фом из Сан-Су­си», «ста­рым Фри­цем».

 

Германские государства в международных отношениях.

 

    После Вес­т­фаль­с­ко­го ми­ра пол­то­рас­та лет гер­ман­с­кие тер­ри­то­ри­аль­ные го­су­дар­с­т­ва яв­ля­лись прос­т­ран­с­т­вом, где раз­ре­ша­лись меж­ду­на­род­ные про­ти­во­ре­чия, стал­ки­ва­лись вра­жес­кие ар­мии, вов­ле­кая в про­ти­вос­то­ящие со­юзы од­ни или дру­гие гер­ман­с­кие го­су­дар­с­т­ва, ко­то­рые са­ми пред­с­тав­ля­ли со­бой объ­ект зах­ват­ни­чес­кой по­ли­ти­ки га­ран­тов Вес­т­фаль­с­ко­го ми­ра, т. е. Фран­ции и Шве­ции. Осо­бен­ной аг­рес­сив­нос­тью при этом от­ли­ча­лась по­ли­ти­ка пра­ви­тель­с­т­ва Лю­до­ви­ка XIV, при­вед­шая к по­те­рям мно­гих не­мец­ких тер­ри­то­рий.

    Переход Рос­сии к ак­тив­ной по­ли­ти­ке в Ев­ро­пе не­пос­ред­с­т­вен­но от­ра­зил­ся на меж­ду­на­род­ном по­ло­же­нии не­мец­ких тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дарств. Со вто­рой по­ло­ви­ны XVII в. рос­ли по­ли­ти­чес­кие свя­зи Рос­сии и ря­да не­мец­ких го­су­дарств, ко­то­рые осо­бен­но уси­ли­лись во вре­мя цар­с­т­во­ва­ния Пет­ра I. В 1699 г. был зак­лю­чен со­юз Рос­сии с кур­фюр­с­том Сак­со­нии, поль­с­ким ко­ро­лем Ав­гус­том II (Силь­ным) о вой­не про­тив Шве­ции. Во вре­мя Се­вер­ной вой­ны (1700-1721) рус­ские вой­ска с 1704 г. по­яви­лись в Гер­ма­нии и ве­ли во­ен­ные дей­ст­вия. В ре­зуль­та­те зак­лю­че­ния во­ен­но­го со­юза с прус­ским ко­ро­лем Фрид­ри­хом Виль­гель­мом I его вой­ска учас­т­во­ва­ли в 1715 г. в вой­не, к во­ен­но­му со­юзу при­со­еди­нил­ся и Ган­но­вер. По­ра­же­ние Шве­ции в Се­вер­ной вой­не при­ве­ло к ут­ра­те Шве­ци­ей ее ра­нее проч­но­го по­ло­же­ния в Ев­ро­пе и Гер­ма­нии, к по­те­ре зна­чи­тель­ной час­ти швед­с­ких вла­де­ний на не­мец­кой зем­ле. Прус­сия и Ган­но­вер по­лу­чи­ли но­вые тер­ри­то­рии. Рос­сия же, прев­ра­ща­ясь в ве­ли­кую дер­жа­ву, ста­но­ви­лась субъ­ек­том по­ли­ти­чес­кой жиз­ни и по­ли­ти­чес­ко­го раз­ви­тия Гер­ма­нии.

    Петр I в Гер­ма­нии стро­ил и сис­те­му ди­нас­ти­чес­ких бра­ков сво­их род­с­т­вен­ни­ков с чле­на­ми не­мец­ких кня­жес­ких до­мов, в час­т­нос­ти, его дочь Ан­на выш­ла за­муж за гер­цо­га Голь­ш­тей­н-Гот­тор­п­с­ко­го, а пле­мян­ни­ца Ека­те­ри­на ста­ла же­ной гер­цо­га Мек­лен­бур­га. С это­го вре­ме­ни ди­нас­ти­чес­кие бра­ки чле­нов цар­с­кой фа­ми­лии с пред­с­та­ви­те­ля­ми не­мец­ких ди­нас­тий (в том чис­ле всех ца­рей­, кро­ме Алек­сан­д­ра III) бы­ли час­тым яв­ле­ни­ем, что всег­да нак­ла­ды­ва­ло оп­ре­де­лен­ный от­пе­ча­ток на по­ли­ти­чес­кие вза­имо­от­но­ше­ния.

