Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ВИЗАНТИЯ В IV—XI вв.

Начало Византийской империи. В 330 г. Константин I перенес столицу Римской империи на Восток, на место древней мегарской колонии Византии, где с невиданной быстротой и пышностью был отстроен новый город Константинополь. Раздел империи в 395 г. окончательно оформил обособление восточных провинций. В пределы Восточной Римской империи вошли Балканский полуостров. Малая Азия, Северная Месопотамия, часть Армении, Сирия, Палестина, Египет, Киренаика, а также Кипр, Родос, Крит и другие острова Восточного Средиземноморья. На этих территориях жили: греки, даки, фракийцы и иллирийцы, армяне, грузины, эллинизированные малоазиатские племена, сирийцы, евреи, копты, романизированные этнические группы разного происхождения. Грекам принадлежало, однако, главенствующее положение, и греческий язык был наиболее распространенным. Восточную Римскую империю условно принято называть Византией, хотя сами ее подданные именовали империю Ромёй-ской (Римской).

Западная Римская империя, рабовладельческое хозяйство которой переживало глубокий кризис, была сокрушена варварами. Восточная же, где рабовладение было менее развитым, устояла. Ее государственный аппарат не подвергался коренной ломке. Византия оказывала огромное влияние на все Восточное Средиземноморье и соседние страны.

Экономика восточных провинций накануне раздела Римской империи. Природные и климатические условия в восточных провинциях были многообразны. В приморских районах, в долинах рек и на равнинах возделывались злаки, оливковые и другие плодовые деревья, виноград. Роль главной житницы играл плодородный и густонаселенный Египет. Во многих издревле земледельческих районах империи снимали 2—3 урожая в год. Большое значение на Востоке имело орошение полей.

Значительное развитие получило в Византийской империи скотоводство, особенно, на плоскогорьях Малой Азии и Сирии, а также в горных областях Балканского полуострова, огромные пространства которого в то время были заняты лесами, подступавшими к самому Константинополю.

Характерной чертой для восточных провинций по сравнению с западными была меньшая роль рабского труда в сельском хозяйстве. Рабы еще трудились здесь в хозяйствах крупных землевладельцев, в поместьях императора, а иногда и на наделах огатых свободных крестьян. Однако на Востоке в IV в. глав-ыми производителями являлись колоны и свободные общинники — Большинство колонов было прикреплено к земле и несло винности в пользу своих господ и государства; свободные крестьяне жили соседскими общинами («митрокомиями») и были связаны круговой порукой в уплате налогов фиску.

Многочисленнее и богаче, чем на Западе, были в восточных провинциях города. Константинополь, Фессалоника, Коринф, Эфес и Лаодикия, Антиохия и Бейрут, Дамаск и Александрия были средоточием развитого ремесла и торговли, важными политическими и культурными центрами. Повсюду славились константинопольские ювелирные изделия, сирийские льняные и шерстяные ткани, египетский папирус, бейрутские шелка. Города Восточной Римской империи вели оживленную торговлю между собой и с народами Кавказа и Причерноморья; древние караванные и морские пути вели в страны Центральной Азии, Индию и Китай. Купцы Александрии достигали Британии и Тапробаны (Цейлона).

Ремесло и торговля развивались и во множестве мелких провинциальных городов, в особенности на побережье. Это были типичные рабовладельческие полисы-общины, граждане которых владели наделами общественной земли в подчиненной полису сельской округе, снабжавшей город всеми важнейшими продуктами.

Социальный состав горожан был чрезвычайно пестрым. Преобладали ремесленники, торговцы, наемные работники. В крупных городах была сосредоточена и основная масса рабов в империи. Их труд широко применялся в императорских и частных мастерских, на строительных работах, в рудниках и каменоломнях. Рабов использовали также в качестве слуг в домах городской знати. Жители больших городов имели свои спортивные организации (демы), активно участвовавшие в устройстве состязаний и зрелищ и выполнявшие некоторые обязанности по благоустройству города и охране порядка. В V—VI вв. димы, особенно так называемые «синие» и «зеленые», стали играть серьезную политическую роль.

Управляли полисом куриалы — рабовладельческая верхушка города. Они за свой счет содержали общественные здания, заботились об устройстве зрелищ и о бесплатной раздаче продуктов городской бедноте. Куриалы отвечали своим имуществом за сбор казенных налогов. С углублением кризиса рабовладения и появлением элементов новых, феодальных отношений продолжался упадок мелкого и среднего полиса. Полис терял свою основу — пригородные земли переходили в руки чиновной аристократии и сельских общин. Доходы полиса падали, куриалы разорялись.

Государство стремилось сохранить старые формы общественных отношений. Куриалы стали, по выражению современника, «рабами своих предков» — родившийся куриалом куриалом и умирал. Беглых колонов водворяли обратно. Круговая порука при уплате налогов ограничивала передвижение свободных.

Однако в целом кризис рабовладельческого хозяйства ощущался в Восточной Римской империи менее остро, чем в Западной. Обособление в особое государство более богатых восточных провинций способствовало концентрации средств и укреплению аппарата власти. В то же время в результате развития производительных сил мелкое самостоятельное хозяйство стало наиболее выгодной формой земледельческого и ремесленного производства. Эта наметившаяся в первых веках нашей эры экономическая тенденция к укреплению и распространению индивидуального хозяйства пробивала себе дорогу на Востоке с большим успехом, чем на Западе, что выразилось в массовом переводе рабов на пекулий и в деревне и в городе. В IV в. на Востоке наблюдался некоторый экономический подъем: рабские формы труда в это время уже не являлись здесь преобладающими. Развивалась наследственная аренда, был распространен обычай продажи рабов с землей.

Организация управления империей. Стремясь преодолеть кризис и упрочить диктатуру класса рабовладельцев, правящие круги империи укрепляли основы старой системы государственной власти. Была увеличена численность чиновничества, обязанного обеспечить поступление налогов. Сбор их с помощью войск стал обычным явлением. Но такие меры вели к росту расходов, а значит к новому возрастанию налогов, взыскивать которые становилось все труднее. Прогрессивная тенденция к укреплению мелкого хозяйства искусственно подавлялась.

