Тупики демократической революции Б. Кармаля. Трагедия Наджибуллы.

Тупики демократической революции Бабрака Кармаля. Трагедия Наджибуллы. Бабрак Кармаль был тем политиком, на которого сделали ставку в Москве и который должен был избавить страну от перегибов и ошибок X. Амина. Какие бы лозунги и задачи ни выдвигал Б. Кармаль, ен всегда оставался просоветским политиком, зависимым от московских учреждений и Старой площади. В основных документах НДПА того времени достаточно сильно прослеживаются советские мотивы, поэтому изначально все мероприятия Б. Кармаля были поставлены в границы советских подходов решения важнейших задач афганской политики. Генеральный секретарь НДПА прибыл в Афганистан с идеями осуществления демократической революции, что в принципе очерчивало основные цели и характер действий нового руководителя. В них, несмотря на некоторую демократическую фразеологию, прослеживалась ориентация на старые советские утопии и постулаты. Поэтому надо сразу сказать, что Б. Кармаль не выполнил и неспособен был выполнить поставленные задачи умиротворения страны. Слишком невелика была разница между политикой «демократа» Б. Кармаля и «социалиста» X. Амина, чтобы афганский народ смог воспринимать идеи бабраковской революции как свои собственные. Новый глава государства попадал в своеобразные тупики заранее предначертанной догматической политики.
Бабрак Кармаль прибыл в Кабул вслед за войсками Советского Союза, которые были уже размещены в Афганистане. Делая ставку на лидера «парчамовцев», руководители КПСС имели достаточно ясные представления о том, что важнейшей задачей Кармаля была ликвидация последствий аминовского режима, который дискредитировал, по мнению членов ЦК КПСС, идеи социализма. Новому лидеру партии предстояло не только исправление ошибок, совершенных предшественником, но и расширение социальной базы революции, привлечение на сторону НДПА большинства афганского народа. Поэтому для Б. Кармаля было необходимо предотвратить развитие противоречий внутри партии и добиться единства народа в борьбе против врагов революции. В Москве считали, что основные идеи и лозунги Кармаля вполне пригодны для того, чтобы изменить ситуацию в пользу нового лидера. К тому же общие позиции НДПА и ее вооруженные силы внушали уверенность в благоприятном исходе нового этапа революции. Армия Афганистана насчитывала до 150-ти тысяч человек, внутренние войска имели около 100 тысяч (цорандой), и подразделения службы безопасности (ХАД) — более 40 тысяч человек. В эту статистику не входили отряды защитников революции (ополчение) и милиции племен. В общей сложности, к середине 80-х годов кабульский режим имел под ружьем около 400 тысяч человек. В то же время численность моджахедов не превышала в начале 80-х годов 50-ти тысяч чело-зек. Введение армейских подразделений Советского Союза численностью 100 тысяч человек должно было разрешить ситуацию и обеспечить мирное развитие страны.
Однако развитие событий пошло по другому сценарию, который привел страну к тупиковым процессам. Теперь уже стало очевидным, что ввод войск СССР коренным образом изменил характер войны. Для афганцев она стала общенациональной. Раньше «борцы за веру» воевали против «безбожника» Амина, против атеизма и против насильственных преобразований, проводившихся под социалистическим флагом.
Изменение ситуации состояло в том, .что разрозненные и выступающие под разными знаменами афганские повстанческие отряды моджахедов получили возможность объединиться и включиться в общую борьбу против вторгшихся советских войск. Многие видные «хальковцы» и «парчамовцы» покинули НДПА и включились в антисоветскую борьбу. Гражданская война приобретала новую остроту. Моджахеды стали воевать не только против «шурави», как называли советских людей, но и против своих предателей, кто поддерживал режим советского ставленника Б. Кармаля. Конфликт, который после апрельского переворота 1979 года имел внутренний характер, после ввода советских войск приобрел иное звучание — гражданская война превратилась в «джихад», то есть священную войну против иностранных оккупантов и их афганских ставленников. В этом кроется секрет отсутствия боеспособности афганской армии, которая в большинстве случаев отказывалась воевать. Массовое дезертирство (20—25 тысяч ежегодно) говорило о слабости афганской армии и ее низком моральном духе. Армия оказалась неспособной к проведению самостоятельных боевых операций против оппозиционных сил. Советские войска оказались в затруднительном положении, практически в капкане. Неспособность советских руководителей к принятию решений по исправлению ошибок затянула войну почти на десятилетие.
