Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Взаимодействие современного и традиционного в социальной сфере стран Востока.

Взаимодействие современного и традиционного в социальной сфере стран Востока.
а) Российские востоковеды о современном, и традиционном в структуре стран Востока. В странах Востока возник своеобразный симбиоз традиционных структур и современных капиталистических обществ, В постколониальный период экономическое и социальное развитие шло в направлении усиления этого симбиоза, что придавало развитию восточных стран особенные черты. Постколониальное развитие показало, что азиатские страны в процессе модернизации, ориентируясь на Запад, не восприняли западный путь развития. В 50-е и 60-е годы подобное состояние восточных обществ рассматривалось как переходная структура, которая рано или поздно приводит к формированию классов буржуазного общества. В отечественном востоковедении слишком долго господствовала марксистская идея классообразования, в основе которой лежали принципы формирования классовой структуры в Западной Европе.

В начале 70-х годов А. И. Левковский выдвинул концепцию «специфической многоукладности» развивающихся стран. Автор данной концепции и его последователи отказались от упрощенного взгляда, на сложность и пестроту социальных структур в странах Востока как на простое выражение их переходного периода. Они стали рассматривать сложившуюся структуру восточных обществ как явление, обладающее определенной самостоятельностью. Авторы этой концепции обратили внимание на наличие особых, присущих только Востоку черт и явлений, неповторимых закономерностей и самобытных структур. Мно-гоукладность была главным отличием восточного общества от европейского. Левковский А. И. считал, что многоукладность для европейских обществ — нечто второстепенное и преходящее, а для азиатских обществ это — принципиальная, устойчивая, сущностная характеристика. Впоследствии это дало возможность востоковедам по-новому поставить вопрос об особенностях развития социальных процессов на Востоке. Сложившиеся структуры в азиатских и африканских странах стали рассматриваться как внутреннее свойство развития восточных цивилизаций. Позже была выдвинута идея о том, что настало время поставить вопрос о стойкой многоукладности, сопровождающей весь процесс исторического развития Востока с момента его выхода из первобытнообщинного состояния.
Новые подходы к особенностям восточного развития проявились в выдвинутой Симония Н. А. концепции синтеза современного й традиционного начал в процессе эволюции восточных обществ. Разработанная ученым концепция содержала представление не о дезинтеграционном, а, наоборот, интеграционном механизме при столкновении капиталистических оЗществ Запада с докапиталистическими обществами Востока. В данном случае процесс развития моделировался как взаимодействие современных и традиционных форм — экономических, социальных и политических. Этот взгляд возобладал в ученой среде и сильно повлиялна теоретические конструкции многих исследователей, изучающих общественные процессы в развивающихся странах.
Ю. Г. Александров, при изучении социальной структуры в современных восточных обществах, отметил необходимость изучения проблемы специфической рациональности, присущей традиционной экономической и социальной организации восточных обществ, прежде всего крестьянства. По Ю. Г. Александрову, именно такая рациональность составляет принципиально важную предпосылку для активного взаимодействия тенденций модернизации и традиции в жизни современных восточных обществ. Благодаря ей восточные цивилизации в целом обнаруживают способность не только усваивать западные технологические, экономические и культурные достижения, не разрушая основ собственной социальности и культуры, но и накладывать мощный отпечаток своей цивилизации на весь ход мирового развития. Таким образом, постколониальный Восток развивался на основе причудливого сочетания традиционных черт общества с современными, утверждавшимися на основе развития капитализма и интеграционных процессов в мировом экономическом пространстве.
б) Особенности формирования социальной структуры восточных обществ: традиционные и современные черты. Существенное воздействие на процессы изменения и создания своеобразной структуры обществ развивающихся стран в постколониальный период оказывали несколько факторов. Во-первых, в формировании нового общества в постколониальный период все возрастающее значение имело участие восточных стран в развитии капитализма и модернизации, проходившее при сильном воздействии транснациональных корпораций (ТНК), деятельность которых в начале XXI века стала иметь уже решающее значение. Развитие капитализма и деятельность ТНК способствовали появлению и формированию новых классов западного типа, вызывали процесс «вестерни-зации» восточных стран. Дальнейшая интернационализация производства лишь укрепила взаимосвязи Запада и Востока и усилила взаимодействия их различных структур. Во-вторых, атавизмы «восточной деспотии» и соответственное отношение населения Востока к власти продолжали играть важнейшую роль в формировании новых капиталистических структур. Гипертрофированное значение государства и религии в обществе восточных государств порождало в свою очередь особое отношение к представителям государственной власти и духо-венства, имевшим огромные полномочия и привилегии. Новые классы формировались с участием и под контролем государства и его служащих — бюрократии. В-третьих, стойкая многоукладность и наличие этнических формирований также воздействовали на формирование классов в странах Азии и Африки. Социальные различия подкреплялись племенными или иными этническими различиями, которые углублялись и приобретали характер устойчивых традиций.