    Значительное уси­ле­ние мо­щи Рос­сии, рост вли­яния Пет­ра в Гер­ма­нии, его свя­зи с Бран­ден­бур­гом-Прус­си­ей и со­юз с гер­цо­гом Мек­клен­бур­га выз­ва­ли рез­кое не­до­воль­с­т­во и опа­се­ния со сто­ро­ны Ан­г­лии, ох­ра­няв­шей свою тор­го­вую ге­ге­мо­нию, и Ав­с­т­рии. Ко­ро­лем Ан­г­лии в 1714 г. стал кур­фюрст Ган­но­ве­ра Ге­орг I. Меж­ду Ан­г­ли­ей - Ган­но­ве­ром, Ав­с­т­ри­ей и Сак­со­ни­ей - Поль­шей в 1719 г. был зак­лю­чен со­юз­ный до­го­вор про­тив Рос­сии и Прус­сии, пре­дус­мат­ри­вав­ший­, в час­т­нос­ти, и раз­дел прус­ской тер­ри­то­рии. На­жим учас­т­ни­ков со­юза при­вел к ус­туп­кам Пет­ра, но спо­соб­с­т­во­вал ук­реп­ле­нию рус­ско-прус­ских от­но­ше­ний­, сви­де­тель­с­т­вом че­го бы­ло нас­то­ятель­ное по­же­ла­ние ко­ро­ля Фрид­ри­ха Виль­гель­ма I сво­ему пре­ем­ни­ку в за­ве­ща­нии 1722 г. сох­ра­нять и ук­реп­лять со­юз с рус­ским им­пе­ра­то­ром. Од­на­ко ан­г­лий­ская по­ли­ти­ка про­тив Рос­сии в Гер­ма­нии при­об­ре­та­ла все бо­лее зна­чи­тель­ные раз­ме­ры, для че­го бы­ла раз­вер­ну­та ши­ро­кая про­па­ган­да, вы­ра­жа­юща­яся, в час­т­нос­ти, в рас­п­рос­т­ра­не­нии шо­ви­нис­ти­чес­ко­го ми­фа о «рус­ской уг­ро­зе Ев­ро­пе».

    На про­тя­же­нии XVI­II сто­ле­тия при пре­ем­ни­ках Пет­ра I рус­ская дип­ло­ма­тия про­во­ди­ла ак­тив­ную по­ли­ти­ку, час­то ре­ши­тель­но вме­ши­ва­лась в борь­бу не­мец­ких тер­ри­то­ри­аль­ных го­су­дарств, в уси­лив­ше­еся прус­ско-австрий­ское со­пер­ни­чес­т­во. Рус­ские вой­ска при­ни­ма­ли учас­тие в во­ен­ных дей­ст­ви­ях на тер­ри­то­рии Гер­ма­нии, но всег­да как со­юз­ни­ки ка­ких-ли­бо не­мец­ких го­су­дарств. Так бы­ло и в Се­ми­лет­нюю вой­ну (1756-1763), ког­да Рос­сия учас­т­во­ва­ла в вой­не в со­юзе с Ав­с­т­ри­ей­, Сак­со­ни­ей­, Фран­ци­ей и Шве­ци­ей про­тив Ан­г­лии и Прус­сии. В хо­де вой­ны рус­ско-австрий­ские вой­ска в 1760 г. всту­пи­ли в Бер­лин, а за­ня­тая в 1758 г. рус­ски­ми вой­ска­ми Вос­точ­ная Прус­сия бы­ла объ­яв­ле­на рус­ским вла­де­ни­ем, и ее на­се­ле­ние при­ся­га­ло на вер­ность им­пе­рат­ри­це Ели­за­ве­те. Смерть Ели­за­ве­ты спас­ла ко­ро­ля Прус­сии Фрид­ри­ха II от пол­но­го раз­г­ро­ма.

