Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ИТАЛИЯ В XVI — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.

Итальянские войны. С 1494 г. Италия переживала тяжелые времена: французские, а несколько позднее испанские и имперские войска обрушились на славившуюся своими богатствами, но политически раздробленную страну. С середины XV в. на Апеннинском полуострове существовало неустойчивое равновесие между крупнейшими государственными образованиями — Венецианской республикой, Миланским герцогством, Флорентийским государством и Неополитанским королевством, которое к концу XV в. было нарушено. Обострились отношения между Неаполем и Венецией, Миланом и Неаполем и пр.

Начало так называемым итальянским войнам, длившимся 65 лет (1494—1559), положил поход французского короля Карла VIII (предварительно возобновившего старый союзный договор с миланским герцогом Лодовико Моро) с целью завоевания Неаполитанского королевства.

Пройдя с войском, состоявшим из французов, швейцарских и немецких наемников, через всю Италию и не встретив практически нигде сопротивления. Карл торжественно вступил в Неаполь (февраль 1495 г.). Однако образование лиги, в которую входили, кроме Венеции, Милана и папы, также германский император Максимилиан и испанский король Фердинанд Арагонский, побудило Карла VIII спешно покинуть Италию. Отныне Италия превратилась в объект борьбы между иностранными державами.

 

Савонарола. Унизительные условия мира, который предложил Карлу VIII тиран Флоренции Пьеро Медичи, вызвали осенью 1494 г. народное восстание. Пьеро был изгнан, и республика восстановлена. Огромное влияние на самые широкие слои населения приобрел доминиканский монах Джироламо Савонарола. В своих страстных проповедях он обличал пороки папы Александра VI Борджа, заслужившего печальную известность своими злодеяниями и распутством, требовал реформы церкви — возвращения ее к временам раннего христианства. В его проповедях звучали и социальные мотивы — призыв к унижению богачей и возвышению бедняков. В городе была проведена, в значительной мере под влиянием Савонаролы, демократизация управления, носившая весьма умеренный характер. Политическими правами обладали только члены цехов. Савонаролу поддерживали средние слои торговцев и ремесленников (так называемая партия плакс) и плебейские низы. Был установлен подоходный налог на недвижимое имущество, ростовщики изгнаны из Флоренции и создан ломбард, выдававший мелкие ссуды за незначительный процент.

Савонарола, не сомневавшийся в том, что его миссия ниспослана ему свыше, призывал к покаянию и очищению нравов. Участники религиозных процессий, сменивших красочные праздники, сжигали «предметы светской суеты» — богатые одежды и

500

 

Итальянские войны.

украшения, «безнравственные» книги и произведения искусства. Экономическое положение Флоренции ухудшилось (отчасти вследствие войн), закрылись многие предприятия, в городе царили голод и безработица. Против Савонаролы выступал патрициат;

своих сторонников, разочаровавшихся в принятых по его настоянию половинчатых мерах, он постепенно утрачивал. Бегство из Италии Карла VIII, на которого Савонарола возлагал большие надежды в отношении реформы церкви, еще более подорвало его положение. В 1497 г. он был отлучен от церкви. Савонарола, не признавший своего отлучения действительным, призывал к созыву церковного собора с целью низложения папы, «этого еретика и неверного». Флорентийское правительство, опасаясь конфликта с папой, приказало схватить Савонаролу, который

501

в мае 1498 г. был после суда сожжен на центральной площади Флоренции. В 1512 г. Медичи вернулись во Флоренцию.

 

Дальнейший ход итальянских войн. Вскоре в войнах начали принимать активное участие Испания и империя, вмешались также Англия и Швейцарский союз. Расстановка сил непрестанно менялась. Мелкие итальянские государства в зависимости от своих интересов поддерживали то одну, то другую сторону. Независимость Италии рухнула в течение нескольких лет. Военные действия шли с переменным успехом. В 1515 г. войска французского короля Франциска I одержали победу при Мариньяно, вблизи Милана. А 10 лет спустя германо-испанские войска Карла V (I) разгромили французов в битве при Павии. Франциск I попал в плен и был вынужден отказаться от своих завоеваний.

Усиление Карла V побудило папу, Флоренцию, Милан и Венецию вступить в лигу, созданную Франциском I. Однако вследствие противоречий между отдельными итальянскими государствами, проявлявшихся во взаимной подозрительности и недоверии к собственным военачальникам, силы лиги действовали крайне нерешительно. Испано-германские войска Карла V в мае 1527 г. взяли Рим. Во время восьмидневного беспощадного грабежа Рима погибло около 12 тыс. человек, часть города была полностью разрушена. Папе пришлось капитулировать на тяжелых условиях.

