Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ФРАНЦИЯ В XI—XV вв.

В то время когда Франция вступила в полосу феодальной раздробленности, ее экономика переживала значительные прогрессивные сдвиги, подготовившие последующую государственную централизацию.

Развитие сельского хозяйства. Положение крестьян. Со второй половины XI в. наблюдался подъем земледелия во всех областях страны. На севере уже повсеместно распространилось трехполье, на юге местами еще сохранялась двупольная система, но хозяйство велось более интенсивно, развивались виноградарство и садоводство. В XII в. в результате внутренней колонизации значительно расширились посевные площади. Осваивались залежные земли, расчищались леса. Повышалась урожайность благодаря лучшей обработке земли и применению удобрений — навоза и мергеля. Интенсификация хозяйства несколько повысила уровень жизни населения. Реже стали голодовки и эпидемии.

Рост производительности наблюдался прежде всего в крестьянском хозяйстве. Феодалам поэтому стало выгодно вместо барщины взимать с крестьян оброки. В связи с этим сокращалась, а местами и ликвидировалась барская запашка, а земля раздавалась крестьянам в наследственные чиншевые держания.

Распространению оброчной системы способствовала внутренняя колонизация — расчистка лесов и освоение пустырей. Поселившиеся на вновь занятых землях госпиты облагались натуральным и денежным оброком и были лично свободными людьми. Но значительную часть крестьян во Франции в XII в. все еще составляли крепостные (сервы).

Замена отработочных повинностей оброком диктовалась интересами феодалов и сопровождалась усилением эксплуатации. Хотя крестьяне приобретали при этом большую хозяйственную самостоятельность, они вынуждены были отдавать феодалу все более значительную часть производимого ими продукта. Вполне естественно, что крестьяне сопротивлялись усилению эксплуатации: отказывались уплачивать новые поборы, бежали в города, уходили в другие места, массами вступали в крестоносные ополчения, а нередко поднимали открытые восстания. Большей частью борьба крестьян носила локально ограниченный характер, не выходя за пределы отдельных сеньорий. Но бывали и отдельные крупные восстания, охватывавшие многие области страны. Так, например, в 1251 г. во время седьмого крестового похода началось восстание «пастушков», в котором участвовало около 100 тыс. крестьян и городской бедноты. Восставшие захватили Париж, Орлеан, Тур, громили богачей и духовенство. Восстания жестоко подавлялись, но не проходили бесследно. Феодалы вынуждены были отказываться от чрезмерных требований, устанавливать более или менее твердые нормы повинностей, что создавало условия для развития крестьянских хозяйств и вовлечения крестьян в товарно-денежные отношения.

Рост городов. Борьба за городское самоуправление. В Х в. во Франции начала заметно оживать городская жизнь. Поднимались пришедшие в упадок старые города и возникали новые. В городах сосредоточивались ремесло и торговля, хотя еще долгое время городское население продолжало заниматься и сельским хозяйством.

В развитии городов Южной и Северной Франции наблюдались значительные различия. Южные города — Бордо, Тулуза, Мов пелье. Ним, Нарбонна, Марсель и др., находясь на морских тор говых путях с Востоком, участвовали в транзитной торговле по Средиземному морю, особенно оживившейся со времени крестовых, походов. Через эти города во Францию поступали левантийские, итальянские и испанские товары. Внешняя торговля способствовала быстрому развитию ремесла, в частности суконного. Тонкие ярко окрашенные сукна из Нима и Монпелье шли на экспорт. В южных городах почти отсутствовали цехи, ремесло было «свободным». Однако оно подвергалось такой же строгой регламентации, как и при цеховой системе, но со стороны городских магистратов.

Южные города, сохранявшие в раннее средневековье некоторые элементы римского муниципального устройства, посредством | вооруженной борьбы и с помощью выкупа рано добились самоуправления. При этом они вовсе не обращались за покровительством к королевской власти, не пользовавшейся на юге почти никаким влиянием. Формой городского самоуправления здесь был, как и в некоторых итальянских городах, консулат. Исполнительную власть осуществляли избираемые городской верхушкой консулы. Законодательным органом являлся Большой совет. Эти города превратились по существу в самостоятельные республики. Занимаясь посреднической торговлей, они мало были связаны с остальными районами страны. Поэтому их экономический и политический подъем не сыграл значительной роли в государственной централизации Франции.

По-иному развивались северные города. Их оживление было связано с расцветом ремесла — главным образом сукноделия. Ар-рас, Бовэ, Амьен, Нуайон, Лан, Реймс стали крупными центрами суконного производства и торговли. Но северофранцузские города, несмотря на рост их экономической мощи, находились под властью сеньоров, преимущественно епископов. Им предстояла тяжелая борьба против сеньориального произвола за свободу и самоуправление.

С XI в. северофранцузские города начали добиваться свободы с помощью выкупа. Однако феодалы часто нарушали обязательства, и горожане были вынуждены прибегать к вооруженным восстаниям. В течение XII в. многие города Северной Франции завоевали коммунальные свободы. Первой коммуной стал в 1077 г. город Камбрэ. Его примеру последовали в первой половине XII в. Сен-Кантен, Бове, Нуайон, Лан, Амьен, Суассон, Корби, Реймс и др. Города-коммуны имели выборное самоуправление (городской совет во главе с мэром), свое налогообложение и свой суд. С сеньором, которым у многих коммун был уже король, они находились в договорных отношениях и обязаны были ему вассальными повинностями, четко фиксированными в городской хартии.

Королевская власть не сразу оценила выгоды от освободительной борьбы городов и вначале поддерживала то одну, то другую сторону в зависимости от того, кто больше платил. Но постепенно она все более склонялась к поддержке городов, которые являлись самыми надежными союзниками в борьбе с феодальной знатью. С помощью городов монархии удалось справиться со своими политическими противниками и занять независимое положение.

Поддержку освободительному движению городов королевская власть оказывала только за пределами своего домена. В собственных владениях король не разрешал создавать коммуны, а предоставлял право только на частичное самоуправление. Города оставались в ведении королевских прево, и значительная доля доходов от ремесла и торговли шла в королевскую казну. Но в городах королевского домена создавались не менее благоприятные условия для развития ремесла и торговли, чем в коммунах. В Париже, например, в начале XIV в. насчитывалось уже около 350 цехов. Доступ в цехи был открыт для всех, кто знал ремесло и покупал у короля право заниматься им. В ряде цехов отсутствовало требование обязательного изготовления шедевра и ограничение количества учеников.

Свободные города распространяли свое влияние на сельскую округу. В них скрывались беглые крепостные, обретая там свободу. Примеру горожан нередко следовали крестьяне окрестных деревень. Они создавали свои коммуны, которые вступали в союзные отношения с городскими коммунами. Но эти попытки жестоко подавлялись феодалами, и крестьяне возвращались в прежнюю зависимость.

Расцвет городов в Северной Франции способствовал интенсивному развитию торговли и росту хозяйственных связей в этом регионе. Расположенные по Сене, Уазе, Марне, Сомме, Верхней Соне и Средней Луаре города были связаны речными и сухопутными путями. Важное место занимал Париж, где уже в XII в. была создана «Ганза речных купцов». В XIII в. поднялось торговое значение шампанских городов, где периодически собирались международные ярмарки, на которых торговали не только привозными товарами, но и продуктами местного производства — полота ном, кожами, зерном, скотом и вином.

