«Новый порядок» генерала Сухарто.

«Новый порядок» генерала Сухарто. Устанавливая «новый порядок», генерал начал с формирования новой политической структуры государства. Обращает на себя внимание факт, что Сухарто и его окружение не уничтожили основы прежних политических и идеологических структур. Генерал сохранил приверженность к конституции 1945 года и ее идеологической основе. Главной идеологической базой нового курса, так же как и при прежнем режиме, были принципы «Панча сила» и философия мархаэнисма, которые оказались весьма удобными для организации и функционирования тоталитарного режима. Незыблемость идеологических принципов должна была подчеркивать государственную целостность и преемственность политического развития. В начале 80-х годов единая «идеологическая основа» была закреплена в законодательном порядке.
Специфической чертой сложившейся политической структуры стала зависимость законодательной власти от исполнительной. Сухарто установил унитарную республику президентского типа с самыми широкими полномочиями главы государства. Высший орган государственной власти Народный консультативный конгресс (НКК) мог собираться не реже одного раза в течение пяти лет, т. е. на период выборного срока президента. Конгресс созывался для избрания президента республики и имел полномочия принимать и изменять конституцию страны и определять основной курс государственной политики. Конгресс состоял из 1000 депутатов, из них половина — члены парламента, остальные — представители от партий, армии, административных органов, профсоюзов, которых назначал президент. Парламент республики Совет народных представителей (СНП) издавал законы, которые вступали в силу лишь после утверждения их президентом. В свою очередь, глава государства имел право от своего имени издавать постановления и распоряжения в развитие законов. По конституции, президент возглавлял правительство. Министры в Индонезии ответственны только перед президентом и по конституции являются помощниками главы государства. Основная власть на местах была сосредоточена в руках губернаторов провинций (их 26), которые назначались центральным правительством и подчинялись министру внутренних дел. Централизация государственной власти усилила тоталитарную систему и стала основой диктаторских методов «нового порядка».
Одной из главных задач, которую поставило перед собой новое правительство, стало еще более жесткое регламентирование политической жизни в стране и ограничение ее рамками государственной идеологии и политики. Именно поэтому основной опорой правительства стала армия, которая при Сухарто стала играть решающую роль в государственной политике. Официально была принята концепция о «двойной функции» вооруженных сил, сущность которой состояла в том, что армия стала ведущей политической силой во всех сферах общественной жизни. Прежний лозунг единства общества приобретал совершенно другой смысл. Контроль над политическими группировками и их борьбой стала осуществлять армия. Теперь армия призвана объединять, координировать и направлять деятельность всех государственных институтов. Не случайно в Индонезии вплоть до 1998 года не было легальной оппозиции и свободы печати. Стабильность государства создавалась генералом Сухарто диктаторскими методами подавления всякого инакомыслия. Значительно возросла роль военных в центральном государственном аппарате и на местах. Офицеры стали занимать ключевые посты в гражданской администрации. Власть армии стала практически неограниченной. В течение всего периода пребывания Сухарто у власти действия вооруженных сил рассматривались как «священная миссия» в деле обеспечения порядка и развития.
«Двойная функция» армии состояла также в том, что, кроме своих непосредственных функций по защите страны от внешней угрозы, согласно закону «Об основных положениях обороны и безопасности Республики Индонезия» от 1982 года, индонезийская армия должна участвовать в экономической и социально-политической жизни страны. Практическое осуществление этой концепции началось еще б конце 50гХ годов, когда в условиях военного положения армия взяла под свой контроль собственность, конфискованную у иностранных предпринимателей. Это положило начало формированию бизнесменов в армейской среде. При Сухарто экономическая деятельность армейских офицеров достигла широкого масштаба. Военным органам принадлежали крупные предприятия и фирмы в самых различных отраслях хозяйства.
Сторонники «нового порядка» перешли к поискам политической опоры в стране и в этих целях своим объектом избрали одну из самых массовых организаций в Индонезии. Были приняты усилия по укреплению и расширению проправительственной группировки Голкар (Объединенный секретариат функциональных групп). Он был создан в 1964 году среди гражданских лиц, в основном профсоюзов, для оказания помощи и поддержки военным. Организация создавалась в соответствии с официальной концепцией об отсутствии в Индонезии классов. Утверждалось, что в стране существуют только группы людей, наделенных той или иной общественной функцией. Исходя из этого, Секретариат официально не называли политической партией. В 1967 г. были утверждены программа и устав этой организации. Главная цель ее определялась как завершение индонезийской революции на основе принципов «Панча сила» и конституции 1945 года.
