«Белая революция» хана Реза Пехлеви

«Белая революция» хана Реза Пехлеви. Правление шахиншаха Мохамеда Реза Пехлеви, находившегося у власти в послевоенный период, сложилось для него не очень счастливо. Роскошная жизнь шахского окружения и всей иранской элиты требовала огромных средств, а источники их получения были весьма ограничены. С другой стороны, усиление социальной поляризации общества, обнищание значительной массы иранцев порождали стремление к протесту и приводили к неустойчивости политического режима и власти самого монарха. Шахиншаха совсем не устраивало чрезмерно медленное развитие страны, законодательное ограничение его власти и особенно рост демократического движения, которым ознаменовалось начало правления Пехлеви. В 1951 году Реза Пехлеви попытался разогнать меджлис, но попытка оказалась настолько неудачной, что его личная жизнь была поставлена под угрозу. Реза Пехлеви пережил два покушения, а в 1953 году, после попытки переворота, вынужден был покинуть страну и пробыть за границей около двух лет. За время его отсутствия страной управляло правительство доктора М. Мосаддыка, лидера политического блока партий Национального фронта (НФ), созданного в ходе очередной кампании по выборам в меджлис.
Политический конфликт между блоком партий НФ и шахским двором подвел к перевороту, в котором участвовали не только опора шахского режима — армейские генералы, но и особую активность проявило ЦРУ, сыгравшее решающую роль в подготовке путча. Правительство Мосаддыка было низложено, в страну вернулся Реза Пехлеви. Новое правительство генерала Захеди, решая внутренние проблемы, укрепляло военно-политический союз с западными странами, прежде всего, с Соединенными Штатами. Этот союз имел также военно-экономический аспект, который определил развитие экономики страны в системе мирового хозяйства. В 1955 году Иран Присоединился к Багдадскому пакту, а в 1959 году заключил американо-иранское военное соглашение.
Возвращение иранского шаха на родину ознаменовало переход власти к так называемой «белой революции», которая, по замыслам побывавшего на Западе Пехлеви, означала политику создания условий для резкого рывка Ирана в ранг высокоразвитых государств мира. Идея «белой революции» не появилась как «открытие» шаха Реза Пехлеви. Ей предшествовала глубокая идеологическая и культурная полемика между сторонниками различных путей развития Ирана. В 60-70-е годы шла острая идейная борьба между сторонниками западного пути иранского развития (»западники») и сторонниками антизападной концепции, считавшей опору на национальный опыт единственным вариантом изменений и реформ. Вокруг вопроса об отношении к «вестернизации» в эти годы развернулась идеологическая борьба, ставшая одним из факторов формирования в стране революционной ситуации. Предлагались различные рецепты перехода страны к современному государству, и, несмотря на многие специфические черты различий между ними, основной водораздел идейных противоречий лежал между теоретиками, ориентировавшимися на Запад, и сторонниками сохранения религиозных народных традиций. Формирование идеологических предпосылок революции явилось существенным фактором ускорения дифференциации в обществе по проблемам пути иранского развития и реформ «белой революции».
В 60-е годы появилось немало различного рода теорий антизападного толка, отстаивавших идеи «культурного наследия» и «особого исторического развития» страны. В начале 60-х годов пользовались популярностью антизападнические идеи Джелала Ахмада, утверждавшего, что только возрождение политической роли раннего шиизма может привести к ликвидации катастрофической отсталости и деградации Ирана. Военный переворот должен вернуть, по замыслам автора идеи, шиитскому духовенству контроль над народом и государством и тем самым избавить иранцев от всех существующих невзгод. Его книга «Западничество» (1962 г.) была отнесена шахскими спецслужбами к категории «особо опасных для существующего режима». Д. Ахмад был не единственным, кто увязывал будущее своей страны с исламскими позициями. Среди светских исламистов выделяются книги по исламской тематике Мехди Базаргана. Книга, вышедшая в свет в начале 60-х годов, «Граница между религией и политикой», посвящена интерпретации ислама как религиозной идеологии, которая не должна носить откровенно политического характера. М. Базарган пытался поставить религию на службу развитию капитализма, но лишенному пороков современного буржуазного общества. Возврат к истинному исламу — это возвращение к равенству и справедливости («тоухидный ислам»). Революционный переход к исламу может осуществить прогрессивная интеллигенция, способная правильно интерпретировать Коран. Возврат к исламской идеологии для Базаргана — это возврат и утверждение национальной культуры, основ национальной самобытности иранского народа. Идеи другого светского исламиста Али Шариати слишком далеко зашли влево. Он представлялся как религиозный идеолог леворадикального типа, которому совсем не были чужды идеи «социализма» и бесклассового общества.
