Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЫ В XI—XV вв. ФЕОДАЛЬНЫЙ ГОРОД

В раннее средневековье в странах, входивших до этого в состав Римской империи, сохранились уцелевшие от варварских вторжений города. Но многие из них потеряли свое былое значение торгово-ремесленных центров и служили только резиденциями епископов, королей и светской знати. Лишь в Византии, Италии и арабской Испании города продолжали играть роль центров торговли, в частности со странами Востока, а в отдельных случаях и центров ремесла.

Отделение ремесла от сельского хозяйства. В Х-XI вв. произошли существенные сдвиги в развитии производительных сил стран Западной Европы, прежде всего в сельском хозяйстве: осваивались необработанные земли, улучшилась обработка земли, распространялось трехполье, расширялась площадь культивированных земель, увеличились посевы технических культур — льна, конопли, вайды; все это привело к повышению урожайности, увеличению сельскохозяйственной продукции. Большую роль стало играть овцеводство, улучшались породы скота. Появились новые отрасли сельского хозяйства: виноградарство, выращивание масличных культур; развивалось виноделие и маслоделие. У крестьянина стали скапливаться излишки сельскохозяйственных продуктов, которые он мог обменять на изделия ремесла, вместо того чтобы изготавливать эти изделия самому.

Возрастала производительность ремесленного труда, совершенствовалась его техника и технология. Особеннно заметный прогресс наблюдался в металлургии, обработке металлов, кузнечном и оружейном деле, выделке тканей, особенно шерстяных. Постепенно по всей Европе стали носить шерстяную одежду, которая вытесняла меховую и льняную. Сукноделие выделялось в особую самостоятельную отрасль.

Главными очагами сукноделия были Северная Италия и Фландрия. Постепенно сукноделие и железоделательное ремесло обособились от сельского хозяйства и стали основным занятием ремесленников этих специальностей. Позднее отделились от сельского хозяйства обработка кожи, гончарное и строительное дело.

Ремесленное производство, таким образом, выделилось в особую форму трудовой деятельности, изделия стали производить для торгового обмена. Ремесленник превратился в мелкого товаропроизводителя, обладающего высокой квалификацией. Отделение ремесла от сельского хозяйства создало предпосылки для возникновения средневекового города.

Возникновение средневекового города. «С разделением производства на две крупные основные отрасли, земледелие и ремесло, — писал Ф. Энгельс, — возникает производство непосредственно для обмена, — товарное производство, а вместе с ним и торговля...»'. Но в деревне рынок сбыта ремесленных изделий был узким, возможность для развития товарного производства была ограниченной, поэтому сельские ремесленники покидали поместья и уходили в такие места, где можно было найти лучшие возможности для сбыта своей продукции и приобретения необходимого для работы сырья. Деревенские ремесленники составили первоначальное население средневековых городов, где ремесло получило свое самостоятельное развитие.

Новые города появлялись в различных местах (о чем свидетельствуют их названия): около замков и крепостей, где стены могли служить защитой (Аугсбург, Страсбург, Бранденбург), вокруг монастырей, где собиралось большое количество народа — богомольцы, паломники (Сент Олбанс, Сен Жермен, Сант Яго), около мостов (Брюгге-искаженное слово «брюкке» (мост), Кембридж), около переправ через реки (Оксфорд — «бычий брод»). Постепенно города приобретали большое экономическое значение, становясь центрами ремесла и торговли. Городские ремесленники снабжали своими изделиями крестьян, приезжавших на городской рынок, и покупали у них сельскохозяйственные продукты и сырье. Деревня втягивалась в торговый оборот, тем самым усиливалось развитие товарно-денежных отношений. Рост городов был тесно связан с притоком в них крестьянского населения, которое бежало из поместий, спасаясь от феодальной эксплуатации. Города росли крайне неравномерно в разных странах Западной Европы. Раньше всего города поднялись в Италии (Венеция, Генуя, Флоренция, Неаполь) и несколько позже на юге Франции (Марсель, Арль, Тулуза). Факторами, способствовавшими раннему подъему городов и их быстрому росту в этих двух регионах, были торговые связи Италии и Южной Франции с Византией и Востоком, а также преемственность городского развития со времен античности. С Х в. начали возникать города на территории Англии, Германии и Нидерландец; особенно быстро росли города во Фландрии (Брюгге, Гент, Лилль, Аррас). В XII—XIII вв. появились города на севере: в Скандинавских странах, Ирландии.