Заслуживает внимания факт, что процесс классобразова-ния и развития буржуазии в странах Востока проходил при сильном воздействии государства и бюрократической прослойки. В большинстве стран Востока представители бюрократии состояли не только на службе в государственных структурах, но и являлись главами предприятий госсектора, тесно связанными с частным капиталом и монополистической буржуазией. Бюрократия превращалась в бюрократическую буржуазию, концентрируя в своих руках капитал и власть. Рост бюрократической буржуазии обеспечивался ее привилегиями и возможностями в странах Востока заниматься предпринимательством и бизнесом. Бюрократический слой, слившийся с бизнесом, экономическими и политическими структурами, создал особую прослойку крупного капитала в Ю. Корее, Индонезии, Пакистане, Мьянме, Египте, Ираке, Ю. Вьетнаме. В развивающихся странах процесс модернизации «сверху» продолжали осуществлять бюрократические системы, в которых происходило тесное переплетение экономической и политической власти.
По своей финансовой мощи монополистическим группам стран Востока не уступает предпринимательский мир Тайваня. Старейшая тайваньская буржуазия была представлена выходцами из континентального Китая. Она практически срослась со структурами гоминдана, а впоследствии с государственными структурами и являлась разновидностью бюрократической буржуазии. Эти явления в азиатских странах позволили востоковедам сделать вывод о существовании партийно-государственного капитализма. Сосредоточивая экономическую и политическую власть, эта часть предпринимательского мира играла решающую роль в формировании современного облика тайваньской республики.
Использование бизнесом государственной власти способствовало сращиванию буржуазной среды с государственными структурами, слиянию бизнеса и политических функций, что приве-ло к появлению (например, в Малайзии и Индонезии) политической буржуазии. Большую группу такого слоя составили родственники или друзья бывшего президента Филиппин Ф. Мар-коса. В Индонезии более сильную группу составила так называемая бюрократическая буржуазия, которая состояла преиму- щественно из гражданских и военных чиновников и использовала государство для своего обогащения. В период правления Сухарто бюрократическая буржуазия получила полный юридический статус на предпринимательство. Деятельность таиландской королевской буржуазии и государственно-политической буржуазии в Малайзии была результатом ускоренного становления в этих странах капиталистических отношений, при которых происходило невероятное сочетание традиционных и современных, рыночных и нерыночных форм общественных отношений. В данном случае понятия буржуазии, бюрократии и аристократии почти сливаются. Это явление есть одна из важных особенностей развития общественных отношений.
" Особенностью формирования местной бюрократической буржуазии практически во всех странах стало сохранение ею тесных социальных связей с этническими, племенными и семейными структурами. В восточных странах происходило формирование мощных корпораций на семейной основе и с участием бюрократической буржуазии. В странах Ближнего и Среднего Востока возникает причудливое сочетание современных форм общественных отношений, которые сливаются с традиционными местными структурами, придают развитию общества особый колорит. Появление государственно-монополистического капитализма, тесно связанного с ТНК, в условиях традиционных социальных отношений, привело к формированию здесь классов буржуазного общества и созданию уникального социально-классового комплекса, названного востоковедами феодально-бюрократическим капиталом (ФБК). Ярким примером тому могут служить страны Персидского зализа, разбогатевшие на нефтедолларах, которые втягиваясь в мировой бизнес, оставались, по сути, архаическими режимами. Представители ФБК, составляющие одновременно элиту бюрократической верхушки, представлены кланом Саудидов в Саудовской Аравии, феодально-бюрократическими родовыми семействами Марокко, «нефтекратией» стран Персидского залива.