Верховная власть в Византии принадлежала императору. Уже в III в. был сформулирован принцип: «То, что угодно императору, имеет силу закона». С признанием христианства официальной религией (при Константине и его ближайших преемниках) власть императора получила и поддержку церкви. Император считался помазанником божьим. Византийский император был неограниченным правителем — самодержцем (автократором), но его власть не была наследственной. Императора избирали синклит (сенат), состоявший из крупных сановников, и войско. Иногда влияние на выборы оказывали димы, руководимые враждующими между собой группировками знати. Расположенный близ дворца ипподром (цирк) — место конных и иных состязаний — был нередко ареной бурных выступлений народных масс.

Административный аппарат империи был чрезвычайно громоздким. В руках крупных столичных чиновников сосредоточивалась огромная власть. Например, правитель столицы (эпарх) осуществлял высшую судебную власть в городе, ведал его снабжением, контролировал деятельность ремесленных и торговых коллегий. Основная особенность управления провинциями состояла в Разделении гражданской и военной власти. Гражданскую осуще-твляли правители провинций, военную — полководцы. В IV в. начение отрядов, набираемых из крестьян, уменьшилось. Их по-ва сменяли войска наемников и федератов из числа варваров.

Государственные налоги с населения заключались прежде всего в натуральной подати, исчислявшейся в зависимости от размеров пахотной земли, ее качества, а также числа рабочих рук. С земель крупных собственников налог платили посаженные на пекулий рабы, колоны, арендаторы. Многие владения знати были освобождены от налогов.

Важной особенностью налоговой системы этого времени была так называемая эпибола («прикидка»): земля беглого колона, как и покинувшего ее свободного, принудительно присоединялись к участкам соседей, которых обязывали платить с нее налоги. Через каждые 15 лет производилась проверка имущественного положения налогоплательщиков и соответственно менялись размеры налога.

Весьма обременительными были также многочисленные повинности в пользу государства: доставка продуктов и иных грузов в крупные города, содержание чиновников и воинов, предоставление им тяглового фуража, участие в строительстве дорог, мостов, крепостей, судов и т. п.

Горожане платили денежные налоги и несли тяжелые трудовые повинности. Крупную статью государственных доходов составляли рыночные пошлины, достигавшие иногда "Д стоимости ввозимых иноземных товаров.

Усиление классовой борьбы и вторжения варваров. В конце IV в. в Византийской империи участились народные выступления. Господа называли нападавших на них беглых рабов, колонов и разорившихся свободных «разбойниками». Среди народа распространялись богословские ереси.

В это же время на империю обрушились варвары — вестготы, которых с большим трудом удалось изгнать. Вестготы ушли на Запад. В первой половине V в. Балканский полуостров подвергся новому нашествию варваров — гуннов и зависимых от них племен, а в конце столетия — нападению остготов.

В V в. широко распространились религиозные ереси. Против официальной церкви выступили несториане и монофизеты, толковавшие по-разному субстанцию второго лица троицы (несториане отрицали в Христе божественную природу, монофизеты, наоборот, признавали только его божественную субстанцию). Религиозные распри выражали политические противоречия в среде господствующего класса; для угнетенных масс еретические учения служили формой социального протеста.

К началу VI в. народные волнения были подавлены. Официальная церковь укрепила свои позиции. Константинопольский патриарх занял господствующее положение во всей восточной церкви.

Была сломлена и оппозиция старой сенаторской знати. Разоренные куриалы все более отстранялись от сбора податей, которые стали отдавать на откуп торгово-ростовщической верхушке городов. Продажа должностей открывала ей доступ ко двору. В интересах городских кругов император Анастасий в конце V в. снял денежный налог с горожан, переложив его на крестьян, которые д "пдены были также продавать продовольствие государству по низким ценам.

Опасаясь сокращения доходов казны с уменьшением числа налогоплательщиков, правительство запретило крестьянам пере-»ппить под покровительство магнатов. Была объявлена недействительной продажа крестьянами земли крупным собствен — "чцам — предпочтительное право на ее покупку отныне получили соседи-земледельцы. Арендаторам, обрабатывавшим арендованные участки более 30 лет, были даны права прочного владения. Вместе с тем были повышены налоги и укреплен аппарат насилия.

Правление Юстиниана I. Рабовладельческая реакция. Располагая огромными средствами, накопленными путем жесточайшей эксплуатации, господствующий класс империи в первой половине VI в. перешел к политике реакции внутри страны и агрессии вне ее. Император Юстиниан I (527—565), блестяще образованный, необычайно трудолюбивый, решительный, жестокий и фанатично упрямый, приступил к выполнению грандиозного плана — утверждению незыблемости рабовладения и восстановлению империи в ее прежних границах. Основной целью его политики было обеспечить поместья и мастерские государства и знати дешевой рабочей силой, а казну — непрерывными денежными поступлениями. По его законам колоны водворялись на свои участки независимо от времени их бегства; к земле прикреплялись и их дети, и дети свободных арендаторов.

Целям укрепления рабовладения служила и проведенная при Юстиниане кодификация римского права («Свод гражданского права»). Кроме основной части — «Кодекса Юстиниана» '- соб-рания законов римских императоров, в него вошли «Дигёсты», отрывки из сочинений юристов, и «Институции», руководство к пользованию «Кодексом». Особую часть свода составляли «Новеллы» — императорские повеления, изданные после кодификации.

В «Кодексе» были узаконены колонат и ряд других перемен в жизни империи. Однако все ее население по-прежнему делилось на рабов и свободных. Раб, как и в античное время, считался вещью и не мог обладать имуществом. Смерть раба от руки господина не осуждалась; порицалось лишь изуверство, но действительными закон признавал только те показания раба, которые тот давал под пыткой. Юридический статус рабов переносится и на колонов, «ибо и те и другие находятся во власти господина».