    Фридрих II за­ни­мал вид­ное мес­то в рус­ско-гер­ман­с­ких по­ли­ти­чес­ких от­но­ше­ни­ях. Об­раз Фрид­ри­ха II (умер в ав­гус­те 1786 г.) под­вер­гал­ся силь­ным ис­ка­же­ни­ям на про­тя­же­нии XIX и XX вв., об­рос ле­ген­да­ми и ми­фа­ми. Культ Фрид­ри­ха Ве­ли­ко­го был ши­ро­ко ис­поль­зо­ван ре­ак­ци­ей. Пре­вос­хо­див­ший по сво­ему уров­ню пред­с­та­ви­те­лей ди­нас­тии Го­ген­цол­лер­нов и мно­гих дру­гих мо­нар­хов Фрид­рих был че­ло­ве­ком ши­ро­ких ин­те­ре­сов и пред­с­та­ви­те­лем Прос­ве­ще­ния; но пе­ре­до­вые идеи он пы­тал­ся ис­поль­зо­вать для ук­реп­ле­ния от­жи­вав­ше­го фе­одаль­но-абсо­лю­тис­т­с­ко­го строя и был убеж­ден­ным ми­ли­та­рис­том. Его ре­фор­мы объ­ек­тив­но спо­соб­с­т­во­ва­ли раз­ви­тию ка­пи­та­лис­ти­чес­ких от­но­ше­ний­, но его по­ли­ти­ка име­ла ди­нас­ти­чес­кий ха­рак­тер и от­нюдь не бы­ла «на­ци­ональ­ной­». К проб­ле­ме от­но­ше­ний с Рос­си­ей и со­юза с ней Фрид­рих II об­ра­щал­ся на про­тя­же­нии все­го сво­его цар­с­т­во­ва­ния. Уже в по­ли­ти­чес­ком за­ве­ща­нии 1752 г. он ука­зы­вал, что «Рос­сия ни в ко­ем слу­чае не мо­жет быть при­чис­ле­на к на­шим дей­ст­ви­тель­ным вра­гам, с Прус­си­ей у Рос­сии нет раз­ног­ла­сий­», и в 1776 г. ут­вер­ж­дал: «Если я в сог­ла­сии с Рос­си­ей­, то ме­ня весь свет ос­тав­ля­ет в по­кое»,- и при­зы­вал сво­их пре­ем­ни­ков кре­пить друж­бу с Рос­си­ей.

    Для ук­реп­ле­ния свя­зей с Рос­сий­ской им­пе­ри­ей Фрид­рих II ис­поль­зо­вал пер­вый раз­дел поль­с­ких зе­мель меж­ду Прус­си­ей­, Ав­с­т­ри­ей и Рос­си­ей в 1772 г., ког­да он, при­со­еди­нив За­пад­ную Прус­сию и дру­гие прус­ские зем­ли, до­бил­ся соз­да­ния еди­ной тер­ри­то­рии с Вос­точ­ной Прус­си­ей. С это­го вре­ме­ни сох­ра­не­ние отоб­ран­ных от Поль­ши тер­ри­то­рий ста­ло на про­тя­же­нии сто­ле­тия иг­рать боль­шую роль в уп­ро­че­нии от­но­ше­ний трех мо­нар­хий.