Хозяйственный подъем Северной Франции, в центре которой находился королевский домен, способствовал усилению королевской власти и прежде всего увеличению доходов королевской казны. В отличие от южных городов, разобщенных экономически, северные города находились в тесных хозяйственных связях и были заинтересованы в политическом объединении страны. Они неизменно поддерживали королевскую власть в ее борьбе с крупными феодалами за централизацию государства. Вместе в тем королевские города на Сене и Луаре — Париж и Орлеан — занимали весьма выгодное стратегическое положение в стране.

Феодальная раздробленность. Начало усиления королевской власти. До XI в. реальная власть французских королей не простиралась дальше их домена. Согласно сложившемуся во Франции феодально-правовому обычаю, король располагал только формальным сюзеренитетом над своими непосредственными вассалами — герцогами, графами и соответственно высшими прелатами, а их вассалы ему не подчинялись (по принципу: <вассал моего вассала не мой вассал»).

Но крупные сеньоры Южной и Юго-Западной Франции не признавали на деле королевского сюзеренитета и вели себя совершенно независимо. Аквитанский и гасконский герцоги именовались «королями» и вовсе не считались с Капетингами.

Материальные средства король получал только с домена. Коронные вассалы должны были платить за свои фьефы денежный взнос (рельеф), но при первых Капетингах этот взнос обычно никто не платил. Королевский домен в то время тоже не представлял еще единого целого, а состоял из отдельных разрозненных владений, в которые вклинивались земли других сеньоров. Даже Париж, являвшийся столицей домена, принадлежал не одному королю, частью его владел парижский епископ.

Первые Капетинги были заняты только управлением домена. Они улаживали конфликты между своими вассалами и усмиряли непокорных. В Х-XI вв. во Франции не было издано ни одного общегосударственного законодательного акта. Подобное постановление если бы и появилось, осталось бы пустым звуком. Делами домениального управления занимался королевский двор, состоявший из слуг и служащих. Общегосударственными делами ведала королевская курия, в которой заседали коронные вассалы.

В первой половине XII в., когда Капетинги достаточно укрепили свою власть в домене и добились покорности враждебных им вассалов, они начали присоединять к королевским владениям близлежащие города и области и объединять страну. При этом королевская власть использовала широкую поддержку общественных сил, заинтересованных в ликвидации феодальной раздробленности и централизации государства. Короля поддерживали отдельные группы господствующего класса, прежде всего мелкие вассалы, которые искали у него защиты от произвола крупных феодалов и стремились с его помощью упрочить свои права на владения. Пользуясь этим, король устанавливал прямую зависимость мелких вассалов от монархии (иммедиатизация).

Королевская власть находила также поддержку среди значительной части духовенства, заинтересованного в установлении внутреннего мира и нуждавшегося в охране своих прав на церковную собственность. Используя право «покровительства», короли подчиняли церковную иерархию, защищали привилегии духовенства от покушения светской знати. За это духовенство прославляло королей, придавало их власти ореол святости и тем самым укрепляло ее авторитет.

Но наиболее действенную помощь в борьбе с феодальной знатью король находил в лице поднимавшихся городов. На определенном этапе политического развития у монархии и у городов оказался общий противник — феодальные магнаты, что послужило основой их временного союза. Города, ведя борьбу против своих сеньоров, сокрушали могущество феодальной знати и облегчали подчинение ее королем. За поддержку и покровительство короля они щедро вознаграждали его денежными взносами и военной помощью. Но союз этот был недолгим. Укрепившись, король лишил города вольностей, поставив их под власть своих чиновников.

Король не везде поддерживал освободительную борьбу городов, а только там, где сталкивался с враждебными ему сеньорами. Коммуны возникали преимущественно вокруг королевского домена. Освободившиеся города становились коллективными королевскими вассалами, обязанными оказывать монархии денежную и военную помощь.

Начало объединения Франции. Значительный шаг в объединении Франции был сделан в начале правления Людовика VII (1137—1180). Он присоединил города Бурж и Сане и приобрел с помощью династического брака самое большое во Франции герцогство — Аквитанию с графством Пуату. Но вскоре это владение было потеряно в результате развода короля с Алиенорой Акви-танской. Несколько месяцев спустя Аквитания перешла (в результате династического брака) в руки Генриха Плантагенета — графа Анжу, которому принадлежали также графства Мен, Турен и герцогство Нормандия. Когда в 1154 г. Генрих Плантагенет стал английским королем, все земли от Ла-Манша до Пиренеев перешли к Англии. Предстояли тяжелые и долгие войны с Англией за возвращение этих французских территорий.

В начале XIII в. французский король Филлип II Август (1180—1223) добился больших успехов в борьбе с Плантагенета-ми. Используя свое право верховного сюзерена, он в 1202 г. конфисковал у английского короля Иоанна Безземельного Нормандию. В начавшейся вскоре войне Франция одержала победу, и эта область навсегда вошла во владения французского короля. Были отвоеваны и другие английские владения севернее Луарьг и по Луаре — Анжу, Турен, Мен. Решающее значение имела победа при Бувине (1214 г.), одержанная над англо-германской коалицией, созданной Иоанном Безземельным. Участвовавший в сражении германский император Оттон IV еле избежал плена, бросив на поле боя свой штандарт. В этой победе большую роль сыграли ополчения северофранцузских коммун.

Территориальные присоединения Филиппа II увеличили королевский домен в 4 раза. Теперь он простирался от Ла-Манша до Лангедока, охватывая более или менее замкнутую территорию. Вместе с тем укрепилась власть короля в пределах домена. Фьеф-ная система постепенно упразднялась, уступая место новому порядку управления на должностных началах. Усилился контроль за королевскими прево, управлявшими округами домена. Они были подчинены новым должностным лицам — бальи, которые периодически направлялись в области для надзора и осуществления на месте судебно-административной власти короля. Со временем области, управляемые бальи, стали постоянными судебно-админи-стративными единицами — бальяжами. Вновь присоединенные территории управлялись королевскими сенешалами, на должность которых нередко назначались самостоятельные сеньоры. Это служило прецедентом для присвоения их владений к королевским доменам. Военная и полицейская власть на территории домена осуществлялась шателенами, командовавшими гарнизонами войск в королевских крепостях. Значительно был усилен королевский суд в центре и в областях домена.

Увеличились доходы королевской казны за счет домена и дру-' гих поступлений — «кормления», постоя, обложения чужестранцев (евреев, ломбардцев), взносов коронных вассалов. Располагая финансовыми средствами, король мог содержать наемное войско из рыцарей, конных и пеших сержантов, арбалетчиков и метателей. Подобное войско было намного надежнее рыцарского ополчения.

Альбигойские войны и присоединение юга. Юг Франции до XIII в. жил обособленно от севера и превосходил его в хозяйственном и культурном отношении. Среди населения цветущих городов Лангедока, а затем и в сельской местности распространилось еретическое учение катаров и вальденсов. Позже их стали называть общим именем — альбигойцы (по городу Альби, являвшемуся центром распространения ереси), хотя в догматике и обрядах вальденсы от катаров весьма отличались (см. гл. 22).

К альбигойству примкнули многие рыцари и представители знати Лангедока, стремившиеся завладеть церковными землями. Их поддержал и тулузский граф.