Новые просоветские лидеры из «парчам» начали с исправления ошибок, сделанных в недалеком прошлом X. Амином. Председатель Революционного совета и премьер-министр ДРА, он же Генеральный секретарь ЦК НДПА? Б. Кармаль издал директиву о возвращении всей движимой и недвижимой, частной и личной собственности тем, кто ее утратил в результате конфискации режимом Амина. Речь шла о передаче в руки законных владельцев домов, магазинов и пр. В то же время это отнюдь не означало, что правительство намерено возвратить национализированную собственность врагов революции и членов бывшей королевской семьи. Б. Кармаль стремился показать, что его демократические идеи служат интересам собственников. В «Основных принципах ДРА», Принятых Ревсоветом в 1980 году, игравших роль временной конституции страны, было записано, что государство гарантирует неприкосновенность частных капиталовложений И поощряет частную инициативу (ст. 18). С падением аминовского режима бабраковское правительство попыталось привлечь к хозяйственной и экономической деятельности частных предпринимателей. Государство объявило о готовности оказывать частным предпринимателям содействие в создании промышленных и торговых объектов. Но в целом руководство НДПА взяло курс на создание многоукладной экономики при решающей роли государственного сектора. НДПА ориентировала афганцев на различные формы кооперации среди ремесленников, торговцев, мелких производителей. Демократические реформы Б. Кармаля не выходили за рамки условно предполагаемого советского социализма. Национальной буржуазии революционная власть предлагала сотрудничество в рамках смешанного сектора.
Чрезвычайно важным для революционной власти стало осуществление земельно-водной реформы, которая в условиях отсталой аграрной страны должна была, по сути, создать материальную основу всех дальнейших преобразований в стране. Основные меры в аграрном секторе были направлены на создание гарантий личных и общественных прав граждан. С 1982 года началась выдача документов нового образца на владение земельными участками, право пользования водой. Официально обеспечивалось право крестьян на землю, право передачи ее родственникам или наследования, покупки и продажи. В то же время ключевым звеном перестройки афганской деревни стал курс на кооперирование сельского хозяйства. По настоянию московских советников в 1982 году Революционный совет принял закон о кооперативах. Действия моджахедов мешали осуществлению преобразований, да и сама реформа коснулась не самой большой части феллахов. С начала 80-х годов реформу можно было осуществить лишь в восьми провинциях, но по мере сокращения территориального контроля бабраковс-кой власти, возможности ее были значительно сужены. С середины 80-х годов под контролем центральных властей неизменно находилось не более трети территории страны. Не случайно «халькисты» обрушивали массу упреков в адрес Кармаля по нерешенной аграрной проблеме.
Новое революционное правительство вернулось к политике уважения религиозных свобод афганского населения. Если аминовский режим серьезно ущемлял религиозные права верующих и видел в части духовенства своих врагов, то бабраковский режим попытался восстановить омраченные в прошлом отношения между революционной властью и религиозными деятелями. Однако делалось это советскими методами — учреждением бюрократических структур. Руководство республики создало специальный департамент по делам ислама, находившийся в ведении премьер-министра. Бабрак Кармаль и все руководство республики стали демонстративно посещать мечети в памятные дни, что транслировалось по телевидению. В угоду духовенству был введен пятничный выходной день, день Кабула начинался с азана, утренней мусульманской молитвы.
Важнейшей задачей, которой пришлось заниматься правлению Б. Кармаля и его соратникам, было исправление многих ошибок, сделанных X. Амином в области установления равноправия народов и племен, населяющих страну. Пуштунский националист Амин посеял семена недоверия откровенным вмешательством в дела племен и народностей. Кроме формальных заявлений о равенстве и самобытной культуре афганского народа в условиях войны, Б. Кармалю не удалось что-либо сделать в сфере укрепления равноправия народов. Национализм и межнациональная рознь приобретали угрожающие размах и формы. Даже личность Бабрака Камаля вызывала противоречивое к себе отношение. Б. Кармаль, ссылаясь на то, что его отец — пуштун, а мать таджичка, поочередно причислял себя то к одним, то к другим. Правительство Кармаля обратилось к традиционным собраниям племен — Джирге, имеющим глубокие корни в афганской истории. Новая революционная власть поддержала эту древнюю традицию и рассматривала ее как форму привлечения всех народностей и племен к защите существующего режима. Джирги стали проводиться с участием представителей от партийных и государственных органов и были консультативным институтом в осуществлении политики сотрудничества между властями и племенами.
В период непрекращающихся военных действий Советский Союз продолжал оказывать афганскому народу значительную безвозмездную помощь в форме поставок потребительских товаров. Эти поставки включали муку, сахар, растительное масло, мыло. В дар афганцам поступали одежда и обувь. Накануне весеннего сева из СССР получали высококачественные сорта пшеницы и хлопчатника. При советской финансовой и технической помощи в Афганистане сооружено более 150 крупных и средних промышленных, сельскохозяйственных и строительных предприятий. Среди них завод азотных удобрений близ города Мазари-Шариф, авторемонтномеханический завод, домостроительный комбинат и хлебокомбинат в Кабуле. Впечатляет строительство московскими метростроевцами туннеля Саланг, протяженностью 3 километра. Это единственное в мире сооружение подобного рода. Правда, эта экономическая помощь и поддержка афганского народа в трудное время была неспособна осуществить перелом в отношениях афганцев к солдатам советской армии.