 

Народные восстания. Вторжение французских и испанских феодалов, преследовавших цель подчинить Италию, грабеж страны дворянами и бандами наемников не могли оставить безучастным население. В это время широкое распространение получило осознание национальной общности итальянцев. В Генуе, Равенне, Брешии и некоторых других городах происходили волнения. Самым мощным из них было восстание, вспыхнувшее во Флоренции в мае 1527 г., после известия о разграблении Рима. Восстание было направлено как против Медичи, резко увеличивших налоговое бремя и стремившихся сделать свою власть неограниченной, так и против иноземных завоевателей. Во Флоренции была восстановлена республика. Вскоре управление городом перешло в руки радикально настроенных ремесленников и торговцев, опиравшихся на широкие круги горожан. К восставшему городу подошло сорокатысячное войско, состоявшее из немецких и испанских солдат императора, а также отряда папы Климента VII (происходившего из рода Медичи). Им противостояла всего лишь тринадцатитысячная флорентийская армия, но на защиту своей свободы поднялись сами горожане. С целью обороны города новое правительство заставило патрициев платить принудительные займы, обложило налогами духовенство, продало конфискованное имущество бежавших приверженцев Медичи. Строительством фортификационных сооружений руководил Микеланджело. После героической одиннадцатимесячной обороны Флоренции, когда в военных стычках, от голода и эпидемий погибла почти треть населения, Флоренция в августе 1530 г. пала. Последняя попытка восстановить респуб—502

лику окончилась неудачей. С помощью Испании Медичи окончательно утвердились во Флоренции. Вскоре они получили титул

герцогов.

 

Мир в Като-Камбрези. Последние походы французских королей окончились неудачей и не изменили сложившегося в пользу Испании соотношения сил. По мирному договору, заключенному в 1559 г. в Като-Камбрези (Франция), за Испанией были признаны весь юг Италии (Неаполитанское королевство), Сицилия, Сардиния, на севере — Миланское герцогство, включавшее почти всю Ломбардию. У Франции осталась в Италии лишь одна небольшая область — маркграфство Салуццо. Некоторые мелкие итальянские государства, поддерживавшие во время войн Испанию, добились ценой своего предательства территориальных приращений за счет соседей: герцог Савойский получил значительную часть Пьемонта, за графом Мантуи было подтверждено владение маркграфством Монферрато, а за Генуей — Корсикой.

 

Испанское господство. Почти половина Италии оказалась под властью Испании. В Неаполитанском королевстве и в Сицилии власть сосредоточилась в руках вице-королей, в Миланском герцогстве — губернатора. Местные учреждения утратили всякое значение. Особенно тяжело испанское владычество отразилось на состоянии Южной Италии и Сицилии. Испанское правительство настойчиво проводило политику укрепления существовавших здесь феодальных порядков. Ему удалось усмирить баронов Неаполитанского королевства, но в то же время оно щедро осыпало их и церковь привилегиями. Почти все города были превращены в феоды и распроданы баронам. Поскольку испанские Габсбурги рассматривали Неаполитанское королевство как один из источников средств, необходимых для установления своей гегемонии в Европе, размер прямых налогов, от которых были освобождены дворянство и духовенство, неуклонно увеличивался.

Таким образом, крестьяне испытывали двойной гнет: платили феодальную ренту и налоги. Обширные территории пришли в запустение. Площадь пастбищ увеличилась за счет сокращения посевов зерновых. С юга по-прежнему ввозили в Северную Италию и даже вывозили в другие страны зерно, шерсть и прочие сельскохозяйственные продукты, что было возможно лишь вследствие нищеты населения, низкого уровня их потребления в самом Неаполитанском королевстве.

В области, находившиеся под непосредственной властью Испании, переселилось немало испанских грандов. Местное дворян-ство сблизилось с пришлым; итальянские дворяне стремились породниться с испанцами, подражали испанским обычаям и модам. Испанские власти увеличивали ряды дворянства путем широкой раздачи и продажи титулов, феодов и должностей при дворах и в бюрократическом аппарате. Бывшие буржуа охотно приобретали дворянские титулы и земельные владения, которые были средством не только наиболее обеспеченного применения капитала, но

503

и возвышения на социальной лестнице. Пришлое и местное дворянство служило классовой опорой господства Испании.