Критика буржуазных теорий происхождения средневековых городов. Буржуазные историки выдвинули ряд теорий происхождения средневековых городов. Так, «романистическая» теория (Тьер-ри, Гизо, Фюстель де Куланж, Савиньи) утверждала, что средневековые города в Западной Европе были продолжением развития городов поздней Римской империи. Это утверждение строилось на том, что некоторые города выросли на территории староримских городских поселений и что средневековое муниципальное устройство имело прямую преемственность от римского. Эта теория неправильна уже потому, что в Англии и Северной Германии средневековые города возникли там, где никогда не было римских городов.

Многие буржуазные историки Англии и Германии видели коренную причину возникновения средневековых городов в правовых явлениях феодальной вотчины или сельской общины, оставляя в стороне социально-экономические предпосылки. Некоторые немецкие историки (Эйхгорн, Нич) полагали, что город возник из феодальной вотчины, а городские учреждения — из вотчинного права, не замечая того факта, что до отделения ремесла от сельского хозяйства вотчинное право не вызвало к жизни особое городское право. То же самое можно сказать о сторонниках «марковой» теории (Маурер, фон-Белов), которые выводили город и городское право из свободной сельской общины-марки и ее обычаев. Другие немецкие и английские историки (Кейтген, Мет-ланд) выдвинули «бурговую» теорию, согласно которой город вырос из крепости-бурга, хотя крепость становилась городом только с превращением возникшего у его стен поселения в центр ремесла и торговли. Не менее ошибочной является «рыночная» теория (Зом, Шредер), которая выводила городское право из рыночного права, регулировавшего торговые сделки. Известно, что было немало торговых местечек и ярмарок, где существовало рыночное право, но они так и не стали городами. Разновидность этой теории, также ошибочной, — «торговая теория» бельгийского историка Пиренна, который выводит возникновение города из поселений купцов, занимающихся посреднической торговлей. Немецкий историк Ритчель пытался объединить «рыночную» и «бурговую» теории, утверждая, что город возник из поселения купцов вокруг крепости. «Торговая теория» Пиренна и Ритчеля не объясняет, почему большинство вотчин, замков, сельских общин и рыночных местечек не превратилось в города. Она зачеркивает ремесленную основу возникающих в середине века городов. В наши дни эта теория подвергается критике (Бутрюш, Луццато), но в то же время буржуазные историки не дают достаточного научного объяснения происхождения средневекового города.

Все буржуазные теории отличаются стремлением положить в основу происхождения средневекового города формально-юридический принцип. Большинство теорий страдает односторонностью, выдвигая один-единственный путь возникновения городов, не учитывая многообразия конкретных социально-экономических условий.

Население и топография города. Население средневекового города было чрезвычайно разнородным по своему составу. Здесь жили ремесленники самых разнообразных специальностей, которые в ранний период развития средневекового города сами продавали свои изделия, соединяя в одном лице ремесленника и торговца.

В городах было много людей, не занятых в сфере производства, — трактирщики, содержатели постоялых дворов, возчики, матросы торговых судов. В XIII—XIV вв. в больших городах значительную часть населения составляли поденщики, чернорабочие, люди, жившие случайными заработками, нищие. В крупных городах жили и феодалы со своими вассалами и слугами. Значительную прослойку составляло духовенство. С XIII в. в некоторых городах возникли университеты; магистры и студенты тоже вошли в состав городского населения (Париж, Оксфорд, Кембридж). Постепенно в городах появились купцы, сосредоточившие в своих руках внутреннюю и внешнюю торговлю.

По численности населения средневековые города Западной Европы были невелики. В XIV—XV вв. города с населением в 20 тыс. человек считались крупными. Средние города насчитывали 4—6 тыс. населения, но были и небольшие местечки, с населением в 1—2 тыс. человек. Очень немногие города имели население, превышающее 80 тыс. человек (Париж, Милан, Венеция, Флоренция, Севилья).