    В пос­лед­ние де­ся­ти­ле­тия XVI­II сто­ле­тия роль Рос­сии в Гер­ма­нии не­ук­лон­но воз­рас­та­ла; пос­ле Те­шен­с­ко­го кон­г­рес­са 1779 г. (В 1779 г. в г. Те­ше­не (в Си­ле­зии) был зак­лю­чен мир меж­ду Ав­с­т­ри­ей­, с од­ной сто­ро­ны, Прус­си­ей и Сак­со­ни­ей - с дру­гой­, за­вер­шив­ший вой­ну (1778-1779) за Ба­вар­с­кое нас­лед­с­т­во). Рос­сия ста­ла од­ним из офи­ци­аль­ных га­ран­тов им­пер­с­кой кон­с­ти­ту­ции. Рус­ские ре­зи­ден­ты при не­мец­ких дво­рах и рус­ский пос­лан­ник в рей­хс­та­ге иг­ра­ли не­ред­ко зна­чи­тель­ную по­ли­ти­чес­кую роль.

    В XVI­II в. на­ря­ду с по­ли­ти­чес­ки­ми свя­зя­ми рос­ли и тор­го­во-эко­но­ми­чес­кие вза­имо­от­но­ше­ния Рос­сии с гер­ман­с­ки­ми го­су­дар­с­т­ва­ми, рас­ши­ря­лись не­мец­ко-рус­ские свя­зи в об­лас­ти куль­ту­ры, на­уки и об­ра­зо­ва­ния. Все боль­шее ко­ли­чес­т­во нем­цев пе­ре­се­ля­лось в Рос­сию; с 1764 по 1767 г. пе­ре­мес­ти­лось толь­ко в рай­он Са­ра­то­ва на Вол­ге 23-27 тыс. ко­ло­нис­тов.

 

Немецкая нация.

 

    Важным ре­зуль­та­том раз­ви­тия Им­пе­рии к кон­цу XVI­II в. был про­цесс скла­ды­ва­ния еди­ной не­мец­кой на­ции, хо­тя он и зат­руд­нял­ся раз­д­роб­лен­нос­тью на мно­гие тер­ри­то­ри­аль­ные го­су­дар­с­т­ва: так, их жи­те­ли счи­та­ли се­бя в пер­вую оче­редь ба­вар­ца­ми, сак­сон­ца­ми, ба­ден­ца­ми и т. д. Су­щес­т­во­ва­ло мно­жес­т­во ди­алек­тов, ко­то­рые силь­но от­ли­ча­лись друг от дру­га, нап­ри­мер, ба­ва­рец с боль­шим тру­дом по­ни­мал мек­лен­бур­ж­ца и это зат­руд­ня­ло вы­ра­бот­ку не­мец­ко­го на­ци­ональ­но­го соз­на­ния.