В то же время во второй половине XVI в. шел процесс укрепления ряда сохранившихся мелких абсолютистских государств. Наиболее крупным и сильным из них являлось Тосканское герцогство, включавшее всю Тоскану, кроме небольшой республики Лукки. В 1569 г. Козимо Медичи добился у папы титула великого герцога Тосканского. Великие герцоги создали большой бюрократический аппарат и постоянное войско. Политика герцогов носила противоречивый характер. С одной стороны, она была направлена на защиту тосканской промышленности от иностранной конкуренции (запрещение или затруднение ввоза сукон и шелковых тканей, металлических и стеклянных изделий и пр.) и поощрение вывоза тосканских товаров. Это содействовало развитию рынка в рамках всего герцогства. С другой стороны, герцоги подвергали промышленность и торговлю строгой регламентации и использовали свою власть для личного обогащения: они ввели монополии на добычу железа, торговлю солью, сами вывозили в широких масштабах зерно и т. п.

В Генуе и Венеции сохранялся республиканский строй. Во время итальянских войн Генуя умело использовала в своих интересах борьбу между Испанией и Францией, которым так и не удалось подчинить себе этот крупный политический и экономический центр. Правившее республикой родовитое дворянство (ьобили), сохраняя свои земельные владения, втянулось в то же время в международную торговлю и банковские операции. После Като-Камбрезийского мира оно сблизилось с Испанией. Генуэзские банкиры (государственный банк св. Георгия) ссужали испанскую корону столь крупными денежными суммами, что заняли господствующие позиции в сфере испанских финансов.

Венеция, по-прежнему представлявшая собой аристократическую республику, отстояла свою полную самостоятельность. Однако ее политическое положение было весьма затруднительным: усилия Венеции были направлены на то, чтобы, с одной стороны, оказать сопротивление все более грозному натиску турок, с другой — удержать хотя бы часть своих прежних континентальных владений. Зажатая между землями испанских и австрийских Габсбургов, Венеция в поисках опоры против Испании вступила в более тесные сношения с Францией.

Единственным государством, которое постепенно усиливалось, являлась Савойя. Герцоги Савойи умело лавировали между Испанией, Францией и Римом, стремясь, по отзыву венецианского посла, «прослыть равным образом друзьями как Франции, так и Испании». В Савойе утвердился абсолютизм, органы сословного представительства и городские вольности были ликвидированы. Герцоги образовали на основе ограниченного рекрутского набора небольшую, но дисциплинированную постоянную армию, упорядочили организацию финансов, оказывали покровительство сельскому хозяйству (в особенности выращиванию тутовых деревьев), которое начало успешно развиваться. Крестьяне за выкуп получили освобождение от личной зависимости, но без земли.

 

Состояние итальянской экономики во второй половине XVI в.

Во время итальянских войн страна подвергалась грабежам сражавшихся на ее территории войск. Тем не менее это не привело к серьезному упадку экономики. Купцы и финансисты Генуи, Флоренции и некоторых других итальянских государств даже в это время играли видную роль на международном рынке.

Во второй половине XVI в., когда на Апеннинском полуострове воцарился мир, наступил новый подъем промышленности, торговли и банковского дела. Международная ситуация складывалась в это время благоприятно для Италии: нидерландцы восстали против испанского владычества, во Франции бушевали гражданские войны, Англия была поглощена соперничеством с Испанией в сфере экономики и политики. Тесная связь с Испанией имела в это время для Италии не только отрицательные последствия: отдельным итальянским государствам удалось извлечь из нее и выгоду. Генуэзцы и флорентийцы прочно обосновались в южноиспанских городах; они вывозили из Испании тонкорунную шерсть, кожи, металлы; генуэзцы не только давали Испании займы, но и активно участвовали в торговле с Америкой. В Испанию и ее колонии стали вывозиться итальянские товары.

Оживилась и торговля венецианцев (пострадавших от великих географических открытий) по Средиземному морю с Левантом. Позднее венецианцы начали торговать и со странами Среднего Востока. Несмотря на монополию Португалии в торговле в Востоком, венецианцам удавалось тайком, иногда с помощью подкупа португальских чиновников вывозить в Европу перец и другие пряности, спрос на которые резко возрос.

