Секуляризм и религиозный традиционализм в Индии. Атал Ваджпаи и Манмохан Сингх.

Секуляризм и религиозный традиционализм в Индии. А тал Ваджпаи и Манмохан Сингх. Этап 1996-2004 гг. явился серьезным испытанием для Индийского национального конгресса. Это было время, когда партия находилась в оппозиции. После 30 лет почти бессменного правления ИНК вынужден был уступить власть другим политическим партиям. Начиная с 1996 года, практически ни одна из политических партий не смогла сформировать однопартийного правительства, поэтому партии пошли по пути создания различных блоков и коалиций. Эта выработанная тенденция сохранилась на весь современный период истории Индии. Состоявшиеся выборы 1996 года окончательно убедили всех, что однопартийному правлению ИНК пришел конец. ИНК смог получить только 28 процентов голосов избирателей и 141 место в парламенте. К власти пришло коалиционное правительство Объединенного фронта (ОФ), состоящего из блока политических партий.
У лидеров Конгресса сложилось мнение, что итоги выборов— явление временное, поэтому, оказав поддержку ОФ, они не вошли в состав образованного правительства. Для ИНК более важным в этих условиях было не допустить к власти Бхаратию Джаната парти (Индийская народная партия), которая постоянно набирала голоса и становилась основным соперником конгрессистской партии. На выборах 1998 года Индийский национальный конгресс вновь потерпел поражение и в очередной раз не смог получить большинства голосов избирателей. Это становилось уже закономерностью и говорило о болезни Конгресса как политической организации. Лидерам ИНК требовалось задуматься над необходимостью изменения тактической и стратегической ориентации. Борьба Конгресса с религиозно-националистическими партиями и организациями велась и ранее, однако наибольшую остроту она приняла в середине 90-х годов.
Внеочередные выборы 1999 года показали, что шкала голосующих за Конгресс продолжает снижаться. Это было третье поражение конгрессистов на выборах. Конгресс потерял всякую надежду на формирование не только однопартийного правительства, но и участие во властной коалиции. Поддержка населением ИНК по сравнению с ее наивысшим показателем сократилась почти в два раза. В то же время росла популярность основного политического противника конгресса — Бхаратии Джаната парти (БДП). На досрочных выборах в 1999 году победу одержал Национально-демократический альянс (НДА), представлявший коалицию во главе с БДП, которая завоевала 297 мест из 537 и сформировала свое правительство. Правительство возглавил премьер-министр Атал Бихари Ваджпаи, известный активист национально-освободительного движения, крупный политик и лидер оппозиции Конгресса.
Количество поданных голосов за Конгресс продолжало снижаться. Он получил всего 133 места в парламенте. Ослабление политических позиций Конгресса было заметно не только в центральных федеральных органах, но и в штатах. Неудачи постигли конгрессистов в штатах Западная Бенга-лия, Бихар, Тамилнад, Утар-Прадеш. Тенденция ослабления влияния ИНК была не случайной. Причиной тому — утрата веры и надежд на способность ИНК решать проблемы современной Индии. 30-летний срок был для этого довольно значительным периодом. Развитие социализма индийского образца не дало ожидаемых успехов. Три десятилетия назад, когда принимались первые пятилетние планы, все смотрели в будущее с надеждой. Страна действительно менялась. Но изменения экономического состояния Индии не принесли значительного и видимого улучшения основной массе индийского населения.
Положение, которое сложилось в конце 90-х годов, стало даже вызывать тревогу. Рост валового национального продукта имел тенденцию к сокращению, темпы роста экономического развития с начала 90-х годов замедлились. Все это осложнялось демографическим кризисом, значительным ростом населения, которое уже перевалило за миллиард. Темпы прироста населения опережали рост экономики. Жизненный уровень по-прежнему оставался чрезвычайно низким, почти половина жителей Индии находилась на уровне ниже установленного «порога нищеты». Разочарование экономической политикой Конгресса выразилось в падении количества голосов, подаваемых за лидеров ИНК.
Утрата конгрессистами политических позиций имела и другие причины, которые состояли, прежде всего, в неблагополучном состоянии дел внутри самой партии и в политических ошибках ее руководства. Во-первых, за годы пребывания Конгресса у власти, начиная с 1947 года, в стране произошли существенные изменения в социальной сфере. Находясь у власти, Конгресс монопольно выступал как основная политическая сила, отражающая интересы всех слоев общества. Он выступал как главная мобилизирующая сила, широкая социальная коалиция. Но чем дальше шло развитие страны, чем глубже становилась социальная дифференциация, тем сложнее Конгрессу приходилось объединять вокруг себя разные социальные группы. В этом состояла главная причина постоянных расколов в ИНК и отмежеваний от партии тех социальных слоев, интересы которых уже противоречили стратегии Конгресса. Социальная коалиция, руководимая Конгрессом, стала постепенно распадаться, и критическая масса распада стала приходиться на начало 90-х годов. Образовавшийся вакуум в социальной среде заполнялся конкурирующими организациями и партиями, основным соперником ИНК — Бхаратией Джаната парти.
