Особенности цивилизационного развития и конфуцианство в современном Китае.

Особенности цивилизационного развития и конфуцианство в современном Китае. История китайской цивилизации циклична и проходит различные фазы. Понятие цикла сводится к повторению схожих, но не одинаковых фаз в поступательном движении. Еще в древнем Китае заметили чередование четко обозначенных периодов, составляющих определенный ритм китайского развития. В Китае историческая ритмика была возведена в некий абсолют, который стал основой в деятельности политических кругов. Каждая новая китайская династия начинала новый цикл, который заканчивался, как правило, социальным кризисом, распадом административной системы, крушением династической власти.

Китайская «Книга перемен* содержит в себе главные теоретические подходы к смене циклов, которые составили основу мировоззрения китайского народа. Новейшая история Китая также попадает в определенный цикл поступательного развития цивилизации. Современный Китай имеет несколько важных этапов, существенно отличающихся друг от друга, однако воспринимается как единый цикл, начавшийся с образования Китайской Народной Республики в 1949 году. Последовавшие перемены коренным образом изменили Китай. Главный символ китайской империи — желтый дракон, был сменен краснозвездным знаменем революции. Вступление Китая в XXI век знаменовалось высокими темпами роста китайской экономики, и это рассматривалось китайскими учеными как выход государства на вершину циклического развития. В начале XXI века Китай допустимо характеризовать как лидера мирохозяйственной динамики. КНР за короткий промежуток времени стала вторым по объему после США товаропроизводителем современного мира.
Преемственность в китайских исторических циклах большинством историков объясняется теорией «азиатского способа производства», которая достаточно детально описана в трудах ученых. По мнению большинства историков, именно восточный способ производства обеспечивал незыблемость китайских цивилизационных основ. Но циклическая динамика и преемственность в азиатской модели периодически оплачивались ценой острых кризисов и социально-политических катастроф. В Новейшей истории Китая достаточно вспомнить периоды гражданских войн после синьхайской революции, периоды «большого скачка» и «культурной революции» при Мао Цзэдуне. Но в то же время, какими бы ни были преобразования Мао и последующие за ними реформы Дэн Сяопина, никто из них не вышел за рамки восточного способа производства, за рамки основных китайских традиций.
Осознанная история Китая насчитывает более двух с половиной тысячелетий. При всех ее циклических фазах сохраняется между тем осознанная преемственность основных традиций, культуры, форм общественных связей. С завидным постоянством восстанавливается почти из пепла циклических катастроф китайская цивилизация. И этому она во многом обязана следованию трем великим учениям: конфуцианству, сложившемуся еще в 206 году до нашей эры, даосизму и буддизму. В них китайское общество находило основные гуманистические принципы, на основе которых развивались традиции поддержания порядка, социальной стабильности, мира и согласия. Культура Китая — это культура гармонии, согласия, единения. Конфуцианство вобрало в себя наиболее лучшие черты существовавших в то время религий и философских концепций. Основные принципы идеологии и религий Китая состоят в стремлении к поддержанию порядка, стабильности и мира. Эти главные традиции конфуцианства и других учений составляли гармоничный комплекс мировоззрения китайцев, которые не исключали расхождений во взглядах и мнениях. Скорее, напротив, разногласия служили базой к выбору мирных методов разрешения противоречий.
В то же время конфуцианство никогда не пребывало в неизменном состоянии и постоянно обновлялось в зависимости от требований времени, и впитывало в себя доктрины легизма (школы законников), буддизма и других. Китай во все времена испытывал сильнейшее воздействие со стороны других цивилизаций и культур. В период новейшей истории Китай подвергся серьезному влиянию капитализма Запада, который стал разрушителем многих старых традиций китайского общества. Конфуцианские принципы в современных условиях также открыты воздействию многих учений, включая западные представления об историческом развитии и рыночных методах ведения хозяйства. Чем сильнее шло внешнее влияние на традиционные китайские структуры со стороны европейского капитализма, тем сильнее шла консолидация социальных сил на основе консервативных традиций и устоев Поднебесной.
Конечно, не следует упрощать этот процесс. Революционные идеи разрушения не прошли мимо новейшей китайской истории, в результате чего происходил подрыв конфуцианских традиций общества. Не случайно руководители КПК на рубеже веков официально заговорили о деградации общества, связанной не только с влиянием западных культур, но и постоянными изменениями в обществе и последствиями ре-формаций последних десятилетий. Маоистская и денсяопи-новская революции существенно повлияли на состояние китайского общества, на утрату веры в социализм, на явления криминального толка, рост масштабов преступности. Программы переустройства на основе отказа от прошлых исторических традиций существовали в 20-е и 30-е годы, в период формирования коммунистического движения, они стали практикой хунвейбинов в период «культурной революции». После деятельности маоистов исчезли некоторые классы и сословия, изменились формы собственности.