При Сухарто Голкар превратился в мощную политическую партию, своего рода фронт поддержки «нового порядка», опору военных и правительства. Костяк Голкар стали составлять «Союз офицеров запаса» и «Корпус государственных служащих», объединяющих чиновников местных администраций. Кроме того, в состав Секретариата входили профессиональные, кооперативные, молодежные, женские и другие организаций. Процесс превращения Голкар в массовую опору нового режима занял несколько лет. Лишь к 1971 году военные власти сочли возможным объявить о проведении всеобщих выборов, чтобы «конституировать» евое правление. В то же время соответствующими положениями министерство обороны давало указания военным инстанциям по всей стране оказывать всемерную помощь Секретариату. На выборах 1971 года Голкар выступал уже в качестве проправительственной партии и получил наибольшее количество голосов (63%). Если учесть, что по Закону о выборах 1968 г. военным предоставлялось 22% мест в парламенте и 33% мест в НКК, нетрудно заметить, что военные стали занимать ключевые позиции в государстве. С 1972 года в Народном Консультативном конгрессе было представлено около 80-ти процентов военных и членов Голкар.
«Новый порядок», предполагая повышение роли армии как фактора «стабильности и динамизма», предусматривал меры по ликвидации существующей в стране системы политических партий. Конгресс поручил правительству подготовить законопроект об упрощении партийной системы в сторону сокращения числа партий. Эти меры осуществлялись поэтапно. Сначала была проведена чистка всех политических партий под предлогом борьбы против остатков «Движения 30 сентября». Во главе руководства политических партий были поставлены деятели, лояльные режиму «нового порядка». Под давлением военных властей число легальных политических партий в Индонезии, несмотря на их сопротивление, было сокращено путем слияния их в две организации. В 1973 году четыре мусульманские партии образовали Партию единства и развития (ПЕР). Пять националистических и христианских партий объединились в Демократическую партию Индонезии (ДЛИ). Партию продолжали считать преемницей когда-то созданной Сукарно Национальной партии. Не случайно на пост руководителя этой партии в 1993 г. была избрана дочь бывшего президента Мегавати Сукарно. Партии в целом поддерживали в сложившихся условиях правительственную политику. В значительной степени это объясняется сложившейся тоталитарной системой государства. С 1985 года введен «единый принцип», по которому всем запрещено придерживаться каких-либо мировоззрений и взглядов, помимо государственной идеологии «Панча сила» и ее пяти принципов.
«Новый порядок» означал коренной поворот в политике и реформах. Сухарто пригласил к управлению страной рыночников, так называемых «берклистов», выпускников Калифорнийского университета, которые постепенно в сферу экономики вводили рыночные механизмы. На основе хозяйства, доставшегося в наследство от прежнего режима, создавалась смешанная, многоукладная экономика. Государство освободило экономику от жесткого государственного контроля. Один из центральных лозунгов, провозглашенных Сухарто, гласил: «От направляемой демократии к «демократической экономике». Он подразумевал, прежде всего, создание условий и возможностей надежного роста частного сектора. Частному капиталу передан ряд государственных предприятий, фирм, плантаций. Для крестьян была характерна слабая связь с рынком. Продажа или обмен в крестьянских хозяйствах был невелик: они продавали не более 20-25% производимой продукции. Правительство начало ускоренную капитализацию сельского хозяйства, ориентируясь на зажиточные слои в индонезийской деревне. Правительство оказывало содействие в организации создания ирригационных систем, помощь в поставке удобрений и т. д.
Другим, принципиально новым подходом в осуществлении реформ, стала политика «открытых дверей» по отношению к инвестициям Запада. В 1967 году в сфере развития экономики был принят «Закон об иностранных капиталовложениях», предоставивший иностранным вкладчикам капиталов большие льготы. Иностранные инвесторы освобождались от налогов, получали право перевода прибылей за границу и т. д. Правительством создавались десятки открытых экономических зон. Предоставив условия для функционирования запад-шх инвестиций и США, в то же время правительство допускало лишь смешанную форму собственности совместно с индонезийским капиталом. Эти меры, направленные на использование иностранного капитала в целях развития национальной экономики, дали свои результаты.