Грандиозные планы Юстиниана требовали огромных средств. эпибола взыскивалась с жестокой неумолимостью. Были введены новые налоги. С V в. резко ухудшилось положение горожан.

ведя государственные монополии на торговлю основными про-ДУктами, Юстиниан отдавал их на откуп, что вызвало рост дорого-изны. Процветал произвол чиновной бюрократии. Церковь являть важнейшей опорой трона. Ей принадлежало до 1/ю всех "езных земель страны. Еретики и язычники подвергались гонениям. В 529 г. в Афинах была закрыта высшая школа — последний оплот античной науки и культуры.

Не останавливаясь ни перед какими жертвами, Юстиниан начал отвоевание Западной Римской империи. В 533—534 гг. было захвачено Вандальское королевство в Северной Африке, в 535- 555 гг. разгромлено Остготское государство и завоеваны Италия и Сицилия, а в 554 г. — Юго-восточная Испания, Сардиния и

Корсика.

С энергией и упорством Юстиниан реставрировал рабовладельческие порядки на отвоеванных землях. Рабов и колонов возвращали их господам. В западные провинции хлынул поток корыстолюбивого чиновничества и бежавших в свое время оттуда крупных землевладельцев; население было подвергнуто тяжелой налоговой эксплуатации.

Последствия политики Юстиниана. Казалось, Юстиниан достиг своей цели. Почти все Средиземноморье снова было подвластно империи. Оживилась внутренняя торговля. Началось производство шелка. В Константинополе развернулось помпезное строительство. Был воздвигнут храм св. Софии — чудо архитектурного искусства. Выходы императора были подобны явлению божества народу. Но это был внешний блеск. Обманчивое величие было куплено слишком дорогой ценой — ценой разорения народа. Население, по словам современника, Прокопия Кесарийского, толпами бежало к варварам. Стремление правительства утвердить старые порядки, рост налогов и произвол чиновников встретили отпор угнетенных. В январе 532 г. в Константинополе вспыхнуло мощное народное восстание, получившее название Ника (по-гречески «Побеждай!»). Низы «синих» и «зеленых» димов объединились. В Юстиниана на ипподроме бросали камни. Город горел. В осажденном дворце кончились вода и продовольствие. Император собрался бежать через Босфор. Последние усилия были предприняты по настоянию императрицы — умной, властной и энергичной Феодоры. Вождей «синих» подкупили. На ипподром, забитый повстанцами, тайно провели наемников, которые обрушились на безоружных, перебив на месте до 30 тыс. человек. Обескровленные димы надолго ушли с политической арены.

Примерно в то же время восстание охватило Палестину. В 536 г. в Африке восстали воины, лишаемые земель, захваченных у вандалов. Во главе с опытным воином Стотзей они сопротивлялись карателям в течение 12 лет. Власть над Италией удерживалась лишь силой оружия. На Балканах росло движение «разбойников», сливавшееся с вторжениями варваров.

Государственные доходы резко упали, персы перерезали торговые пути на Восток. Император был вынужден простить недоимки и вчетверо сократить численность армии. Бросив все силы на Запад, Юстиниан оголил восточные и балканские границы. Персы вторглись в Месопотамию и Сирию. Они до основания разрушили жемчужину Восточных городов — Антиохию. Трижды император заключал с персами мир, выплачивая им каждый раз огромные контрибуции и увеличивая ежегодные дани. Еще опас-дее было положение на Балканах. Тройная линия крепостей, воздвигнутых Юстинианом, не остановила варваров. Полчища славян и протоболгар докатывались до Константинополя.

Рабовладельческая надстройка переживала кризис. Истощив ресурсы в завоевательных войнах. Византийская империя не могла удержать ни завоеванного, ни коренных владений. После завоевания Северной и Средней Италии лангобардами у империи остались лишь Равенна с прилегающей областью, юг Италии и Сицилия. Вестготы захватили владения империи в Испании. Персы заняли Армению, часть Малой Азии и Сирии. Славяне и авары опустошали Балканы. Несколько раз славяне осаждали фессалонику, проникли в Аттику, на Пелопоннес, острова Эгейского моря, достигали даже Крита. Совместно с аварами и персами в 626 г. они участвовали в осаде Константинополя. Славяне, писал современник, начали «без страха» селиться на землях империи. Население деревень не оказывало им сопротивления.

Народные восстания потрясали империю. Серьезные последствия для рабовладельцев имел солдатский бунт 602 г. Посланное против славян за Дунай войско подняло мятеж и с помощью димов столицы посадило на престол сотника Фоку. Жестокие преследования и террор, с которыми Фока обрушился на сановную знать, подорвали еще более силы империи.

Вскоре на южные провинции империи начались набеги нового врага — арабов, объединившихся к этому времени в государство. В 30-х — начале 40-х гг. VII в. были потеряны Сирия, Палестина, Египет и ряд островов Эгейского моря, на котором господствовал теперь арабский флот.

Мощь византийского рабовладельческого государства была сокрушена. Упадок ремесла и торговли привел в VII- VIII вв. к аграризации мелких городов. Уцелели лишь сравнительно крупные города. Много поместий подверглось полному разгрому. Хозяйство было разорено, торговля подорвана, система управления расстроена. По всей империи бродили толпы бездомных, поселяясь на опустошенных варварами землях.

В конце VI в. правительство было вынуждено несколько ослабить налоговый гнет и ликвидировать ненавистные народу монополии.

Для содержания наемной армии не хватало средств. От поли-ики прикрепления сословий пришлось отказаться, армию стали комплектовать из крестьян. Вся полнота власти в провинциях ила сосредоточена в одних руках.