Во-вторых, традиционно Конгресс всегда опирался на низшие слои общества. Под них подстраивалась стратегия демократического социализма, социальной справедливости и секуляризма. Усиление расслоения общества было связано с ростом средних слоев, как в городе, так и в деревне, с появлением мелких собственников и фермерства. Они тоже требовали своей доли участия в управлении страной. Эти новые слои все больше склонялись к традиционным устоям общества, к религии, увидев в ней идеологическую основу развития страны и ее организационной структуры. Они покидали ИНК, выражая поддержку тем партиям, которые ближе всего находились к традиционализму, религии и национализму.
В-третьих, у лидеров и членов Конгресса годами выработалось убеждение в пользу однопартийного правления, что ИНК может без поддержки других политических партий прийти к власти. Сказался синдром длительного однопартийного управления страной. Бхаратия Джаната парти обладала преимуществом перед ИНК, поскольку ей удалось создать вокруг себя альянс из 24 политических партий, объединить противников ИНК. Председатель Конгресса Соня Ганди, не так давно начавшая политическую деятельность, ориентировала партию на самостоятельную борьбу, будучи уверенной в получении Конгрессом большинства представителей в парламенте.
Был еще немаловажный фактор, влиявший на процессы предвыборных кампаний в Индии. Индийский национальный конгресс делал ставку на сохранение династийности в его руководстве и, следовательно, в управлении страной. Лидеры Конгресса попытались использовать преимущества, которые создавались председателем Конгресса Соней Ганди, являвшейся членом семьи Неру-Ганди. Соня Ганди, вдова погибшего от рук террористов Раджива Ганди, пыталась использовать этот аргумент в целях осуществления победы на выборах. В предвыборных гонках участвовали и ее дочь При-янка и сын Рахул, но и это не принесло Конгрессу ожидаемых результатов. Более того, руководители БДП в предвыборной кампании 1999 года поставили вопрос о запрете лицам иностранного происхождения занимать высшие посты в законодательных, исполнительных и судебных структурах власти. Возникший конфликт в высших эшелонах ИНК привел к очередному расколу и выходу части членов партии из Конгресса, и образованию ими отдельной Национальной конгрессистской партии. События вокруг возможности продолжения династийного правления «семейства красной розы» вызвали неоднозначный подход к данной проблеме. В ходе предвыборной кампании ИНК так и не смог представить избирателям своего кандидата на пост премьер-министра.
Одиннадцатые выборы 1996 года и последовавшие за ними внеочередные выборы 1998, 1999 годов явились существенным рубежом в истории Индии и Конгресса. В основном эти выборы продемонстрировали противоборство двух главных политических направлений: с одной стороны, секуляристс-кое, демократическое направление, управляемое Индийским национальным конгрессом, а с другой — религиозно-националистическая коалиция, возглавляемая партией Бхаратия Джаната парти (БДП). Пресса писала о том, что в Индии появилась тенденция создания двухпартийной системы, формирующейся вокруг партий ИНК и БДП. Основной политический противник ИНК — партия Бхаратия Джаната парти во глазе с А. Б. Ваджпаи — с начала своего образования, с 1980 года, постоянно наращивала свой политический вес и превратилась в мощную политическую силу в начале 90-х годов. Она раззернула острую критику идей секуляризма. Идеологи индуистского традиционализма были уверены в том, что секуляризм неприемлем для Индии, в которой около 83 процентов исповедуют индуизм. Подобная позиция создавала антимусульманские настроения в обществе и нередко приводила к серьезным конфликтам на религиозной почве.
Партиями религиозно-коммуналистического направления руководили видные деятели индийского государства. Активным сторонником религиозного традиционализма был Атал Биха-ри Ваджпаи, премьер-министр Индии (1998-2004). Семейство Ваджпаи принадлежало к древнему роду каньякбуджских брахманов. Атал Бихари Ваджпаи еще в 40-е годы стал членом религиозной индуистской организации Раштрия сваямсавак сангх (РСС) и состоял в ее руководстве. Несколько лет он сидел в тюрьме за участие в национальном движении и борьбу против англичан. Это ему принадлежат знаменитые в Индии слова: «Мы можем сломаться, но не сломиться». Выходец из касты брахманов, А. Б. Ваджпаи в 1951 году принял участие в организации и вошел в руководство религиозно-националистической партии Бхаратия Джана сангх (БДС), и был генеральным секретарем, а затем председателем партии. Вся жизнь А. Б. Ваджпаи (1926 года рождения), была связана с религиозными политическими организациями БДС, РСС и БДП. Биография А. Б. Ваджпаи как нельзя лучше отражала историю религиозных партий и страны, которым он верно и преданно служил. Кавалер «Ордена Лотоса» (вторая по значимости награда в Индии) был одним из немногих, кто не был причастен к скандалам и обвинениям в коррупции. Никогда не был женат, но имеет двоих приемных дочерей.
А. Б. Ваджпаи всегда был оппозиционером правящей партии ИНК. А. Б. Ваджпаи был противником курса Керу и активно выступал против социалистических идей Индиры Ганди. Ему удалось сколотить оппозиционный блок против г-жи Ганди, стать основателем предвыборной коалиции Джаната парти и премьер-министром страны с 1977 по 1979 годы. После распада коалиции в 1980 году Джана сангх была преобразована в Бхаратию Джаната парти с целью ее обновления и перестройки. А. Б. Ваджпаи стал одним из главных ее основателей в 1980 году и бессменным ее руководителем. Надо признать, что А. Б. Ваджпаи сыграл значительную роль в разработке стратегической и тактической ориентации БДП, повышении ее влияния среди индуистского населения. Обновление партии и изменение ее стратегических лозунгов в конечном итоге привели Бхаратия Джаната парти к победе в 1996 году. В практической деятельности руководители БДС, а затем БДП, не выпячивали националистические и религиозные лозунги. На выборах лидерами партии определялись задачи перестройки Индии на основе индийской культуры, политической, социальной и экономической демократии, которые гарантировали равенство и свободу всем гражданам. С 1996 года БДП стала самой крупной партией в парламенте и главным политическим соперником Конгресса.