Вначале подавляющая часть средств иностранцев хлынула в нефтяную и горнодобывающую промышленность, лесоразработки и инфраструктуру. В период Сухарто десятки иностранных компаний приступили к поискам нефти в различных районах страны, обнаружив крупные залежи. Добыча и переработка нефти резко возросла. К концу века Индонезия стала занимать одно из ведущих мест в мире по добыче и переработке нефти. Никто не мог предвидеть тогда, что нефтяные богатства могут стать яблоком раздора для сепаратистских кругов в индонезийском государстве. Правительство вело контроль за деятельностью иностранных нефтедобывающих компаний и принимало ряд мер, ограничивающих деятельность иностранного капитала. В конце 70-х годов Сухарто поставил вопрос о пересмотре несправедливых условий раздела доходов от нефти, получаемых иностранными компаниями. В результате переговоров доходы Индонезии сразу возросли на 20%.

Вслед за стабилизацией экономики на рубеже 70-80-х годов начался экономический бум, продолжавшийся вплоть до конца 90-х годов. Индонезия стала занимать ведущее место в мире по добыче редких цветных металлов: олова, никеля и меди. Разработка крупных медных месторождений, добыча никелевой руды и бокситов с помощью иностранных компаний шли быстрыми темпами. К 80-м годам был даже наложен запрет на новые иностранные инвестиции в горнорудной и лееодобывающей промышленности. Финансирование этих отраслей осуществлялось за счет внутренних ресурсов. Полученные средства от экспорта сырьевой продукции направлялись в перерабатывающую промышленность и развитие новых отраслей. Б конце 70-х— начале 80-х годов начался новый этап в экономическом развитии. Произошла переориентация в экономике на производство и выпуск товаров обрабатывающей промышленности. Сократилась зависимость страны от нефтедолларов. Новые отрасли развивались на основе собственной сырьевой базы. Стала бурно развиваться текстильная, химическая промышленность, затем электроника и радиотехника, автомобилестроение и авиационная промышленность. Индонезийские вертолеты в начале века закупали все страны Юго-Восточной Азии. По азиатским дорогам работает автомобиль индонезийского производства «Киджанг», а индонезийский спутник «Палала* известен всему миру.
Успехи в экономике в период 70-х — 80-х годов, конечно, бесспорны. Рост ВНП шел достаточно высокими темпами и составлял в середине 90-х годов 7,5% ежегодно. Не случайно в Индонезии и за ее пределами Сукарно называли «отцом развития». Индонезия по показателям своего развития приблизилась к странам, которые называют «четырьмя драконами» (Гонконг, Сингапур, Тайвань, Южная Корея). Страна из аг-рарно-сырьевой страны превратилась в аграрно-промышлен-ную державу, а по размерам национального дохода населения заняла место в числе развивающихся государств со средним уровнем развития. Численность населения, проживающего за чертой бедности, сократилась почти в четыре раза. Режим выполнил свою функцию. Сочетание жесткого политического строя с либерализацией в области экономики, предоставившей простор предпринимательской деятельности, привело к значительным успехам в сфере экономического развития.
В то же время в Индонезии сохранялись подводные рифы и трудности индонезийской экономики: преобладание сырьевой экспортной специализации, постоянное пассивное сальдо во внешней торговле, слабая инфраструктура и, наконец, сильная зависимость от внешнего долга, который поглощал около трети всего экспорта Индонезии. Можно добавить к э-ому постоянное возрастание расходов на армию и грабежи страны кланом Сухарто. Экономика, даже в условиях бурного развития, сопровождалась негативными процессами, которые привели к экономическому кризису, а в политике — к политическим катаклизмам, повлекшим за собой новые изменения в государстве. Но в середине 90-х годов пока еще ничто не предвещало бури. В 1995 году был принят план экономического развития, рассчитанного на длительную перспективу, до 2020 года Согласно планам национального развития, в течение двадцати пяти лет Индонезия должна выйти на уровень наиболее развитых в экономическом отношении государств Азии. Казалось, что генерал Сухарто прочно укрепился в кресле президента. В мае 1998 года Народный консультативный конгресс вновь избрал Сухарто президентом на шестой пятилетний срок. Ничто не предвещало политических баталий. Система выборов была такова, что при любом раскладе политических сил победу обеспечивал себе президент. Из 500 депутатов — 358 мест принадлежало Голкар, а еще 100 мест назначались самим президентом.
