Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

АПРЕЛЬСКИЙ КРИЗИС ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Уже в апреле 1917 г. произошло первое крупное антиправительственное выступление масс по самому жгучему вопросу — о войне и мире. Народные массы настойчиво требовали, чтобы Советы и правительство во всеуслышание объявили цели войны, открыто отказались от аннексий и контрибуций. В Петрограде, Москве и других городах происходили многолюдные митинги и демонстрации под лозунгами мира. Вынужденный считаться с этими настроениями, Петроградский Совет 14 марта опубликовал «Воззвание к народам всего мира», заявив от имени российской демократии, что «она будет всеми мерами противодействовать захватнической политике своих господствующих классов и призывает народы Европы к совместным решительным выступлениям в пользу мира». Воззвание носило декларативный характер, не указывало конкретных мер борьбы за мир. Более того, под предлогом защиты свободы от опасности извне, оно призывало армию продолжать войну.

Лидеры Совета уговаривали Временное правительство издать аналогичный документ. После долгих торгов и поисков компромиссных формулировок 28 марта появилось «Заявление Временного правительства о войне». Подчеркивая необходимость продолжения войны, правительство при этом провозглашало, что целью свободной России является «не господство над другими народами, не отнятие у них национального их достояния, не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов».
Декларация Временного правительства вызвала тревогу в правящих кругах держав Антанты. Англия и Франция потребовали, чтобы Временное правительство дало твердые гарантии продолжения войны.
Идя навстречу этим требованиям, министр иностранных дел Временного правительства Милюков отправил 18 апреля союзникам ноту, в которой заявил, что декларация 28 марта выражает «всенародное стремление довести мировую войну до решительной побе-