В некоторых городах Северной и Центральной Италии сохранились даже раннекапиталистические формы производства (в первую очередь во Флоренции). Однако рост промышленности в передовых странах Европы заставил итальянских предпринимателей приспособиться к новой ситуации. Во Флоренции, кроме возросшего производства тонких сукон, начали выделывать легкие, более дешевые шерстяные ткани. Подъем суконной промышленности наблюдался также в Венеции, Милане и некоторых других городах. На втором месте стояло производство разнообразных шелковых тканей, парчи, бархата, которые охотно покупали в Испании, Франции, Англии, на Востоке. Этими тканями (в частности, золотой парчой) особенно славилась Флоренция, но широкий сбыт находили и ткани Генуи, Лукки, Милана. Венецианские предметы роскоши (стеклянные изделия, зеркала, кружева) пользовались большим спросом во всей Европе. Венеция превратилась в крупный центр книгопечатания — в ней имелось 113 типографий. Успешно развивалось судостроение Венеции и Генуи.

Несмотря на подъем хозяйства, во второй половине XVI в.

505

предприниматели, купцы, банкиры Флоренции и других городов, не находившихся в зависимости от Испании, все чаще изымали часть своих средств из торговли и промышленности и вкладывали их в недвижимость. Начавшаяся в XV в. скупка земель приняла в это время большие масштабы. Обладание земельной собственностью гарантировало купцам и предпринимателям не только высокие доходы, но и право на получение дворянских титулов.

Другим выгодным занятием были различные финансово-ростовщические операции: предоставление денежных ссуд, откуп государственных налогов и пр.

Некоторые сдвиги произошли в сфере сельского хозяйства в Северной и Средней Италии: расширялись насаждения тутовых деревьев, вводились новые культуры — рис и кукуруза. Но в целом в деревнях этих областей уже в XVI в. началась феодальная реакция. Повышение спроса на землю и то обстоятельство, что у итальянских крестьян отсутствовало право наследственного держания надела, давали крупным землевладельцам возможность дробить землю на мелкие участки, которые сдавались в аренду крестьянам на обременительных условиях. Испольщина (медзад-рия), получившая уже в предшествовавший период широкое распространение в Тоскане, стала теперь в Центральной и Северной Италии основным видом аренды.

На испольщика возлагались, согласно условиям арендного договора, все хозяйственные издержки. Он был обязан также вносить улучшения в хозяйство: насаждать виноградники, фруктовые и тутовые деревья, сеять рис и пр. Собственник земли имел право надзирать за ведением хозяйства арендатором и даже вмешиваться в его хозяйственные распоряжения. Испольщики получали у владельца земли ссуду семенами, скотом, сельскохозяйственными орудиями или же деньгами. Но отдавая значительную часть урожая (как правило, половину) землевладельцу и платя обременительные государственные налоги, испольщики часто не имели возможности возвратить полученную ссуду и выполнить предусмотренные договором обязательства. Покинуть землю до полного расчета с владельцем испольщики не могли: за бегство им грозило тюремное заключение. В то же время собственник земли пользовался правом в любой момент расторгнуть договор и изгнать испольщика с арендуемого участка.

К уплате значительной доли урожая уже ранее прибавились приношения различными продуктами, а в XVI в. — даже барщина:

ремонт дорог, посадка деревьев и виноградных лоз на земле господина, за пределами арендуемого участка. В некоторых областях Италии, прежде всего в Тоскане, подчас испольщики не имели права вступать в брак без согласия господина. Подобные формы аренды, переходные от феодальной к капиталистической (но в большей степени феодальной), стабилизировались и сохранялись и в дальнейшем, на протяжении столетий.

В Южной Италии и Сицилии по-прежнему господствовали ти-

506

пично феодальные отношения. Крестьяне несли барщину и платили всевозможные обременительные поборы, в число которых входили поборы за домашнюю птицу, за выпас скота, платежи, связанные с баналитетными правами феодалов. Зачастую размер побора определялся сеньором по своему усмотрению. Судебная власть над крестьянами находилась в руках всемогущих сеньоров. Однако прикрепление значительной части крестьян к земле фактически исчезло.

 

Высокое и Позднее Возрождение. Двумя последними стадиями в развитии культуры Возрождения являлись Высокое Возрождение — время наивысшего расцвета живописи, скульптуры, зодчества (конец XV- первые 30 лет XVI в.) — и завершивший Ренессанс период Позднего Возрождения (До конца XVI в.).

С конца XV — начала XVI в. наступил этап, когда назрела необходимость синтеза всех достижений Раннего Возрождения, когда гуманистические принципы, составлявшие идейную основу ренессансного искусства, получили в нем наиболее полное воплощение. Именно в культуре Высокого Возрождения особенно ярко выразилось представление о величии человека, его высоком достоинстве и предназначении.