Византия во второй половине VII—VIII вв. Фемный строй, оередине VII в. территория Византии сократилась вдвое по авнению с серединой VI в. Но и сохранившиеся провинции Двергались частым нападениям: арабы с востока, славяне с запада и севера без особых препятствий доходили до столицы. Большая часть Балкан фактически не принадлежала империи. Славяне осели не только в Мисии, Македонии, Фракии и Далмации, но и в Фессалии, Средней Греции и на Пелопоннесе. К северу от прибрежной Македонии, Родопов и Северной Фракии они постепенно ассимилировали местное население, а к югу были ассимилированы сами. Однако и доныне в Греции многие сотни географических названий восходят к славянским корням.

Расселение на отторгнутых у империи землях ускорило процесс социально-политического развития славян и возникновение у них первых государственных образований. В Средней и Южной Македонии сложилось несколько независимых племенных союзов, именовавшихся «Славиниями», в Мисии — союз под названием «Семь родов».

Несмотря на значительное влияние славян в сохранившихся европейских провинциях, с утратой территорий на Востоке, в Африке и на Западе Византия в целом все более приобретала облик греческого государства. Греческий язык сменил латинский в качестве официального языка государства и церкви. Император принял греческий титул «василевс».

Упомянутые перемены и в особенности укрепление и расширение слоя свободного крестьянства обусловили изменение и системы управления в центре и на местах. В столице были созданы секреты (ведомства), руководившие финансами, внешними сношениями, императорскими поместьями, набором и снабжением армии. В управлении провинциями была соединена в одних руках гражданская и военная власть. В новых крупных административных районах — фемах — всей полнотой власти обладали стратеги.

Процесс выделения фем из прежних провинций был длительным. Крупнейшие фемы были образованы в Малой Азии. В VII — VIII вв. их стратеги фактически определяли судьбы империи. Количество фем постепенно росло. Основой воинских сил каждой фемы стали свободные крестьяне, получившие статус стратио-тов. В военное время они служили в пехоте, легкой коннице или на флоте и освобождались от некоторых податей и повинностей.

Византийская деревня и город в VII—IX вв. Начало феодализации. К середине VII в. характерное для античности господство полиса над сельской округой сменилось в основном преобладанием деревни над городом. Большинство населения составляли свободные общинники. Колонат не привел к утверждению феодальных форм зависимости и почти исчез. Крупное землевладение резко сократилось. В имениях императора и крупных землевладельцев имелись рабы, но их роль была невелика — использовались они преимущественно в скотоводстве. Перемены в деревне были благоприятны для крестьян.

Наиболее подробные сведения о жизни византийской деревни этого периода содержит «Земледельческий закон» — сборник обычного права, записанного в VIII в. Постепенно этот сборник приобрел большую популярность как в Малой Азии, так и в европейских провинциях, где была велика роль славянских общин.

Община в Византии была соседской. Участки пахотной земли и приусадебная земля находилась в наследственном частном владении домохозяев, живших малыми, а иногда большими семьями. Неподеленная земля (угодья) пастбища, луга, леса, источники и т. п. — использовались сообща и являлись общинной собственностью. Все земли деревни — общины составляли единый налоговый округ. В отличие от позднеримской общины византийская община этого времени уже не знала периодических переделов.

Значительную роль в сплочении общин сыграла славянская колонизация. Оказавшись среди чуждого по образу жизни, языку и культуре населения, славяне укрепляли общинные связи как свое сильнейшее оружие. Сходным было положение армян, сирийцев и других народов, живших на восточных рубежах империи или переселенных во Фракию, на границу с образовавшимся около 680 г. Болгарским государством.

На землях славян, где сохранилась или была восстановлена власть империи, наблюдался переход от землевладельческой общины к соседской, значительнее была роль больших семей. Однако постепенно расслоение и влияние развитых в империи товарно-денежных отношений обусловили возникновение аллода в славянской общине. В византийской деревне появлялось все больше крестьян, не имевших средств для обработки своих участков. Одни из них покидали деревню, другие становились наемными работниками, третьи шли в кабалу. В то же время отдельные общинники пользовались наемным трудом, приобретали рабов, превращаясь в мелких вотчинников. Формировался слой землевладельцев нового типа.

Государство использовало общинные порядки в фискальных целях: общинники были связаны круговой порукой в уплате налогов и в отправлении повинностей. С увеличением налогов и ростом имущественного расслоения круговая порука не спасала крестьян от разорения, а ускоряла его; община интенсивно разлагалась.

Немало мелких и средних городов Византии аграризовалось. Общий упадок города отразился отчасти и на крупных центрах. Однако потребности двора и знати, заказы на вооружение и снаряжение для армии и флота, спрос иноземцев на высококачественные изделия поддерживали высокий уровень ремесла в крупных городах. Все это, а также эксплуатация деревни через сохранившийся государственный аппарат, доходы от значительно более развитой, чем на Западе, торговли позволили перейти «в готовом виде» из античности в средневековье таким городам, как Константинополь, Фессалоника, Никея, Эфес.

Рабский труд частично еще применялся в мастерских, но в основном ремесленники были свободными, они по-прежнему объединялись в корпорации. Однако если ранее корпорации создавались в основном с целью отправления государственных повинностей, то теперь они защищали также интересы и своих членов — свободных производителей.

Резко возросло значение внешней торговли на Балканах. Повысилась роль путей, ведущих из славянских земель и из Западной Европы в Константинополь и Фессалонику. Оживилась торговля с Венецией, Амальфи, а затем и с арабами.

Городское самоуправление (курии) почти исчезло. Значение димов упало, заметную роль они продолжали играть лишь в столице.

Внешнеполитическое положение Византии в VII—IX вв. В VII—IX вв. внешнеполитическое положение Византии было сложным: она одновременно вела оборонительные войны с тремя грозными противниками — арабами, славянами и болгарами.

Особенно тяжелой была борьба с арабами. В 70-х гг. VII в. арабы достигли Константинополя и осадили его с суши и с моря. Тогда впервые византийцы употребили новое оружие — жидкий «греческий огонь». Горючий состав из нефти выбрасывался с помощью особых труб на суда врагов или осадные орудия, обращая их в пепел. Нельзя было спастись и вплавь: состав горел также на воде. Грозное оружие не раз (в течение многих веков) приносило византийцам победу. Секрет его изготовления тщательно охранялся.