ды». В слегка завуалированной форме признавалась и необходимость аннексий и контрибуций.
Империалистический характер ноты Милюкова вызвал среди рабочих и солдат бурное негодование. 20 апреля, после опубликования ноты, начались стихийные демонстрации в Петрограде, первоначально под лозунгом «Долой Милюкова!». В тот же день Центральный Комитет партии большевиков призвал рабочих и солдат протестовать против империалистической политики — политики не отдельных лиц, а всего класса буржуазии и его правительства. 21 апреля демонстрации продолжались с еще большей силой. Десятки тысяч рабочих, солдат, матросов шли под лозунгами: «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Опубликовать тайные договоры!», «Долой захватническую политику!». Командующий Петроградским военным округом генерал Л.Г.Корнилов сделал попытку применить артиллерию против демонстрантов, но солдаты отказались выполнить его приказ. Демонстрации протеста произошли также в Москве, Нижнем Новгороде, Харькове, Екатеринбурге и других городах.
Эти события положили начало кризису Временного правительства. Пытаясь спасти положение, лидеры буржуазии решили сманеврировать: пожертвовать наиболее ненавистными народу министрами, Милюковым и Гучковым, и укрепить пошатнувшийся авторитет правительства включением в его состав представителей Петроградского Совета.
Милюков и военный министр Гучков подали в отставку; апрельский правительственный кризис завершился созданием 5 мая 1917 г. под председательством князя Г.Е.Львова первого коалиционного кабинета, куда наряду с либералами вошли и социалисты. Пост военного и морского министра получил Керенский; лидер эсеров В.М.Чернов стал министром земледелия, а лидер меньшевиков И.Г.Церетели — министром почт и телеграфа.
«Мужицкий министр», как называли эсеры министра земледелия Чернова, прилагал усилия к тому, чтобы «ввести в законное русло» крестьянское движение, предотвратить насильственный захват помещичьей земли. Крестьянам по-прежнему предлагали ждать созыва Учредительного собрания. Вынужденный под давлением крестьянского движения лавировать, Чернов предложил законопроект о запрещении купли-продажи земли, который, однако, не был принят правительством.
Не изменилась политика правительства и в рабочем вопросе. Меньшевик Скобелев, заняв пост министра труда, объявил о том, что будут отобраны все 100 % предпринимательской прибыли. Это была внешне революционная фраза, за которой не последовало никаких реальных шагов. 8-часовой рабочий день не был узаконен, требования о повышении заработной платы не удовлетворялись. Правительство не принимало мер для борьбы с развалом экономики, дороговизной и спекуляцией. Оно плодило различные «регулирующие» органы и одновременно противилось установлению рабочего контроля над производством и распределением продуктов.
При содействии Временного правительства были отменены ограничения, касавшиеся порядка организации и деятельности акционерных компаний, синдикатов и т.п. Только за первые шесть месяцев 1917 г. в России было учреждено 206 акционерных обществ. Крупные промышленники создали новые предпринимательские организации — «Комитет защиты промышленности», «Совет частных железных дорог», «Союз объединенной промышленности». В середине августа в Петрограде состоялась конференция обществ заводчиков и фабрикантов, на которой они объединились в единую всероссийскую организацию.
Вскоре после своего образования коалиционное правительство вступило в конфликт с украинской Центральной радой. Конфликт этот был вызван опубликованием Радой манифеста — «Первого универсала», в котором провозглашалось, что украинский народ сам «имеет право распоряжаться своею жизнью». Но и это чисто декларативное заявление вызвало крайнее раздражение Временного правительства. Другой серьезный конфликт возник во взаимоотношениях с Финляндией. Временное правительство не пошло дальше восстановления автономии Финляндии в том виде, в каком она предусматривалась конституцией 1809 г. Когда же финский сейм принял закон, определявший его автономные права во всех вопросах, за исключением внешней политики и военных дел, немедленно последовал роспуск сейма; здание его было занято правительственными войсками.
Без изменений оставалась и внешняя политика. Продолжение войны «до победного конца» коалиционное правительство маскировало миролюбивыми заявлениями. В своей декларации от 6 мая оно заявило, что стремится к «скорейшему достижению всеобщего мира». Истинные же намерения правительства выдавал его категорический отказ опубликовать тайные договоры царя. В секретных инструкциях русским послам, в беседах с дипломатами союзных держав новый министр иностранных дел Терещенко до конца раскрыл смысл заявления Временного правительства. «Декларация, — говорил он, в частности, японскому послу, — ни в коем случае не имеет смысла предложения о немедленном общем мире... Война ни в коем случае не прекратится».
В правительствах Англии, Франции, Соединенных Штатов уже тогда строились планы раздела России на сферы влияния, причем усилившийся в годы войны американский империализм претендовал на ведущую роль в осуществлении этих планов. В мае 1917 г. американское правительство объявило о предоставлении займа России. За этим последовал приезд многочисленной военно-политической миссии во главе с бывшим государственным секретарем Соединенных Штатов Рутом. Миссия сформулировала позицию своего правительства так: «Не будете сражаться — не получите денег». Временное правительство поспешило вновь заверить, что Россия продолжит войну. Деятельность миссии Рута завершилась составлением «Плана американской деятельности по сохранению и укреплению морального состояния армии и гражданского населения России». Одновременно «техническая миссия» во главе с инженером Стивенсом разработала план захвата хозяйственного нерва страны — железных дорог. Временное правительство предоставило Стивенсу пост советника министра путей сообщения, а в Соединенных Штатах тем временем формировался специальный «железнодорожный корпус», чтобы взять в свои руки управление русскими железными дорогами. Во время апрельского кризиса добились своего первого в 1917 г. политического успеха большевики, чьи агитаторы приняли активное участие в организации демонстраций. Экстремистские настроения в большевистской среде получили распространение после приезда в Петроград Ленина, долгие годы проведшего в эмиграции (3 апреля).
Предложенная Лениным программа действий первоначально поразила максимализмом требований даже большевиков. Вернувшийся в Россию партийный лидер считал необходимым отказаться от всякой поддержки Временного правительства и подверг резкой критике позицию умеренных социалистов. Немедленное заключение мира, национализация всех банков и земель (при конфискации помещичьих земель), установление рабочего контроля над производством и распределением, полное идейное и организационное размежевание с меньшевиками — эти требования казались в апреле 1917 г. неосуществимыми. Столь же утопичной представлялась и задача завоевания прочного большинства в советах и мирного перехода власти к этим органам.
На прошедших в середине и конце апреля петроградской и всероссийской конференциях большевиков Ленину удалось убедить делегатов в необходимости борьбы за перерастание «буржуазной» революции в «социалистическую», т.е. за полную реализацию большевистской программы. Вождь радикальных российских марксистов правильно оценил наметившуюся в апреле тенденцию к политическому «полевению» столичных солдат и рабочих и спешил воспользоваться благоприятными для большевиков обстоятельствами. На протяжении всего 1917 г. Ленину неоднократно приходилось спорить с более умеренными лидерами большевиков, опасавшихся решительных, рискованных действий. Строгая партийная дисциплина и непререкаемый авторитет в большевистских кругах позволили Ленину добиться того, что представлялось нереальным политикам вроде Л.Каменева. Каменева и его единомышленников отличали большая приверженность марксистским догмам, в соответствии с которыми социалистическая революция может произойти только при наличии объективных экономических предпосылок, в России отсутствовавших.
Май и июнь принесли большевикам ряд новых удач, явно свидетельствовавших о радикализации настроений петроградских рабочих и солдат. Умеренные социалисты, пославшие своих представителей в коалиционное Временное правительство, были вынуждены взять на себя ответственность за многие действия властей, обреченные на непопулярность (в частности, за продолжение войны), а также за неизбежное в тех условиях — при любом правительстве — ухудшение экономической ситуации. Большевики занимали более удобную позицию сторонних критиков и могли использовать любой промах правительства, а также объективные трудности, с которыми это правительство сталкивалось.
Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com