Сформулированная Бхаратией Джаната парти идеология индусского национализма, опирающаяся на традиционные ценности индуизма, оказалась достаточно популярной. Индия — религиозная страна с огромным количеством верующих, которые составляли около 90 процентов, из них почти 83 процента населения страны составляли индуисты, мусульмане — Ц процентов, христиане — 2,5 процента. В стране проживали верующие других конфессий — буддисты, сикхи и пр. Рост благосостояния среднего класса — чиновников, торговцев, учителей, зажиточного крестьянства, сопровождался повышением их культурных запросов и ориентации на традиционные индусские культурно-религиозные ценности. Это сопровождалось усилением политического влияния религиозно-националистических партий, прежде всего, Бхаратии Джаната парти.Политической и идеологической предшественницей БДП была, как принято считать, террористическая, религиозно-националистическая партийная группировка Хинду Махасабха, созданная еще в начале XX века. После убийства Махатмы Ганди она утрачивает политический вес и исчезает с политической арены. Значительная часть ее членов перешла в образовавшуюся в 1951 году партию Бхаратия Джана сангх (БДС), которая действовала в Индии как религиозно-шовинистическая организация и строила свою политику на основе традиционной коммуналистической, общинной структуры. БДС сразу же стала составной частью давно действующей религиозной организации Раштрия сваямсевак сангх (Союз добровольных служителей нации). Идеологические и политические корни Бхаратии Джаната парти, руководимой А. Б. Ваджпаи, заключались в религиозно-националистическом движении начала XX века.
РСС объединял большинство религиозных партий, но, кроме разномастных организаций религиозно-политического направления, в РСС входили некоторые индийские профсоюзы, студенческие союзы, рабочие, женские группировки и т. д. Все организации, примыкавшие к РСС, стали впоследствии называться «Семьей хиндутвы», содержащей определенный религиозно-националистический смысл (хиндутва — индус-скость). Эта идеологическая направленность была основной в противостоянии идеологическим принципам Индийского национального Конгресса. Основная националистическая цель РСС — оживление духовных ценностей индуизма и возрождение древней славы Бхарата (древняя Индия). Поэтому идея хиндутвы, как идея формирования и развития нации, получила широкое распространение и популярность и обрела на рубеже веков новое дыхание. Эта идеология получила название «истинного национализма». В то же время нельзя не видеть, что хиндутва, ставшая стержнем идеологии БДП, представляет одну из форм религиозного фундаментализма, которая охватила значительную часть индийского общества, прежде всего представителей бизнеса и интеллигенцию, часть среднего класса.
Создание Национального демократического альянса под руководством БДП было шагом к формированию в индусском обществе традиционной религиозно-общинной идеологии. Лидеры НДА пытались объединить на этой основе различные политические и социальные группы и слои, руководствуясь схожестью или близостью их интересов. НДА в этом смысле никогда не представлял прочного, единого формирования. Серьезные противоречия внутри альянса обострялись в связи с различными подходами в осуществлении и реализации идеи создания «Хинду раштра» (государства индусов). Создание теократического, индуистского государства могло осуществляться лишь на основе ущемления прав национальных меньшинств и других конфессий. Практическая реализация этих идей в 90-е годы натолкнулась на сопротивление неиндусской части населения, прежде всего мусульман, которых насчитывалось в Индии более 90 млн человек. Поэтому правительство А. Б. Ваджпаи сразу же столкнулось с проблемами межрелигиозной розни. Некоторые акции БДП вызывали неоднозначную реакцию в среде индийского общества. Реанимация идеи строительства храма бога Рамы в Айодхье принесла некоторые дивиденды БДП и даже усилила ее позиции в среде индусов. В 90-е годы БДП поддержала массовые выступления индусов против мусульман за восстановление храма Рамы вместо построенной несколько веков назад мечети Бабура. Но эта акция впоследствии вызвала разгул высококастового шовинизма, что явилось причиной потери влияния БДП в значительной части индусских средних слоев, мусульман и других категорий населения.
Политическую силу БДП представляла лишь как лидер оппозиционной коалиции, объединяющей многочисленные религиозно-националистические круги. Неспособность партии прийти в одиночку к власти заставило БДП сотрудничать с другими, в том числе региональными партиями, создавая всевозможные союзы и альянсы. Идея создания политической коалиции различных социальных групп позволила ей усилить позиции в палатах законодательной власти. Тогда ей удалось создать коалицию из 18 партий, которая базировалась на религиозной идеологии и идеологии традиционализма. После внеочередных выборов 1999 и выборов 2004 гг. БДП была представлена как лидер правительственной коалиции — Национально-демократического альянса. Тактика создания политических объединений позволила БДП достаточно прочно удерживать позиции в борьбе с Конгрессом.