Арабы были отброшены от столицы, но к концу VII в. они завоевали все владения империи в Африке, а в начале VIII в. — и в Армении. В середине VIII в. Византии удалось вернуть некоторые владения в Азии, но в конце этого столетия арабы снова усилили натиск: в первой трети IX в. они захватили Крит и часть Сицилии. Лишь с середины IX в. империя смогла положить конец успехам арабов.

С переменным успехом шли войны с протоболгарами. В 681 г. Византия вынуждена была признать образованное протоболгарами совместно со славянами Болгарское государство и согласиться на выплату дани. Правители Болгарии вмешивались во внутренние смуты империи. В VIII-начале IX в. Болгария стала опасной соперницей Византии на Балканах.

Более благоприятным для Византии был ход борьбы с союзами славян, не вошедшими в состав Болгарии. В VIII в. походы византийцев против славян были особенно частыми. Покоренные славянские племена обязаны были платить налоги и нести повинности (в том числе воинскую). Часть славян победители насильственно переселили в Малую Азию. Славяне нередко поднимали восстания, осаждали даже крупные города, опустошая их окрестности.

Некоторые славянские союзы (близ Фессалоники и на Пело-поннесе) сохраняли значительную самостоятельность даже в начале Х столетия.

Внутренняя политика. Иконоборчество. В середине VII в. налоговый гнет был несколько ослаблен. Целью такой политики было облегчить формирование фемных отрядов. Желая оживить ремесло и торговлю, правительство снизило пошлины. Но непрерывные войны поглощали все больше средств. И налоги вновь стали возрастать. Уже в конце VII в. подданные империи должны были, помимо налога с недвижимости, платить поголовную подать. Резко усилился налоговый гнет в начале IX в. Была составлена новая всеобщая опись имущества налогоплательщиков. Общину снова обязали платить налоги за запустелые земли и обеспечивать экипировку разорившихся стратиотов. Расслоение общины усилилось.

Углубились противоречия и внутри господствующего класса. Чиновничество стремилось к увеличению доходов казны, за счет которых оно жило, и к усилению контроля над провинциями;

фемная знать захватывала общинные земли и добивалась влияния в столице. Чтобы ослабить могущество стратигов, василевсы уже в начале VIII в. стали дробить фемы.

Не менее острыми были столкновения между светской и духовной знатью, монашеством и военными. Духовенство владело огромными богатствами, вызывая зависть военной элиты. Завладеть церковными сокровищами было затаенной мечтой светской знати. Пришедшие в 717 г. к власти императоры Исаврийской династии, тесно связанные с военными кругами, искали разрешения конфликта за счет духовенства. Притязания этой группировки на богатства духовенства внешне выразились в борьбе против почитания икон (иконоборчество). Эдиктом 726 г. Лев III (717- 741) объявил почитание икон, креста, мощей и т. п. идолопоклонством. В борьбу, длившуюся более столетия, были вовлечены все слои населения. Ей сопутствовали конфискации, разгул фанатизма, ссылки, пытки, казни, истребление инакомыслящих. Богатства церквей и монастырей конфисковывались, монастыри закрывались, монахов принуждали к военной службе, к вступлению в брак. Сопротивлявшихся наказывали вплоть до смертной казни. Особенно свирепствовала малоазийская военная знать в середине VIII в.

С конца VIII в. иконоборчество стало ослабевать. Усиление борьбы обездоленных и задавленных налогами народных масс одинаково угрожало обеим враждующим группам. Перед лицом этой опасности императоры поняли необходимость единства церкви и укрепления союза с нею. К тому же главная задача иконоборцами была решена: государство и провинциальная знать присвоили сокровища духовенства. В 843 г. иконопочитание было торжественно восстановлено. Иконоборцев предали анафеме; все старые догмы обрели прежнюю силу. Однако церкви не были возвращены ее богатства.

Восстание Фомы Славянина. Павликианство. В IX в. в Византии часто вспыхивали мощные восстания народных масс.

В конце 820 г. в Малой Азии началось восстание, быстро распространившееся почти на все фемы. Возглавил движение один цз военачальников, происходивший из славянских переселенцев, фома Славянин. В короткое время под его знаменами собралась многочисленная и боеспособная армия.

Фома стремился к захвату трона. К нему примкнула недовольная политикой двора часть аристократии, иконопочитатели, монахи. Оказал ему поддержку и арабский халиф. В конце 821 г. войско Фомы Славянина осадило столицу. Его поддержали славяне Фракии и Македонии. Но столица упорно сопротивлялась. Императорский флот был сильнее флота восставших. Пестрота социального состава повстанцев стала губительно сказываться на ходе движения. Осада не дала результатов. Императору помог правитель Болгарии. Летом 823 г. болгары разбили армию Фомы. Вскоре он был осажден войсками императора в одном из городов Фракии. Осажденные выдали Фому. Он был подвергнут мучительной казни.

Восстание под руководством Фомы Славянина всколыхнуло угнетенные массы. В Малой Азии распространилось движение павликиан. Возникнув в VII в. в Армении или в Сирии как религиозная секта, павликианство к середине IX в. стало идеологией вооруженного крестьянского восстания. Павликиане принимали участие в восстании Фомы Славянина. В основе их учения лежало представление о борьбе двух миров — мира добра и мира зла. Бога они считали творцом лишь мира духовного-мира добра. Весь же материальный мир они объявляли миром зла — творением сатаны. Церковь, бывшая опорой государства, расценивалась также как служительница сатаны.

С особенно жестокими репрессиями правительство обрушилось на павликиан после восстановления иконопочитания. Отказавшихся отречься от своих взглядов немилосердно избивали, топили в море, сжигали. Было уничтожено до 100 тыс. человек. Но павли-киане долго сопротивлялись. В середине IX в. на востоке Малой Азии возникло независимое павликианское государство со столицей в г. Тёфрика. Временами в руках павликиан оказывалась почти вся Малая Азия. Лишь в 872 г. их войско было окончательно разбито и Тёфрика разрушена.