Однако надвигающийся кризис уже в середине 90-х годов становился заметным явлением. Разразившийся на азиатских рынках экономический кризис 1997 года серьезно затронул индонезийскую экономику. Более чем на 15% снизились темпы роста национального производства в 1998 году, повысилась инфляция, которая тяжело сказалась на материальном положении основной массы индонезийцев. Дестабилизация банковской системы страны, потеря банковских сбережений всех слоев общества привели к сильному падению авторитета клана президента. В предыдущие годы правительство Сухарто смогло обойти экономический и финансовый кризис благодаря громадному притоку иностранной помощи. В связи с этим товарные цены удавалось стабилизировать, а темпы инфляции — снижать. Сокращение экономической помощи привело к резкому увеличению расходной части бюджета. Финансовый кризис осени 1997 года повлек за собой снижение курса рупии и резкое повышение цен. Экономическое «чудо», базировавшееся на дешевой рабочей силе, дешевых сырьевых богатствах, на огромных займах Запада, США и Японии, их новейших технологиях, сменилось глубоким кризисом и упадком.
Кроме того, по данным международных финансовых организаций, Индонезия входила в ведущую десятку государств развивающегося мира по объему иностранных инвестиций. Этот «рекорд» имел оборотную сторону. Сумма внешней задолженности Индонезии намного превысила весь национальный бюджет страны. Выплаты по займам и субсидиям составляли огромные суммы. Индонезия заняла третье место в мире после Бразилии и Мексики по сумме внешнего долга. Эта сумма к концу правления Сухарто составила 117 млрд долларов. Страна оказалась перед необходимостью изменения финансовой и экономической политики.
В условиях кризиса в Индонезии зрело недовольство. Активные выступления против Сухарто проходили в начале 1998 года. Все начиналось со студенческих волнений, а затем массовые выступления охватили все общество. Выступления в марте 1998 г. на Яве, Суматре против дороговизны, за демократию и отставку президента — потрясли страну. Полиция и армия не справлялись со своими задачами. Полиции пришлось даже штурмом брать университет в Джакарте. Подавление этого движения вызвало негодование у значительной массы индонезийцев.
Страна за время правления Сухарто стала другой, хотя формы и методы правления оставались прежними. За годы реформ и развития родилась прослойка среднего класса, национальных предпринимателей, которые стремились к политической жизни, но по существующим законам создать новые, оппозиционные партии было невозможно. Вырос политический уровень индонезийцев, особенно в среде молодежи и студентов, которые именовались «детьми Сухарто». Оппозиционно настроенная масса людей выступила против засилья власти военных, требуя гражданских форм правления. Сухарто был непреклонен. Его реакция была однозначной — армия должна выполнять свою историческую роль. Но за столь долгий период правления Сухарто сторонников и поклонников генерала в административных структурах становилось все меньше. Ушли старые военные, ушли те, кто совершал переворот 1965 года. В окружении диктатора становилось все меньше заинтересованных лиц.
Недовольство индонезийцев вызывал патерналистский стиль руководства президента, которое осуществлялось в личных интересах и интересах его семьи. Сам президент имел большую животноводческую ферму близ Джакарты, супруга Сухарто руководила многочисленными «фондами», а сыновья и дочь занимаясь предпринимательством и политикой, монополизировали целые отрасли, в том числе нефть, электронику и т. Д. Назпачение одного из его сыновей в новое правительство позволило полагать, что Сухарто взял курс на создание династийного режима. Генерал Сухарто утрачивал авторитет «божественной власти» президента. Армия тоже дистанцировалась от семейного клана Сухарто. Генерал, видимо, понял, что ему придется уйти с поста президента, но он попытался все же сохранить свое влияние в политической сфере. Сухарто передал власть своему ближайшему сподвижнику — Хабиби, который одно время воспитывался в его семье. 21 мая 1998 года в президентском дворце Сухарто зачитал заявление о своем отречении от должности. Тут же вице-президент Хабиби, держа руку на Коране, принял присягу на верность стране и народу в качестве нового президента.

Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
2+два=?