В Индии из 75 ведущих монополистических групп Индии выделяются семейные дома Таты, Бирлы, Тхапара, Ма-фатлала и др. Установление власти «контролирующих се-мей» в Индии с самого начала превратили верхушку имущих кругов в «коллективного монополиста». Рождение бюрократической буржуазии, связанной узами семейно-клановых отношений, вело на Востоке к формированию особого социального слоя, который имеет в азиатских странах свои термины, как «чеболи» в Ю. Корее, которым обозначают южнокорейскую монополию еемейно-кланового типа. Бюрократическую буржуазию именуют «кабирами» в Индонезии. «Крони» называют имущую верхушку и приближенных к бывшему президенту Маркосу на Филиппинах.
Семейственность — особая черта предпринимательского мира восточных стран. В конце 90-х годов самым крупным налогоплательщиком была «большая четверка» Индонезии, куда входили сыновья генерала Сухарто, владельцы крупного банковского капитала. Члены его семейства, включая всех родственников, совместно с партнерами, преимущественно китайского происхождения, контролировали 2/3 всей добываемой в стране нефти и нефтепродуктов. К началу века в Индонезии обозначились 12 монополистических групп, которые с участием президента поделили между собой рынок и производство продукции. Получая от правительства особые льготы и привилегии по принципу близости к президенту, бюрократическая буржуазия достаточно быстро приумножила свои богатства. Одной из причин ухода Сухарто с поста президента стал экономический кризис, который ассоциировался с деятельностью его семейства, прежде всего, его сыновей и китайских «хуацяо».
В постколониальный период развивающиеся страны значительно продвинулись по пути индустриализации и модернизации. Быстрый рост производительных сил вызвал значительное увеличение численности пролетариата, который в странах Азии к концу 90-х годов составлял примерно в разных странах от 25 до 35% всех занятых в промышленности. Рабочий класс развивающихся стран никогда не представлял единого целого, а, напротив, конгломерат различных слоев, объединенных сходным отношением к средствам производства.

На крупных промышленных предприятиях иностранного и местного монополистического капитала и на государственных предприятиях формировался и развивался пролетариат европейского типа, не связанный ни с какими общественными связями, кроме экономических. Основная масса рабочего люда трудилась именно на таких предприятиях.
На этих производствах уровень квалификации и образования, заработная плата были более высокими, нежели в других структурах экономики.
Пролетариат связан также с предприятиями мелкокапиталистического уклада. Эта часть рабочего класса, как правило, временно занятые, с трудом поддается статистике и контролю. Миграция является главным источником формирования этой категории пролетариата. Значительная часть мигрантов пополняет ряды пауперов и люмпенов. Рабочие, в основном низкой квалификации, стремятся не терять связи с деревней. Тысячи мигрантов выступают на рынке труда в качестве временных и сезонных рабочих. В Южной и Юго-Восточной Азии это, прежде всего сезонные работники на плантациях чайного производства, половина из которых составляют женщины, используется и детский труд. К неквалифицированным работникам относятся поденщики, то есть занятые на работах краткосрочного характера. Безработица в странах Азии является подлинным бедствием.
Средние слои и интеллигенция в развивающихся странах повсюду стали значительной социальной и политической силой. Однако вопрос о содержании термина «средние слои» становится все более дискуссионным. Ланда Р. Г. приводит такое определение: «К ним относятся лица, не владеющие средствами производства, но обладающие образованием, знаниями и квалификацией, необходимыми для организации, ориентации и удовлетворения потребностей экономической и духовной жизни современного общества». Это — интеллигенция, служащие, офицерство, студенчество и другие жители, как города, так и деревни, органически связанные с городом, школой, университетом. Поэтому развитие интеллигенции, как и средних слоев, всецело зависит от экономического развития страны и ее научно-технического уровня. Качественный сдвиг в социально-экономическом развитии развивающихся стран дал определенный стимул роста научно-технической интеллигенции и управленческой прослойки.
Студенчество всегда было главным резервом интеллигенции. В то же время из средних слоев это наиболее активная часть среды, которая на Востоке оказывала существенное влияние на исход политических движений. Достаточно вспомнить события 1989 года в Китае, которые положили начало кардинальным изменениям в политикекитайских реформаторов, в Индонезии студенческие волнения привели к активизации всех социальных слоев и восстанию, свергнувшего диктатуру Сухарто. Немаловажную роль сыграли студенты в политических событиях в Египте, Алжире и других странах.