Эффективно используя тактику коалиций, партия в то же время определяла свои социальные ориентиры. БДП всегда черпала основную политическую поддержку из высших и богатых слоев населения. В то же время ее стремление опереться на союзников по коалиции и представителей из средних социальных слоев обеспечивало БДП более широкий охват различных групп населения. Из партии, опирающейся на горожан из высших каст, она стала ориентироваться на более широкую социальную базу в лице средних слоев и зажиточного крестьянства. При этом БДП пыталась усилить свое воздействие на традиционные общинно-религиозные структуры индийского общества, его кастовое деление.
Классовое и кастовое деление в Индии представляло собой два независимых, но во многом совпадающих фактора. Социальную базу БДП составляли высококастовые индусы и члены средних земледельческих каст в деревне. БДП поддерживали богатые и зажиточные группы, в основном брахманы, раджпуты, бхумихары, городские торговые касты. Союзников по коалиции поддерживали джата, маратха, ред-ди, патидары, курми и др. То есть БДП располагала наибольшим влиянием среди высших каст и классов и наименьшим среди низших. Поэтому удерживаться во власти БДП могла благодаря поддержке со стороны союзников по коалиции, обеспечивающих охват низших слоев населения.
Традиционная религиозно-общинная структура индийского общества является уникальной основой всей индийской культуры. Дело в том, что кастовая структура является своеобразной формой самоорганизации общества и она сумела пережить столетия. Эта архаичная система дожила до наших дней, хотя в несколько иной форме. Конституция Индии формально провозглашала равенство людей вне зависимости от кастовой принадлежности, но касты, как ни парадоксально, не только не исчезли, но имели тенденцию к определенному развитию. Касты, являясь основой религиозно-культовых начал индийского общества, легко приспособились к потребностям современного времени. Основанные на родовой связи, эти замкнутые группы выполняли универсальную функцию — они служили основой разделения труда и сословно-классового устройства общества. В современной Индии, отмечал академик Л. С. Васильев, касты играют роль стабилизирующего фактора при наличии острых социальных противоречий. Вошедшее в норму неравенство держит три четверти населения страны на уровне бытия вчерашнего дня. Индийское государство, учитывая специфику кастового деления, вынуждено было бронировать представителям низших каст определенные квоты в вузах, государственных учреждениях и т. д.В процессе исторического развития традиционные ценности, ориентирующие людей на сохранение существующего порядка, постепенно претерпевают изменения, уступают место новым требованиям. Отношения между кастами, особенно в условиях современности, были подвержены демократизации. Общество и кастовая структура видоизменились. Высшие касты уже не всегда ведут соответствующий образ жизни, низшие касты, протестуя, получают образование, читают священные книги, женятся на представителях другой касты и пр. Хотя роль каст действительно постепенно падает, все-таки в современной жизни они имеют большое значение. В современных условиях каста заменила отсутствие гражданского общества Индии. Главной политической силой, способствующей укреплению кастовой структуры в качестве своеобразной формы социальной организации индийского общества, стала партия Бхаратия Джаната парти. Опираясь на социальные задачи кастовых и религиозных общин, БДП пытается ориентировать индийцев на формирование государства, в основе которого лежали бы традиционные социальные институты, закрепленные «навечно» древнейшими законами Ману.

Узконационалистический курс и религиозные подходы БДП в политике не всегда способствовали росту влияния этой партии. Эта политическая ориентация в начале XXI века стала противоречить интересам крупного бизнеса и иностранных инвесторов, вкладывающих свои капиталы в индийскую экономику. Политика, окрашенная религиозным духом, вряд ли смогла привлечь деидеологизированный капитал. Да и попытки вхождения Индии в мировую экономику, осуществляемые премьером А. Б. Ваджпаи, требовали прагматического подхода. Все большую значимость вновь приобретали идеи секуляризма. Деятельность ИНК, пропагандирующего на протяжении многих лет секуляризм, говорила о том, что эпоха Индийского национального Конгресса не закончилась, и она оказалась востребованной в начале нового XXI века, когда в Индии начался новый пересмотр основных идеологических ценностей в государственной политике.
Несмотря на довольно значительное развитие индийской экономики за период нахождения у власти Бхаратия Джаната парти, все же она вынуждена вновь уступить властные позиции Индийскому национальному конгрессу. Рост экономики существенно не изменил сохранившуюся отсталость и нищету. Правительству БДП решить задачи борьбы с бедностью не удалось. К выборам 2004 года безработица в стране составляла более 20 процентов (около 150 млн), треть населения по статистике жила за шкалой «абсолютной бедности», тысячи мелких фермеров покончили с собой из-за долгов и голода. Лидеры БДП не считали эту статистику ужасающей, а тем более проявлением кризиса. На фоне развернувшегося экономического роста экономики традиционная индийская бедность не могла быть укором правительству БДП. Поэтому правящая партия и ее союзники по альянсу никак не ожидали возможного поражения. Но главная причина скрывалась не столько в экономических проблемах, сколько в политических. Избиратели отвергли программу ожесточенного религиозного индуистского национализма.