Утверждение феодальных отношений в Византии (вторая половина IX-конец XI в.)

Упадок свободного крестьянства. Политика императоров Македонской династии. Подавление народных движений ослабило сопротивление общины. Много общинных земель было захвачено военной знатью в ходе репрессий. Неурожаи и эпидемии IX—XI вв., а также тяжелые войны содействовали разорению крестьян. Рост товарно-денежных отношений ускорял этот процесс.

Обедневшие общинники отдавались под покровительство богатых и могущественных людей (динатов), уступая им право собственности на свои участки, селились на господской земле на положении зависимых держателей (париков) или уходили в города. Динаты не только приобретали наделы общинников и общинные угодья, но нередко захватывали их силой, превращая бывших собственников этой земли в своих париков. Разорение свободных мелких землевладельцев приняло размеры стихийного бедствия.

Свободное крестьянство было основой фемного строя, военного и финансового могущества империи. Поэтому в Х в. императоры Македонской династии (867—1056) издали серию законов, препятствовавших захвату крестьянских земель. Общины получили предпочтительное право на покупку не только крестьянской, но и динатской земли в случае ее продажи. В 927 г. в стране свирепствовал голод — крестьяне отдавали землю динатам за меру зерна. «Презирая императорские законы, — говорилось в новеллах, — динаты Сгоняли убогих с их собственных полей». Земли, захваченные у крестьян, закон предписывал вернуть им безвозмездно, проданные же полагалось выкупить в рассрочку.

Но положение не изменилось. Законы открыто нарушались. Динаты добивались все больших уступок у центральной власти. Не помешал им и закон о сроке давности, по которому крестьянин мог вернуть свою землю, перешедшую к динату менее 40 лет назад. Дело в том, что и правом предпочтения и законом о сроке давности пользовалась богатевшая часть общинников, поднявшаяся в ряды динатов, но сохранившая юридический статус крестьян. Новеллой 996 г. император Василий II Болгаробойца отменил срок давности — земли общин подлежали возврату независимо от срока их утраты. Однако и эта последняя попытка помешать сокращению числа налогоплательщиков также не принесла значительных успехов. Мало того, число париков росло также во владениях императорской семьи и правительственных учреждений. Частично предшественниками этих «государственных париков», как они назывались, были здесь рабы и колоны, частью же они происходили из частных поместий, конфискованных, купленных или выменянных казной.

Боеспособность фемного войска падала. Стратиоты становились париками командиров. Поэтому в Х в. императоры объявили стратиотские участки вообще неотчуждаемыми. При раздроблении такого участка собственники его частей должны были сообща вооружать, снаряжать и выставлять воина.

Но законы были бессильны остановить процесс обеднения кре-стьян-стратиотов. Социальный облик армии менялся. Большинство стратиотов уже не имело средств для несения военной службы, лишь часть их превратилась в средних и мелких вотчинников. Признавая эти перемены, Никифор II Фока (963—969) стал требовать несения воинской службы в тяжелой коннице лишь с владельцев не менее трех участков. Стратиоты были таким образом резко отделены от крестьянства. Однако еще и в XI в. процесс перестройки армии не окончился. Крестьяне продолжали нести вспомогательную службу в армии. Опасаясь попасть в полную зависимость от провинциальной знати, императоры все чаще прибегали к услугам наемников: норманнов, русских, латинян, грузин, армян и др.

Законы Х в. отнюдь не отражали чаяния крестьянства. В них проявилось соперничество двух группировок господствующего класса за преимущественное право на плоды эксплуатации крестьян: провинциальной знати, стремившейся подчинить их себе как париков, и высшего чиновничества, жившего за счет доходов, собираемых с податного населения государства. К тому же и чиновная знать скоро встала на путь создания феодальных поместий.

Феодально зависимые и свободные крестьяне. В IX-Х вв. большинство крестьян стали уже париками, которые продолжали трудиться на своих наделах, но потеряли на них право собственности. Много крестьян было поселено на господской земле на так называемом парическом праве — праве наследственного держания после 30 лет точного соблюдения арендного договора с хозяином земли. Положение этих крестьян было тяжелее, так как они оказывались вне общины, которая и под властью господина в какой-то мере защищала своих членов от его произвола.

Термин «парик» становился обобщающим, обозначая основное население поместья. Положение частновладельческих и государственных париков практически было одинаковым. Парики в это время еще сохраняли свободу перехода. В IX-Х вв. рабский труд в крупных поместьях еще находил некоторое применение.

Преобладающей в IX—XI вв. формой феодальной ренты была денежная при существенной роли продуктовой. Рента слагалась из бывшего государственного налога, все чаще в силу налоговых изъятий передававшегося феодалам, и значительно более высокой платы за держание. Повинности крестьян в пользу феодалов постепенно росли.

В период бурной феодализации государство поспешило упрочить свои права не только на стратиотов, но и на другие группы крестьян. Жители сел, лежавших вдоль крупных дорог, должны были обслуживать нужды секрета почты и внешних сношений; Другие села поставляли продовольствие для двора; третьи заготовляли лес и уголь.

Слой свободных налогоплательщиков в XI в. был еще достаточ-ношироким. На них лежал тяжкий гнет до мелочей разработанной налоговой системы. Учтено было все: размеры и качество зем — "и, лугов и пастбищ; число голов скота (крупного и мелкого); не были забыты ульи, мельницы, рыбные тони, овечьи загоны, Домашняя птица. Сосчитан был, как невесело шутили крестьяне, каждый лист на дереве и каждый волос на голове. Основными государственными налогами были натуральная подать (переводившаяся с Х в. в денежную) и подворный денежный налог, вносившийся даже неимущими. Кроме того, крестьяне платили судебную пошлину и множество других поборов, несли в пользу государ-ста тяжкие отработочные повинности. Не менее обременительным, чем сами налоги, был безудержный произвол чиновников. Документы XI в. свидетельствуют о крайней бедности свободных крестьян.

