Монеты

Исключительно важный материал для изучения истории Средиземноморья дают античные монеты, попавшие в распоряжение исследователей намного раньше не только папирологии, но и эпиграфики. Уже в XVIII в. в Вене, где оказалась огромная коллекция древних монет, была проделана гигантская работа, результатом которой явилась подробнейшая классификация 70 ООО их видов. Отсюда необычайное богатство информации, которую дает и сам металл монет, и ареал распространения, раскрывающий торговые и культурные связи, и особенно нанесенные на них надписи (легенда монеты) и изображения. Они отражают состояние экономики и финансов городов, события политической и культурной жизни, происходящие в государствах перемены. Часто лишь по изображениям на монетах мы узнаем о знаменитых статуях (например, о том, как выглядел Зевс в храме Олимпии или Колосс Родосский), об архитектуре давно разрушенных храмов. Порой только монеты сохранили портретные изображения (например, Пифагора).
Архаические монеты греческих городов, чеканившиеся из сея ребра, чаще всего с эмблемой города и иногда первыми буквами; его названия на лицевой стороне (аверсе) и ничем не заполненным вдавленным квадратом на оборотной стороне (реверсе), не столь информативны, как монеты более позднего времени, зато это информация, опередившая по крайней мере на столетие первые труды историков. Это первые свидетели греческой колонизации, способные рассказать и об интенсивности торговли, и о раз-, махе колонизационного процесса, и о богах-покровителях поли-' са, а порой и об экономике тех городов, которые сочли нужным; запечатлеть на металле то, что считали главным в процветании своего города: корабль, колос пшеницы, виноградную гроздь или пчелу. Одновременно они становятся свидетелями и независимо- сти того или иного полиса (поскольку именно с независимостью связывалось право на выпуск собственной монеты) и культов его богов-покровителей.
В классический период греческой истории информативность монет значительно возрастает благодаря появлению названий городов, а подчас и имен магистратов, при которых производилась чеканка. В связи с включением в V в. до н. э. бронзы в число металлов, используемых для чеканки, возрастает и разнообразие монет, что расширяет возможности их использования как датирующего материала.
В эллинистическую эпоху греческие монеты постепенно из ре-, гистратора полисной истории превращаются в своего рода портретную галерею правителей держав, возникших на месте полисов, демонстрируя изменения в идеологии греческого общества и в то же время помогая нам заполнить пробелы в политической истории эллинистических государств.
Этрусские монеты — медные, золотые и серебряные — появи-ись почти одновременно с греческими — тоже в VI в. Их начали чеканить практически все города Этрурии, что при отсутствии у этрусков письменной традиции особенно важно для исторической науки: многие из названий этрусских городов определяются только по монетам. Этрусские монеты, даже когда их находят в греческих городах, спутать с греческими невозможно — и потому, что на них стоят этрусские цифры, указывающие на их номинал, и по типичным для них изображениям (голова горгоны Медузы, якорь и дельфин, символизирующие морскую торговлю, колесо, свидетельствующее о торговле сухопутной, а также лев, слон, собака, петух, полумесяц, треножник, изображения богов-покровителей города, отличающиеся по иконографии от богов греческого пантеона).
Почти столетие спустя после лидийцев и греков появляются монеты финикийские и карфагенские — с 480 г. до н. э. в Панорме и Моции, сицилийских колониях восточнофиникийских городов, постепенно перешедших под власть Карфагена, затем в восточнофиникийских центрах (с середины V в.) и, наконец, в самом Карфагене (с середины IV в.).
Если восточнофиникийская монета тесно связана с персидским влиянием, монетное дело Карфагена демонстрирует явную зависимость от греческого опыта — при всей враждебности карфагенян к главному торговому конкуренту. Изображение на монетах Карфагена и городов, входящих в Карфагенскую державу, Коры или греческой нимфы Аретузы, а также появление в образе чисто финикийского Мелькарта львиной шкуры и палицы греческого Геракла на монетах иберийского Гадеса и прилегающего к Иберии островка Ибицы, или надписи на греческом и пунийском языках на монетах Моции и Панорма (Сицилия) и производимый в этих городах чекан, основанный на эвбейско-аттической системе веса, говорят о взаимосвязи с греками намного выразительней, чем дошедшие до нас литературные источники.

