Беларусь в Российской импперии

После третьего раздела Речи Посполитой аннексированная Российской империей Беларусь попала под гнет царского самодержавия. В отношении шляхты Екатерина II проявляла уступчивость, чтобы привлечь ее на свою сторону, и та, в абсолютном большинстве присягнув на верность престолу, сохранила собственность и получила права русского дворянства. Совершенно иначе императрица отнеслась к народным низам.
«Вкус» новой власти, возможно, острее всего почувствовали белорусские крестьяне. Российское правительство сразу же ухудшило их правовое положение, превратив в крепостных многие тысячи свободных мужиков и земян, вместо подымного ввело подушный, налог, а также обязало посылать рекрутов на службу в царскую армию. Сотни деревень были отданы в собственность помещикам и чиновникам, которые устанавливали более тяжелые повинности, переводя мужиков на барщину. В ряде мест недовольство белорусских крестьян выливалось в волнения.

Положение жителей белорусских городов также изменилось. Они были обложены подушной податью и приравнены к крестьянам в военной повинности. Города и местечки Беларуси, имевшие магдебургское право, лишились его. Указом 1785 года императрица Екатерина II приравняла в правах белорусские города к российским, а в 1794 году ввела черту оседлости для иудеев. Последним не позволялось постоянно селиться за линией упомянутой границы, которая включала земли Беларуси, Украины и Прибалтики. При этом еврейское население могло жить и заниматься торговлей и ремеслом только в городах и местечках. В результате такой политики евреи порой принудительно переселялись из деревень в белорусские города.
Уступая местным землевладельцам, исповедующим католичество, Екатерина II даже декларировала лояльность по отношению к костелу. Католикам она сохранила право свободно совершать обряды. В 1774 году была образована Белорусская католическая епархия с кафедрой в Могилеве. Иезуитский орден, упраздненный римским папой Климентом XIV, императрица не только сохранила в пределах своей страны, но и поддержала финансово, освободив его владения от налогов. Таким образом она завоевывала симпатии польской элиты. И последователи Лойолы платили покровительнице взаимностью: они первыми присягнули на верность Екатерине II и восславили ее в одах и поздравлениях. Не удивительно, что и после запрещения Ордена иезуиты продолжали существовать в Беларуси. В конце XVIII века они имели тут 6 коллегиумов (в Витебске, Орше, Двинске, Могилеве, Мстиславле и Полоцке), 2 новициата и 10 резиденций.
Униатство, хотя его исповедывало тогда уже около трех четвертей населения Беларуси, российское правительство попыталось сразу же ликвидировать. В соответствии с указом 1794 года за один месяц из униатства в православие было переведено более 330 тысяч человек. Этим делом занималась местная российская администрация, представители которой являлись в парафии с православными священниками в сопровождении солдат и принудительно перекрещивали крестьян.
В 1796 году перекрещенных насчитывалось уже почти полтора миллиона. В ряде мест униаты, не желая переходить в православие, принимали католичество. На Могилевщине это произошло в десятках епархий. В общей сложности в католичество в Беларуси перешло около 8 тысяч униатов. Жители некоторых деревень, перекрещенные в православие, вновь возвращались в унию, как, например, в Наче на Борисовщине, куда для усмирения крестьян была направлена рота гренадеров. Такие крестьяне считались «совращенными» и подвергались преследованиям. Император Павел I категорически запретил всякое возвращение перекрещенных назад в унию.
Увеличивая повинности крестьян и наступая на унию, царские власти ущемляли права большинства белорусов, к которым когдато аппелировали, оправдывая разделы Речи Посполитой. Это при том, что политика по отношению к полякам и католическому костелу в первые десятилетия оккупации носила благосклонный характер. Лояльность к ним неоднократно демонстрировалась императором Павлом I. Существование белорусов в Беларуси при реформировании образования в начале XIX века было «не замечено». В Виленском учебном округе, куда входила Беларусь, основным языком обучения остался польский. И в целом система просвещения здесь была проникнута польским патриотизмом.
Учитывая, что поляки, а точнее ополяченные белорусы, имели в крае большое экономическое влияние (они в основном сохранили свои земельные владения), можно представить, насколько сильны были еще тогда польские позиции в Беларуси. Недаром в одном адресе российскому правительству говорилось: «Живя не в Польше, мы чувствуем себя будто в Польше, и даже лучше, чем в Польше».
