СТЫЧКИ С США И НАТО

 

По мнению известного исследователя политической жизни Франции Жака Фовэ и некоторых других историков, внешняя политика Пятой республики началась не в 1958 году, а в 1962—1963 годах, то есть после окончания алжирской войны. Возможно, не в том объеме, как ему бы хотелось, но очень напористо де Гол ль приступил к осуществлению намеченной им программы восстановления независимости и величия Франции с первых же дней своего возвращения к власти в июне 1958 года.

Отдавая себе отчет в том, что Францию того периода нельзя было сравнивать по военно-политическому значению и экономическому весу с другими крупными натовскими государствами, де Голль рассчитывал осуществить свои планы возвращения ей ранга великой мировой державы на путях строительства единой Европы, находящейся под ее морально-политическим влиянием. Но для этого Франции надо было сначала выйти из состояния военного, политического и экономического подчинения США и НАТО и проявить себя, проводя самостоятельную независимую внешнюю политику.

Свои усилия он сосредоточил на четырех приоритетных направлениях: США и НАТО, ФРГ и Англия, «Общий рынок» и «малая» Европа, СССР и «большая» Европа. То наращивая давление в одной области и перенося его затем на другие, то действуя одновременно на всех,де Голль вел свою большую политическую и дипломатическую игру.

Прежде всего требовалось изменить характер связей Франции с США и НАТО. Как свидетельствует деголлев-ский министр иностранных дел М. Кув де Мюрвиль в своей книге «Внешняя политика. 1958—1969 годы», «США с 1946 по 1958 год доминировали над внешней политикой Франции. Мы зависели от них в финансовой области — это план Маршалла и нашей безопасности — НАТО». Такая зависимость представляла серьезную угрозу для Франции, которая могла оказаться помимо своей воли вовлеченной в вооруженный конфликт, развязанный Вашингтоном. Де Голль указывал президенту США Д. Эйзенхауэру при встрече с ним в Париже в 1959 году, что в случае конфликта в Европе Франция «в силу многих географических, политических и стратегических причин была бы ... обречена прежде всего».

В беседах с нами де Голль подчеркивал опасность тогдашней международной обстановки, при которой Франция и Советский Союз даже без всякого столкновения их национальных интересов могли быть вовлеченными в войну. Еще в начале 1958 года, в пору наших неофициальных встреч на улице Сольферино, де Голль говорил: «Не всегда Франция останется связанной с США. Причины, которые вызывают такое положение, со временем отпадут, и тогда,— заключил он,— все хорошее, что вы де-I лаете сейчас для Франции, окупится». bQ Став главой французского правительства, де Голль сразу приступает к делу. При встречах с приехавшими - познакомиться с ним в Париж английским премьер-мини-стром Г. Макмилланом и государственным секретарем США Дж. Даллесом де Голль в лоб поставил вопрос о необ-j ходимости реорганизации Североатлантического союза L и всей системы франко-американского сотрудничества с тем, чтобы Франция могла играть роль державы с мировой ответственностью. Это требование прозвучало как гром среди ясного неба. Американцы и связанные с ними особыми отношениями англичане были уверены, что Франция смирилась с отведенным ей второстепенным местом в НАТО.

За устным демаршем последовал письменный. 17 сентября 1958 года де Голль обратился к Эйзенхауэру с меморандумом, предлагавшим создать в НАТО трехсторонний директорат с участием США, Англии и Франции для обсуждения и принятия совместных решений по мировым проблемам и для разработки стратегии. Излагая его суть, Кув де Мюрвиль писал: «Либо Франция будет тесно связана с США и, конечно, Великобританией в вопросах безопасности, начиная с проблемы использования стратегического оружия, либо она будет вынуждена пересмотреть свои позиции и, в частности, участие в НАТО, которое обязывало ее следовать за Америкой без подлинных консультаций и, возможно, даже без ее согласия».

«Никто не строил иллюзий,— отмечал французский министр,— насчет приема, который мог ожидать меморандум в Вашингтоне, но он ясно очерчивал ту политику, которая в последующие годы, а поскольку иного выхода не было, и далее должна была оставаться политикой Франции в отношении НАТО, учитывая требования ее коренных национальных интересов...»