Важнейшей частью средних слоев всегда были армейские служащие, офицерство. Роль армии, особенно офицерства в странах Востока чрезвычайно важна. Офицерство во многих восточных странах сыграло решающую роль не только в завоевании независимости, но и в их последующем развитии. В завоевании независимости государств Египта, Алжира, Ливии, Вьетнама, Бирмы, Индонезии армия играла решающую роль. Во многих государствах армии по-прежнему принадлежит управление страной. В Турции армия играла роль гаранта кемалистской политики и совершала перевороты в целях предотвращения гражданских войн. В Индонезии армия выполняла «двойную функцию», участвуя в экономическом развитии государства и его обороне. Большую роль военные играли в жизни Ирака. В Мьянме военные по-прежнему находятся в управлении страной, став конкурентной силой демократическим партиям. Армия на Востоке со времен национально-освободительных движений была самым эффективным инструментом политической борьбы.
В политической жизни стран Востока особо следует выделить традиционные слои интеллигенции, которые играют все большую, а порой решающую роль в экономике и политике восточных государств. На Востоке нельзя игнорировать деятельность многочисленной традиционной интеллигенции, людей, закончивших медресе и занимающих определенное положение в обществе. Влияние на процессы общественного развития служителей культа, шариатских кади, имамов, мулл, мударрисов (учителей религиозных школ) по-прежнему остается достаточно сильным. Религиозные лидеры опираются в своих действиях в первую очередь на социальные низы города и средние слои. Исламизм и религиозный фундаментализм глубоко укоренились в восточных странах в результате деятельности религиозной интеллигенции. Создание и деятельность политических партий и организаций создало угрозу захвата фундаменталистами и религиозными экстремистами политической власти. Такая ситуация возникала в Алжире, Турции, Афганистане, с лета 2004 года прослеживалась в вооруженных выступлениях шиитов Ирака. Крестьянство на Востоке по-прежнему представляет значительную массу населения и составляет сегодня основу гигантских восточных цивилизаций. Мир восточной деревни сильно изменился, но по-прежнему продолжает быть основной базой социальной традиционности. Доля активного крестьянского населения в развивающихся странах имеет тенденцию к сокращению, но незначительными темпами. Сокращение сельскохозяйственного населения наблюдается в таких странах Ближнего и Среднего Востока, как Египет, Сирия, Ирак, Турция, Иран, где крестьянство составляет приблизительно 1/3 экономически активного населения. В остальных государствах Азии сельскохозяйственное население не только не сокращается, но незначительно продолжает расти. К числу таких государств относятся Индонезия, Бангладеш, Малайзия, Филиппины, в которых доля сельскохозяйственного населения составляет от 40% до 55%. Удельный вес сельскохозяйственного населения превышает две трети в Таиланде, Мьянме, Вьетнаме, Лаосе, Камбодже. В таких огромных странах, как Индия и Китай, где более чем миллиард жителей в каждой стране, сельскохозяйственное население составляет от 72 до 73 процентов.
Сельская среда в постколониальный период, особенно за Последнее время, претерпела большие перемены. Но эти изменения в каждом регионе имели свою логику и особенности. Поэтому следует подойти к изучению изменений в сельском обществе с учетом локальных традиций, с учетом особенностей региона и политики в каждой стране. В Китае сельское население продолжает составлять абсолютное большинство, оно в процентном отношении почти не менялось, и этому были соответствующие причины. Китаю удалось приспособить многие традиционные формы земельных отношений к меняющимся условиям современности.
Суть реформы в Китае состояла в том, что земли передавались в семейный подряд, с правом свободного распоряжения излишками продукции. Эти формы земельных отношений столетиями существовали еще до маоистских преобразований. История земельных отношений в Китае показывает живучесть восточных традиционных отношений в деревне, которые могут приспосабливаться к меняющимся условиям и государственной политике. Традиции использовались Дэн Сяо Пином для развития товарно-денежных отношений. Измененная структура китайской деревни стала мощным импульсом развития сельского хозяйства и стала основой развития всей экономики. Возращение к семейной основе крестьянского хозяйства создало предпосылки для возрождения естественно-социальных институтов, в первую очередь большой семьи и клана.