Карфагенских монет неизмеримо меньше, чем греческих и этрусских, да и разнообразием большим они не отличаются, но поскольку от Карфагена не сохранилось собственной литературной традиции, а дошедшие до нас авторы сообщают о жизни карфагенян до их столкновения с Римом еще меньше, чем об этрусках, эти сравнительно немногочисленные монеты приобретают для нас особое значение, позволяя, наряду с археологическим материалом, установить направления колонизационной деятельности Карфагенской Державы, а порой и названия входивших в нее городов, о которых в литературной традиции нет никаких сведений.
Вместе с тем пуническая монета не в меньшей мере, чем греческая или этрусская, отражает картину торговых и культурных контактов, религиозной жизни и экономики, а также позволяет судить
0 степени зависимости или автономии отдельных частей Карфагенской державы от центра и происходящих в ее жизни политических изменениях.
Намного позднее, чем у греков, этрусков и финикийцев, лишь около 340 г. до н. э., появилась собственная монета у римлян, хотя в их орбите имели хождение монеты этрусских двенадцатиградий и греческие монеты городов Южной Италии и Сицилии. Первой римской монетой был сначала бронзовый, затем медный асе весом в фунт (327,45 г) с изображением на аверсе одного из наиболее почитаемых богов, чаще всего Януса или Юпитера, и кормой корабля на реверсе. И хотя в 289 г. появилась должность триумвиров по чеканке монеты, осуществлявшейся при храме Юноны Монеты (Наставительницы) на Капитолии, вплоть до 275 г. асе оставался единственной римской монетой — правда, имевшей деления (в половину, треть, четверть и шестую часть асса). Впрочем, одновременно с чисто римским ассом в завоеванной Римом Кампании, скорее всего, на монетном дворе Капуи, для римлян стали чеканить по местным греческим стандартам серебряные монеты с легендой ROMA, употреблявшиеся в торговле между городами на территории Италии и Сицилии.
При всем однообразии ранней римской монеты, она все же фиксирует наиболее значимые события — например, победу над Пирром в 275 г. Не отличаются большим разнообразием сюжетов монеты и после перехода в 269 г. до н. э. от литья к чеканке и появления первой римской серебряной монеты — денария. На первых денариях обычным изображением были: на аверсе голова богини Ромы, а на реверсе — братья Диоскуры, с которыми римляне связывали одну из своих побед во время завоевания Италии. Во II в. до н. э., особенно насыщенном войнами, Рому на аверсе вытесняет Марс, реверс украшается Викторией, стоящей на запряженной парой коней триумфальной колеснице; с конца II и вплоть до начала
1 в. до н. э. к этому стандарту добавляется несколько эмиссий, запечатлевших конкретные победы в ряде внешних войн, в частности, над кимврами и тевтонами.
Познавательная ценность монет III—первой половины I в. до н. эц не столько в отражении наиболее значительных внешнеполитических событий, о которых мы знаем и из литературных источников, сколько в возможности датировать по ним другие находки: устанавливается не только общая хронология по характерным для разных периодов типам чекана, но становится возможной и точая датировка, благодаря именам монетных триумвиров, часто ис-почьзовавших предоставленное им в 269 г. право ставить на монете свое имя.
Начиная с гражданской войны Цезаря и Помпея, монеты становятся подлинной летописью перипетий внутренней борьбы. Еще разнообразнее монеты империи, превращающиеся, с одной стороны в орудие политической пропаганды, с другой — в портретную галерею не только императоров, но и членов императорского дома.
Италия была населена не только латинами; однако монетное дело у других ее народов появилось лишь тогда, когда они потеряли самостоятельность, и те монеты, которыми стали пользоваться в своих городах сабины, оски, венеты и другие народы Италии, были римскими монетами. Лишь один раз в римской истории появились на Апеннинском полуострове не римские, а италийские монеты — это были монеты восставших в 90—88 гг. италиков, выражавшие идею противостояния Риму, чей символ — волчицу — попирал на монете италийский бык.
Существуют своды античных монет, хранящиеся в отдельных музеях, (среди них — многотомный Британского музея), своды монет по отдельным регионам античного мира и тематические собрания.
Тессеры. Особый вид источника представляют собой тессеры (в переводе с греч. — «четырехугольники») — керамические и металлические дощечки, не обязательно прямоугольной формы, использовавшиеся греками, этрусками и римлянами в военной сфере в качестве пароля, а в мирной жизни — как пропуска, входные билеты в театр, амфитеатр, публичный дом, а также и как своего рода лотерейные билеты на получение продовольствия. В императорскую эпоху по тессерам, бросаемым императорами в толпу, можно было выиграть не только какой-либо малозначащий предмет вроде корзины с продовольствием или сосуда с вином, но порой и небольшое поместье. Нередко тессеры заменяли мелкую монету. Это массовый материал, поддающийся статистическому исследованию. Отдельные тессеры имеют надписи, что повышает их ценность для науки.
Печати. В ходе раскопок в Греции, Италии, Египте, на территории Карфагена обнаружены также печати, личные и государственные, использовавшиеся и как знак собственности, которым (на Крите уже с III тысячелетия до н. э.) метили предметы, и для запечатывания писем, наиболее ценных лекарств при их пересылке и свитков в архивах. Особое значение они приобретают в тех слу4 чаях, когда являются массовым материалом. При раскопках одного из храмов в Карфагене обнаружены сотни их оттисков с изображениями. Отпечатавшийся на оборотной стороне некоторых из них папирус, указывает на то, что ими скреплялись храмовые до-ij кументы, не подлежащие разглашению. На комок глины, скреплявший завязки свитка, прикладывалась та или иная печать, и свиток не мог быть открыт без ее повреждения. По печати же жрец, ведающий архивом, определял тип документа. Поразительно, что символами карфагенской глиптики* были в значительной мере образы греческой мифологии, что позволило исследователям назвать Карфаген II в. до н. э. «пунийским полисом в греческом одеянии».

Таким образом, памятники материальной культуры в их чрезвычайном многообразии позволяют современному исследователю получить представление о многих сторонах истории и культуры народов античного Средиземноморья, раскрывая самые различные аспекты жизни в ее развитии на протяжении по крайней мере двух с половиной тысячелетий.
Рейтинг:
Обсудить
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?