Церковь безуспешно пыталась пресечь распространение ереси. Альбигойство охватило почти весь юг и проникало в другие области. Тогда папа Иннокентий III в 1209 г. объявил крестовый поход против альбигойцев. Многие северофранцузские епископы и светские феодалы под предводительством Симона де-Монфора и папского легата двинули в Лангедок свои ополчения (король Филипп II отказался участвовать в походе). Альбигойцы мужественно сопротивлялись. Но главные их центры были захвачены крестоносцами, множество альбигойцев уничтожено. В 1218 г. после гибели Симона де-Монфора в войну вмешался французский король. В результате успешных походов Людовик VIII в 1229 г. присоединил графство Тулузское к своему домену.

Укрепление феодального государства. Реформы Людовика IX.

Пользуясь малолетством Людовика IX (1226—1270), французские феодалы попытались вернуть утраченные вольности и подняли мятеж. Но регентше Бланке Кастильской (матери короля) удалось расстроить планы знати и одержать победу над коалицией магнатов. Людовик IX, стремясь закрепить присоединенные ранее территории, заключил в 1259 г. мир с Англией (в Париже), по которому английский король отказался от притязаний на утраченные французские земли, сохранив за собой Аквитанию и Гасконь. Хотя объединение Франции было еще далеко не закончено, Людовик IX начал проводить агрессивную политику в бассейне Средиземного моря. Он помог своему брату Карлу Анжуйскому отнять у Штауфенов Южную Италию и Сицилию и намеревался утвердиться в Тунисе.

Внутриполитическая деятельность Людовика IX была направлена на обуздание феодальной анархии и укрепление аппарата королевской власти, прежде всего в домене. Были запрещены частные войны в королевском домене, а на остальной территории государства устанавливалось «40 дней короля» — срок, в течение которого возникавшие между феодалами распри должны были улаживаться мирным путем с помощью королевского суда. Начинать войну разрешалось только по истечении этого срока. Усилилась судебная власть короля. Королевский суд, центральным органом которого был Парижский парламент, стал общегосударственным учреждением. Была значительно ограничена юрисдикция сеньориальных судов. Им запрещалось рассматривать так называемые «королевские случаи» — дела, в которых затрагивались интересы короля, т.е. по существу из их ведения изымалась уголовная юрисдикция. Решения сеньориальных судов могли быть обжалованы в королевском суде. В королевских судах вводился новый инквизиционный процесс (предварительное расследование дела), запрещались судебные поединки.

Королевская курия, представлявшая собой центральный орган власти, была разделена на отдельные ведомства. Уже раньше из нее выделился Парижский парламент, ведавший судебными делами, потом отпочковалось высшее финансовое ведомство — Счетная палата, комплектовавшаяся преимущественно из денежных людей Парижа. Увеличились королевские доходы, связанные с юрисдикцией и другими верховными правами.

Людовик IX провел монетную реформу. В пределах домена имела хождение только королевская монета. На остальной территории наряду с королевскими сохранялись и местные денежное единицы, однако с условием, что их вес и зерно будут соответствовать королевским. Вскоре во Франции утвердилась единая государственная денежная система, что облегчило торговые и кредитные сделки в стране.

Королевская власть настолько окрепла, что Людовик IX начал уже издавать общегосударственные законы, имевшиб силу на всей территории Франции, в том числе и во владенияхДне присоединенных к королевскому домену. Такими законами являлись постановления короля о суде, о монете и по другим общегосударственным делам.

Не менее важное значение имело укрепление аппарата власти в королевском домене. Был установлен строгий контроль за деятельностью всех служащих провинциальной администрации. При вступлении в должность сенешалы, бальи и прево должны были приносить публичную присягу, обещая охранять права короля и не допускать беззаконий и лихоимств. Людовик не нарушал коммунальных вольностей городов, а даже распространял их на новые городские поселения. Но он значительно усилил фискальный гнет в городах, требуя все новых платежей и взносов.

Во второй половине XIII в. возрос международный престиж французской монархии, о чем свидетельствует тот факт, что Людовик IX не раз выступал арбитром в межгосударственных конфликтах.

 

Франция в XIV—XV вв.

Изменения в положении крестьянства. Развитие товарно-денежных отношений в условиях Франции приводило к ликвидации барской запашки и укреплению системы мелких чиншевых держаний. Связь сельскохозяйственного производства с рынком осуществлялась исключительно через крестьянские хозяйства. В силу этого крепостная зависимость (серваж) стала экономически нецелесообразна. Феодалы, постоянно нуждавшиеся в денежных средствах, охотно шли на выкуп сервами их личной свободы. Юридически это во многих случаях оформлялось отпускными грамотами, выдаваемыми отдельным лицам или целым деревням, в которых определялись условия и сроки выкупа сервами их личностных повинностей. Издавались и особые законодательные акты. Так, в 1315 г. Людовиком Х был издан ордонанс, согласно которому крепостные двух королевских бальяжей освобождались за выкуп от серважа. Выкупу подлежали такие повинности, как брачный и посмертный поборы, поголовное обложение и произвольная талья. Выкупные платежи вносились или сразу, или раскладывались на определенный срок в виде дополнительной ренты сверх поземельной.

Выкупив эти повинности, серв становился свободным человеком — вилланом. Он мог свободно вступать в брак и наследовать отцовское имущество, не подвергался произвольному обложению. Как держатель господской чиншевой земли, он был обязан вносить поземельный оброк и выполнять другие вилланские повинности. До подлинной свободы, однако, было еще далеко. Крестьяне оставались сословие неполноправными и находились под судебной властью сеньоров.

Процесс освобождения французского крестьянства растянулся на несколько столетий. Наиболее интенсивно он протекал в конце XIII- первой половине XIV в. Но юридически серваж был упразднен только буржуазной революцией.

Приобретение сервами личной свободы имело, несомненно, прогрессивное значение. Оно способствовало дальнейшему развитию сельскохозяйственного производства, создавало условия для хозяйственной инициативы и свободного передвижения населения. Но освободившийся от крепостной зависимости крестьянин подвергался не менее жестокой эксплуатации, чем прежний серв. Он был обязан платить королевские налоги, церковную десятину и возросшие оброки. Уплатив установленный обычаем чинш, крестьянин мог свободно распоряжаться землей — передавать ее по наследству, завещать, закладывать и даже продавать. Это создавало условия для мобильности населения и его социальной дифференциации. В деревне появилось много малоимущих и неимущих людей, которые вынуждены были наниматься к своим зажиточным односельчанам или уходить на заработки в город.

Дальнейшее усиление королевской власти. В конце XIII в. 3/ территории Франции находилось уже под непосредственной властью короля. Филипп IV Красивый (1285—1314) присоединил в результате династического брака богатую область Шампань, расположенную на северо-востоке страны, в династической связи находилось и королевство Наварра за Пиренеями. Он приобрел также крупный город Лион в верховьях Роны. Французский король успешно повел наступление на позиции Англии, все еще владевшей побережьем Бискайского залива. В результате умелых дипломатических и военных действий к домену Капетингов в начале XIV в. были присоединены часть Аквитании и земли по рекам Гаронне и Дордоне. Теперь за английским королем оставалась только узкая полоса побережья Бискайского залива от Сента до Пиренеев.