Жители средневекового города наряду с ремеслом и торговлей продолжали первое время заниматься и сельским хозяйством. Это наблюдалось чаще в мелких городах, но в целом связь средневекового горожанина с сельским хозяйством сохранялась довольно долго. Горожане имели сады, огороды, держали домашний скот; за стенами города находились пастбища и даже наделы пахотной земли. Однако все это имело подсобный характер, что подтверждается чрезвычайно малым размером земельного надела горожанина.

По внешнему виду средневековые города весьма сильно отличались от современных. Город был окружен высокими стенами (каменными или деревянными) с башнями и глубокими рвами, наполненными водой для защиты от нападений; городские ворота запирались на ночь. Стены, окружавшие город, ограничивали его территорию; по мере притока населения из деревень и увеличения числа жителей города эта территория становилась тесной; она не вмещала всех живущих, и ее приходилось расширять, сооружая вокруг первоначальной основной территории (бург, ситэ) новые стены и укрепления; возникали предместья, в которых селились преимущественно ремесленники. По мере дальнейшего развития города и роста населения возникало второе кольцо городских стен и укреплений. Ремесленники вместе с купцами несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение; они должны были знать военное дело и иметь в своем доме необходимое оружие.

Из-за ограниченности городской территории улицы были очень узки. Дома строились в несколько этажей, причем часто верхний этаж нависал над нижним, так что на улице всегда был полумрак, даже в солнечные дни. Архитектура домов была несложной и однообразной; основные материалы — дерево, камень, солома. Исключение составляли дома феодалов и богатых купцов. Резко выделялись два здания на городской площади — кафедральный собор и ратуша. Это был центр города и одновременно рыночная площадь. Улицы населялись ремесленниками одной специальности, о чем говорили названия улиц (кожевников, сапожников, ткачей) и вывески около каждой мастерской (сапог, калач, оружие и т. д.). Окна каждой мастерской обычно выходили на улицу: днем ставни открывались, верхняя превращалась в навес, а нижняя опускалась и становилась прилавком, на котором располагались предназначенные для продажи товары; здесь же совершались торговые сделки; помимо этого, через открытое окно можно было видеть, как изготавливаются изделия. Уличного освещения долгое время не существовало. Тротуаров тоже не было; улицы были немощеными, поэтому летом в жару было очень пыльно, а весной и осенью очень грязно; с трудом можно было пройти и проехать по улице; лужи бывали столь глубокими, что через них нельзя было проехать на лошади. Отбросы пищи, мусор выбрасывали прямо на улицу. Скученность населения, антисанитарное состояние, отсутствие здравоохранения превращала город в рассадник всяких болезней и эпидемий, от которых умирало иногда от 1/3 до 1/2 населения, особенно во время чумы, которую называли черной смертью. Города с их деревянными постройками и крышами, крытыми соломой, часто подвергались опустошительным пожарам, поэтому существовало правило с наступлением темноты гасить огни в домах.

Борьба городов с феодальными сеньорами. Средневековые города возникали на земле королей, а также светских и духовных феодалов. Короли и феодалы были заинтересованы в появлении на их территории городов, так как ремесло и торговля давали им немалые доходы. Большинство городского населения первоначально составляли крестьяне, проживавшие здесь раньше, бежавшие от своих господ или отпущенные на оброк. Городские жители оставались в поземельной, личной или судебной зависимости от сеньора. Они начали борьбу за свое освобождение, добиваясь превращения сеньориального города в вольный, а его жителей — в свободных горожан. Горожане требовали также ограничения поборов: освобождения от пошлин, приобретения рыночного права и др. Позднее города стали бороться за политические привилегии: право на самоуправление и собственную юрисдикцию. Исход борьбы определялся конкретными историческими условиями.

Порой горожанам удавалось откупаться от сеньоров крупными суммами денег. Но это было по силам только очень богатым городам (французским, английским). Город получал за деньги хартию (грамоту), в которой перечислялись все приобретенные вольности и привилегии.

Но во многих случаях городам приходилось добывать свою свободу силой, с помощью вооруженного восстания. Именно так добывали свободу многие северо-восточные города Франции. Их борьба была длительной и упорной и продолжалась с конца XI до XIII в. Многое зависело от позиции королевской власти.

