Надписи.

Начиная с XIX в. ни одно из сколько-нибудь серьезных исследований по истории античности не обходится без эпиграфического материала. Посвятительные надписи в честь богов, испещрявшие стены храмов и алтарей или нанесенные на вотив-ные (приносимые в дар богу) предметы; надписи на надгробиях, порой довольно подробно повествующие о жизни покойного; на межевых и милевых столбах; строительные надписи с указанием инициаторов постройки или восстановления того или иного здания; надписи на сосудах и других предметах; декреты в честь различных лиц; официальные постановления народных собраний, выставлявшиеся на всеобщее обозрение; типичные для Рима краткие календарные записи и, наконец, разного рода объявления, а то и просто оставленные людьми на стенах замечания по различным поводам — все это не только дополняет литературные источники, но порой значительно их корректирует, позволяя увидеть факты античной истории не в субъективном изложении тех или иных авторов, а взятыми из жизни и сохранившими ее дыхание. Недаром основатель отечественной эпиграфики Ф. Ф. Соколов писал: «Внимая надписям, как бы слышишь голоса, отрывки разговоров дня, которому минуло две тысячи лет. Камни становятся краеугольными камнями науки о древности». И действительно, эпиграфика позволяет нам узнавать о событиях, которые никогда не попадали в свитки известных историков, будучи незначительными в общем потоке общегреческой истории, о заботах и радостях горожан, о выдающихся людях, которыми гордился полис. Так, в Херсонесе обнаружена надпись в честь местного историка Сириска, чье имя ни разу не проскользнуло в трудах дошедших до нас авторов.
Греческие и латинские надписи столь обильны, что стало возможным издавать их в виде тематических сборников, из которых наиболее интересны собрания текстов по отдельным городам Балканской Греции и побережья Малой Азии, по греческим колониям Северного Причерноморья, Африки, юга Италии и Сицилии, по римским провинциям в целом и по входящим в них городам, по истории христианства, по митраизму, по отдельным римским легионам, стоявшим в различных провинциях, по истории преторианских когорт и по многим, многим другим вопросам.
Этрусских надписей тоже немало — их насчитывается до 11 ООО, но среди них всего несколько крупных или сравнительно крупных текстов. В их числе письмена, нанесенные на льняные пелены, в которые была завернута найденная в Египте и ныне хранящаяся в музее Загреба мумия, а также несколько надписей на твердом материале — на терракотовой черепице из Капуи (около трех сотен слов, расположенных в 60 строк); на травертиновой плите из Пе-Руджии (46 строк из 130 слов); на свинцовой пластине из Санта-Маринеллы (60 слов); на двух золотых пластинах из этрусских *ирг (52 слова) с параллельным финикийским текстом; на предназначенной для гаданий бронзовой модели печени из Пьяченцы *0 слов, в основном имен богов); на стене погребальной камеры одной из могил Перуджии (27 слов).
Эти надписи могли бы составить основу для дешифровки этрусского языка, но источником по истории этрусков, за исключением текста из Пирг и печени из Пьяченцы, служить не могут, не будучи (кроме надписи из Пирг) прочитанными. И напротив, для изучения этрусской религии, для понимания этнической картины населения этрусских городов, демографической, а порой и социальной ситуации определенный материал дают короткие эпитафии и посвятительные тексты, поскольку среди почти сотни прочитанных слов этрусского языка — числа, названия керамических изделий, термины родства, должности.

Изданы этрусские тексты были в виде семи выпусков «Корпуса этрусских надписей» еще в начале XX в., на современном уровне имеются сборник надписей, выпущенный в 1954 и переизданный в 1968 г., а также двухтомная «Сокровищница этрусского языка» с расположенными в алфавитном порядке словами с точным указанием надписей, в которых они встречаются, и научным комментарием.
Карфагенских надписей к настоящему времени обнаружено до 8 ООО (больше, чем в восточнофиникийском мире), но, к сожалению, это в основном короткие эпитафии и посвятительные надписи богам, главным образом в тофетах. Они, конечно, тоже очень важны, потому что содержащиеся в них имена дают возможность определить, сколь далеко заходило смешение финикийского и местного населения. Но неизмеримо информативней менее обширная группа текстов, в той или иной связи дающая названия городов, что очень ценно в сочетании с нумизматическим материалом, поскольку литературная традиция чаще отмечает лишь те города, в которых разворачивались исторически значимые события, а если и сообщает о небольших городках (подобно Страбону, Плинию и Птолемею в отношении Тинги, Рисаддира, Русибиса и Цили), то без помощи нумизматики и эпиграфики их невозможно было бы идентифицировать. Еще важнее тексты финансовых отчетов, в которых указаны расходы, связанные с оплатой храмового персонала, и выставлявшиеся у входа в храмы тарифы со скрупулезным перечислением жертв, предписанных в тех или иных случаях.
Папирусы. С 70-х гг. XIX в. к эпиграфическому материалу добавляется богатейший и постоянно увеличивающийся папироло-гический. Достаточно сказать, что серия только папирусов, найденных в Оксиринхе, составляет 20 томов.
Изучение истории античного Средиземноморья ныне немыслимо без помощи этих папирусных текстов, находимых прежде всего
Египте, где их сохранности способствовал сухой климат, но также и в некоторых других местах, в частности в Италии, где в ходе аскопок Геркуланума, уничтоженного извержением Везувия, была обнаружена вилла с философской библиотекой.
Папирус — бумага древности, и точно так же, как бумага наших дней, он не рассчитан на длительное хранение. Но мир богат чудесами, и Египет наряду со своими пирамидами и храмами эпохи фараонов оправдал название «страны чудес», сохранив на окраинах городов и деревень в древних мусорных кучах десятки тысяч хрупких папирусных листков, исписанных преимущественно греческим письмом. Образованные люди часто приводили в письмах отрывки из любимых литературных произведений, а иногда переписывали эти произведения для себя или друзей целиком. Благодаря этому пополнились сборники стихов лирических поэтов Алкея, Сапфо, Коринны, Пиндара, Вакхилида, заполнились лакуны во многих трагедиях Софокла, Эврипида, вернулись в литературу утраченные комедии Менандра, ранее известные лишь по отдельным фрагментам. Но самым сенсационным открытием оказалась обнаруженная в конце прошлого века «Афинская полития» Аристотеля.
Порой среди папирусов встречаются целые архивы (например, архив одной из семей конца III—начала IV в. или военного легата поздней империи), законодательные сборники (в частности сборник решений императора Септимия Севера по юридическим вопросам), сборники, связанные с различными религиозными культами (например, большой сборник с текстами литургий).
Вместе с тем, наряду с текстами, рассчитанными если не на вечность, то по крайней мере на ближайшие поколения, в папирусах неизмеримо больше, чем в эпиграфике, бытовых записей — писем, коротких заметок, чьи авторы и не подозревали о том, что будут прочитаны кем-либо кроме их адресатов. Это свидетели живой жизни простого люда, вводящие нас в историю их любви и семейных раздоров, их радостей и обид, в их денежные расчеты, в отношения между господами и рабами, друзьями и врагами — словом, во все мелочи повседневной жизни. Они воссоздают не обобщенно-хрестоматийный, а в подлинном смысле живой облик античного человека.
Рейтинг:
Обсудить
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?