Менее успешной была попытка Филиппа IV завладеть Фландрией. Графство Фландрия лишь номинально входило в состав Французского королевства, и притом часть его территории принадлежала «Священной Римской империи». Это была высокоразвитая область со многими богатыми городами, в которых процветало суконное производство. (Брюгге, Гент, Ипр, Лилль и др.). В городах шла ожесточенная борьба между цехами и патрициатом. Граф Фландрии поддерживал цехи, чтобы с их помощью сломить господство патрициата и укрепить свою власть над городами. Филипп IV, ведя борьбу с графом, наоборот, поддержал патрициат и с его помощью занял крупные фландрские города и ввел в них свои войска. Но господство французов и непомерный налоговый гнет вызвали волну народных восстаний. Горожане Брюгге 18 мая 1302 г. напали на французский гарнизон и почти весь его истребили («Брюггская заутреня»). Их примеру последовали другие города. Филипп IV послал на усмирение городов большую армию из рыцарей и наемников. Но фландрские горожане и крестьяне в битве при Куртрэ 11 июля 1302 г. нанесли французским рыцарям решающее поражение. Сражение при Куртрэ, прозванное «Битвой шпор» (горожане сняли с убитых рыцарей около 4000 позолоченных шпор и развесили их в знак победы в соборе в Куртрэ), знаменовало начало заката рыцарства. Пехота, вооруженная пиками и другим примитивным оружием, разбила отборное рыцарское войско.

Французы вынуждены были оставить Фландрию. В дальнейшем, однако, Филиппу IV удалось захватить часть Южной Фландрии с городами Лилль и Дуэ и получить с городов небольшую контрибуцию.

Дорогостоящие войны привели к истощению королевской казны. В несколько раз была увеличена нерегулярная «королевская талья». С дворян и зажиточных горожан взимались деньги взамен военной службы, повышались вассальные платежи. Были введены акцизы на продажу соли, вина, пшеницы, что тяжело отразилось на положении низших слоев населения. Под видом «займов» и «помощи» король требовал с городов все новые платежи. За неуплату города лишались коммунальных вольностей и ставились под королевскую юрисдикцию. Филипп IV прибегал к принудительным займам денег у иностранных банкиров — евреев и ломбардцев. Чтобы избавиться от уплаты долгов, чужестранных банкиров изгоняли за пределы страны, а их имущество конфисковывали. Выпускалась неполноценная монета.

Столкновение с папой. Филипп IV нарушил старинные привилегии духовенства, обложив его налогами. Это привело к столкновению с папой Бонифацием VIII. В 1296 г. папа издал буллу, запрещавшую под угрозой отлучения от церкви облагать духовенство налогами, а духовным лицам без разрешения папы платить налоги. В ответ на это Филипп IV запретил вывозить из страны золото и серебро, лишив тем самым папу возможности получать с Франции какие-либо церковные платежи. Бонифаций VIII вынужден был снять свои угрозы. Но вскоре конфликт между королем и папой разгорелся с новой силой. На этот раз причиной спора явился вопрос о суверенитете.

Бонифаций VIII с большим упорством продолжал теократическую политику своих предшественников, которая была несовместима с независимостью отдельных национальных государств в Западной Европе. Папа и его сторонники доказывали, что в мире суверенна только одна власть — власть папы, полученная «от апостола Петра». Папа не подотчетен никакой земной силе, в то время как короли зависят от «наместника апостолов» на земле и могут быть отлучены им от церкви и лишены тем самым своего сана. Эта изжившая себя теория, не признававшая в принципе светского государственного суверенитета, давно уже перестала соответствовать реальному соотношению политических сил. Государственная централизация в Англии, Франции и других странах Западной Европы достигла такой степени, что королевская власть могла уже не считаться с папскими домогательствами на политическое верховенство и подчинить себе национальную церковную иерархию. Именно на такой путь вступил Филипп IV. Королевские легисты (знатоки законов) обосновывали ссылками на римскую правовую доктрину незыблемость права монарха, воля которого является законом для всех подданных, в том числе и лиц Духовного звания.

Чтобы заручиться широкой поддержкой всех влиятельных национальных сил в столкновении с папой, Филипп IV созвал в 1302 г. представителей трех сословий-духовенства, дворянства и горожан всей Франции (Генеральные штаты). Горожане и дворяне решительно поддержали короля против папы, духовенство заняло неопределенную позицию. Папа перешел в наступление и послал своего легата во Францию, чтобы на месте провозгласить отлучение короля от церкви. Но папский легат был по приказанию Филиппа IV арестован. Теперь король направил в Рим своих людей, чтобы организовать антипапские выступления и изгнать папу из Рима. Королевские агенты с навербованными наемниками напали на папскую резиденцию в городе Ананьи и захватили Бонифация VIII. Потрясенный нанесенными оскорблениями, престарелый папа вскоре умер. В 1305 г. на папский престол был возведен ставленник Филиппа IV архиепископ Бордосский под именем Климента V. Папство надолго попало в зависимость от французских королей. В 1309 г. папская резиденция была перенесена из Рима во французский город Авиньон (город был куплен папой за деньги и считался его собственностью), где она находилась в течение 70 лет («Авиньонское пленение»). Теперь французский король мог использовать папство как орудие своей политики. В частности, это позволило Филиппу IV с санкции папы расправиться с орденом тамплиеров, который находился под папским покровительством. Королевская казна задолжала этому богатому ордену огромную сумму, и, чтобы избавиться от долгов и завладеть его имуществом, тамплиеры были обвинены в ереси и идолопоклонстве. Под пыткой они «признались» в этих грехах и были осуждены на сожжение, а их имущество перешло в казну.

Возникновение сословной монархии. Оформившиеся при Филиппе IV Генеральные штаты стали более или менее регулярно действующим учреждением. В них были представлены три имущих сословия — духовенство, дворянство и горожане. Палата духовенства состояла из прелатов — архиепископов, епископов и аббатов, а также представителей от капитулов. Палата дворян включала только представителей средних и мелких феодалов. Герцоги и графы, приглашаемые персонально, появлялись на Генеральных штатах обычно в окружении короля. В палате третьего сословия, которая была наиболее представительной, заседали мэры и эшевены королевских городов, получавшие на это особые полномочия городских магистратов. Сословия заседали раздельно и принимали самостоятельные решения большинством голосов. На совместные заседания они созывались, только чтобы заслушать речь короля или его представителя. Обычно король считал себя связанным такими решениями, которые были одобрены двумя, если не всеми тремя сословиями, что бывало крайне редко из-за сословной розни. Генеральные штаты так и не закрепили своего положения конституционно. Созыв их зависел всецело от воли короля. Между сословиями не было согласия, каждое преследовало свои особые цели. Духовенство и дворянство стремились взвалить бремя налогов на третье сословие, которому они отказывали в равноправии. Королевская власть, играя на сословных противоречиях, добивалась угодных ей решений.

Генеральные штаты не имели строго определенных функций. Они рассматривали те вопросы, которые ставило перед ними правительство. Со временем их главной прерогативой стал финансовый вопрос — предоставление королю денежных субсидий. При отсутствии постоянных налогов король вынужден был часто обращаться к сословиям за финансовой помощью. Это позволило Генеральным штатам укрепить на время свое положение. В отдельных случаях они даже вступали в оппозицию к правительству. Но Генеральные штаты не стали органом, ограничивающим королевскую власть, и обычно следовали в фарватере королевской политики. Они не получили законодательных функций.