В Северной и Средней Италии, где не было централизованной государственной власти, многие значительные города добились независимости уже в IX—XI вв. Такие города, как Генуя, Венеция, уже в XII в. стали городами-государствами, обладавшими правом объявлять войну, заключать мир, чеканить монету. Позже некоторые имперские и епископские города в Германии (Любек, Бремен, Нюрнберг, Майнц) приобрели те же права. Города Южной Франции по сути дела были такими же коммунами (Тулуза, Монпелье), не зависели от центральной государственной власти и управлялись своими выборными магистратами.

Города Северной Франции тоже вели успешную борьбу за коммунальные вольности, и многие из них стали полуавтономными коммунами с выборными магистратами (Амьен, Бовэ, Реймс, Лан). Горожане освободились от барщины и других сеньориальных повинностей. В таком же положении находились и города Фландрии (Брюгге, Гент, Лилль, Аррас).

Мелкие города Северной Франции (Дрё, Корби и др.) получили в XII в. коммунальные хартии, но не были освобождены от уплаты оброка, барщины и баналитетов. Они не имели своего суда и самоуправления, а подчинялись королевским и сеньориальным чиновникам.

Не было коммун и в Англии, но английские города, особенно крупные и значительные, с помощью выкупа добились в XII- XIII вв. многих вольностей и привилегий. Около 50% английских городов к концу XIII в. имели свое самоуправление, городской со-

| вет, мэра и свой суд. Они распоряжались налогами и финансами и расплачивались непосредственно с казначейством. 18 городов имели право «возвращенного указа», по которому даже шериф не

мог вмешиваться в городские дела.

Настоящими городами-республиками являются коммуны Италии и вольные имперские города в Германии; в других государствах были вольные города с различным уровнем прав в зависимости от конкретно-исторических условий. Большинство городов Западной Европы добилось упразднения крепостной зависимости своих жителей. В городах Италии, Франции, Англии и Германии беглый крестьянин, проживший в городе год и день, становился свободным. Справедлива была средневековая поговорка «Городской воздух делает человека свободным».

Многие мелкие города, не обладавшие силами и денежными средствами для борьбы со своими сеньорами, оставались под управлением служащих сеньора. Это было особенно характерно для городов духовных сеньоров, которые давали ограниченные права и привилегии своим горожанам. Некоторые города не смогли добиться для своих жителей даже статуса свободного горожанина — барщина, оброк, баналитеты и тяжелая личная зависимость (посмертный побор), брачная повинность сохранялись в них до XVI в.

Городское ремесло, цехи. Ремесленники одной специальности обычно объединялись в особую корпорацию — цех. Первые цеховые организации упоминаются в Италии в Х в., во Франции, Англии и Германии — в XI—XII вв. К. Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что возникновение цехов было вызвано потребностями ремесленников в общих рыночных помещениях для продажи товаров и охраны собственности ремесленников, а также установления контроля над производством и продажей ремесленных изделий.

Юридическое оформление цеха происходило после получения от короля или сеньора соответствующей хартии. Наибольшее число цехов возникло во второй половине XII и в XIII в. Цеховая организация преследовала цели обеспечить монопольное положение в производстве и продаже товаров на местном рынке, защитить городское ремесло от конкуренции приходивших в город деревенских ремесленников.

Сначала цехов было немного, но со временем количество их возросло; возникали цехи по узким специальностям — в текстильной промышленности появились цехи прядильщиков, ткачей, красильщиков, сукновалов, чесальщиков шерсти и др. Из цеха кузнецов выделились цехи оружейников, ножовщиков и др. В крупных городах количество цехов доходило до нескольких сотен. В Париже в XIV в. было 350 цехов, в Лондоне —60, в Кельне —50.

Основным лицом в цехе был мастер — мелкий товаропроизводитель, который был собственником мастерской и орудий производства. В качестве помощников у него работали 1—2 подмастерья и один или несколько учеников. Мастер, по выражению К. Маркса, «срастался со своими средствами производства настолько же тесно, как улитка с раковиной»'. Для того чтобы стать мастером, нужно было пройти через ученичество. В XI—XII вв. каждый ученик (после прохождения срока ученичества) мог сдать экзамен и получить звание мастера, а также право вести свое дело.

Внутри мастерской не было разделения труда, но оно существовало между ремесленными специальностями. Для того чтобы выработать шерстяную ткань, изделие должно было пройти около 20 операций, выполнявшихся нередко в разных цехах.