Выборы, проходившие в мае 2004 года, привели к отстранению от власти БДП и возглавляемого ею Национально-демократического альянса. А. Б. Ваджпаи, занимавший пост премьер-министра с 1998 года, признал свое поражение и подал в отставку. Коалиция во главе с Индийским национальным конгрессом получила большинство голосов и право формировать правительство. ИНК выступала в коалиции с Союзом левых сил, основу которого составляла Коммунистическая партия (м). Такое сотрудничество объяснялось тем, что ИНК и коммунисты объединились для сотрудничества с целью не допустить БДП к власти и не позволить ей уничтожить индийскую светскую демократию. Общая задача — преградить путь религиозному индуистскому национализму. Индийский национальный конгресс был не в состоянии в одиночку противостоять религиозно-националистическому направлению, поэтому вынужден был заключить союз с КПИ (м). Выборы показали увеличивающийся рост левых сил. Левый фронт, традиционно пользующийся абсолютным преимуществом в штатах Западная Бенгатия, Керал, Трипур, в то же время увеличил на 20 мест количество представленных в парламенте депутатов.
Маятник борьбы секуляризма против религиозно-националистического направления, возглавляемого БДП, качнулся в сторону ИНК. Индийцы отдали предпочтение светской секу-ляристской политике. Индийский национальный конгресс, находясь в оппозиции, выдержал испытания, но это уже была практически другая партия. От прежнего Конгресса осталось одно название. Изменения коснулись, прежде всего, его социальной базы. ИНК всегда являлся партией индийской буржуазии и интеллигенции, которая действовала от имени всей нации. При помощи концепции демократического социализма и секуляризма она могла разворачиваться в сторону низших слоев, выдвигая лозунги борьбы с бедностью и отсталостью и набирая голоса низкокастовых слоев населения.
В усилении ИНК стал нуждаться крупный капитал для установления контроля над беднейшей массой и сдерживания ее экстремистских порывов. Высшая элита индийского общества понимала, что при всех глубочайших противоречиях страна может развиваться ритмично лишь в мире и спокойствии. Конгресс как нельзя лучше подходил к этой роли как партия, в основе которой заложены принципы миролюбия великого Махатмы Ганди. С другой стороны, ИНК постепенно стала ориентироваться на крупных собственников, средние имущие слои населения. Ориентация на ликвидацию бедности стала носить несколько другой характер. Ликвидация отсталости, по мнению руководителей ИНК, заключалась не в прежней системе государственной опеки и социальных фондах, а в процессе развития занятости, улучшения условий деятельности среднего класса, мелкого промышленного производства, развития системы услуг и пр.
За пост премьера страны развернулась политическая борьба между сторонниками династийной власти и теми, кто не разделял особой симпатии к претендующим на этот пост особам из семейства Неру-Ганди. Реально могла претендовать на пост премьера председатель ИНК Соня Ганди, вдова Раджива Ганди, Она проявила благоразумие, предварительно заявив о своем отказе занимать высокую должность. Мотивируя тем, что она может стать причиной нападок на ИНК, Соня не стала вносить раскол в конгрессистскую среду. Депутаты Конгресса за закрытыми дверями 20 мая 2004 года тайным голосованием избрали Манмохана Сингха лидером победившего на выборах Индийского национального конгресса, и он же по законам страны стал премьер-министром. Сингх сформировал коалиционное правительство, состоящее из представителей ИНК, Коммунистической партии (м) и региональных групп.
Манмохан Сингх, 1932 года рождения, является одним из выдающихся политических деятелей и ученых современной Индии. Он был министром финансов страны и одним из авторов проводимых реформ. При Индире Ганди он был советником по экономическим вопросам.* При премьере Наросимхе Рао руководил реформами, в результате которых была либе-рализирована и фундаментально преобразована экономика Индии. Работал в структуре Международного валютного фонда. С 1991 по 1996 гг. — государственный министр финансов. Манмохан Сингх обладатель многочисленных степеней и дипломов. Он изучал экономику в Кембридже и Оксфорде и имеет дипломы Пенджабского, Кембриджского, Оксфордского университетов, имеет степени доктора философии и доктора литературы.
Доктор Манмохан Сингх стал премьером, не представляющим индуистскую религию. По вероисповеданию он является сикхом, приверженцем одной из самых многочисленных сект Пенджаба. М. Сингх четко обозначил политические и экономические ориентиры, которые будут приоритетными. Проблема национального единства признана им одной из важнейших проблем. Реформирование страны может осуществляться лишь в условиях мира и гармонии. В своем программном обращении М. Сингх обратился к народу с призывом сплотиться и объединить усилия на решении неотложных задач, какой является борьба с бедностью. В заявлении прозвучала идея преемственности экономических реформ, которые осуществлялись прежними правительствами. М. Сингх наилучшим образом представляет эту преемственность, поскольку сам принимал участие в разработке и осуществлении экономических преобразований на протяжении длительного времени, со времен реформ Дж. Неру. Как бы ни осуществлялись реформы, но борьба за демократию и секуляризм против религиозного национализма будет продолжена.