С появлением Генеральных штатов во Франции утвердилась новая форма феодального государства — сословная монархия, которая уже раньше установилась в Пиренейских государствах и Англии. Она являлась общей закономерной формой эволюции феодального государства на стадии превращения его из раздробленного в единое, централизованное. Подчиняя своему господству феодальных владетелей и свободные города, король вынужден был первое время делить с ними верховную власть, в частности испрашивать их согласия на обложение населения налогами. Вместе с тем возникновение сословной монархии ускоряло процесс политического объединения феодального государства. Решения сословно-представительных органов имели обязательную силу на всей территории страны, в том числе и в сохранявших еще свою автономию феодальных владениях. Это относилось в полной мере к французским Генеральным штатам в тех случаях, когда в них участвовали представители всех провинций государства.

Наряду с Генеральными штатами в отдельных областях Франции собирались провинциальные штаты, занимавшиеся по преимуществу вопросами налогообложения. Кроме того, созывались штаты ряда областей — отдельно для юга — Лангедока и для севера — Лангдойля. Нередко они собирались одновременно и заменяли собой Генеральные штаты.

Начало Столетней войны. В XIV—XV вв. Франция была ввергнута в самую длительную в истории войну, получившую название Столетней (1337—1453).

Главной причиной войны была борьба за юго-западные области Франции, где еще сохранялись английские владения. Национально-территориальное сплочение Французского государства не могло завершиться до тех пор, пока эти земли оставались в руках чужеземных королей. Поэтому война была для Франции справедливой, в то время как Англия преследовала захватнические цели, стремясь не только удержать свои владения, но и расширить их, вернуть давно утраченные территории.

Английский король пользовался в юго-западных областях поддержкой со стороны городов, заинтересованных в торговле с Англией, а также со стороны местной знати, не желавшей подчиниться усиливавшейся власти французского короля. Этим объясняется тот факт, что англичане даже в пору своих военных неудач могли удерживать за собой некоторые приморские территории.

Второй причиной войны было соперничество из-за Фландрии. Эта страна политически и этнически была связана с Францией. Французские короли не оставляли попыток завладеть богатыми фландрскими городами. Между тем сами города были заинтересованы в сохранении тесных торговых связей с Англией, откуда они получали сырую шерсть и куда сбывали готовые сукна. Таким образом, и здесь англичане пользовались поддержкой и даже финансовой помощью со стороны богатых городов.

Поводом к войне послужили династические притязания английского короля Эдуарда III на французский престол. Когда в 1328 г. умер последний представитель династии Капетингов Карл IV, Эдуард III, приходившийся ему племянником по материнской линии, заявил свои права на престол Франции. Но французская знать избрала королем Филиппа VI Валуа (1328—1350) — представителя боковой линии Капетингов. Тогда английский король начал готовиться к войне, чтобы с помощью оружия добиться французского престола и решить тем самым все спорные территориальные вопросы.

В первый период войны все преимущества оказались на стороне Англии, которая была гораздо лучше подготовлена в военном, дипломатическом и финансовом отношении. У англичан было больше союзников, и среди них немало французских феодалов. Английские войска были лучше организованы и сражались по единому плану, под командованием одного лица, в то время как французское рыцарство не подчинялось единому командованию, а каждое ополчение во главе со своим сеньором сражалось самостоятельно. Большую роль в английском войске играли лучники, навербованные из свободных крестьян, прекрасно владевших оружием. Меткие стрелы этих лучников поражали на далеком расстоянии рыцарей и лошадей. У англичан сильнее была артиллерия, применявшаяся уже в ту пору при осаде крепостей. Англичане умело использовали недостатки в тактике своего противника. Выдержав натиск плохо организованной рыцарской массы, они разъединяли рыцарей на отдельные группы, поражали лошадей и стаскивали с них рыцарей, чтобы брать их в плен. Выкуп за пленников был основным вознаграждением для победителей.

Англичане одерживали одну победу за другой. В 1340 г. они разгромили французский флот при Слейсе (у побережья Фландрии). В 1346 г. английские войска нанесли поражение французским рыцарям при Креси (на восток от Кале), а в следующем году завладели городом Кале, который стал их главным опорным пунктом на континенте. Дальнейшие наступательные действия англичан были перенесены на юго-запад. С моря они захватили все побережье Гиени и Гаскони. Сын английского короля Эдуард, прозванный «Черным принцем», стал наместником на захваченной территории Юго-Западной Франции и предпринимал грабительские набеги в центральные области страны, сжигая города и увозя добычу. В 1356 г., когда его отряд возвращался из очередной грабительской экспедиции, он был настигнут около Пуатье превосходящими силами французов во главе с королем Иоанном Добрым. В завязавшейся битве благодаря ловкому маневру лучников и конников победителями вышли англичане. Подавляющая часть французских рыцарей погибла или попала в плен. Среди пленников был и король Иоанн Добрый, который так и не возвратился на родину.

Парижское восстание 1356—1358 гг. Война обрушилась на французский народ ужасными бедствиями. Она велась главным образом силами наемных войск, которые вознаграждали себя в значительной степени грабежами и захватом добычи. Когда прекращались военные действия, бедствия населения не уменьшались, так как распущенные бригады наемников превращались в профессиональных грабителей. Бедствия народа усугубила эпидемия чумы, прокатившаяся по Франции, как и по другим странам Западной Европы, в 1348 г. Она унесла около 1/3 населения и причинила большой урон хозяйству.

Неудачи в войне и разгром французских войск при Пуатье возбудили среди населения страшное негодование. Дворян обвиняли в предательстве, а правительство в бездарности и неспособности защитить страну от врага. В таких условиях дофин (титул наследника престола) Карл, ставший регентом после пленения короля, созвал в 1356 г. Генеральные штаты, чтобы изыскать с их помощью средства для выкупа из плена короля и продолжения войны. Представители сословий, среди которых наибольшим влиянием в это время пользовались горожане, отказали правительству в финансовой помощи и потребовали коренных реформ — отставки королевских советников и назначения новых из доверенных лиц штатов, а также ликвидации всяких налоговых привилегий для высших сословий — дворян и духовенства. Дофин не согласился на эти требования и распустил штаты. Но правительство не могло уже справиться с создавшимся положением и даже потеряло контроль над столицей, где хозяевами стали революционные массы во главе с купеческим старшиной Парижа Этьеном Марселем. Дофин Карл вынужден был опять созвать Генеральные штаты, которые оказались еще более оппозиционными. Они потребовали передачи власти специальной комиссии, назначенной штатами, и установления строгого контроля за расходованием средств. Только при таких условиях Генеральные штаты обещали регенту требуемую финансовую помощь. Дофин вынужден был согласиться и обнародовать требования штатов в виде государственного закона («Великий мартовский ордонанс»). Власть фактически перешла к Генеральным штатам и назначенной ими комиссии реформаторов. Теперь Генеральные штаты имели право собираться три раза в год по собственному почину.

Карл попытался отказаться от навязанной ему опеки Генеральных штатов и восстановить свою власть. Но это вызвало восстание в Париже, которое возглавил Этьен Марсель. Вооруженные ремесленники захватили королевский дворец и перебили на глазах у дофина всех его приближенных, а ему самому удалось спастись только благодаря заступничеству Этьена Марселя. Власть перешла к революционному правительству во главе с Марселем. Карл вскоре бежал на север страны в город Компьен, туда же перебрались из Парижа и представители высших сословий Генеральных штатов. В стране образовалось два правительства — революционное в Париже и королевское в Компьене. Карл дофин готовился к осаде Парижа и начал строить на подступах к нему укрепления.

