Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Забастовка 1906 года у Мандля

У московских швейников в 1905 году события развивались по той же схеме, что и у петербургских рабочих. После ряда успешных забастовок во время Октябрьской всеобщей стачки 4 ноября приблизительно тысяча рабочих швейной промышленности сошлась на первое публичное собрание нового профсоюза. По словам Н. Шевкова, «союз был боевым центром московских швейников. Главным средством осуществления своей программы он признал не взаимопомощь, а борьбу. Орудием борьбы союз считал стачку». Шевков утверждает, что с самого начала 75 % ресурсов профсоюза были направлены на стачку.

С легализацией профсоюзов в 1906 году лидеры СРПМ (Московского проф союза портных) смогли привлечь членов в новую организацию. Однако, несмотря на призывы к единству, СРПМ, так же как и Петербургский профсоюз, не допускал в свои ряды субподрядчиков, цеховых старшин и хозяев-портных. Неопытность подмастерьев в организации рабочего движения не позволила им понять истинное положение вещей. Социалистическая риторика, на которой основывались их идеологические выкладки, разделила мир рабочих на два лагеря: эксплуататоров и эксплуатируемых. Но в модной индустрии не могло сложиться столь очевидной дихотомии. Для того чтобы покончить с эксплуатацией в сфере производства одежды, московским рабочим нужно было бороться не только с владельцами мастерских по пошиву одежды на заказ, но и с производителями готовой одежды. Как мы увидим, не допуская субподрядчиков в свои ряды, лидеры профсоюзов отвергли союзников в борьбе с работодателями. 26 августа правление СРПМ созвало Всероссийский съезд портных, на котором представители швейных профсоюзов со всех уголков России могли обсудить общие проблемы. Хотя официальные отчеты о съезде не упоминают о забастовках — их публичное обсуждение непременно привлекло бы внимание полиции — похоже, что планы стачек должны были обрести реальные очертания именно в эти дни. По крайней мере, представители московского профсоюза в частных разговорах узнавали об успехах и поражениях бунтов швейников в других городах.

Прежде чем московский профсоюз сумел организовать забастовку с участием своих членов, их обогнала другая организация. Лишенные возможности вступить в СРПМ, московские подрядчики организовали собственный союз — СМП. 24 августа, за два дня до съезда портных, около тысячи подрядчиков встретились со своими работодателями. В этот раз они потребовали повышения поштучной оплаты у магазинов готовой одежды в районе Сретенки, дав хозяевам на размышление три дня. 30 августа СМП собрался снова. Ни один из владельцев магазинов не отреагировал, а некоторые даже отказались прочитать список требований. Разозленные субподрядчики призвали к забастовке и обратились к своим сельским коллегам из соседних регионов и пригородов с просьбой о поддержке. СМП единогласно проголосовал за то, чтобы предъявить свои требования всем московским магазинам готового платья. Если их владельцы не пойдут на уступки, СМП начнет общегородскую забастовку против производителей готовой одежды.

Этот радикальный шаг субподрядчиков вызвал бурю среди членов СРПМ. Забастовки вспыхнули в нескольких известных московских магазинах. 3 сентября активисты СРПМ призвали организовать стачки в трех магазинах — «Гуревич», «Заглухинский» и «Фирганг», так как там не отреагировали на требования забастовщиков. На том же собрании работники выступали за создание Всероссийского портновского союза и ремесленных судов, которые заменили бы неэффективные арбитражные суды. Через несколько дней три магазина уступили требованиям забастовщиков. Но руководство «Фирганга» в отместку уволило восемь зачинщиков .