В 60-е годы иранская общественная мысль была занята интенсивной разработкой концепции историко-культурной самобытности Ирана, его взаимоотношений с западным и восточным мирами. В предреволюционные годы иранское общество находилось в мучительном поиске теоретических и практических вариантов дальнейшего развития иранского государства. Реза Пехлеви поручил придворным философам и идеологам начать разработку философских основ «революции». В таких условиях любые оппоненты официальной идеологии воспринимались как идеологические противники монархического режима и становились объектом репрессий — от домашних арестов до казни. «Белая революция» шаха Реза Пехлеви укрепляла «западников», но в то же время практическое внедрение основных идей «шахской революции» создало условия для тех, кто поддерживал программу создания «исламского государства».
Являясь «западником?, иранский шах считал возможным приспособить технологию Запада к культуре иранской цивилизации, то есть создать своеобразный синтез Запада и Востока. Эти идеи нашли отражение в его книге «К великой цивилизации». Утопизм его многих воззрений (особенно идея «великой цивилизации») находил воплощение в практике экономических и социальных реформ, поэтому с крушением иллюзий рушилась его «революция», так же как и монархия. Практическое воплощение западнических идей, особенным обра-вом интерпретированных шахиншахом, стало осуществляться с периода официального признания «революции 6 бахыа-на» (26 яизаря 1963 года). В этот день был проведен референдум по поводу реформ «белой резолюции». С этого момента началась методическая ликвидация всех оппозиционных сил и утверждение личной власти Реза Пехлеви.
Установление режима личной диктатуры шах осуществлял путем постепенных ограничений конституционных свобод внесением нужных моЕарху изменений в текст конституции и усилением власти аппарата насилия и принуждения. Получение права роспуска парламента шахом окончательно лишило меджлис возможности быть оппонентом шахской власти. Парламент утратил свое значение и оказался под постоянной угрозой роспуска.
Шахиншах, решая задачи укрепления единоличной власти и «белой революции», стремился ликвидировать сложившиеся внутренние противоречия и попытался сделать это реформами «сверху». Восточный монарх выдвинул идею создания в Иране «великой Цивилизации» и был намерен за 10 лет превратить Иран в крупную, развитую страну. По мнению самого иранского диктатора, это ему почти удалось. Комплекс реформ, осуществленных в Иране, был направлен на ускоренное развитие экономики Ирана, Еа создание прозападных экономических и политических структур и превращение страны в ведущее государство Среднего и Ближнего Востока. Новая прозападная политика провозглашала цель превращения Ирана в «ближневосточную Японию».
Государство в лице монархии выступило как регулирующее начало, что отчетливо проявилось в реализации иранским шахом пяти пятилетних планов экономического и социального развития, через которые прошла страна с 1949 по 1978 г. Иранский шах укреплял и развивал крупнока-питалистнческий уклад, поддерживал промышленные группы и объединения, крупный банковский капитал. Он покровительствовал крупному частному национальному капиталу, усиленно приглашал иностранных инвесторов к созданию производств со смешанным капиталом. В- этом плане сам шах был примером реализации такой политики, он являлся крупнейшим олигархом страны. Шахская монополия в виде Фонда Пехлеви — «королевского домена» — представляла собой крупный сложнейший по структуре кондерн. Но следует обратить внимание, что крупная промышленная и банковская буржуазия, выросшая в период шахской политики, вскоре стала тяготиться шахским режимом и в канун революции не скрывала враждебного отношения ни к шахской монополии, ни к самой шахской власти.