Жакерия. Бедствия крестьянства в Северной Франции достигли предела. Банды распущенных наемников (бриганды) нападали на беззащитных людей, грабили и убивали. Крестьяне не знали покоя ни днем ни ночью. Работая на полях, они вынуждены были оставлять в селе дозорных, а на ночь укрываться со своим небогатым скарбом в недоступных местах. Иногда крестьяне в порядке самообороны оказывали грабителям вооруженное сопротивление. Так случилось и 28 мая 1358 г. в одной из деревень провинции Бовези. Крестьяне убили 9 грабителей и, боясь мести со стороны их сообщников, решили не складывать оружия, призвав соседние деревни следовать их примеру. Началась одна из крупнейших крестьянских войн средневековья — Жакерия (Жак-простак-презрительная кличка крестьянина).

Восстание крестьян было обусловлено всем предыдущим развитием французской деревни в северных областях страны. Перевод крестьян на денежные повинности сопровождался усилением феодальной эксплуатации, росли налоги. Вследствие сокращения населения от эпидемии чумы («черной смерти») издавались законы о принудительном найме на работу на условиях низкой оплаты труда, существовавшей до эпидемии. Это тяжело отразилось на сельской и городской бедноте. Война усугубила — и до того тяжелое положение крестьян. В районах военных действий население постоянно подвергалось грабежам и насилиям. Прибавились новые тяготы — крестьян заставляли день и ночь работать на сооружении укреплений на дорогах, ведущих в Париж. Достаточно было одной искры, чтобы разгорелся пожар крестьянской войны в Северной Франции.

Восстание очень быстро охватило ряд областей на север от Парижа — Бовези, север Иль-де-Франса, Вермандуа, Пикардию, часть Шампани. Когда в Бовези собралось несколько тысяч повстанцев, у них появился свой «генеральный капитан» - Гильом Каль — крестьянин из деревни Мело. Это был способный крестьянский военачальник, пытавшийся создать из стихийно возникших отрядов единое боеспособное войско.

До нас не дошли какие-либо документы, излагающие программу восставших крестьян. Сформулированной программы, видимо, не было. Но о стремлениях восставших мы можем судить по их действиям. Они сводились к тому, чтобы «истребить всех дворян до единого» и тем самым избавиться от угнетателей. Это была «война недворян против дворян», как характеризовали ее современники. Как и другие крестьянские восстания средневековья, она не была направлена против феодальной монархии: на знаменах восставших красовалось изображение герба Валуа — цветок лилии.

В разгар крестьянского восстания к нему примкнули некоторые города — Бове, Мо, Санлис. Но там, где у власти стояла зажиточная городская верхушка, крестьяне не встретили никакой поддержки. Так было, например, в Компьене, за стенами которого укрылись многие дворяне. Этьен Марсель завязал сношения с руководителями Жакерии и хотел направить действия крестьян в выгодную для восставшего Парижа сторону — разрушить с их помощью выстроенные дофином для блокады столицы укрепления. Он послал с этой целью к Гильому Калю отряд из 300 парижан. Но в решающий момент этот отряд был отозван в Париж.

В начале дворян охватил панический страх, и они не могли оказать никакого сопротивления восставшим крестьянам. Потом, придя в себя, они обратились к Карлу Злому — наваррскому королю, претендовавшему на французский престол, чтобы он взял на себя руководство карательными силами дворян. Собрав около тысячи французских и английских рыцарей, Карл Злой двинулся против повстанцев. Гильом Каль не хотел сразу вступать в сражение с дворянами, считая, что его войско еще к этому не готово. Он предлагал укрепиться вблизи Парижа и действовать в союзе с восставшими парижанами. Но крестьяне отказались уйти с занятых позиций, говоря, что они вполне в силах «разбить дворянство». Увидя стройные ряды повстанцев. Карл Злой не решился с ходу вступить в бой, а предложил начать переговоры, чтобы усыпить их бдительность. Гильом Каль легковерно отправился к противнику, не взяв даже заложников. Вероломно захватив в плен крестьянского вожака. Карл Злой неожиданно напал на лагерь повстанцев. Многие были перебиты, остальные рассеяны. Гильома Каля подвергли мучительной казни. Повсюду началась дикая расправа с восставшими. Особенно пострадало население Бовези:

«Жители [этой области] были либо истреблены, либо изгнаны, а имущество их вконец разграблено», — рассказывает хроника. За две недели после поражения Жакерии погибло, по словам хроники, 20 тыс. крестьян. Резня продолжалась до середины августа, пока Карл дофин не объявил общей амнистии.

Франция и Англия в период Столетней войны.

Жакерия разделила судьбу всех крестьянских войн средневековья — она была потоплена в крови восставших. Причиной неизбежного поражения явились стихийность, разрозненность крестьянских выступлений, отсутствие единой организации. А главное, у крестьян не было руководящей силы и надежных союзников. Хотя дворяне подавили крестьянскую войну, тем не менее они должны были считаться с возможностью новых выступлений крестьян и отказываться от чрезмерного обременения их феодальными повинностями.

После разгрома Жакерии были сочтены и дни восставшего Парижа, у которого не было какой-либо действенной поддержки даже со стороны северных городов Франции. Пал престиж руководителя восстания Этьена Марселя. Когда стало известно, что его союзник Карл Злой ведет тайные переговоры с английским королем о разделе Франции, от него отвернулись даже прежние соратники. 31 июля 1358 г. Этьен Марсель был убит заговорщиками, а несколько дней спустя дофин Карл вступил без всякого противодействия в столицу. Он отменил все принятые Генеральными ш1атами постановления. Впредь Генеральные штаты могли собираться только по воле короля. Боясь повторения событий 1356- 1358 гг., дофин редко обращался к штатам, предпочитая изыскивать средства без их санкции.

Укрепление монархии. Военные успехи Франции во второй период Столетней войны. Народные восстания, потрясшие до основания государство, заставили французских феодалов сплотиться вокруг королевской власти и оказывать ей политическую и военную поддержку. Дофин Карл подписал в 1360 г. в Бретиньи мир с Англией, уступив ей всю юго-западную часть страны — Гас-конь, Гиень, Пуату, Лимузен, Перигор, а также город Кале. Эдуард III на этих условиях отказался от своих притязаний на французский престол. Таким образом, Франция потеряла все, что было приобретено со времени Филиппа II.

После смерти в английском плену Ионна Доброго Карл дофин стал королем под именем Карла V (1364—1380). Он провел реформу обложения и начал регулярно без санкции Генеральных штатов собирать прямой налог. Наличие финансовых средств позволило содержать постоянное наемное войско, хорошо обученное и вооруженное. Были созданы артиллерия и флот, установлено единое военное командование. Когда в 1369 г. возобновились военные действия, французы начали одерживать победы над англичанами. Большую роль при этом играла широкая поддержка населения в районах военных действий. Возглавлявший французскую армию талантливый полководец Бертран Дюгеклен — выходец из бретонского рыцарства — умело применял тактику мелких сражений, изматывая силы противника. При этом действия с фронта комбинировались с нападениями с тыла, предпринимаемыми мелкими партизанскими группами. К 1380 г. у англичан осталась только узкая полоска на побережье с городами Бордо, Байон-на, Шербург, Брест, Кале.