Фирма «М. и И. Мандль», самый крупный работодатель в швейной промышленности, стала основным объектом нападок швейников. Работники прозвали ее «всероссийским эксплуататором», и на то были причины. К 1906 году у компании было 12 отделений пошива в московских магазинах, где работали 270 подмастерьев и работниц. Также на Мандля трудились 600 субподрядчиков со своими работниками и 20 тысяч надомников в московской и рязанской губерниях. Лидеры профсоюзов были убеждены, что если Мандль пойдет на уступки, то другим производителям готового платья придется просто последовать его примеру, чтобы остаться конкурентоспособными. Профсоюз швейников сконцентрировал все усилия на организации забастовки в компании «Мандль», хотя в то же самое время проходили забастовки и на других крупных текстильных производствах города.

Проблемы у «Мандля» начались весной 1906 года. Изначально конфликт вспыхнул вокруг права хозяев контролировать время своих рабочих. В апреле руководство объявило, что отменяет ежедневный перерыв на обед на время Великого поста, чтобы справиться с наплывом заказов. Компания согласилась на Пасху выплатить каждому рабочему по 7 рублей 40 копеек, чтобы компенсировать отсутствие обеденного перерыва. После Пасхи Мандль принял решение вообще отменить обеденный перерыв, а вместо этого доплачивать рабочим по 15 копеек. Работники отделения мужской одежды на Тверской вышли на забастовку, требуя оставить им обеденное время. Это вызвало ряд забастовок в компании с требованием повышения зарплаты. В результате в стачке участвовали шесть отделений и 200 рабочих, но они добились лишь частичной победы. Тогда они приняли решение об организации новой забастовки осенью. В течение всего дня 3 сентября работники Мандля подавали списки личных жалоб в СРПМ, и 9-го профсоюзные лидеры составили общий список требований. В нем упоминались отмена системы поштучной оплаты, введение почасовой оплаты, отмена субподрядной и надомной работы, создание новых мастерских для выполнения заказов, которые ранее отдавались субподрядчикам и надомным работникам, назначение представителей из числа рабочих, которые следили бы за наймом и увольнением рабочих и разбирались в конфликтах между хозяевами и работниками, увеличение ежемесячной и еженедельной оплаты — минимум 45 рублей для подмастерьев и 35 рублей для женщин — и установление суммы минимальной ежедневной оплаты в 2 рубля 50 копеек .

Эти требования отражали мечты московских рабочих о лучшей жизни и полной реорганизации швейной промышленности в России. Отмена субподрядной и надомной работы привела бы к краху индустрии готового платья и «потогонной» системы. Пересматривалось и ремесленное производство. Исходя из выдвинутых требований, можно сделать вывод, что рабочие хотели создать условия, сходные с фабричными. В новых централизованных мастерских мастера уже не обладали бы полной властью над простыми сотрудниками. Им пришлось бы разделить власть с представителями рабочих, и рабочий распорядок утверждался бы совместно хозяевами и подмастерьями. Иерархия и децентрализация в швейной промышленности должны были уступить место системе разделения власти. Если рабочим приходилось отказаться от мечты о собственной мастерской, по крайней мере, они могли бы принимать участие в управлении чужой.

Письменные свидетельства этой забастовки сходятся в том, что самым важным требованием была отмена поштучной оплаты. К тому моменту она стала нормой в шитье на заказ и в индустрии готового платья, и само ее существование нарушало устои ремесленного производства. В системе, где количество ценилось выше, чем качество, рабочие не могли продемонстрировать уровень своего мастерства. Единственный способ остановить постепенную деградацию ремесла они видели в том, чтобы отменить поштучную оплату и «потогонную» систему в пользу ежедневной и ежемесячной оплаты труда. Хотя мужчины как кормильцы семьи должны были получать больше, чем женщины, от регулирования распорядка работы, отмены переработок и штрафов, улучшения санитарных условий, введения оплачиваемых отпусков выигрывали и те и другие. В отличие от подрядчиков, чьим единственным требованием было увеличение поштучной оплаты, московские рабочие и их профсоюзы хотели, чтобы руководство пересмотрело сам принцип устройства ремесленной мастерской и превратило его в партнерство равных.


 

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com