Аграрная реформа, осуществленная «белой революцией», была направлена на ликвидацию отсталости и средневековых порядков в сельском хозяйстве. В Иране 90 процентов всех земельных угодий принадлежало шаху, крупным собственникам — шахским приближенным, вождям племен, высшему духовенству, которые составляли всего 1 процент населения. Аграрная реформа началась в 1962 году с ограничения землевладений. Земли, свыше 500 га, выкупались государством, которые затем продавались малоземельным или безземельным крестьянам. Крестьяне имели возможность выкупить земли в течение 15 лет. Шахиншах сам демонстративно отказался от 10 тысяч деревень и продал их государству. Основная задача реформы состояла в переводе сельского хозяйства в русло капиталистических отношений. В определенной степени это удалось, В стране появились капиталистические хозяйства, появился класс собственников, ведущих самостоятельное мелкотоварное хозяйство. Однако этот процесс проходил очень трудно и болезненно. Значительная масса землевладельцев не сумела перестроить свои хозяйства в условиях рыночной экономики, разорялась, пополняя ряды рабочих, безработных и люмпенов. В сельском хозяйстве «белая революция» создала дополнительные проблемы. Радикальная перестройка земельных отношений привела к резкому сокращению производства продуктов питания. Если в 60-е годы Иран полностью обеспечивал себя продукцией сельского хозяйства, то в 70-е годы сельхозпродукцию пришлось ввозить из заграницы.
Одна из важнейших целей «белой революции» состояла в осуществлении индустриализации страны, модернизации промышленности. Этот процесс стал возможен за счет увеличившихся потоков нефтедолларов. Повышение цен на нефть в 1973 году позволило иранскому шаху более чем вдвое увеличить объем ассигнований на индустриализацию страны. После национализации собственности англо-иранской нефтяной компании Иран стал одним из крупнейших нефтепроизводи-телей в мире. Он занял четвертое место после Саудовской Аравии, СССР и США. 70-е годы были отмечены в сфере экономики особым динамизмом, высокими темпами роста его экономического потенциала. По темпам роста Иран опережал многие государства Азии. Шах пошел по пути закупки промышленных заводов на Западе, западными фирмами осуществлялось строительство многих предприятий. Однако новые отрасли промышленности, созданные в годы «индустриализации», лишь привязали экономику Ирана к Западу и его интересам. Началось массовое вторжение западных структур в экономику, социальную и культурную жизнь Ирана.
Формирование и развитие капиталистических отношений в Иране все крепче привязывали страну к мировой капиталистической системе. Процесс модернизации не мог не сопровождаться нарушением привычного образа жизни и появлением атрибутов западной цивилизации в быту, образовании, воспитании. Мусульмане с ужасом взирали на чуждые им порядки, привнесенные с западных стран. Для большинства это означало нарушение религиозных, культурных, этических традиций, на которые всегда опиралось национальное сознание правоверных мусульман.