Одной из существенных функций средневекового цеха был контроль за производством изделий и их продажей, т.е. цеховая регламентация в области ремесла и торговли. Цех следил за тем, чтобы мастер выпускал продукцию определенного вида и качества. Например, цех ткачей устанавливал размеры изделия, ширину, узор, расцветку, даже количество нитей в основе. Регламентация имела своей целью не только удовлетворение интересов потребителей, но и устранение конкуренции, среди мастеров. Цеховая регламентация определяла и количество выпускаемой продукции, что диктовалось узостью городского рынка. С этой целью ограничивалось число учеников и подмастерьев у мастера, число станков, запасы сырья, регулировались цены на ремесленные изделия, запрещалась работа в ночное время, в праздничные дни и сокращался рабочий день накануне праздников.

Цеховая организация была тесно связана во всей жизнью городского ремесленника. Цех являлся военной организацией, участвовавшей в охране и защите города. Он одновременно был и религиозной организацией, братством: каждый цех имел своего «святого», день которого он праздновал, свою часовню или церковь и свои праздники. Цех помогал своим членам и их семьям в случае болезни или смерти мастера.

Цехи в первые века своего существования играли прогрессивную роль — они способствовали повышению качества изделий, совершенствованию инструментов, смягчению конкуренции между товаропроизводителями, обеспечивали их существование и защищали от феодалов.

Борьба цехов с патрициатом. Завоеванной в тяжелой борьбе с феодалами свободой воспользовались городские богачи, которых принято называть патрициями (отцами) города. Патрициат представлял собой замкнутую группу наследственной земельной аристократии и некоторого числа богатых купцов и ростовщиков. Из них обычно составлялось городское самоуправление (мэр, совет города, суд, высшие должностные лица, распоряжавшиеся финансами). Патриции использовали в своих интересах суд и налогообложение в ущерб широким массам городских ремесленников.

Цеховая организация распространилась не во всех городах Западной Европы. Наряду с ней существовало и нецеховое «свободное» ремесло.

В XIII в. в ряде стран Западной Европы началась борьба цехов против патрициата, но далеко не везде она привела к победе цехов: в одних городах, где существовало высокоразвитое ремесленное производство, патрициат был вынужден делить свою власть с цеховой верхушкой, в других патрициат сохранил власть в своих руках (ганзейские города Германии, купеческие республики Италии). Но даже там, где побеждали цехи, зажиточная цеховая верхушка объединялась с частью патрициата. Новое управление действовало в интересах богатых горожан. Однако борьба городского бюргерства с патрициатом носила для того времени прогрессивный характер, поскольку она создавала более благоприятные условия для развития ремесла и торговли.

Начало разложения цехового строя в XIV—XV вв. Если в XII- XIII вв. цехи играли положительную роль: охраняли ремесло от внешней конкуренции, способствовали техническому усовершенствованию и являлись школой производственного опыта, то в середине XIV в. значение цехов резко изменилось. Исчезло равенство между цехами; более богатые «старшие цехи» подчиняли себе слабые «младшие цехи». Нередко цехи попадали в зависимость от купца — владельца сырья или скупщика, который сбывал товары цеховых ремесленников на отдаленных рынках.

Изменилось положение учеников и подмастерьев. Следует иметь в виду, что средневековое ремесло, основанное на ручном труде, требовало продолжительного обучения. Этот срок в разных цехах колебался от 4 до 7 лет (в некоторых цехах он доходил до 10—12 лет). При таком длительном сроке обучения мастер мог использовать ученика в качестве бесплатной рабочей силы, притом достаточно квалифицированной. После окончания срока ученичества он должен был поработать подмастерьем, прежде чем открыть свое дело; удлинялись также сроки ученичества; по окончании срока ученик должен был сдать экзамен на звание мастера, уплатив крупный вступительный взнос в кассу цеха, а кроме этого, устроить дорогостоящую пирушку для всех членов цеха и изготовить шедевр, т.е. работу, которая должна была показать, что ученик овладел всеми секретами и тонкостями своего ремесла. Изделие должно было быть высокого качества и сделано из дорогого материала. Такие же преграды стояли и перед подмастерьем, если он хотел стать мастером. В Германии, например, подмастерье должен был побывать в других странах, чтобы познакомиться там с постановкой дела. Если ученик или подмастерье был должником мастера, он не имел права его покинуть. Особенно тяжело это было для ученика, который не получал заработной платы и за долгий срок ученичества вынужден был брать деньги взаймы у своего мастера.