Хотя Беларусь была включена в состав могущественной империи, это не спасло ее от новых людских потерь. Летом 1812 года французская армия Наполеона начала войну против России и территория Беларуси вновь превратилась в театр боевых действий. По ее дорогам вначале отступала громадная российская армия, затем шли французы. До глубокой осени Беларусь была занята их тыловыми формированиями. Терпя неудачи и голодая, французы грабили и опустошали край.
Наполеон создал Временное правительство Великого Княжества Литовского и обнадежил шляхту восстановлением бывшего государства. Временное правительство распорядилось набрать 10 тысяч рекрутов в пехоту, а также сформировать четыре полка кавалерии. Некоторые из этих формирований успели принять участие в боях против российских войск. Однако поражение Наполеона под Москвой похоронило планы восстановления нашей государственности и заставило многих шляхтичей оставить родину.
После победоносного похода российской армии на Запад в империи начали распространяться идеи Французской революции: свобода — равенство — братство. На территории бывшей Речи Посполитой формировалось демократическое национальноосвободительное движение, направленное против самодержавия.
Одними из первых центров этого движения были созданные в Вильне тайные организации «Общество филоматов» (1817) и его филиал «Общество филаретов» (1820). В Беларуси появились организации декабристов. Однако царским властям удалось еще в 1823— 1824 годах обнаружить и разгромить филоматов и филаретов, а затем были жестоко подавлены и выступления декабристов.
Правительство стало переходить к более жесткому режиму управления оккупированными территориями. Усилился тайный надзор полиции за населением. А во второй трети XIX века дело дошло до радикальных изменений политики российских властей в Беларуси.
В 1830 году в Варшаве началось антироссийское восстание, которое в начале следующего года перебросилось и в наш край. Сначала оно охватило только западные земли Беларуси — Виленщину, Городеншину, западные районы Менщины, а позже, когда главные силы повстанцев были уже разгромлены регулярной царской армией под Вильней, на борьбу наднялись жители Пинского, Речицкого и Мозырского поветов. В общей сложности в Беларуси в восстании участвовали около 25 тысяч человек. Но к осени 1831го года оно тут было практически подавлено. В сентябре 1831го российская армия овладела Варшавой.
Разгромив восстание, царизм поставил цель ликвидировать любые основания для новых антироссийских выступлений. Надо было ослабить шляхту (как самый ненадежный элемент) и русифицировать край. Согласно указу царя Николая I о необходимости подтвердить шляхетское происхождение, в 18311832 годах были лишены шляхетства около 10 тысяч мелких шляхтичей, которых сразу же переводили в однодворцы или выселяли из Беларуси.
Активизировав таким образом «разбор шляхты», правительство в 1832 году закрыло Виленский университет — средоточие свободомыслия, интеллектуальный центр Беларуси. Чтобы нейтрализовать любые западные влияния, царизм пошел на полную ликвидацию униатской церкви. Переманенные на сторону самодержавия, высшие иерархи сами подготовили формальную сторону дела и в 1839 году на церковном соборе в Полоцке приняли постановление о присоединении униатов к русскому православию.
Важным направлением новой политики российских властей теперь стала русификация Беларуси. Хотя еще Екатерина II писала, что «сии провинции надлежит привести легчайшими способами к тому, чтобы оне обрусели», реализацию этой программы развернули только после подавления восстания.
Чиновников местного происхождения увольняли из государственных учреждений, целенаправленно заменяя их людьми из центральных российских губерний. В Беларусь переселяли даже русских крестьян. Делопроизводство и школьное обучение переводились на русский язык. Преподавание польского языка запрещалось. О белорусском не было и речи. Еще в 1831 году Николай 1 отменил действие Третьего Статута Великого Княжества Литовского в восточных губерниях Беларуси, введя вместо него российское законодательство. А в 1840 году действие этого знаменитого свода законов было ликвидировано и в Менской, Городенской и Виленской губерниях. В этом же году правительство запретило использовать в делопроизводстве название «Беларусь» и «Литва» или «белорусские» и «литовские» губернии: теперь они вынуждены были называться «СевероЗападным краем».
Так российский царизм стремился ликвидировать даже историкокультурное отличие Беларуси, чтобы превратить ее в «исконно русские земли». Между тем эти земли были еще совсем неизвестны царским властям. К примеру, когда в 1835 году, почти через полвека российского господства в нашей стране, официозный историк Устрялов доложил министру просвещения Уварову, что Великое Княжество Литовское — это тоже «Русь», тот был весьма поражен и, захваченный «открытием», поспешил сообщить об этом императору.
В середине XIX века острые государственные, национальные и аграрные проблемы поставили огромную Российскую империю перед угрозой революции.