Щах пресекал всякие попытки сопротивления и оппозиции, считая осуществление своей политики правильной. С помощью ЦРУ и израильской разведки «Моссад» шахская айная полиция САВАК по своим методам расправы стала два ли не самой страшной репрессивной организацией из когда-либо существовавших в мире. Эта организация состояла из профессиональных работников по слежке и уничтожению политических противников. За один лишь год, предшествовавший революции, погибло около 60-ти тысяч человек. Шахский режим превратился в одну из самых кровавых диктатур мира. В своих действиях диктаторский режим опирался на мощную армию, которая усилиями шахского режима вошла в десятку главных военных держав мира. Армия, насчитывавшая 400 тысяч человек, прекрасно экипированная, являлась лучшей на Ближнем и Среднем Востоке. Иранский шах всеми силами проводил в жизнь свою мечту о превращении Ирана в ведущую страну в обширном азиатском регионе. Шах был одержим идеей превратить Иран в пятое по своей военно-экономической мощи государство мира. США вооружили иранскую армию американским оружием, модернизировали военно-морской флот, ВВС, вооружили специальную имперскую шахскую гвардию в составе 20-ти тысяч человек. Шахом постоянно проводились в армии чистки, чтобы избежать возможной измены и изменений политической ориентации.Шахская революция восстановила против себя многочисленные слои иранского общества. В социальном плане оппозиционные шахскому режиму силы группировались вокруг оппозиционно настроенной и экономически сильной крупной буржуазии, которая выдвигала в процессе революции достаточно умеренные лозунги. Главным требованием буржуазных либералов стало соблюдение в стране конституции 1906 года. Выросшая окрепшая либеральная буржуазия и буржуазная интеллигенция не ставили задачи ликвидации монархического режима, а лишь стремились к ограничению его единоличной власти. Буржуазно-либеральная оппозиция была представлена двумя организациями: Движением за свободу Ирана (ДСИ) и Национальным фронтом. Движение за свободу Ирана было создано при активном участии Мехди Базаргана, бывшего до этого одеим из лидеров Национального фронта (НФ). Неудачи НФ в борьбе против шахской диктатуры привели его к. мысли о необходимости заключения союза с духовенством, результатом чего явилось образование ДСИ. Созданная партия М. Базаргана ставила задачу объединения усилий светской и религиозной оппозиции, отражала интересы в основном умеренной части крупной и средней буржуазии. Партия ограничивалась лишь требованием восстановления принципов конституции 1906 года, предусматривавшей участие духовенства в структуре государственной власти. Низведение шаха до роли конституционного монарха представлялось для умеренной части буржуазии и духовенства достаточным компромиссом между капитализмом и традиционализмом.
Особую социальную силу представляло духовенство, которое сумело использовать демократический настрой всех социальных сил — верующих мусульман, студенчества и интеллигенции, крестьянства и рабочих — в целях создания теократического государства. В условиях растущего недовольства шахскими преобразованиями радикальная часть духовенства не создала собственной политической партии и разделяла взгляды Хомейни, добивавшегося ликвидации монархии и замены ее теократической диктатурой богословоз. Аятолла боролся за утверждение норм и принципов ислама но всех областях жизни иракского общества. Хомейни выдвинул утопическую идею вернуть Иран к раннеисламскому обществу с доминированием традиционных мелкотоварных отношений и безраздельным господством исламской теологии. Что касается левого движения, то Народная партия Ирана (НПЙ) была подвержена таким сильным жестоким репрессиям, что существенного воздействия на происходящие события оказать не могла. Мелкие левые группы также не играли в Иране особой роли. Левые организации и группы были раздроблены, обвиняли друг друга в оппортунизме и левом экстремизме. В среде левого движения преобладали независимые марксисты, маоисты, федаины освобождения, муджахеддины. В студенческой среде получили распространение идеи Троцкого, Че Гевары, Р. Дебре и пр. В своих действиях левые организации опирались на студенческие выступления и забастовочное движение рабочих.
Среди факторов, которые привели к формированию предпосылок революции, значительное место занимала диктаторская позиция шаха в отношении политических партий и политических группировок. Шах счел нужным учредить в стране двухпартийную систему с соответствующими парламентскими фракциями. При этом их деятельность должна была строиться на платформе поддержки основных принципов «белой революции». Шах понимал необходимость создания политической партии, которая могла бы стать пропагандистским ядром его политики. Попытки создания «шахской» партии относятся к 1963 году, когда на основе группировки иранских интеллектуалов было заявлено о создании партии «Иран новин» (Новый Иран). Лидер партии Хасан Мансур сформировал правительственный кабинет, большинство членов которого составили представители партии. Партию «Иран новин» называли «партией его величества». Руководство провинциями и генерал-губернаторствами осуществляли, как правило, члены этой партии. В 1973 году она насчитывала почти 1 миллион человек из представителей различных слоев населения. Шах пытался как можно больше привлечь на свою сторону подданных и сделать их единомьгшленниками. На арену политической борьбы партия вышла с лозунгами индустриализации и реформ. В том же году возобновила свою деятельность хгроправительственная партия «Мордом», которая объявила своей целью участие в осуществлении реформ монархии. Партия не пользовалась особой благосклонностью у монарха, поэтому занимала значительно меньшее количество мест в административных государственных структурах.