Возрождение достигло своего апогея в тяжелое для страны время — первые десятилетия итальянских войн. Вторжение чужеземных завоевателей способствовало формированию национального самосознания в среде широких слоев населения. Расширение кругозора людей эпохи великих географических открытий также характерная черта времени, которое породило, по выражению Энгельса, «...титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености»'.

Наиболее универсальным из этих титанов был Леонардо да Винчи (1452—1519) -художник, скульптор, архитектор, теоретик искусства, математик, физик, анатом, физиолог, геолог, астроном. Он являлся автором первых проектов летательных аппаратов, гидротехнических сооружений, разнообразных станков; почти все области науки Леонардо обогатил гениальными догадками. Наука, по его убеждению, должна основываться на опыте, который представляет собой единственный источник знания. Вместе с тем наука и искусство для Леонардо неразделимы: в своих занятиях наукой он был художником, а в искусстве — ученым; то и другое было для него средствами познания мира.

Леонардо родился в местечке Винчи, около Флоренции, и как художник сформировался во Флоренции. Из его произведений самым значительным была «Тайная вечеря» — огромная фреска на стене трапезной миланского монастыря Санта-Мария делле Гра-цие. Леонардо избрал в евангельской легенде о Христе драматический момент, наступивший после слов Христа: «один из вас пре-

Энгельс Ф. Диалектика природы. Статьи и главы. — Маркс К., Энгельс Ф.

Соч., т. 20, с. 346

507

даст меня». Он изобразил бурную реакцию апостолов, внезапно узнавших о скорой гибели Христа и о том, что среди них находится предатель. Это позволило художнику показать в рамках традиционного религиозного сюжета крайнюю напряженность человеческих чувств, дать глубокие психологические зарисовки людей разного душевного настроя и темперамента. В портрете молодой флорентийки Моны Лизы (портрет получил название «Джоконда», по имени ее мужа Джокондо) Леонардо достиг вершины портретного мастерства. Едва уловимая улыбка Моны Лизы, ее взгляд, как бы обращенный к зрителю, весь одухотворенный облик отражают интенсивный внутренний мир, сочетание в ней ума и интеллекта, присущее Моне Лизе чувство духовной гармонии.

На 30 лет моложе Леонардо да Винчи был лишь на одни год переживший его Рафаэль Санти (1483—1520). Его искусство было ясным и гармоничным. В женских образах (изображениях мадонн и реже портретах) сочеталась физическая и духовная красота. Лучшее из его произведений, представляющее собой итог многолетних творческих исканий, — «Сикстинская мадонна», написанная для церкви св. Сикста в Пьяченце. Мадонна с сыном на руках, легко ступая по облакам, несет его людям. В ее лице — предвидение неизбежной гибели сына и в то же время готовность отдать его на жертву во имя блага человечества. Взгляд младенца не по-детски серьезен. Сикстинская мадонна — олицетворение тревоги и скорби. Ее образ обладает большой нравственной силой.

Рафаэль был мастером и монументальной живописи. По поручению папы он вместе с учениками покрыл росписью три станцы (комнаты) и зал Ватиканского дворца. Сложная многофигурная роспись стен по своему содержанию носит гуманистический характер. Наиболее отчетливо жизнеутверждающие ренессан-сные мотивы звучат в самой значительной из фресок — «Афинской школе». На фреске в анфиладе больших арочных пролетов, создающих ощущение простора, группами и поодиночке разместились античные философы и ученые. Центральными персонажами являются Платон и Аристотель. Согласие разных философских школ, единство мира и человека, обладающего неограниченными возможностями познания, — таково содержание фрески.

Крупнейшим явлением в художественной культуре Возрождения было творчество Микеланджело (1475—1564), наиболее полно выразившего в скульптуре, живописи и архитектуре самый дух этой культуры. Он был одновременно творцом и гражданином, глубоко переживавшим все бурные перипетии времени, в которое ему довелось жить, борцом, активно вторгавшимся с помощью своего искусства в действительность. Творчество Микеланджело охватывает все Высокое и часть Позднего Возрождения.

Микеланджело был прежде всего скульптором. Ранняя монументальная скульптура — статуя Давида — высотой более 5 метров изображает библейского героя — пастуха (а в будущем царя) Давида перед схваткой с великаном Голиафом. Давид предста—508

ет перед нами мужественным и уверенным в победе, его лицо — грозным. Эта статуя олицетворяла гуманистический идеал человека героического, полного мощи и величия; в то же время она являлась символом свободы; не случайно скульптура сразу же после завершения работы, в 1504 г. была установлена на центральной площади Флоренции (в это время восставшая Флоренция была исполнена решимости отстоять от врагов восстановленную республику).