Война, принявшая затяжной характер, все больше отягощала внутреннюю ситуацию в Советском Союзе, который запутался в горбачевской перестройке, разорила и без того слаборазвитую афганскую экономику. Афганистан находился в состоянии разрухи и упадка, а исход миллионов афганцев за рубеж создал для Кабула проблему беженцев. В середине 80-х годов в Москве пришли к окончательному осознанию бесперспективности военного решения афганской проблемы. М. С. Горбачев был убежден в том, что из афганской авантюры необходимо выходить, назрела необходимость вывода советских войск из страны. Для решения новых задач нужна была новая политика, новые политические деятели, способные обеспечить изменение политической ситуации внутри страны и создать условия для вывода войск из Афганистана. В Москве к Бабраку Кармалю стали относиться с явным раздражением. Он не смог оправдать возложенные на него надежды. Оппозиционеры всех видов, включая советских, стали обвинять Б. Кармаля в загубленных реформах, неспособности руководить вооруженными силами и обеспечить победу, в разложении госаппарата, раздувании межнациональной розни и даже в антисоветизме.

В одном были правы критики Б. Кармаля. Он, как генеральный секретарь НДПА не сумел достичь единства в партии. Партийное и государственное руководство ДРА раздирали межфракционные противоречия, государственный аппарат на всех уровнях работал неэффективно. Проблема единства НДПА так и осталась неразрешенной. Для Б. Кармаля ситуация осложнялась тем, что «хальковцы» составили основной костяк высшего звена афганской армии. Для многих руководителей высшего армейского звена и силовых ведомств Б. Кармаль был главным виновником всех провалов и поражений. Отсутствие политического единства в партии порождало распри, интриги, фракционную борьбу, что в условиях войны было особенно пагубным. Кармалю, видимо, не хватило мужества и решительных действий в целях осуществления компромиссов между борющимися группировками. Все это стало главным тупиком в политике бабраковского руководства.
Кабульский режим оказался бессильным добиться умиротворения страны — главной стратегической цели, которая ставилась перед Б. Кармалем. Главная причина этого положения состояла в том, что политические силы Афганистана под управлением НДПА не смогли выработать и применить стратегию, которая бы переломила ситуацию в сторону установления мира внутри государства. Пытаясь найти выход из создавшегося тупика, московские руководители склонились к необходимости смещения Б. Кармаля с поста главы государства. В 1986 году он был вызван в Москву, где ему в учтивой форме предложили уйти в отставку и передать властные полномочия Наджибулле. 18 пленум ЦК НДПА освободил Кармаля от обязанностей Генерального секретаря ЦК партии по «состоянию здоровья». Генеральным секретарем ЦК был избран Наджибул-ла. В мае 1987 года Бабрак Кармаль вместе с семьей был отправлен в Москву на лечение и отдых.
С января 1987 года начался новый этап и новая политическая и экономическая ориентация, отвечающая курсу на национально-демократическую революцию. Этот период начался с чрезвычайного январского пленума, где Наджиб выступил с докладом «О задачах НДПА по осуществлению политики национального примирения», в котором говорил о том, что народ устал от войны и душманских разбоев и сделал ставку на разрешение противоречий мирными средствами. Наджиб объявил о новом политическом мышлении, которое во многом перекликалось с положениями М. Горбачева. Суть политики национального примирения состояла в нахождении компромисса с оппозиционными и воюющими силами, прекращении войны. Подчеркивая важность политики национального примирения, Наджибулла отметил: «Единство сегодня или политическая смерть завтра». Эти слова оказались зловещими и пророческими. Новая политическая ориентация предопределила содержание социальной и экономической политики. Наджибулла, принимая новую программу действий, отметил, что резолюция не является пролетарской, а партия не является коммунистической. Менялся характер отношений к процессам дальнейшего развития страны. Начинается постепенное дистанцирование с СССР и его политикой. Кабульская власть с этого времени все больше стремилась создать себе имидж исламского и националистического режима, отмежевавшись от социалистических идей своих предшественников и приостановив все реформы.
Готовность власти идти на компромиссы нашла отражение в создании Правительства национального единства, в которое предлагалось войти оппозиционным силам не только внутри страны, но и антиправительственным группировкам за рубежом. НДПА заявила, что готова отказаться от монополии государственной власти, предоставить оппозиции значительное число мест в правительстве, в том числе пост вице-президента и заместителя премьер-министра. В руководящих органах республики работали 4 министра бывшего режима Дауда, 2 бывших руководителя антиправительственных формирований, на высокие государственные посты были назначены 35 беспартийных. Это правительство не стало основой примирения сторон, так как оно являлось искусственным образованием, совсем не отражавшим подлинную расстановку политических сил. С реальной властью расставаться Наджибулла не хотел. Созданная многопартийная система в стране также не отражала реальные стороны социально-политической жизни страны. Фактически созданные партии представляли собой открытые искусственные организации для всех желающих.