    Единство рож­дав­шей­ся не­мец­кой на­ции про­яв­ля­лось в пер­вую оче­редь в об­лас­ти куль­ту­ры. Уже во вто­рой по­ло­ви­не XVII в. сре­ди пе­ре­до­вых уче­ных на­би­ра­ет си­лу дви­же­ние за соз­да­ние еди­но­го ли­те­ра­тур­но­го не­мец­ко­го язы­ка, за очи­ще­ние от на­вод­нив­ших его гал­ли­циз­мов. С этой целью соз­да­ют­ся спе­ци­аль­ные об­щес­т­ва, и во вто­рой по­ло­ви­не XVI­II в. ли­те­ра­тур­ный язык уже по­лу­чил ши­ро­кое рас­п­рос­т­ра­не­ние. Не­мец­кий язык ста­но­вит­ся и язы­ком на­уки. Юрист Хрис­ти­ан То­ма­зи­ус пер­вым в 1687 г. стал чи­тать уни­вер­си­тет­с­кие лек­ции не по-ла­ты­ни, а по-не­мец­ки, а в 1694 г. сыг­рал вид­ную роль в ос­но­ва­нии уни­вер­си­те­та в Гал­ле. Так на­ча­ла про­яв­лять се­бя воз­ник­шая с кон­ца XVII в. иде­оло­гия не­мец­ко­го Прос­ве­ще­ния. Пе­ре­ни­мая пе­ре­до­вые за­пад­но­ев­ро­пей­ские идеи, пред­с­та­ви­те­ли не­мец­ко­го Прос­ве­ще­ния раз­ви­ва­ли и не­мец­кие куль­тур­ные тра­ди­ции. Выс­ту­пая пре­иму­щес­т­вен­но в сфе­ре иде­оло­гии, нес­мот­ря на свою не­пос­ле­до­ва­тель­ность, прос­ве­ти­те­ли сыг­ра­ли боль­шую роль в раз­ви­тии на­ци­ональ­но­го са­мо­соз­на­ния не­мец­ко­го на­ро­да, рас­п­рос­т­ра­не­нии пе­ре­до­вых идей. Вид­ны­ми пред­с­та­ви­те­ля­ми не­мец­ко­го Прос­ве­ще­ния бы­ли уни­вер­саль­но об­ра­зо­ван­ные уче­ные Гот­ф­рид Виль­гельм Лей­бниц и Хрис­ти­ан Вольф. На­ибо­лее круп­ным фи­ло­со­фом не­мец­ко­го Прос­ве­ще­ния был Им­ма­ну­ил Кант.

    В рас­п­рос­т­ра­не­нии идей Прос­ве­ще­ния за­мет­ное мес­то за­ни­ма­ли не­мец­кие уни­вер­си­те­ты, чис­ло ко­то­рых бы­ло зна­чи­тель­но боль­ше, чем в дру­гих стра­нах (в 1770 г. су­щес­т­во­ва­ло 40 не­мец­ких, 23 фран­цуз­с­ких, 2 ан­г­лий­ских и Мос­ков­с­кий уни­вер­си­тет в Рос­сии). Идеи Прос­ве­ще­ния бы­ли ис­ход­ным мо­мен­том для раз­ви­тия не­мец­кой клас­си­чес­кой ли­те­ра­ту­ры и му­зы­ки. Не­мец­кое Прос­ве­ще­ние внес­ло ог­ром­ный вклад в сок­ро­вищ­ни­цу куль­ту­ры все­го че­ло­ве­чес­т­ва.

    Культура по­на­ча­лу раз­ви­ва­лась в ус­ло­ви­ях тер­ри­то­ри­аль­ной ра­зоб­щен­нос­ти: един­с­т­во в этой об­лас­ти воз­ник­ло в пер­вую оче­редь в об­ра­зо­ван­ных сло­ях. Не­мец­кая на­ция, по оп­ре­де­ле­нию са­мих же не­мец­ких ис­то­ри­ков, бы­ла в это вре­мя не «го­су­дар­с­т­вен­ной на­ци­ей (Sta­at­s­na­ti­on)», как ан­г­лий­ская или фран­цуз­с­кая, а «куль­тур­ной на­ци­ей (Kul­tur­na­ti­on)». Идея един­с­т­ва нем­цев, соз­да­ния еди­ной Гер­ма­нии в эпо­ху наз­ре­ва­ния Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции XVI­II в. по­лу­ча­ла все бо­лее ши­ро­кое рас­п­рос­т­ра­не­ние.

 

Французская революция XVIII в. и немецкие государства.

 

    Революционные со­бы­тия во Фран­ции от­ра­зи­лись в не­мец­ких го­су­дар­с­т­вах. Пе­ре­до­вые пред­с­та­ви­те­ли на­уки и куль­ту­ры, ряд вид­ных фи­ло­со­фов, пи­са­те­лей­, ком­по­зи­то­ров (Кант и Шил­лер, Фих­те и Ви­ланд, Шле­гель и Бет­хо­вен) вос­тор­га­лись иде­ями Фран­цуз­с­кой ре­во­лю­ции. В бур­жу­аз­ных

Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com