26 месяцев Микеланджело по поручению папы в невероятно трудных условиях занимался росписью потолка Сикстинской капеллы Ватиканского дворца. Библейские сцены (сотворения мира, Адама и Евы, их грехопадение и пр.) на центральной части потолка весьма динамичны, насыщены бурным порывом и внутренним напряжением. Поистине титаническими являются пророки и сивиллы (предсказательницы) на боковых полосах потолка.

Постепенно в творчестве Микеланджело усиливается трагическое звучание. Статуи «пленников» (или «рабов») олицетворяют мучительное и безнадежное стремление к свободе. Фигуры «Утра» и «Вечера», «Дня» и «Ночи», украшающие гробницы в капелле Медичи, безвольны, в них нет и следа целеустремленности ранних героев скульптора. Особенно остро чувствуется исчерпанность душевных и физических сил в «Ночи». О причинах нарастания трагизма в образах Микеланджело он са.м рассказывает в стихах,. написанных от имени Ночи:

Отрадно спать, отрадней камнем быть. О, в этот век, преступный и постыдный, Не жить, не чувствовать — удел завидный... Прошу, молчи, не смей меня будить!

Бессилие Италии, объекта борьбы между сильными соседними государствами, крушение свободолюбивых чаяний, а позднее — нарастание католической реакции, все более острое чувство полного духовного одиночества, осознание невозможности «превзойти природу» — границы человеческих возможностей — все это нашло свое отражение в произведениях последних десятилетий его жизни. Наиболее значительная из фресок — «Страшный суд» (на алтарной стене Сикстинской капеллы) изображает массу тел, как бы взметенных вихрем, приведенным в движение волей неумолимого разгневанного судьи — Христа.

В культуре Возрождения особое место заняла венецианская живопись, в которой важным художественным средством изображения стал цвет. В сохранившей свою свободу Венеции Возрождение кончилось позднее, чем в остальной Италии, в конце XVI в. Самым крупным мастером Высокого и Позднего Возрождения венецианской школы был Тициан (по-видимому, 1487—1576), в творчестве которого отразилась эволюция венецианской живописи XVI в. Тициану были чужды трагические противоречия Микеланджело. В «Данае», «Венере перед зеркалом» и других картинах воспевается красота окружающего мира, 509

обнаженного тела. Портреты работы Тициана отмечены чертами ясности и спокойствия, душевного и физического здоровья. Более поздние портреты отличаются глубоким психологизмом. В его картинах на религиозные темы, созданных в последние десятилетия жизни («Несение креста», «Святой Себастьян» и др.), Христос и святые изображены страдающими, но стойкими, мужественно переносящими мучения и не теряющими своего достоинства. Тициан не отрекся от ренессансного представления о человеке героического склада.

В истории литературы конца XV—XVI в. особенно выделяется замечательный поэт Лодовико Ариосто (1474—1533). В его поэме «Неистовый Роланд» удивительно ярко передан самый дух эпохи Возрождения. В поэме причудливо переплетаются различные сюжетные линии. Главной из них является история любви Роланда (героя средневекового эпоса) к прекрасной принцессе Анджелике, которая спасается от него бегством, преследование Анджелики, безумие влюбленного, его чудесное исцеление и пр. В этой фантастической сказке фигурируют волшебники, феи, людоеды, чудовища, крылатые кони, мужественные герои, которые претерпевают необыкновенные приключения. В поэме отчетливо выражено ренессансное сознание. Мировосприятие Ариосто в целом светлое, радостное, он еще не ощущает драматической коллизии между гуманистическим идеалом и действительностью. Лишь изредка в рассказе прорываются трагические ноты, например, когда автор говорит об Италии, страдающей от войн и нищеты.

 

Католическая реакция. Религиозный фанатизм и нетерпимость, насаждавшиеся Испанией совместно с папством, сковывали духовную жизнь Италии. Филипп II Испанский пытался ввести в подчиненных ему областях Италии испанскую инквизицию, всецело зависевшую от короля, полагая, что ее деятельность «поможет более успешно, нежели что-либо другое, держать в узде подданных». Однако упорное сопротивление народных масс помешало ему установить инквизицию в Ломбардии и Неаполитанском королевстве, она была учреждена только в Сицилии.