Борьба подмастерьев и городского плебса против эксплуатации. Доступ к званию мастера фактически закрывался и для ученика, и для подмастерья; начался период замыкания цехов. Образовался слой «вечных подмастерьев». Звание мастера становилось доступным только для сына или зятя мастера.

Мастера усиливали эксплуатацию подмастерьев — удлиняли рабочий день, устанавливали за ними постоянный контроль.

Для защиты своих интересов подмастерья создавали особые организации — гильдии подмастерьев или братства; во Франции они назывались компаньонажами. Целью этих организаций была борьба с мастерами за улучшение условий труда и его оплаты. Выдвигались требования преимущественно экономического характера: перевод на сдельную оплату вместо поденной, повышение заработной платы. В выступлениях подмастерьев принимали участие обедневшие ремесленники, работавшие в своих ма-стерских на разбогатевших мастеров, а также неорганизованные рабочие, не имеющие специальности, которые пришли из деревень в город в поисках работы.

Возникал слой городского плебса, к которому принадлежали люди, живущие случайными заработками, не имеющие ни работы, ни постоянного места жительства. Низшие слои городского населения в XIV—XV вв. поднимали восстания против цеховой верхушки и городской олигархии.

Таким образом, за период XII—XV вв. средневековые города Западной Европы пережили три этапа острой социальной и классовой борьбы. Сначала все горожане боролись за свободу и независимость своего города от светских и духовных феодалов. Затем цеховые ремесленники поднялись против городской олигархии за право участия в политической жизни города (так называемые «цеховые революции»). Третий этап борьбы — это выступление городских плебейских масс (обедневшие мелкие ремесленники, подмастерья и ученики) против цеховой верхушки. Наиболее ярким примером подобного движения было восстание чомпи во Флоренции в 1378 г.

Развитие торговли. Рост городов в XI—XV вв. способствовал развитию внешней и внутренней торговли. В городах существовали местные рынки, где совершался обмен между городским ремеслом и деревней. В XIV—XV вв. начали складываться единые рынки как экономические центры феодальных государств — Лондон (в Англии), Париж (во Франции). Большое значение имела внешняя торговля, которая была сосредоточена в двух основных районах Европы: в бассейне Средиземного моря и на Балтийском и Северном морях. Средиземноморская торговля связывала Испанию, Францию, и Италию с Византией и Востоком. В результате крестовых походов первенство в этой торговле перешло к купцам Генуи и Венеции, Марселя и Барселоны. С Востока везли в Европу предметы роскоши, вино, пряности, фрукты. Бассейн Северного и Балтийского морей связывал северо"ерманские города с Нидерландами, Скандинавскими странами и западными областями Русского государства (Новгород, Полоцк, Псков). Руководящая роль в этой торговле принадлежала ганзейским городам. Особенно выделялись Любек, Бремен и Гамбург. Ганзейские купцы везли из Северной и Восточной Европы хлеб, рыбу, мед, пеньку, строевой лес, смолу, деготь, меха в обмен на сукно из Англии и Фландрии, немецкие металлические изделия, французские вина и товары Леванта. Венеция и Генуя вели торговлю с Востоком через гавани Сирии и Египта, куда привозились товары из Китая и Индии. Они основали фактории в Феодосии и Азове, ставшие центрами торговли с Россией и Польшей. Венецианцы и генуэзцы привозили сукно и другие изделия, покупали русские, восточные товары и рабов.

Эти морские пути связывались речными и сухопутными. Речные пути шли по Рейну и Эльбе в Германию, по Сене и Роне во Францию. Сухопутные дороги шли через альпийские перевалы: Сен-Бернар, Сент-Готтард и Бренпер. Наиболее оживленным местом торговли, куда привозили товары из разных стран, было графство Шампань; в городах Шампани в XIII—XIV вв. ярмарки проходили в течение круглого года. Во второй половине XIV в. они потеряли свое значение в связи со Столетней войной, и ярмарочные центры- переместились в Лпон и Женеву. В Германии большую роль играли ярмарки во Франкфурте-на-Майне и в Лейпциге. В XV в. центром ярмарочной торговли в Европе стал город Брюгге во Фландрии.