Не получив удовлетворения своих требований, которые де Голль продолжал наращивать, демонстрируя невозможность достичь договоренности с США и Англией, он делает крутой поворот и берет курс на выход Франции из военной организации НАТО.

В марте 1966 года он сообщает президенту США Л. Джонсону и информирует правительства 14 стран — членов НАТО о решении Франции прекратить свое участие в интегрированном командовании и не передавать свои вооруженные силы в распоряжение блока. Обстановка, в которой был заключен Североатлантический договор, пояснял де Голль, претерпела существенные изменения, НАТО не отвечает новым условиям, Европа перестала быть центром международных кризисов, США утратили былую атомную монополию.

В соответствующей ноте французского МИД устанавливались конкретные сроки вывода натовских штабов и американских войск с территории Франции, и де Голль твердо настаивал на их соблюдении, несмотря на неоднократные просьбы американской стороны продлить их. К осени 1967 года было окончательно завершено отделение Франции от военной организации НАТО. Рухнула основная опора натовской инфраструктуры в Европе.

Возвращение полного контроля над всеми французскими вооруженными силами де Голль сопроводил созданием собственных ядерных сил страны. Еще в октябре 1958 года он заявлял: «Когда мы станем ядерной державой, мы сможем еще ощутимее заставить почувствовать нашу деятельность в тех областях, которые представляются нам наиболее важными и необходимыми для всех людей». Одновременно де Голль выдвинул концепцию «национальной обороны по всем азимутам». Ее подробно изложил начальник генерального штаба вооруженных сил Франции генерал Айере в журнале «Дефанс насьональ» в декабре 1967 года.

Речь шла о том, чтобы «создать систему обороны, которая не была бы направлена против кого-либо, а была бы всемирной и применимой по всем азимутам», то есть позволяла бы отразить угрозу с любой стороны. Это дало бы возможность Франции оставаться в стороне от большой войны и самой определять свою судьбу.

Хотя де Голль сохранял Францию в общих рамках Североатлантического союза и заверял его членов, что будет на их стороне в случае неоправданного нападения на них, французская концепция самостоятельной обороны носила определенную антиамериканскую и антизападногерманскую направленность. Не случайно Айере подчеркивал в упомянутой статье, что «Советы не имеют никакого намерения развязывать войну» и «страх перед советской агрессией, очевидно, не обоснован». Но вскоре Айере погиб в авиационной катастрофе: самолет, в котором он летел, упал в море. Мне думается, что кто-то не простил ему занятой им позиции. Позже, с уходом де Голля, начался и отход от концепции «обороны по всем азимутам».

Не ограничиваясь вызволением Франции из сетей зависимости от США и НАТО, укреплением ее самостоятельности в военно-политической сфере, де Голль стал во всеуслышание осуждать опасные милитаристские акции США, предупреждая, чем грозит слепое подчинение их политике. Американский корреспондент Д. Шенбрун, автор книги «Три жизни Шарля де Голля», сетует на то, что де Голль «не упускал ни одного случая влепить пощечину англосаксам». А поскольку США «подставлялись» часто, то и пощечин от него им досталось немало.

Особенно упорно преследовал де Голль вашингтонскую администрацию за войну во Вьетнаме. Еще в 1961 году он убеждал президента Дж. Кеннеди не ввязываться в эту войну. Никто не сможет выбраться из ее трясины, предостерегал генерал. Позже он изобличал «отвратительную» войну США во Вьетнаме в столь резких выражениях, что это привело к серьезному обострению франко-американских отношений. Выступая в Пномпене в сентябре 1966 года, де Голль потребовал прекратить бомбардировки и вывести американские войска из Вьетнама.

Совершая турне по Латинской Америке в 1964 году, де Голль во всех 16 странах, что он посетил, клеймил политику США. В Вашингтоне были сильно раздражены и посещением им провинции Квебек в Канаде, где перед ликующей толпой канадских французов он выкрикнул лозунг: «Да здравствует свободный Квебек!» Это привело к грандиозному скандалу в Канаде, а в США было воспринято как возмутительное вторжение де Голля в их вотчину.

Ерофеев В. Де Голль. Дальновидность и иллюзии.

Международная жизнь. 1989. № 9.


Пользуйтесь Поиском по сайту. Найдётся Всё по истории.
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
2+три=?