Италия стала первой жертвой начавшейся в 40-х гг. XVI в. общеевропейской католической реакции. В 1542 г. в стране была реорганизована инквизиция, а в Риме создан верховный инквизиционный трибунал с беспощадным кардиналом Караффой (будущим папой Павлом IV) во главе. Инквизиционные суды создавались в разных центрах Италии. Тем сторонникам Реформации, кто не успел спастись бегством в другие страны, грозили суровые кары, вплоть до сожжения на костре.

В 1559 г. Павлом IV был издан первый «индекс запрещенных книг»; в дальнейшем этот индекс периодически переиздавался и пополнялся крупнейшими произведениями человеческой мысли, «еретическими» с точки зрения церкви (в него входили

510

книги Боккаччо, Макьявелли и др.). За чтение этих книг грозили наказания, сами книги сжигались. Цензура была передана в руки инквизиторов. Огромное влияние на духовную и политическую жизнь страны приобрел орден иезуитов, считавший инквизицию главным орудием уничтожения «видимой и невидимой заразы». С той же целью были образованы другие монашеские ордена — капуцинов, театинцев. В результате реформационные и еретические движения были искоренены. Церковь вступила в борьбу также с прогрессивными деятелями эпохи Возрождения. Многие передовые мыслители и крупнейшие ученые погибли на костре. В 1600 г. в Риме был сожжен Джордано Бруно, по приговору инквизиционного трибунала Галилео Галилей был объявлен «узником инквизиции».

 

Кампанелла. Одним из крупнейших представителей раннего утопического коммунизма является итальянец Томмазо Кампанелла (1568—1639). Руководство неудавшимся заговором с целью освобождения Южной Италии от испанского владычества и обвинение в ереси обрекли его на страшные пытки и 27-летнее заключение в тюрьмах инквизиции. В тюрьме им было написано обессмертившее его имя произведение «Город Солнца» (1602 г., первое издание- 1623 г.). В книге, написанной в форме диалога, возвратившийся на родину генуэзский моряк рассказывает об идеальном государстве, которое он посетил — Городе Солнца. В этом государстве отсутствует частная собственность. Все его граждане — солярии, как мужчины, так и женщины, трудятся на благо всего общества, причем при распределении работ принимаются во внимание индивидуальные склонности каждого человека. Самыми достойными считаются те, «кто изучил больше ремесел и искусств и кто умеет применять их с большим знанием дела». После четырехчасового физического труда граждане проводят время «в приятных занятиях науками... развитии умственных и телесных способностей». Общественный характер носит не только производство, но и потребление: солярии получают от общины все необходимое, «всякий получает то, что ему нужно». Дети также воспитываются обществом. Для примитивного общества Кампанеллы характерны детальная регламентация быта и отсутствие семьи. Главным правителем избирается самый мудрый и ученый человек, который является одновременно и первосвященником.

Несмотря на исторически обусловленную ограниченность взглядов Кампанеллы, в его утопии немало гениальных догадок. «Город Солнца» наряду с «Утопией» Томаса Мора стоит у истоков передовой общественно-политической мысли нового времени.

 

Экономический упадок Италии. С конца XVI — начала XVII в. в Италии начался упадок экономики. Его главными причинами являлись изменения, которые произошли на международном рынке.

Ранее товары, вырабатывавшиеся итальянской промышлен-

511

ностью, сбывались на внешнем рынке; теперь он был утрачен:

английские, французские, голландские товары начали вытеснять итальянские с рынка не только этих государств, но и других стран Европы, а также Ближнего Востока. Из Испании перестала поступать шерсть.

В Неаполитанском королевстве и Сицилии промышленная деятельность почти полностью прекратилась, на севере она сохранилась в небольших размерах. В Милане число суконных мастерских сократилось с 1600 до 1640 г. в четыре раза, а количество вырабатываемых кусков сукна — в пят раз; изготовление оружия почти прекратилось. Во Флоренции в 70-х гг. XVI в. изготовлялось 30 тыс. кусков сукна, а в середине XVII в. — 5 тыс. Единственной отраслью итальянской промышленности, которая благодаря наличию местного сырья и иной, более прогрессивной организации производства смогла в известной мере уцелеть в первой половине XVII в., было изготовление шелковых тканей. В целом же Италия превратилась в страну, вывозящую сырье:

оливковое масло, зерно, вино, шерсть — и ввозящую сукна и другие промышленные товары из Англии, Голландии и Франции.