Развитие торговли очень осложняла социально-экономическая и политическая обстановка того времени. Тормозило торговлю и отсутствие единой денежной системы. Торговля в Европе в XII- XV вв. была делом сложным и опасным. Купцам приходилось сталкиваться с пиратами на морях и разбойничьими нападениями на суше, в которых участвовали рыцари и крупные феодалы. Но все же рост товарно-денежных отношений создавал возможность накопления денежных капиталов в руках купцов. Для защиты своих интересов купцы создавали гильдии и межгородские союзы — ганзы.

Появление банков в Западной Европе. В связи с развитием международной торговли в Западной Европе появились банки, которые вели денежные операции. Большую роль в развитии банковского дела в средние века сыграли менялы. Отсутствие единой денежной системы и разнообразие монеты, которую в те времена чеканили не только короли, но и феодалы, делали совершенно необходимой профессию менялы. Менялы производили обмен монеты и перевод из одного города в другой (система паритета), они определяли ее качество и полноценность, что было крайне важно в условиях постоянной порчи монеты королями и феодалами.

Менялы выполняли банковские операции — брали на сохранение свободные капиталы купцов, а в нужное время предоставляли им кредит. Первыми банкирами были итальянцы; ранние банкирские конторы возникли в городах Ломбардии и Средней Италии. Банковское дело во Флоренции было связано с деятельностью Римской курии. Папы поручали банкирам Флоренции собирать свои доходы в разных странах в возмещение предоставляемых курии кредитов. В качестве банкиров-ростовщиков часто выступали евреи, предоставлявшие займы королям и феодалам; это объяснялось тем, что ростовщические операции официально запрещались людям, исповедующим христианскую религию. Банкиры и ростовщики располагали крупными денежными суммами. Но нередко короли и феодалы отказывались платить по займам, что приводило к банкротству многих банкирских домов.

Перемены в положении деревни. Товарное производство, сложившееся в городах, способствовало развитию производительных сил в сельском хозяйстве. Натуральное хозяйство деревни постепенно втягивалось в товарно-денежные отношения; создавались условия для развития внутреннего рынка и специализации хозяйства. Особенностью этого товарного производства являлось то, что оно было основано на труде мелких товаропроизводителей, не эксплуатировавших чужой труд для получения прибавочной стоимости. Этим оно отличалось от капиталистического товарного производства, с которым его пытаются отождествлять некоторые буржуазные историки (Пиренн, Допш).

Вовлечение крестьян в торговые связи способствовало росту сельскохозяйственного производства. Шел процесс внутренней колонизации — расчистка лесов и пустошей и превращение их в пахотные земли. Феодалы, стремясь увеличить свои доходы, поощряли внутреннюю колонизацию. Они охотно принимали беглых крестьян и заселяли ими необработанные земли. В рыночные связи втягивались феодальные поместья. В частности, английские феодальные поместья (маноры) в XIII—XIV вв. вели обширную торговлю шерстью, хлебом и скотом, отправляя свою продукцию в Лондон и на континент. В результате этого в натуральное хозяйство поместья и деревни проникали товарно-денежные отношения, изменявшие формы феодальной ренты (коммутация), что привело к ослаблению, а затем и ликвидации личной феодальной зависимости. Процесс коммутации в некоторых странах шел очень быстро. Так, в Англии в XV в. оставалось незначительное количество лично зависимых крестьян. Такой же процесс наблюдался в Италии, Нидерландах и Франции.

Однако в восточных областях Европы в XIV—XV вв. (северо-восточная Германия и Польша) втягивание поместья в товарно-денежные связи привело к усилению крепостнических отношений (увеличение барщины). Это объясняется тем, что помещики сами торговали сельскохозяйственными продуктами, производимыми трудом крепостных крестьян, вывозя их в развитые в промышленном отношении страны.

Развитие товарно-денежных отношений в деревне и коммутация крестьянских повинностей привели к имущественному расслоению среди крестьянства. Появились зажиточные крестьяне, которые арендовали землю у помещика и обрабатывали ее с помощью наемного труда своих же соседей. С другой стороны, выделялись малоземельные и безземельные семьи, которые эксплуатировались помещиками и богатыми крестьянами в качестве батраков.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com