Феодальный город. «Книга эпарха». С середины IX в. начался новый подъем городов. Он был обусловлен ростом производительных сил и окончательной победой мелкого свободного ремесла. Росли старые города, возникали новые. Улучшилось качество изделий, расширился их ассортимент. Увеличилось количество денег в обращении. У богатевшей знати возрос спрос на предметы роскоши. Развивалась торговля с Востоком, Русью, Западной Европой. Большим центром ремесла и торговли стала Фессало-ника. Однако крупнейшим городом средневековой Европы оставался Константинополь, где ранее всего и начался новый подъем ремесла и торговли.

Могучие стены, роскошные дворцы, церкви и монастыри, колоннады и портики, арки и статуи, полная судов гавань Золотой Рог, разноязычная пестрая толпа — все это придавало городу притягательную прелесть для иноземных гостей из всех стран средневекового мира. Но здесь же, рядом с дворцами знати, теснились трущобы бедняков: узкие, не знавшие солнца улочки, непролазная грязь или едкая пыль, гниющие отбросы, вонь кожевенных мастерских. Нигде.не было столько шелков и золота, столько воинов, священнослужителей, знатных щеголей и сановников, но нигде не было и столько нищих, калек и воров.

Об организации ремесла и торговли в столице дает представление сборник законоположений эпарха, составленный в основном в начале Х в. («Книга эпарха»). Ремесленники основных профессий были объединены в корпорации, многие из которых восходили к позднеримским коллегиям, но играли в новых условиях роль появившихся позднее на Западе средневековых цехов. «Книга эпарха» называет 22 корпорации. Торговцы главными товарами тоже объединялись в особые корпорации, которые в целом были более привилегированными, чем корпорации производителей. Некорпоративное ремесло не пользовалось защитой властей, а порой и преследовалось.

Многие мастера еще использовали труд рабов, но их вытесняли местии (наемные работники). Корпоративное ремесло было тесно связано с императорским дворцом. Оно получило заказы государства и церкви: на вооружение армии и флота, на роскошные одеяния, утварь, украшения. Корпорации не имели прав самоуправления: их внутреннюю жизнь определяли не столько сами члены объединений сколько персонал эпарха. Опека властей сковывала инициативу и скоро из стимула производства превратилась в его оковы. Ремесленники и торговцы не имели права занимать государственные должности и получать титулы. Если же они поступали на имперскую службу, то должны были оставить занятие ремеслом и торговлей. Верхушка корпораций усилила в X_XI вв. борьбу за свои права, поднимая горожан на восстания. Но у нее не было союзников. Императоры искали опору среди горожан против мятежных феодалов, однако главными и непосредственными угнетателями трудового населения города в это время были как раз двор и чиновничество, а не феодалы провинций.

Государственный аппарат. Система управления империей в IX—XI вв. еще более усложнилась. Каждое ведомство (а их было до 60) имело многочисленные канцелярии. Важнейшими ведомствами были: геникон, ведавший раскладкой и сбором налогов; военное ведомство, осуществлявшее выплату жалованья воинам, вооружение и снабжение армии; ведомство государственной почты и внешних сношений, державшие в своих руках нити дипломатии и разведки; ведомство йдик, ведавшее имуществом императорской семьи.

Функции ведомств не были четко разграничены. Так, судебной юрисдикцией обладало почти каждое ведомство, каждый чиновник и стратиг. Помимо императорского суда и суда эпарха, имелись суды при ипподроме, суды для воинов, моряков; в каждой феме был свой судья.

Правосудие имело ярко выраженный классовый характер. Знатные люди карались штрафом, лишением должности, конфискацией имущества, ссылкой и лишь за участие в заговоре против императора — пострижением в монахи, ослеплением или казнью. Простолюдины же даже за мелкие проступки подвергались бичеванию, членовредительству, клеймению, а за более серьезные — продаже в рабство, казни через сожжение, повешение или четвертование. Иногда «бунтовщиков» попросту избивали без суда и следствия. Пытка всегда была важнейшим средством расследования.

Наряду с иерархией должностей существовала иерархия титулов, присваиваемых должностным лицам, которые вознаграждались жалованьем в форме денег, одежды и продовольствия.

Множество должностных лиц и вельмож наполняло императорский дворец. Каждому было отведено место в пышном церемониале. Придворные порой фактически управляли империей. Высшее чиновничество и вельможи составляли синклит — совет при васи-левсе, оказывавший большое влияние на политику двора. С середины IX в. до последней четверти XI в. синклит, как правило, отражал интересы столичного чиновничества.

Стремление чиновной аристократии к политической централизации постоянно наталкивалось на сопротивление феодальной, в особенности военной, знати, боровшейся за политическую автономию.

Церковь и монашество. Церковь в Византии была в большей мере, чем на Западе, подчинена государству. Избрание константинопольского патриарха — второго лица в государстве — зависело от императора. Патриарх не обладал, подобно папе, светской властью и не располагал столь значительными материальными средствами. У византийских епископов не было личных земельных владений, и их благосостояние зависело от милости императора. В Х в. «добровольные» приношения в пользу церкви были узаконены государством и превратились в постоянную подать деньгами и натурой, которая налагалась подворно на все население.

Весьма многочисленным в Византии было монашество. Мистические настроения широко распространялись среди беднейшего крестьянства. Объединив свои участки, несколько крестьян иногда основывали маленький монастырь, который, однако, быстро попадал под власть крупного монастыря во главе с влиятельным игуменом (настоятелем), в недавнем прошлом светским феодалом. В Византии существовали императорские, патриаршие и частные монастыри. Монастыри были крупнейшими землевладельцами. В Х в. императоры даже пытались ограничить рост монастырского землевладения. Крупные монастыри стали серьезной политической силой.