В Польше, Беларуси и Литве подпольные организации готовили восстание. В Беларуси этим занимался Литовский провинциальный комитет, а его душой был Константин Калиновский. Выходец из мелкопоместной городенской шляхты, Калиновский получил образование в Петербургском университете, откуда возвратился в 1861 году в Беларусь и с лета 1862 до лета 1863 года издал семь номеров «Мужыцкай прауды» — нелегальной газеты на белорусском языке, которая пропагандировала идеи восстания.
Вооруженное выступление началось в Польше в январе 1863 года, а весной его поддержало и временное правительство во главе с Калиновским. В марте — апреле отряды восставших начали действовать и в белорусских губерниях. Против них была брошена регулярная российская армия с конницей и артиллерией.
Если на Городенщине инсургенты провели около 20 боев с карателями (наиболее значительные — под Миловидами, Ружанами и у Свислочи), то на Менщине их небольшие формирования были разгромлены еще до соединения. На Могилевщине временного успеха добился отряд Людвика Звяждовского, который с помощью местных студентов занял Горки, но крестьяне не поддержали восставших. Наоборот, на востоке и севере Беларуси, поддавшись официальной демагогической агитации, они порой даже помогали ловить инсургентов.
Действия обреченных на поражение повстанцев уже летом 1863 года потеряли активность, а осенью каратели ликвидировали в Беларуси последние очаги сопротивления. Лидера восстания, славного сына Беларуси Кастуся Калиновского, власти повесили 10(22) марта 1864 года на Лукишской площади в Вильне.
Началась жестокая расправа над восставшим краем, которую осуществлял вновь назначенный и наделенный чрезвычайными полномочиями виленский генералгубернатор М.Муравьев, прозванный Вешателем. За короткое время около 130 повстанцев были казнены, более 12 тысяч высланы из Беларуси. За участие студентов в восстании был закрыт ГорыГорецкий земледельческий институт, единственное тогда высшее учебное заведение края (после закрытого в 1832 году Виленского университета и ликвидированной еще раньше Полоцкой иезуитской академии). Российские периодические издания принялись в один голос очернять восстание и восславлять самодержавие. На страницах правительственных изданий в то время создавался образ белорусов как самого несчастного и забитого народа. Это делалось с определенной целью: показать, что именно господство польских помещиков и евреев довело белорусского мужика до такого состояния, а российская власть даст ему лучшую долю.
Репрессии против участников восстания сопровождались политикой тотальной русификации «забранага краю», к которой перешло обеспокоенное крупным вооруженным выступлением российское правительство. Принципы, которыми руководствовалась царская администрация, хорошо характеризует записка попечителя Виленского учебного округа ШиринскогоШахматова: «В губерниях Виленской, Гродненской и Минской большая часть сельского населения говорит наречием белорусским; поэтому народные училища в этих местностях должны быть чисто русскими».
Тысячи чиновников, служак разного разряда, православных священников переселялись из центральных российских губерний в белорусские города и местечки. Как отмечал тогда соратник виленского генералгубернатора И.Никотин, «русские чиновники ежедневно приезжают сюда со всех концов России и поступают здесь на службу; родная русская речь стала слышаться всюду». Особенно много ехало попов. В конце XIX века в Виленской губернии при 97 местных служило 407 православных священников из России, в Горо * ленской соответственно при 38 — 629, в Менской «импортные» попы также преобладали над своими, белорусскими. Активная ассимиляторская политика Муравьева и его подручных принесла свои плоды, заложила основы глубокой русификации оккупированного края. Через полвека после кровавого подавления восстания Калиновского один из царских губернаторов в Беларуси отметил, что «мероприятия, положенные в основу нашей окраинной политики графом Муравьевым, создали условия, благоприятные для поступательного хода русских начал и развития русской культуры в крае».
Итак, несмотря на неблагоприятные исторические условия и на реакцию, которая надолго установилась после восстания, Беларусь пробуждалась к собственной национальнокультурной жизни. Идеи белорусского национального возрождения в нечетком виде формулировались уже в начале XIX века. С ними выступили ученые Виленского университета, потомки белорусских униатских священников из Белостотчины Михал Бобровский, Игнат Данилович, Язэп Ярашевич и другие.
В 1860х годах оформилось белорусское национальноосвободительное движение, основателем которого стал Кастусь Калиновский. Это он ясно сформулировал политические задачи борьбы, предусматривая установление равноправных отношений между Вильней и Варшавой и создание в будущем самостоятельного демократического государства в пределах бывшего Великого Княжества Литовского.