5. Экономические ориентиры правящих партий Индии. Характерной чертой реформ на всех этапах экономических преобразований была их преемственность, обеспечившая последовательность и определенную стабильность в Индии. Обеспечение преемственности в преобразованиях стало важным ориентиром в политике экономического развития, который значительно снижал возможности разного рода рисков и потрясений. Некоторые политические и экономические принципы, разработанные еще Дж. Неру, нашли последовательное воплощение в реформах не только его семейства, но и в последующих правительствах. Во-первых, в ходе реформ прослеживалась ориентация всех партий и правительств на регулирующую роль государства. Даже в 90-е годы переход к чисто рыночной экономике вовсе не означал ослабления роли государства, речь шла о «направляемой» экономике. Во-вторых, лидеры правящих политических партий заботились о том, чтобы в ходе реформ не была утрачена индийская самобытность. Заимствование западной модернизации должно, по замыслам индийской элиты, осуществляться лишь на основе традиционных индийских ценностей. Руководители индийского государства прекрасно понимали, что механическое перенесение чужеродного опыта на традиционную индийскую почву может создать реакцию отторжения. Поэтому политические лидеры всегда делали попытки опереться на традиционные групповые, общинные ценности и структуры, которые не угратили своего значения. В-третьих, в экономических реформах правящие круги Индии всегда учитывали традиционное массовое представление индийцев о социальной справедливости и необходимость удовлетворения нужд сотен миллионов людей, живущих за гранью бедности. Перед всеми правительствами Индии стояла задача обеспечения социальной справедливости, устранения неравенства между различными группами людей, вне зависимости от их религиозной или кастовой принадлежности. Борьба с бедностью, ее ликвидация проходят через все программы политических партий.
По своему характеру преобразования в Индии можно разделить на два этапа. Первый этап (1947-1991) экономических реформ, осуществляемых семейством «красной розы», базировался на выдвинутой Дж. Неру экономической модели индийского социализма, который основывался на командной роли государственного сектора, жестком государственном регулировании и планировании экономики. В то же время индийская модель совсем не была марксистской или советской копией социализма. Центральной идеей социализма Неру и его семейных последователей было формирование «смешанной экономики», которая предполагала создание крупного государственного сектора планирования и предпринимательской инициативы. Эта «социалистическая модель» была продиктована отсталостью страны, полным отсутствием основы для развития современного производства. «Отец экономических реформ. Индии Манмохан Сингх, бывший министр финансов страны, вовсе не отрицал той положительной роли, которую сыграла модель «социалистического образца». Более того, она, по его мнению, подготовила новый этап в развитии реформ, базу для осуществления перехода к рыночной экономике. М. Сингх лишь заметил, что реформирование по социалистическому образцу быстро изжило себя. По убеждению многих экономистов, реформирование экономики следовало бы начать к 80-м годам, еще в период премьерства Индиры Ганди.
Второй этап реформ (1991—2004) связан с активным переходом экономики к рыночным механизмам управления, ослаблением системы диктата планирования и командно-административных мер управления. Первые шаги к либерализации экономики были сделаны еще Радживом Ганди, который попытался уйти от цепких уз идей социализма, к которым он не особо благоволил. В этот период уже была определена линия на постепенный отход от первоначальной экономической стратегии ИНК — «курса Неру». Тогда одним из основных теоретиков нововведений выступал Манмохан Сингх. Но системная очистка экономики страны от социализма была начата Конгрессом с 1991 года. Нарасимха Рао (1991—1995) приложил значительные усилия для освобождения экономики от пут государственного регулирования. Но реформы Нарасимха Рао, как и последующие преобразования пришедших на смену Конгрессу политических партий, не означали полного разрыва с прошлым. Индия по-прежнему осталась привержена принципу смешанной экономики, то есть сосуществованию государственного и частного секторов экономики. Осторожная приватизация касалась только убыточных предприятий. Нарасимха Рао разработал политический курс, при котором речь шла о развитии рыночной экономики, но направляемой государством. Правительство также не отказалось от государственного планирования. По-прежнему руководители ИНК подчеркивали, что государство не может снять с себя ответственность за экономические и социальные перемены в государстве. В новой стратегии экономических реформ ИНК не забывал о социальной базе партии, об основе «индийской социальной пирамиды», которую составляли огромные массы бедняков. Но реформы, начатые Конгрессом, носили уже запоздалый характер.
Как-то лидер оппозиции ИНК отметил, что цели социализма похвальны, но его результаты не принесли успеха. Упорствуя в сохранении преобразований по социалистическому образцу, правительство ИНК подвело экономику к определенному тупику, а следствием этого было падение влияния конгрессистской партии в среде индийцев. В начале 90-х годов неэффективность существующей индийской модели стала уже очевидной. В течение 3-х десятилетий нахождения ИНК у власти в среднем темпы роста ВВП составляли 3,5 процента ежегодно. Но в условиях Индии, при ее демографических сложностях, для успешного развития производства и решения социальных задач требовались темпы роста внутреннего валового продукта минимум в 7-8 процентов ежегодно. Валютные запасы страны достигли того уровня, когда Индия уже не могла обслуживать внешний долг и оказалась на грани дефолта. Начатая было программа стабилизации и структурных преобразований МФВ с июля 1991 года, была прекращена из-за ее неэффективности. За этот период заметных изменений в положении населения не произошло, что все больше вело к разочарованию политикой конгресса.