В условиях послемаоистского Китая сторонники политических и экономических реформ стали считать, что процессам либерализации мешали конфуцианские традиции и маоистские догмы, стеснявшие свободу личности и развитие рыночной экономики. Критические выступления, направленные на ликвидацию традиционных норм, присутствовали у революционного студенчества, вышедшего на площадь Тяньанмынь в 1989 году. Они призвали к полному разрыву с традиционной культурой и существующим режимом. Символы западной демократии и культуры были сооружены прямо на площади. Однако эти тенденции, если и привели к снижению роли многих традиций в Китае, но не к ликвидации основ конфуцианства в современной жизни. Главный парадокс состоял в том, что «революционная борьба» с прошлым способствовала возрождению многих прошлых традиций, хотя и в самом гипертрофированном виде. Происходила, например, фетишизация атрибутов государственной власти, выразившаяся в развитии культа вождя. Культы Мао, Дэна и Цзяна были сродни императорской власти.
Современная история Китая продолжала развиваться на основе конфуцианской цивилизационной базы. В новейшей истории Китая «социалистические» или «капиталистические» реформы утверждались на широком поле конфуцианских традиций, которые окрашивались в цвета политических позиций и лозунгов пришедших к власти вождей. Китайские традиции и их основы в одинаковой мере использовались как «социалистом» Мао Цзэдуном, так и «каппучи-стом» Дэн Сяопином. Преобразования «социализма» и «капитализма» осуществлялись с сильным налетом «китайской специфики», создавшим у многих сомнения в чистоте того или иного развития. Загадка исторического развития Китая заключалась не в подражательности созданной им экономической и социальной модели развития, а в приспособлении другого опыта к главным традициям и мировоззрению китайского народа. Главные заветы Дэн Сяопина были основаны не на копировании основных структур Запада, а строились на использовании основных традиций китайского общества для решения экономических и социальных вопросов. Нынешнее «четвертое поколение» китайских руководителей вынуждено вести свою политику с учетом выработанных веками цивилизационных устоев и мировоззрения общества. Новые руководители все больше отходят от идеологизированного подхода в сфере экономической и социальной политики. Поэтому с такой легкостью была осуществлена преемственность политики принципиально разных китайских вождей современности — Мао Цзэ-дуна, Дэн Сяопина и Цзянь Цзэминя.
Кроме главных экономических основ, вся китайская цивилизация сводится к признанию высшей Мудрости, основанной, прежде всего, на знании конфуцианских законов. Смыслом и высшей целью конфуцианских доктрин было достижение социальной гармонии в рамках мудро управляемого государства. Это достигалось на основе принципа приоритета государства над подданными, коллектива над личностью. Традиционный принцип приоритета государственных интересов над личностными сохранился поныне в структуре общественных отношений. Все преобразования в новейшей истории Китая были направлены не столько на построение сознательно самообновляющегося общества, сколько на укрепление государственности в рамках конфуцианских построений. Вот почему государство и бюрократический слой в современных условиях выступали основными инициаторами в проведении экономических реформ «сверху». Периоды маоистской «культурной революции» и дэнсяопиновских преобразований проходили, по сути, по централизованным, «династическим» сценариям. Определяющая роль государства с принципами авторитарной централизованной власти составляла основу китайской модели и относительной стабильности развития современной китайской цивилизации.
В конфуцианской традиции авторитаризм, общество и государство всегда отождествлялись с патриархальной семьей. Знаменитый тезис Конфуция о государстве как большой семье играл большую роль в формировании единства китайского народа. Он означал повиновение власти, необходимость поступаться своими личными интересами ради общих, то есть государственных целей. Залогом вечности Поднебесной империи конфуцианство считало подчиненность низшего высшему: подданного — государю, детей — родителям, жены — мужу и т. д. Власть правителя конфуцианством признавалась священной, дарованной небом. Государь объявлялся «сыном неба» и выполнял волю небесных сил. Отсюда строгая иерархичность и структурное подчинение, которые составляли основу китайского государства во все времена. Нужно отметить, что социализм Мао и «социализм с китайской спецификой» Дэн Сяопина даже предполагали авторитарные методы правления.