Внешнеполитическое положение империи во второй половине IX- конце XI в. Временная стабилизация внешнеполитического положения при основателе Македонской династии Василии I (867—886) сменилась в конце IX в. новыми поражениями от арабов и болгар. Неудачи империи были отражением глубоких социальных перемен: стратиотское ополчение теряло свою боеспособность. Арабы заняли всю Сицилию и угрожали Южной Италии. Они захватили также Кипр и Крит, а в начале Х в. разграбили хорошо укрепленный город Фессалонику.

В конце IX в. начал войну против Византии и царь Болгарии Симеон. Болгары заняли почти всю Македонию и Эпир, подчинили сербов. Лишь после смерти Симеона Византии удалось заключить договор с его сыном Петром, скрепив мир брачным союзом и обещанием выплаты ежегодной дани (927 г.).

В 60—70 гг. Х в. были возвращены Крит, Киликия, Кипр и Северная Сирия с Антиохией. Византия захватила также Северную Болгарию.

Последняя четверть Х в. была, однако, снова тревожной. Окрепшее Западно-Болгарское государство вернуло Северную Болгарию, завоевало берега Адриатики, Македонию почти до Фессалоники, Фессалию. Хладнокровный и трезвый политик, император Василий II Болгаробойца (976—1025) с большим трудом, почти в непрерывной 40-летней войне, которую он вел с неслыханной жестокостью, добился перевеса и завоевал Болгарию (см. с. 87).

Но вскоре после смерти Василия II империя всюду перешла к обороне. На Востоке появился новый враг — турки-сельджуки. На Балканах население терроризировали печенеги, совершавшие опустошительные набеги. Территория страны вновь стала сокращаться.

Византийско-русские отношения в IX—XI вв. Усилили в Х в. свой натиск на Византию и русские. Первые походы на владения империи в Крыму (фема Херсон) и на южные берега Черного моря относятся к первой половине IX в. В 860 г. они осадили уже Константинополь. С русскими было достигнуто соглашение, часть знати Киевской Руси приняла христианство. К началу Х в. отношения с Русью снова ухудшились. По всей вероятности, в столице были ущемлены торговые льготы и болгар и русских. В 907 г. русские на бесчисленных лодках-однодеревках появились перед столицей. Византийцы были вынуждены в 911 г. заключить выгодный для русских договор. Русские купцы получили в пользование подворье в пригороде столицы, бесплатное содержание, снаряжение для судов на обратную дорогу. Торговлю они вели беспошлинно.

В 941 г. князь Игорь организовал новый поход на Византию. Русские разорили берега Босфора, Никомидии и Пафлагонии, но под стенами столицы их флот был сожжен «греческим огнем». Через три года русские снова дошли до Дуная, но византийцы поспешили откупиться дарами и возобновлением торгово-военного договора.

В 968 г. византийцы склонили Святослава к походу против болгар. Но русский князь, подчинив болгар своему влиянию, решил прочно обосноваться на Дунае. В 970—971 гг. совместно с болгарами он вел войну с империей. Однако военные неудачи заставили Святослава по новому договору отказаться от притязаний на Херсон и Болгарию и обещать Византии военную помощь. Русские по-прежнему могли беспрепятственно торговать в Константинополе.

В конце 80-х гг. Х в. по просьбе императора Василия II князь Владимир прислал русский отряд, который помог разгромить мятежных феодалов Малой Азии. Но император затягивал выполнение условий, на которых был прислан отряд, а именно — выдать за князя свою сестру Анну. Взятием Херсона Владимир заставил Василия II ускорить заключение брака. Одновременно Русь приняла христианство.

Торговые, политические и культурные связи с Византией стали более тесными. Во главе русской церкви первое время стояли назначаемые патриархом византийские митрополиты; византийские зодчие и живописцы работали в Киеве; из Болгарии и Византии ввозились богослужебные книги и предметы культа. Распространялась славянская письменность. На Афоне (полуостров Халки-Дика) уже в начале XI в. возник первый русский монастырь. Но Церковная зависимость Руси от Византии оставалась в значительной мере формальной.

В 1043 г. русский флот снова осадил Константинополь, но по-радал от бури на Босфоре и от «греческого огня». Однако угроза повторения похода вынудила византийцев искать мирного разрешения конфликта. Новый договор был скреплен женитьбой сына Ярослава Мудрого Всеволода на дочери василевса Константина IX Мономаха.

Торговые и культурные отношения Византии и Руси продолжали успешно развиваться. В русских городах появились подворья византийских купцов, сложились группы русских купцов («греч-ников»), систематически продававших свои товары в Византии. Длительное и тесное общение Руси с Византией оставило глубокий след в развитии русской культуры.

Внутриполитическая борьба в империи. Первая решительная схватка провинциальной феодальной знати с чиновной аристократией столицы произошла в начале царствования Василия II. Ма-лоазийская военная знать подняла мятеж, длившийся 10 лет. С огромным трудом василевс добился победы. При Василии II — последнем выдающемся представителе столичной аристократии на императорском престоле — Византия достигла вершины своего внешнеполитического могущества.

Но провинциальные магнаты снова рвались к власти. В 1057 г. им удалось посадить на престол Исаака I Комнина. Однако их позиции в столице еще не были достаточно сильны. Политика резкого ущемления интересов чиновной аристократии встретила столь дружный отпор, что уже через два года Исаак отрекся от престола. Вновь получившая перевес чиновная знать была не способна изменить свою близорукую политику. Она сокращала армию и повышала налоги, подрывая феодальное войско и стра-тиотское ополчение. Битва при Манцикерте в 1071 г., где огромную византийскую армию наголову разгромили турки-сельджуки, взявшие в плен самого императора, явилась выражением полного банкротства политики чиновной аристократии. В этом же году под ударами норманнов, постепенно захватывавших владения Византии в Южной, Италии, пал город Бари — последний город. Византии на Апеннинском полуострове.

Десять лет, последовавшие за битвой при Манцикерте, заполнены острой борьбой за власть. В 1081 г. военная знать провинций одержала победу — на престол вступил Алексей I Комнин (1081—1118).


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
1+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com