Столь же значительным был упадок торговли и банковского дела. Для средиземноморской торговли венецианцев неблагоприятным оказалось то обстоятельство, что купцы многих европейских стран начали сами вывозить товары своих государств на Ближний Восток; в наиболее выгодных условиях оказались в Леванте французские купцы. Появление с конца XVI в. на Среднем Востоке голландцев положило конец торговле Венеции в этом регионе. Гибельным ударом для банковского дела Генуи и Флоренции явились банкротства испанского правительства в конце XVI — начале XVII в.; банк св. Георгия в Генуе окончил свое существование. Одворянившаяся верхушка буржуазии Италии утратила интерес к промышленности и другим видам хозяйственной деятельности.

На состоянии итальянской экономики тяжело отразились господство над значительной частью Апеннинского полуострова Испании (вступившей в конце XVI в. в полосу экономического и политического упадка) и усилившаяся католическая реакция.

Итальянские государства перестали играть какую-либо роль в международных отношениях Европы. В первой половине XVII в., во время Тридцатилетней войны, Италия была ареной военных действий между французскими войсками и войсками испанских и австрийских Габсбургов.

 

Восстание Мазаньелло. Нищета народных масс и испанский гнет были причиной частых волнений крестьянства и городского плебейства Южной Италии и Сицилии. Крупное восстание вспыхнуло в 1647 г. в Сицилии. Вице-король спасся бегством из Палермо, в городе была создана демократическая республика. Повстанцы требовали отмены всех налогов и изгнания 512

«дурных правителей». Вскоре восстание охватило большую част! острова. Во многих местах крестьяне расправились с феодалами. Лишь объединение большого войска баронов с испанским войском и ополчением напуганных цехов дало возможность разбить восставших. Однако волнения в Сицилии, направленные в равной мере против испанского гнета и против местных феодалов, были окончательно подавлены лишь в 1648 г.

В июле 1647 г. народное восстание разразилось в Неаполе. Непосредственным толчком к нему послужило введение испанским вице-королем налога на фрукты — один из основных предметов питания бедняков. Неаполитанцы под руководством рыбака Томмазо Аньелло, известного под сокращенным именем Мазаньелло, завладели оружием, сожгли налоговые документы и освободили из тюрем заключенных. Начались нападения на дома знатных лиц — приверженцев испанского режима, была осаждена крепость, в которой укрылись вице-король и крупные феодалы. В город на помощь восставшим стали собираться отряды крестьян. Вооружившиеся горожане располагали также конницей и артиллерией. Мазаньелло, пользовавшийся огромным влиянием, был провозглашен «генеральным капитаном народа Неаполя».

Восстание охватило значительную часть Юга. В Салерно, Та-ранто и многих других городах плебейские массы выступили против богачей с оружием в руках.

16 июля 1648 г. вице-король спровоцировал убийство Мазаньелло. Однако волнения приняли еще более широкий размах. Стараясь выиграть время, вице-король согласился на требования восставших: изгнание ряда испанских должностных лиц и сборщиков налогов, ликвидацию некоторых налогов, всеобщую амнистию. В то же время он обратился за помощью к баронам королевства, которые начали собирать отряды вассалов и наемников, чтобы помочь испанцам. К городу подошел испанский флот. Восставшие объявили войну Испании и ее приверженцам и обратились ко всем жителям королевства с призывом взяться за оружие. Был опубликован список наиболее могущественных феодалов, заочно приговоренных к смертной казни. Феодальные повинности и дворянские привилегии аннулировались. Вождем восстания стал в это время оружейник Дженнаро Аннезе. 22 октября в Неаполе была провозглашена республика. Однако антифеодальный характер восстания напугал зажиточных торговцев и ремесленников Неаполя. Ранее они поддерживали антиналоговые выступления народа; теперь рассматривали восстановление испанского господства как гарантию мира и спокойствия. Часть восставших обратилась за помощью к Франции, но французское правительство не оказало им реальной поддержки. Крестьянские выступления отличались неорганизованностью, города не делали попыток объединиться. Аннезе начал вести секретные переговоры с испанцами. Соединенные силы испанских солдат и местных феодалов в апреле 1648 г. захватили Неаполь. Вскоре было подавлено восстание и в других районах Южной Италии. Крупнейшее в Италии освободительное и антифеодальное восстание потерпело поражение, но испанскому правительству пришлось отменить в Неаполитанском королевстве налоги на фрукты и овощи и уменьшить ряд других поборов.


Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com