За короткий срок начатые реформы Нарасимха Рао не смогли решить задач выхода страны из кризисного состояния. Внутренний вотум доверия индийцев Конгрессу на этот период был уже исчерпан, что стоило ему политической власти. В 1996 году Конгресс уступил власть политическому объединению — Отечественному фронту (ОФ), в состав которого входил главный соперник ИНК в борьбе за власть партия Бхаратия Джаната парти (БДП). После некоторой нестабильности и смены правительств на двенадцатых внеочередных выборах 1998 года победу одержала БДП, возглавляемая ее лидером А. Б. Ваджпаи. Президент Индии Нараянан поручил ему сформировать правительство.
Правительство А. Б. Ваджпаи (1998-2004), несмотря на религиозно-коммуналистические подходы, сделало немало для того, чтобы развить в стране рыночные механизмы экономики и уйти от прошлых принципов всеобъемлющего государственного контроля. Было многое сделано для того, чтобы очистить экономику Индии от всех остатков социализма. В основу реформирования экономики правительством А. Б. Ваджпаи были заложены две основные позиции. Во-первых, речь шла о продолжении и углублении процесса либерализации, создании на ее базе процесса рыночного развития, во-вторых, важной частью реформ стала ориентация на глобализацию внешнеэкономических связей Индии. Приступая к реформам, лидеры БДП продолжили процесс либерализации экономики, начатый еще Радживом Ганди. Либерализация, являясь главным ориентиром в экономике, дополнилась снятием государственного контроля над ценами на некоторые виды товаров первой необходимости, политикой более свободного иностранного инвестирования. Правительством приняты первоочередные меры, направленные на поощрение тех видов производства, которые осуществлялись на экспорт. Правительство поощряло экспортные виды производства. Делалось это путем сокращения налогового бремени на приоритетные отрасли хозяйства и бюджетными инвестициями. Главное внимание правительство уделило созданию условий конкуренции на внешних рынках. Созданы девять специальных свободных зон. Началась выборочная и частичная приватизация. Таким образом, либерализация и глобализация составляли единую политику пришедшего к власти правительства БДП.
Следует отметить, что длительный период вмешательства государства в производственный процесс и не в меньшей степени традиции индийского общества наложили определенный отпечаток на последующие экономические реформы и специфику формирования социальной структуры. Характеризуя появление новых классов в Индии, доктор наук А. Куценков отметил, что «деловой класс» в своей массе был представлен выходцами из традиционных торговых общин доколониальной поры. Семейно-клановые и кастовые связи все еще оставались главным связующим звеном индийского общества. Отсюда индийские фирмы, даже если они выступали в качестве акционерных обществ, сохраняли в своей массе семейный характер. Менеджеры компаний назначались не по принципу уровня подготовки и опыта, а по принципу родства, что серьезно ограничивало возможности производств и перехода к рыночной экономике. Капиталистические отношения современной Индии серьезно подорвали традиционные связи общества, одпако последние приспособились к потребностям модернизации, создавая особый колорит, своеобразие и специфику индийского развития.
В политике преемственности важную роль играли факторы, от которых не хотело уходить ни одно правительство. Речь идет о государственном регулировании экономики. Государственный сектор поэтому по-прежнему играет в Индии важную роль. Правительство А. Б. Ваджпаи не рискнуло полностью приватизировать предприятия госсектора и приватизировало лишь убыточные. Доля госсектора существенно сократилась и к началу века не более 18 процентов. Госпредприятия сохранились лишь там, где требовались большие капиталовложения на длительные сроки окупаемости, иными словами, там, где прибыль невозможна либо ее получение связано с определенными проблемами. В собственности государства сохранились предприятия нефтехимической промышленности, добычи угля и другие, связанные с эксплуатацией природных ресурсов страны. Они остались под контролем государства с участием частного капитала.
Поощряя национальное частное предпринимательство в специально отведенных ему отраслях, государство стало обеспечивать частный бизнес дешевыми кредитами, защищало от конкуренции ТНК высокими импортными пошлинами, снабжало сырьем. Государственная опека была весьма выгодной для частного предпринимательства и индийских фирм. В первые годы независимости ориентир на самообеспечение, на разумный протекционизм позволил создать солидную инфраструктуру экономики, крупный промышленный потенциал. Политика старого протекционизма изжила себя и уступила место глобализации производства и международному разделению труда. Политические лидеры Индии, пытаясь не изолировать страну от внешнего мира, ориентировались на глобализацию экономики.
Глобализация — естественный результат развития всей системы международных отношений, и Индия не стала в стороне от этого процесса. У Индии не было другого выбора, кроме привлечения иностранного капитала, а с ним — новых технологий и новых перспектив. Правительство А. Б. Ваджпаи приступило к осуществлению второго этапа экономических реформ с целью обеспечить более тесную интеграцию Индии в глобальную систему экономических отношений. Это предусматривало либерализацию финансового сектора, реформу налоговой системы, сокращение доли государства в производстве промышленных товаров, создание более благоприятного климата для деятельности частного капитала и привлечения иностранных инвестиций. Не все, конечно, соответствовало замыслам. Но со временем удалось добиться главного — увеличения темпов роста экономического развития и объемов промышленного производства.
Индия в отличие от России выбрала более консервативный путь развития, сохранив регулирующую и направляющую роль государства в экономических преобразованиях. Поэтому реформы в Индии характеризовались большой последовательностью и осторожностью во всем, что касалось базисных преобразований, имеющих определяющее значение для всего экономического и социального развития. Приватизация, отмена импортных пошлин, сокращение расходов на социальную сферу проводились чрезвычайно осторожно, чтобы не вызвать стрессов в обществе и параличей в экономике. Крайняя осмотрительность в перестройке социальной сферы была связана с тем, что отказ от многочисленных льгот, субсидий и выплат из бюджета приводил к снижению уровня жизни населения и обострению социального напряжения.