Особо важным этапом развития национального движения стали 1880е годы. Белорусские интеллигентынародовольцы создали собственную политическую организацию и напечатали два номера журнала «Гомон», а также некоторые другие нелегальные публицистические издания. В журнале они впервые теоретически обосновали право белорусского народа на самостоятельность, декларировали идею белорусской государственности, правда, еше как автономной, в составе России. Гомоновцы поставили вопросы национального достоинства белорусов, их защиты от польского и русского притеснения, обратили внимание на проблему развития белорусского языка.
После разгрома полицией народнических организаций во второй половине 1880х годов либеральная белорусская интеллигенция сплотилась вокруг газеты «Минский листок». В неблагоприятных условиях российской шовинистической пропаганды Митрофан ДовнарЗапольский, Владимир Завитневич, Миколай Янчук, Александр Слупский и другие ученые печатали в ней свои историкоэтнографические работы. Эти публикации показывали культурную самобытность белорусов, способствовали пробуждению их национального сознания.
В 1890х годах в Беларуси зазвучал голос первого действительно национального поэта, названного впоследствии «духовным отцом белорусского возрождения»,— Францишка Богушевича, бывшего участника восстания 1863 года. В предисловии к сборнику стихов «Дудка беларуская» он четко сформулировал кредо белорусского национального возрождения. Обращаясь к соотечественникам, поэт убеждал их, что они — белорусы, самостоятельный народ, ибо их язык белорусский и земля зовется Беларусью. Богушевич первым из белорусов утверждал, что язык — основа существования нации, «адзёжа душы».
В начале XX века, когда экономический кризис в Российской империи обострил социальные и национальные проблемы, белорусское движение достигло нового этапа развития. Наряду с формированием научного белорусоведения и краеведческособирательской деятельностью повышалась активность культурнопросветительских кружков молодежи в Петербурге и Москве. Они пытались издавать нелегальную газету «Свабода», основали «Кола беларускай народнай прасветы культуры». Зимой 1902/03 года возникла первая белорусская политическая партия — Белорусская Революционная Грамада, которая вскоре стала именоваться Белорусской Социалистической Грамадой.
Во время первой буржуазной революции в России благодаря завоеванным ею демократическим свободам национальное движение белорусов расширилось и приобрело новые формы. В 1906 году на своем втором съезде БСГ приняла программу социалдемократического характера, в которой ставилась цель после свержения самодержавия добиться автономии Беларуси с соймом в Вильне. Осенью того же года в Вильне начала выходить «Наша Доля» — первая белорусская легальная газета. Когда два месяца спустя российские власти запретили ее изза слишком революционного характера публикаций, лидеры БСГ приступили к изданию «Нашай Швы». Целое десятилетие эта газета была центром литературной и всей национальной жизни Беларуси.
Благодаря редакции «Нашай Швы» печатались литературные сборники, альманахи и календари. Были основаны первые белорусские издательства — «Загляне сонца 1 у наша ваконца», «Наша Шва», «Наша Хата», «Саха», «Палачанш» и другие, появились первые журналы для белорусов — «Лучынка», «Саха», «Крашва».
Первая мировая война, в годы которой белорусский край, сделавшись театром боевых действий, понес большие демографические, хозяйственные и культурные потери, ослабила национальное движение. Но разложение империи в результате вызванного войной кризиса, а затем февральская революция 1917 года и дальнейшие события способствовали переходу от общей идеи свободной Беларуси к ее конкретизации в смысле государственного самоопределения. Поворотным пунктом развития национального движения стал 1 Всебелорусский съезд, созванный в декабре 1917 года в Менске. Для определения государственной судьбы Беларуси на съезд прибыли посланцы всех этнических белорусских територий (1167 человек с решающим голосом и 705 с совещательным). Но в ночь с 17 на 18 декабря большевики с помощью вооруженных отрядов разогнали съезд. Тогда делегаты собрались в железнодорожном депо и образовали Исполнительный комитет Рады Всебелорусского съезда, который позднее сформировал временное правительство — Народный Секретариат Беларуси, возглавленный Язэпом Воронкой.
Второй Уставной грамотой Народный Секретариат провозгласил Белорусскую Народную Республику. Однако ни немецкие власти, оккупировавшие тогда Менск, ни большевистское правительство России с этим совершенно не считались. Подписание Берестейского мира между Германией и Росией, в результате которого территория Беларуси была разделена между ними, подтолкнуло к окончательному определению идеи суверенной Беларуси.
25 марта 1918 года Рада БНР приняла резолюцию о государственной независимости Беларуси и в Третьей Уставной грамоте декларировала: «С этого времени Белорусская Народная Республика провозглашается независимым и свободным государством».

Генадзь Саганович


Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?