Феодальные усобицы и народные восстания. При Карле VI (1380—1422), вступившем на престол малолетним, а затем впавшем в безумие, государством попеременно правили под видом регенства две соперничавшие придворные клики знати. Одну из них возглавлял дядя короля герцог Бургундский (бургундионы), другую — брат короля герцог Орлеанский (арманьяки — по имени графа Арманьяка, задававшего тон в этой партии). Враждующие клики, захватывая власть, устраивали расправу над своими противниками. От междоусобий больше всего страдали массы населения, подвергавшиеся грабежам и налоговому гнету, что вызвало ряд народных восстаний, направленных главным образом против непомерных налогов.

В ответ на введение правительством чрезвычайных налогов в 1382 г. вспыхнули волнения в южных городах, которые затем распространились и на Северную Францию. Ремесленники и городская беднота Руана на несколько дней захватили власть в городе и объявили об отмене налогов. Их примеру последовали горожане Амьена, Сен-Кантена, Лана, Реймса, Орлеана. Особенно широкий размах приняли волнения в Париже. Парижские ремесленники, поденщики и мелкие торговцы овладели ратушей и, вооружившись свинцовыми молотами, начали убивать сборщиков налогов и других чиновников, разрушать дома ростовщиков, купцов и дворян, освобождать из тюрем заключенных (восстание «молотил»). Правительство, оказавшись бессильным подавить восстание, было вынуждено отменить на время новые налоги. Позже соляной налог (габель), а также акцизы на другие продукты были восстановлены.

Вслед за горожанами поднялись крестьяне: в 1382 г. в южных областях вспыхнула крестьянская война, превосходившая по своим масштабам Жакерию. Крестьян в ряде мест поддержали горожане. Восставшие, которых называли тюшенами (видимо, «лесные» партизаны), выступали против новых налогов. Но вскоре восстание приобрело открыто антифеодальный характер; оно было направлено против всех эксплуататоров — дворян, духовенства, «всех, кто не имел мозолистых рук». Некоторое время тюшены фактически являлись господами положения на значительной территории юга. Восстание было подавлено только в 1384 г., но волнения продолжались вплоть до 1390 г.

В стране не прекращались феодальные распри. Особенно страдало от них население Парижа. В 1413 г. снова восстали парижские ремесленники и мелкие торговцы под предводительством скотопромышленника старшины цеха живодеров Симона Кабоша. Завладев Бастилией, восставшие стали диктовать свою волю правительству. Были созваны Генеральные штаты, на которых особым влиянием пользовались представители Парижа — магистры университета, купцы и промышленники. Это был единственный случай, когда заседания сословий происходили совместно. Результатом деятельности Генеральных штатов явилось издание правительством «Кабошьенского ордонанса», напоминавшего «Великий мартовский ордонанс» 1357 г. В нем содержались предписания против злоупотреблений чиновников. Крестьянам разрешалось вооружаться для обороны от грабителей и не считаться с правом сеньориальной охоты на дичь. Обещались разные административные реформы. Однако ордонанс остался только благим пожеланием. Вскоре в Париж вступили арманьяки и учинили расправу над восставшими. «Кабошьенский ордонанс» был отменен.

Наступление англичан. Патриотическое движение. Жанна д'Арк. В то время когда во Франции с новой силой разгорелась междоусобная борьба бургундионов с арманьяками, на севере высадилась тридцатитысячная армия англичан. Возобновилась война. В 1415 г. англичане одержали победу при Азенкуре (Фландрия), уничтожив и пленив десять тысяч французских воинов. Бургундский герцог, оттесненный от власти арманьяками, вступил в открытый союз с английским королем Генрихом V. Противник занял Париж. В 1420 г. между французским и английским королями был подписан мир в Труа, согласно которому Генрих V, вступив в брак с дочерью Карла VI, становился регентом Франции, а после смерти своего тестя должен был занять французский престол. Когда в 1422 г. внезапно умер Генрих V, а за ним и слабоумный Карл VI, королем Франции был объявлен десятимесячный сын Генриха V — Генрих VI. Фактически же всеми делами во Франции руководил регент — английский герцог Бедфорд.

Англичане оккупировали всю Северную Францию. На юго-западе им принадлежала Гиень. Центральная часть и юг страны оставались под властью дофина Карла, который провозгласил себя королем Франции Карлом VII (1422—1461). Его резиденцией был город Бурж. Англичане развернули наступление в районе Луары и осадили Орлеан. Во Франции понимали, что под Орлеаном решается судьба страны: взяв эту ключевую крепость, противник устремился бы на юг и удержать его было бы уже невозможно. Поэтому на борьбу с врагом поднялись широкие массы населения. Началась партизанская война в ряде северных областей страны — в Нормандии, Пикардии, Мэне. Создавались партизанские отряды из крестьян, горожан, мелких рыцарей. Эти отряды, вооруженные самым примитивным оружием, нападали на англичан, устраивали засады, громили обозы, держали противника в постоянном напряжении. Англичане были бессильны подавить это движение.

Наиболее ярким проявлением народного патриотизма было выступление Жанны д'Арк, крестьянской девушки из деревни Домреми на границе Шампани и Лотарингии. Бедствия войны докатились и до этой далекой окраины. Семнадцатилетняя Жанна тяжело переживала оккупацию страны англичанами. Ей казалось, что именно она предназначена спасти свою страну от врага (в то время в народе ходил слух, что такая дева-героиня должна появиться). Когда распространились вести, что англичане осадили Орлеан. Жанна д'Арк решила отправиться к Карлу VII для спасения осажденного города. С большим трудом девушке удалось убедить местные власти предоставить ей коня и сопровождение для далекого и рискованного путешествия в Бурж, еще труднее было пройти через территорию, занятую бургундцами и англичанами. Она была принята королем с недоверием, однако он решил в конце концов удовлетворить ее просьбу, так как слух о миссии героини-девы успел уже распространиться в Орлеане.

Жанна д'Арк во главе большого отряда в окружении лучших военачальников направилась на помощь осажденному городу. Ее появление воодушевило французское войско и вселило надежду на победу/ Французы начали теснить англичан, захватывая одно за другим укрепления противника, построенные для блокады города. 8 мая 1429 г. англичане ушли из-под Орлеана. Это был решающий перелом в ходе Столетней войны. Оттеснив противника от Луары, французское войско под предводительством «Орлеанской девы» направилось к Реймсу, где обычно происходила коронация французских королей. В Реймском соборе Жанна д'Арк торжественно возложила на голову Карла VII кс.рону французских королей. Тем самым была окончательно узаконена его власть и подчеркнута противозаконность оккупации англичанами Парижа и многих областей Франции. Необычайно возросла популярность Жанны. В народе ее ставили выше самого короля, что задевало его самолюбие и вызывало недоверие к этой простой девушке. Завистники искали возможность погубить героиню. Весной 1430 г. Жанна д'Арк с небольшим отрядом направилась на выручку осажденного города Компьена. Во время неудачной вылазки она попала в плен к бургундцам. Бургундский герцог продал Жанну за 10 тыс. ливров англичанам, которые устроили над ней в Руане суд инквизиции. Суд, на котором председательствовал французский епископ Кошон, обвинил Жанну в ереси и колдовстве и приговорил к сожжению. Карл VII ничего не сделал, чтобы спасти Жанну д'Арк. Она была сожжена 30 мая 1431 г. Только через 25 лет Карл VII распорядился пересмотреть ее дело. Героиня была посмертно реабилитирована.