Однако согласие в стране не наступало. Политика Над-жибуллы превратилась в фасадное приукрашивание и переустройство своей власти, никак не отразившееся на ликвидации основных противоречий. Политика национального примирения закончилась неудачей из-за нежелания президента Наджибуллы делиться властью с исламской оппозицией. Обсуждение новой конституции должно было отразить те изменения, которые произошли за столь короткий период пребывания Надясибуллы у власти. Принципиальные изменения в политике привели к переименованию Народно-демократической партии Афганистана, которая с 1990 года стала именоваться Партией отечества. Название лучше отражало цели и содержание примирения.
Наджибулла в целях установления партийного единства продолжил метод террора в отношении своих сподвижников по партии. Организация ХАД (афганское КГБ) продолжала находить оппозиционеров и врагов в партии, возбуждая ненависть значительной части членов НДПА. Наджибулла достаточно круто осуществлял политику единства партийных рядов. Ему удалось на первых порах привлечь на свою сторону фракцию «хальк» и заручиться ее поддержкой. Однако со временем обнаружилось, что этот союз был непрочным и временным. Разложение кабульского режима, которое началось давно, не прекратилось при Наджибулле. Ему, как и его предшественнику, не удалось создать единства в партии, что углублялось по мере неудач, сопутствующих режиму в конце 80-х годов. «Халькисты» не смогли примириться с «парчамовцами». Они развернули острую критику Наджибуллы, и распри не утихали все 80?е годы.
Экстремистское крыло «Хальк» во главе с министром обороны генералом Танаем в марте 1990 года подняло вооруженный антинаджибовский мятеж, но потерпело поражение. Генерал Таная и его сторонники прибегли к вооруженному выступлению, чтобы убрать Наджибуллу и вернуть утраченную политическую власть. Ряд видных политических деятелей «хальк» были арестованы, часть бежала за границу. Заговор показал, что режим Наджибуллы, несмотря на принятые им меры, находится в глубоком кризисе. Наджибулла не мог чувствовать себя достаточно уверенно в такой обстановке. Верхушка стала разлагаться, а вскоре она предала Наджибуллу, переметнулась на сторону моджахедов, или просто сбежала, оставив своего недавнего покровителя. Некоторые члены правительства Наджибуллы в целях самосохранения установили личные контакты с моджахедами и начали с ними тайно сотрудничать.
Вся разношерстная непримиримая контрреволюция, укоренившаяся в Афганистане, стала принимать организованный характер в конце 80-х годов. У мятежников сформировались военные структуры, появились полки, дивизии, что вылилось, в конечном итоге, в создание фронтов. Была создана сеть госпиталей, оборудованных США, Японией, ФРГ, появились новейшие виды вооружения. Организация внутренних контрреволюционных сил находилась за рубежом. Оппозиционные силы консолидировались, что было отражено в создании Альянса семи группировок афганских моджа-хеддинов, который образовал свое правительство в Пешава-Ре. Альянс никогда не проявлял желания откликнуться на призывы Наджибуллы участвовать в коалиционном правительстве. Их основное требование гласило, что в переходном правительстве не должно быть ни коммунистов, ни атеистов. Подобные бескомпромиссные заявления говорили, что оппозиционные силы намерены создать исламское государство в Афганистане. Позиция моджахедов и официальные заявления организованной контрреволюции говорили о том, что гражданская война будет продолжена.
Вывод советских войск в начале 1989 года оставил кабульский режим один на один с оппозицией. Начался обстрел городов и столицы Афганистана. Контролируемые области Афганистана стали катастрофически сужаться. Массированная помощь из Советского Союза помогла президенту Наджибулле еще какое-то время удерживать позиции в Кабуле. С одновременным прекращением военной помощи Кабулу и американской — моджахедам, с января 1992 года непопулярный режим, разъедаемый межфракционной борьбой, был обречен. 28 апреля 1989 года вооруженные отряды исламской оппозиции без боя вошли в Кабул. Наджибулла вынужден был скрыться в здании миссии ООН, где он пробыл до прихода талибов. Ему было предложено выехать в Москву, но гордый пуштун отказался, подчеркивая этим, что будет до конца верен афганскому народу.
Свершилась еще одна революция — «исламская». Она явилась реакцией традиционного мусульманского общества на модернизацию страны по советскому образцу. Начался новый этап в афганской истории. Однако захват моджахедами Кабула вовсе не означал, что война закончена. Война продолжалась, но теперь уже между самими «защитниками веры» — во имя власти.


Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?