Реформы способствовали общему улучшению экономического состояния страны. К началу XXI века стали говорить о возможности выхода Индии в разряд передовых индустриально-развитых стран. Для Индии этот период характеризуется интенсивным ростом производства. Пятилетний план экономического развития, рассчитанный до 2005 года, по многим показателям вывел страну на уровень передовых стран Юго-Восточной Азии. К началу века не только прекратилось падение темпов роста ВВП, но наметился его устойчивый рост, он достиг уровня 7,5 процента, превысив более чем в два раза показатели предшествующих трех десятилетий. Увеличение промышленного производства достигло 12-13 процентов в год. Значительно увеличился экспорт продукции, который составил 18—20 процентов ежегодно. Все это позволило существенно улучшить платежный баланс государства. Сократилась инфляция.
На фоне экономического роста результаты парламентских выборов 2004 года были неожиданными для многих политических лидеров. Они показали, что в Индии рост экономики, стоящей вне зависимости от решения социальных проблем, положительно не воспринимался беднейшими слоями, от которых всегда зависели результаты выборов. 300 миллионов индийцев продолжали находиться за чертой бедности. Индийский национальный конгресс, получив большинство голосов совместно со своими союзниками из Левого фронта, сменил у власти Бхаратию Джаната парти. Новый премьер-министр Манмохан Сингх сразу же определил основные ориентиры своей экономической политики. Правительство М. Син-гха считало, что все преобразования в стране имели одну основу, все они являлись продолжением реформ, начатых Неру. Обеспечивая преемственность политики и реформ, Конгресс все больше уходил вправо, и к концу 90-х годов его программа социально-экономических преобразований почти ничем не отличалась от программы БДП, если не считать прагматическую секуляристскую основу конгрессистской политики.
Манмохан Сингх в своем программном выступлении отметил, что Конгресс будет продолжать политику БДП, то есть продолжать осуществление разработанного крупным капиталом плана либерализации экономики. В то же время либерализация, являясь главным направлением экономической политики, совсем не означала наступление на общественный сектор. ИНК победила на выборах 2004 года потому, что Конгресс апеллировал к массовому протесту беднейших слоев по поводу мер ликвидации и распродажи отраслей общественного сектора, сокращения программ социальной помощи, роста дороговизны. М. Сингх объявил, что Конгресс не планировал приватизацию, но основные усилия правительства будут направлены на создание крупных частных предприятий. Ориентация ИНК на крупный капитал была вызвана необходимостью противостояния конкурентам на внешних рынках в связи с избранным курсом глобализации экономики. В начале XXI века Индийский национальный конгресс весьма существенно сменил политическую и экономическую ориентацию, социальную базу, и это, при сохранении секуляризма в политике, способствовало определенным успехам конгрессистской партии.
Решение проблемы борьбы с бедностью осталось главной задачей конгрессистского правительства на длительную перспективу. М. Сингх обратился с призывом к народу сплачивать и направлять усилия на борьбу с бедностью. Для достижения успеха в предвыборной кампании ИНК использовала популистские лозунги. Лидеры Конгресса объявили, что за 100 дней правительство ИНК обеспечит занятость для одного человека — члена каждой сельской семьи. В этом он рассчитывал на поддержку Левого фронта. Основная масса индийского населения ожидала от нового правительства, возглавляемого Конгрессом, создания дополнительных рабочих мест, поддержки мелкого фермерского хозяйства, а также развития систем общественных льгот и услуг.
Социальной ориентацией Конгресс избрал крупный капитал, без которого невозможно эффективно решать задачи экономического развития страны, мелких собственников и проблемы простых индийцев, Государственное вмешательство в экономику сдерживало появление крупных частных корпораций. Прежняя государственная политика ограничения частного сектора мешала созданию крупных экономических образований, способных вести конкурентную борьбу с ТНК на внутреннем и внешнем рынках. Крупнейшие финансово-промышленные группы Индии, как Тата, Бирл, Тхапар и т. д., показали, что они способны справляться с подобной задачей. Крупные производственные комплексы ранее создавались лишь в государственном секторе. Отныне правительство Конгресса ставит задачу развития в стране крупного частного капитала, способного конкурировать на мировых рынках. Председатель ИНК Соня Ганди заверила представителей крупных собственников, что продолжение курса либерализации, начатого ее мужем, станет основой последующего курса партии. В ходе предвыборной кампании Соня Ганди заявляла о прекращении государственного регулирования, об увеличении объемов экспорта, сокращении налогов на корпорации. Слишком заметным стало поправение Конгресса. Но следует не забывать, что Соня Ганди уже определила для себя второстепенные роли в конгрессистской партии и этим она, возможно, окончательно поставила точку на проблеме династийности политической власти в Индии. Опытный экономист и политик, премьер-министр Манмохан Сингх, осуществлявший реформы еще в начале 90-х годов, прекрасно ориентировался в обстановке и проблемах индийского государства, и именно на него были обращены надежды основной массы населения Индии в начале XXI века.


Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?