Казнь Жанны д'Арк не изменила хода войны, как надеялись англичане. Французские войска продолжали успешно наступать. Были освобождены Париж, Руан, Бордо. Бургундский герцог, видя безнадежность положения своего английского союзника, пошел на примирение с Карлом VII, впрочем на весьма выгодных для себя условиях: он сохранил все приобретенные владения и получил ряд новых на Сомме и в других местах.

Правительство Карла VII провело ряд реформ, способствовавших усилению боеспособности французских войск. Был установлен твердый порядок в отрядах королевских наемников, создано постоянное войско «свободных стрелков», комплектуемое на основе рекрутского набора (по одному солдату с пятидесяти дворов; в мирное время солдаты жили дома и были освобождены от налогов). Значительно были увеличены артиллерия и флот. Средства для содержания армии правительство получало за счет непомерного увеличения налогов, прямых и косвенных. В 1439 г. Генеральные штаты одобрили взимание постоянной тальи. С тех пор они потеряли всякое значение и фактически сошли с политической сцены.

К 1453 г. французская территория была освобождена от англичан и военные действия прекратились. Англия сохранила на континенте только город Кале, который удерживала до 1559 г.

Развитие сельского хозяйства, ремесла и торговли. Война принесла невиданные опустошения. Особенно пострадали северные области. В разрушенных и сожженных городах почти не осталось жителей. Правительство и феодалы были вынуждены предоставлять крестьянам льготы, чтобы заселить опустошенные территории. В 1451 г. были освобождены от налогов на восемь лет крестьяне, возвращавшиеся на заброшенные земли. Сеньоры, чтобы привлечь поселенцев, понижали на время чинш до 1/в-/iz урожая. Но когда хозяйство было восстановлено, феодалы стали возрождать старые порядки, отменялись добытые во время войны крестьянские вольности. Крестьянам запрещали создавать коммуны и иметь вооруженную охрану. В то же время усилился государственный налоговый гнет. К концу XV в. королевская талья увеличилась в 3 раза.

Во второй половине XV в. в экономике Франции наблюдался значительный прогресс. Из страны начали экспортировать хлеб и другие продукты. В ряде городов развивалось производство су-кон и тонких шерстяных тканей. В Лионе и Type производились шелковые ткани, в Пуату и Бретани — полотняные. Увеличилась добыча и обработка металлов. В стране появилось книгопечатание. Лионская ярмарка приобрела международное значение. Крупные портовые города — Бойона, Марсель, Бордо, Ла-Рошель — вели оживленную торговлю с европейскими и восточными городами. Особенно поднялось значение средиземноморской торговли.

Рост внутренних торговых связей, усилившееся общение между отдельными областями способствовали политическому сплочению страны.

Завершение политического объединения Франции. Победа Франции в Столетней войне создала предпосылки для завершения ее политического объединения и государственной централизации. Еще до окончания войны был введен постоянный прямой налог — талья — и создана регулярная армия. Королевская власть тем самым получила возможность проводить независимую от воли феодальных магнатов политику и лишить их политической автономии. Эти задачи предстояло решить Людовику XI (1461- 1483), прозванному «всемирным пауком» за его дипломатическую ловкость и умение завлечь своих противников в западню с помощью интриг, хитрости и обмана. Главным противником Людовика XI был бургундский герцог Карл Смелый, под властью которого находились, кроме герцогства Бургундии, графство Бургундское (Франш-Контэ), Пикардия и Нидерланды. Уже вскоре после вступления на престол Людовик XI столкнулся с организованной оппозицией знати, создавшей союз под демагогическим названием «Лига общественного блага». Вошедшие в лигу принцы, герцоги и графы добивались установления своего контроля над государственным управлением и финансами. Но чтобы привлечь на свою сторону широкие круги дворянства, духовенства и простого народа, они заявляли, что борются «против притеснений и обид, причиняемых церквам, дворянам, а также бедному люду».

Военное столкновение с войском лиги около Парижа не принесло королю победы. Правда, фрондирующим принцам не удалось войти в столицу, так как против них было население Парижа. Людовик XI начал действовать дипломатическими методами. Заключив на тяжелых условиях мир с лигой, он с помощью уступок и обещаний внес в нее раскол. Лиге, распалась. Теперь король мог справиться поодиночке с каждым из своих противников, в том числе и с таким могущественным, как Карл Смелый. Этот безрассудно храбрый и отважный герцог, мечтавший возродить Бургундское королевство, как государственный деятель не шел ни в какое сравнение с Людовиком XI. Король умело использовал слабости своего врага. В насильственно сколоченном «Бургундском государстве» не прекращались сепаратистские движения, и Людовик XI через своих агентов всячески их подогревал и поддерживал материально. Чтобы избежать рискованного военного столкновения, король отправился к своему противнику с «дружеским визитом» и согласился на унизительные условия мира, дав обещание помочь подавить восстание в городе Льеже, которое инспирировали его агенты. В 1474 г. против Карла Смелого поднялись лотарингцы и швейцары, получившие финансовую помощь от французского короля. В битве при Нанси (1477 г.) бургундский герцог погиб, и созданное им государство распалось. Герцогства Бургундия, Нивернэ и Пикардия были присоединены к Франции. Нидерланды достались дочери Карла Смелого Марии, вышедшей замуж за Максимилиана Габсбурга, избранного позже на престол «Священной Римской империи». Бургундское графство (Франш-Контэ) было захвачено швейцарцами, но позже перешло к Максимилиану I Габсбургу.

С падением «Бургундского государства» на пути политического объединения Франции не оставалось больше серьезных преград. В 1481 г. был присоединен Прованс с весьма важным торговым центром на Средиземном море — Марселем. При сыне Людовика XI Карле VIII в 1491 г. в результате династического брака было присоединено герцогство Бретань (окончательно оно лишилось независимости в 1532 г.). После этого вне Французского государства все еще оставались французские этнические территории — Лотарингия, Франш-Контэ, Савойя и Руссильон, присоединение некоторых из них затянулось вплоть до XIX в.

При Людовике XI были заложены основы абсолютистского национального государства во Франции. Жестоко расправляясь со своими политическими противниками, король привел к покорности всю феодальную знать. В своей политике он опирался на дворян и зажиточных горожан, которых привлекал на государственную службу. В то же время Людовик XI ограничивал городское самоуправление и усиливал налоговое бремя в городах. Был укреплен государственный бюрократический аппарат. Генеральные штаты созывались при Людовике XI только один раз и потеряли всякое реальное значение. Государство покровительствовало развитию национальной промышленности и торговли. Создавались новые отрасли ремесла, как например шелкоделие; с этой целью из Италии приглашали квалифицированных мастеров. Строились и улучшались дороги. Принимались меры для активизации внешней торговли, в частности по Средиземному морю через Марсель.

В итоге социально-экономического, этнического и политического развития Франции в эпоху развитого феодализма оформилась в основных контурах французская нация. К концу XV в. различия между северофранцузской и провансальской народностями значительно сгладились и страна представляла собой одно этническое целое. На основе парижского диалекта сформировался единый северофранцузский литературный язык, который со временем стал общефранцузским литературным языком. Французское государство стало этнически однородным и политически прочным и могло притязать на одно из первых мест в системе сложившихся к тому времени в Западной Европе межгосударственных отношений.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

#1 написал: Sub-Zero (Гости) (19 февраля 2012 21:54)
Мне понравилось,помогло с докладом laughing
#2 написал: OlgaPoluda (Гости) (4 марта 2012 00:12)
Спасибо за информацию) wink

 

Www.IstMira.Com