Государство и сегодня является воплощением воли общества, полным хранителем морального порядка. Современные сторонники конфуцианства считают, что иерархичность китайской власти во многом способствовала китайскому «экономическому чуду», поскольку дисциплинированность рабочей силы, готовность китайцев безропотно сносить лишения и исполнять приказы стали факторами, которые обеспечили политическую стабильность и высокую производственную дисциплину. В то же время нельзя не видеть, что в современных условиях излишняя иерархичность стала вр многом сковывать инициативу и творческое мышление. Малявин В. В. в известной книге «Китайская цивилизация» обратил внимание, что соблюдение определенных жизненных правил заставляет китайцев, расселяющихся по всему миру, воспроизводить на новом месте жительства свой традиционный уклад жизни, не вступая в конфликт с окружающим обществом. Китайские хуацяо (китайская диаспора), охотно принимая законы и ценности других народов, предпочитают сохранять свою самобытность созданием всевозможных «чайнатаунов» и «шанхаев».

Конечно, все это не означает, что роль государства в современном Китае не обсуждается и не выражаются сомнения отмеченным тезисам. Со вступлением в XXI век страна прошла большой путь преобразований. Постепенно рос плюрализм мнений в ходе обсуждения различных национальных проблем и путей политического развития. Бурно прогрессировало изучение общественного мнения, в том числе зарубежного, без которого было чрезвычайно трудно выйти на дорогу оптимального перехода к современному уровню требований научно-технической, экономической и социальной жизни. Плюрализм в политической жизни страны все настойчивее пробивал себе дорогу, начиная от формирования политических группировок и фракций в КПК до открытого сопротивления проводимому курсу. Так, натиск на полутрадици-нную деревню вызывает появление протестных тенденций в народной среде. Участие десятков миллионов людей в процессе постоянных реформ в сельской среде говорит о существовании противоречивых настроений китайского общества по вопросу путей экономического и социального прогресса.
В дискуссии по мировым цивилизациям в журнале МЭиМО было отмечено, что китайская цивилизация тысячелетиями строилась на аграрной восточно-деспотической матрице, обеспечивавшей цивилизационную преемственность китайской истории. В течение тысячелетий строилась агробюрократическая организация китайской экономики, что составило одну из характерных черт культурно-исторической действительности Китая. По словам профессора О. Е. Непомина, китайская цивилизация «центрирована деревней», тогда как главным источником ци-вилизационной динамики во всемирной истории был город. Но в Китае ориентация на деревню как была, так и осталась в период современной истории. При всех достижениях китайской промышленности, науки и техники, цивилизационнное ядро страны по-прежнему во многом связано с деревней. И не только потому, что большинство населения Китая проживает в сельской местности. В отличие от Запада в Китае никогда не существовало разрыва между городским и сельским мирами. Появление теории Мао Цзэдуна о «мировой деревне» строилось на особом мировоззрении китайских крестьян о путях развития общества и государства. Вступление в новый век не оторвало китайское население от деревни и его ностальгии по традиционным устоям прошлого. Большинство китайцев готово к реализации модели разумного потребления на основе проектов «мировой деревни» и возвращения к земле.
Все реформы в Китае, проводимые Дэн Сяопином и его последователями, начинались с реформирования деревни и были направлены на создание основ преобразований в промышленности. Сельские общественные отношения испытывали постоянный натиск индустрии, развития современной инфраструктуры и массы нововведений, появившихся в результате процесса модернизации. Выход из создавшегося положения китайская цивилизационная структура нашла на пути создания местной промышленности в сельской местности. Поселково-волостные предприятия, появившиеся в Китае в период экономических реформ, были фактически реакцией на усиление потребности страны в развитии промышленности и процесса урбанизации. Бурное развитие местной промышленности было связано также с политикой, запрещающей допуск в города излишка рабочих рук из села. Это-му служила государственная система приписок и закрепления крестьян на земле. Китай не был готов к быстрой урбанизации городов. Десятая пятилетка 2000-2005 гг. поставила задачу развития мелких поселков и мелких городов, усиления концентрации управления сельскими предприятиями. В Китае считают, что курс на укрепление сельской промышленности будет способствовать улучшению рыночной системы взаимосвязей городов и деревень. Это, пожалуй, явилось важнейшей спецификой развития современного Китая.
Выработанные конфуцианские традиции коллективной ответственности также служили основой обеспечения многих экономических реформ и преобразований в стране. В Китае огромную силу имели семейно-клановые связи, освященные и возвеличенные конфуцианством. Большие кланы, включавшие много семей, богатых и бедных, представляли собой, как правило, мощные и крепкие организации, основанные на принципах солидарности и взаимопомощи. Распространение разного рода землячеств, сект, тайных организаций в Китае всегда представляло собой реальную социальную силу, с которой приходилось считаться. Эта система широко использовалась в битвах за политическую власть в стране в период новейшей истории, начиная от Мао Цзэдуна до Цзян Цзэминя. Борьба за власть в период передачи власти «четвертому поколению руководителей» во главе с Ху Цзиньтао в 2002 году проходила с использованием всех возможностей, которые сулила система клановой зависимости.