В группе стран Индокитая, примыкающих к Китаю, там, где утвердились коммунистические режимы, земельные реформы и крестьянская политика осуществлялись с учетом опыта КНР. Политика семейного подряда стала определяющей в политике вьетнамских руководителей. Отсюда и схожесть проблем китайского и вьетнамского аграрных секторов. Аграрная политика в Лаосе и Камбодже не могла проводиться изолированно от политики вьетнамского государства. Длительная общая связь взаимоотношений народов Индокитая обеспечила им общность судеб их политики в регионе, за исключением некоторых особенностей в каждой стране, обеспечивших разные подходы в аграрной политике.
Сильно отличается от китайских преобразований социальная политика в деревне стран Дальнего Востока. В Республике Корея и на острове Тайвань радикальные аграрные реформы были проведены сразу же после второй мировой войны по единому проекту под контролем американской военной администрации и американских специалистов. Суть земельной реформы сводилась к формированию предпринимательского хозяйства. В результате основной экономической и социальной фигурой современной деревни стаи мелкий и мельчайший крестьянин-землевладелец. Продуктивность крестьянских хозяйств в этих странах значительно выросла и находится на высоком уровне. Опыт Японии, Ю. Кореи, Тайваня говорит о том, что, в новом, XXI веке, эти страны избрали в качестве основной опоры в деревне всестороннюю поддержку мелкого крестьянско-фермерского хозяйства.
Существенные отличия в аграрной политике имели место в бывших колониальных странах другой части Южной и Юго-Восточной Азии — Индии, Шри-Ланке, Индонезии, Филиппинах. В них сохранились многие традиционные черты колониального и доколониального прошлого. В Индии веками функционировала четкая кастовая организация сельской общины, построенной на жесткой иерархии различных групп сельского населения. Организованные общинно-кастовые структуры противостояли совместно некастовому населению страны — неприкасаемым. Социальный антагонизм между всеми кастовыми группами, с одной стороны, и некастовым населением — с дру-той, и поныне присущ сельской Индии. Эти принципы организации во многом объясняют отсутствие острых социальных противоречий в условиях роста социального неравенства между появляющимися классами в индийском обществе. В индонезийской общине также четко прослеживается деление населения на социально полноправные и неполноправные группы. Причем социальные группы отличались друг от друга не только по объему социальных прав, но и в религиозном отношении. Подобного рода внутридеревенская дифференциация общества порождала в Индонезии острые антагонизмы, приводившие не раз к социальным катаклизмам.
В то же время процесс модернизации и реформ в развивающихся странах привел к формированию на одном из полюсов социальной структуры деревни зажиточного слоя крестьянства, а с другой — более четко определился слой безземельных сельскохозяйственных рабочих. Достаточно заметно прослеживался процесс маргинализации низших групп и мельчайших крестьянских хозяйств. На их основе стали появляться контингенты сезонных и других временных сельскохозяйственных рабочих. В последние годы увеличивалось количество «лишних» людей, покидающих свои страны и выезжающих в развитые государства на любую предлагаемую работу. В результате «зеленых революций», роста товарно-денежных отношений и обезземеливания крестьянство в современном мире расслаивается. Крестьяне покидают свои деревни, а маргиналы становятся массовой почвой для политического, религиозного экстремизма, шовинизма, националистических крайностей.


ЛИТЕРАТУРА
Александров Ю. Г. Восточное крестьянство: актуальные проблемы изучения. // Восток, № 2, 1995
Восточный мир: опыт общественной трансформации. /Сб. статей. М., Муравей, 2001 Васильев Л. С. История Востока. В 2 т. М., Высш. шк., 2001 Непомин О. Е. Живая история Востока. Сборник. М., 2002 Новейшая история стран Азии и Африки: XX век. Ч. 2. М., ВЛАДОС, 2001
Полонская Л. Р. Единство и многообразие ислама. / Восток, № 6, 1994
Партия и политика в развивающихся странах Востока. М., 1988 Эволюция восточных обществ. Синтез традиционного и современного. М., 1984

 

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com