Эволюция взглядов иранского шаха шла в направлении отхода от двухпартийной системы к однопартийной. Шахские теоретики пришли к выводу, что в процессе реформ иранское общество стало уже обществом национального согласия и это согласие противоречит многопартийности. В марте 1975 года Реза Пехлеви дал указание о создании единой партии. На основе партии «Иран новин» была создана «Партия возрождения иранской нации», или коротко, «Рас-тахиз». Официальным днем рождения партии считается съезд 1 мая 1975 года, на котором присутствовало около 5 тысяч человек. Этому событию придавалось особое значение и рекламировалось с большой помпезностью. Лидеры всех про-шахских партий и организаций заявили о приверженности новой партии, которая фактически стала уже движением. В Иране под флагом «белой революции» (но милее всего шаху была формулировка «революция шаха и народа») объединялись все подданные. Являясь невероятным деспотом, шах опирался на прекрасно организованный аппарат насилия, который создавал видимость единства в обществе. Искусственный и насильственный характер правительственных мер по созданию условий для единоличных действий диктатора не мог пройти бесследно, хотя шаху казалось, что с оппозицией покончено.
В назревавшей революции особую активность проявляли представители мелкой буржуазии, мелких собственников, ремесленников, крестьян, фанатично верующих, но не нашедших места в политике шахского режима. Эта неорганизованная масса людей сыграла в будущей революции значительную роль. В Иране пробуждался «базар» — огромная, бесчисленная масса торговцев, разных по богатству — от владельцев лавок вплоть до водоносов и торговцев дровами. В прошлом базар был сосредоточением всей экономической жизни и, нередко волнения базара приводили к смещению с поста государственного деятеля, вызвавшего недовольство торговой буржуазии, а то и к смене правительства. Базар стал той неорганизованной социальной силой, которая оказалась способной к оказанию давления на шахскую власть и ее политические структуры.
Однако единственным местом, где сохранилось право выступать против иранского «деспота», были мечети, являющиеся священными для каждого мусульманина. Шахский режим недооценил роль и значение духовенства в жизни иранцев. Пытаясь ослабить духовенство, шах лишил их многочисленных привилегий, собственности, осуществив секуляризацию из земель, вакуфов и т. д. Вожди шиитского духовенства становятся лидерами антишахского движения и пользовались значительным повышением роли исламских традиций в обществе. Дело в том, что идеализация ислама в социальной жизни была связана с усилением террора в стране, наводнением чуждой идеологии и порядков, приводивших в шок фанатиков мусульманского образа жизни. Традиции иранского общества стали противопоставляться западным, прежде всего американским, принципам. Демократизация страны, ликвидация монархии, ликвидация американского засилья могли разрешиться только революцией. В условиях жесточайшего террора и тотальной слежки демократическая революция постепенно поднимала исламский флаг.
Иран — исламская страна, в ней насчитывалось 80 тысяч мечетей и 200 тысяч священнослужителей. Местами объединения антишахского движения стали мечети, которые шах не осмелился трогать. В своих проповедях, содержащих резкую критику шахского режима, лидеры исламских общин опирались на фанатизм верующих, направляя его на организацию антишахских выступлений. Видными лидерами нового исламского движения стали такие богословы, как аятолла Хомейни, Али Шариати, Махмуд Телегани, Махди Базарган. Духовенство выступило главной движущей силой революции. Аятолла Хомейни нашел необходимые лозунги, поднимавших мулл, шейхов и верующих на борьбу с шахским диктаторским режимом. «Имамы нашей революции были солдатами», «Ислам — религия борцов, требующих справедливости», — звучали призывом к борьбе против шахской диктатуры. Исламскими лозунгами духовенству удалось поднять основную массу иранцев на демократическую революцию, которая в то же время являлась народной по своему содержанию.


Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?