В данной системе общественных взаимосвязей действовал традиционный конфуцианский принцип равных возможностей, заменявший в Китае западные принципы демократии. Этот принцип сводился к тому, что каждый, независимо от своего происхождения, мог стать чиновником и войти в элитный слой китайского общества. В китайской науке упразления главным все-таки была идея о внутреннем самоусовершенствовании человека. Об этом утверждал тезис Конфуция: «Не научившись управлять собой, не научишься управлять людьми». Это достигалось путем нравственного совершенствования на основе соблюдения норм поведения (этикета), которые строились на почтительности и уважении к старшим по возрасту и положению, почитании родителей, преданности государю и т. д.
Основной критерий отношения к людям был выражен Конфуцием в широко известной формулировке: «Не делай другим того, чего сам себе не желаешь». Современная рыночная экономика Китая развивалась, опираясь на определенные этические нормы. Обогащение справедливо, утверждает китайская мудрость, когда оно достигнуто честно, а не грабежом и обманом. Китайские ученые видят отличительные черты национальных форм перехода к рынку, в отличие от западной модели, прежде всего в соблюдении этических установок, заложенных еще Кун-цзы. Это означало, что наряду с соблюдением законов, предприниматели имеют возможность следования лучшим традициям национальной культуры.
Китайская цивилизация, с ее особенными чертами развития, испытывала и испытывает сильное воздействие внешних факторов, то есть западного капитализма, серьезно повлиявших на внутренние процессы развития. Поскольку политика в Китае всегда сохраняла примат над экономикой, в задачу государства входило осуществление синтеза традиционных и современных основ развития. Китайская цивилизационная машина успешно впитывала и перерабатывала практически все западные современные достижения экономического и технологического характера. К началу XXI века страна стала располагать первоклассной информационно-аналитической базой. Сведены к минимуму неудобства иероглифического письма, осуществлен огромный объем переводческой работы. Освоению новейших достижений способствовали и старые конфуцианские традиции бережливости и качественного труда, ценимое выше трудолюбия умение использовать старые вещи и опыт прошлого. Решительные защитники идей Кун Цзы утверждают, что конфуцианство сильно способствовало процессу модернизации страны, потому что в нем делается упор на нравственное воспитание человека, на идею сплочения людей, на социальный долг личной ответственности каждого за положение дел в стране.
Пытаясь быстрее решить проблему сочетания нового и старого и смягчить противоречия между традицией и современностью, руководители Китая идут на создание условий открытости китайской экономики и создания в Азиатско-Тихоокеанском регионе мощной базы китайской цивилизации. Присоединение и включение в процесс экономического и социального развития Китая островных государств Сянгана, Тайваня, Сингапура будут служить целям укрепления политического положения Китая в регионе и повышению научно-технического уровня. В этой связи определены специфические цели внешней политики, среди которых центральное место занимает воссоединение страны. Сянган стал особой территорией Китая в 1997 году, на повестке дня стоит создание единого Китая на основе уплотнения связей с Тайванем. Идет поиск форм объединения континентального Китая с островом. Появилась терминология, определяющая суть объединительных процессов в китайской цивилизации и ее роль во взаимоотношениях с другими структурами. Участники конференции по Китаю 2003 года обозначили островные китайские образования как Китай-ожерелье и Китай-диаспора, на которые приходится существенная роль в деле дальнейшей модернизации страны и повышения ее технологического и социального уровня.
Процессы исторического развития Китая на современном этапе показали жизнеспособность основных цивилизацион-ных структур и принципов. Китай принял вызов, брошенный временем, решил многочисленные задачи в экономическом и социальном планах, превратился в крупнейшую мировую державу. Осуществив демонтаж утопических маоистских наслоений, Китай, использовав в своем развитии традиционные принципы и формы достижения мирового опыта, сохранил свои своеобразные национальные черты уникальной восточной цивилизации.



ЛИТЕРАТУРА
Васильев Л. С. История востока. Т. 1,2. М., Высшая школа, 2001
Горохов С. Индуизм, общество, государство. //Азия и Африка сегодня. № 12, 1999
Лунев С. Индийская цивилизация в глобализирующемся мире. // Мировая экономика и международные отношения. № 3, 2003
Малявин В. В. Китайская цивилизация. М., АСТ, 2000
Общество и государство в Китае. /Сб. статей. Отв. ред. Свисту-нова Н. П. М., ИВ РАН, 2001
Рашковский Е. Индия: лик цивилизации. //Мировая экономика и международные отношения. № 3, 2003
Рашковский Е. Цивилизационный облик Китая. //Мировая экономика и международные отношения. № 4, 2003
Религиозные традиции мира. Т. 1,2. М., Кронпресс, 1995


Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?