Процесс десталинизации общества.

В процессе борьбы за власть Н.С. Хрущев постепенно перехватил у своих соперников преобразовательную инициативу. В это время тема репрессий и отношения к И.В. Сталину, получив дальнейшее развитие, постепенно становится главной в жизни общества. Инициированное сверху разоблачение «культа личности» понималось противостоящими друг другу лидерами поразному. Г.М. Маленков усматривал проблему в неограниченной власти главы партии и именно в связи с этим выдвигал идею «коллективного руководства» и перераспределения властных полномочий в пользу государственных структур. Н.С. Хрущев не видел необходимости поиска альтернативных механизмов управления страной и ориентировался, прежде всего, на признание «нарушений» норм партийной жизни и постановку вопроса о виновных в произошедшем. Трезвый политический расчет подсказывал Н.С. Хрущеву, что руководство страны не может ограничиться абстрактной критикой «культа личности». Тем самым создавались бы предпосылки для компрометации не только лидеров, стоявших у власти в 19301940е гг., но и самого политического режима. По мнению Н.С. Хрущева, «это было гибелью для руководства, которое не прислушалось к велению времени». Он считал, что именно последнее должно было инициировать дозированное разоблачение сталинских преступлений.
В рассматриваемый период обозначилось ускорение процесса реабилитации. При этом ключевыми стали вопросы восстановления прав репрессированных по политическим мотивам, осуждения непосредственных участников репрессий и установления политической ответственности за совершенные преступления. Причастность в той или иной степени практически всей советской элиты к проведению репрессивной политики придавала происходящему особую остроту. В 1954 г. были реабилитированы жертвы «Ленинградского дела», в 1955 г. — Еврейского антифашистского комитета. Были освобождены и реабилитированы арестованные после войны военачальники, положено начало пересмотру политических обвинений 1930х гг. Однако в целом число тех, кто вышел на свободу с возвращением им честного имени, было незначительно (несколько десятков тысяч человек). Значительно больше было политических заключенных, освобожденных по амнистии. Если в начале 1954 г. численность политзаключенных составляла 475 тыс. человек, то к началу 1956 г. она сократилась до 114 тыс. Масштабность приобрела ликвидация таких видов репрессий, как ссылка и административная высылка. В 1954 г. были сняты ограничения с бывших «кулаков», выселенных во время коллективизации.
Определяющее значение в разоблачении преступлении И.В. Сталина и его окружения имел состоявшийся в феврале
1956 г. XX съезд КПСС. В ночь с 24 на 25 февраля, на последнем, закрытом, заседании первого в постсталинский период партийного форума, Н.С. Хрущев выступил перед делегатами с докладом «О культе личности и его последствиях». Необходимость этого выступления первому секретарю пришлось отстаивать в трудных спорах с другими членами Президиума ЦК КПСС. Материал, позволявший рассматривать вопрос о «культе личности», был подготовлен специальной комиссией, созданной в конце 1955 г., во главе с секретарем ЦК академиком П.Н. Поспеловым. В предложенном варианте доклада вся ответственность за преступления перекладывалась на И.В. Сталина и Л.П. Берия, защищались партия, социалистическая система и идеи коммунизма. В понятии «культ личности» первый секретарь ЦК объединил все политические и экономические просчеты предшествующих десятилетий. Основное внимание при этом уделялось проблеме нарушения законности и массовых репрессий. С «культом личности» связывались также просчеты и субъективные решения И.В. Сталина в годы Великой Отечественной войны, нарушения принципа коллективности партийного руководства, действия «вождя», направленные на возвеличивание своей роли в истории партии и государства. Для доклада Н.С. Хрущева были характерны непоследовательность и отсутствие цельной картины репрессий. «Сталинские преступления» не распространялись на коллективизацию и голод начала 1930х гг. Главный акцент делался на преступления И.В. Сталина против партии, а не народа. Одновременно борьба И.В. Сталина с партийной оппозицией признавалась одной из его заслуг. Однако в целом приведенные Н.С. Хрущевым многочисленные примеры беззакония сталинского режима явились полной неожиданностью для большинства делегатов съезда и вызвали у них глубокие потрясения.
Доклад «О культе личности» не содержал должных теоретических обобщений и глубоких выводов. Все произошедшее объяснялось наличием капиталистического окружения и трудностями построения социализма в одной стране. «Культ личности» рассматривался как фактор, порожденный исключительно личными качествами И.В. Сталина (основополагающей идеей выступало его противопоставление В.И. Ленину, демонстрировавшему приверженность коллегиальности в партийной работе). В выступлении Н.С. Хрущева совершенно не отражалась связь рассматриваемого явления с природой общественного и государственного строя ССР. Политическая система и собственно руководство, находившееся у власти и причастное к репрессиям, оказались вне критики.
Выступление первого секретаря на XX съезде партии было засекречено от советского народа на долгие годы (в СССР доклад Н.С. Хрущева был опубликован лишь в мартовском номере журнала «Известия ЦК КПСС» за 1989 г., а его текст, появившийся в год съезда при странных обстоятельствах в мировой прессе, был объявлен фальшивкой). Вместе с тем было принято решение ознакомить с содержанием доклада первичные партийные и комсомольские организации. Этого было достаточно, чтобы в обществе возник резонанс, превратившийся в самостоятельную политическую силу, которая стремительно набирала мощь. Нередко преодолевались установленные идеологические рамки критики «культа личности» и делались попытки анализировать глубинные причины явления, которые скрывались за данным понятием.
Своеобразное развитие доклад Н.С. Хрущева на XX съезде получил в постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 г. «О преодолении культа личности и его последствий», ставшем на последующее 30летие основой интерпретации проблем сталинизма и оценки самого И.В. Сталина в советской историографии. Тем самым было оформлено идеологическое сдерживание развернувшейся в обществе критики сталинского режима. В современной литературе данный документ критикуется частью исследователей за искусственное закрепление эвфемизма «культ личности Сталина». В постановлении отсутствовали страшные факты реалий сталинской эпохи, но вместе с тем прослеживалась попытка разобраться в причинах возникновения «культа» и его последствиях. Здесь отмечалось, что, несмотря на все принесенное зло, «культ личности» И.В. Сталина «не изменил природу» социализма и не увел общество «в сторону от правильного пути развития к коммунизму». Все эти «негативные явления» объявлялись преодоленными благодаря решительности и настойчивости «ленинского ядра руководителей» КПСС.
Комплекс основополагающих черт «культа личности» в настоящее время представляется значительно обширнее, чем во времена Н.С. Хрущева. Необходимыми условиями формирования «культа личности» были складывание чрезвычайных обстоятельств, форсированный тип развития народного хозяйства, отказ от принципа «разделения властей» при выводе репрессивного аппарата изпод общественного контроля, игнорирование объективных закономерностей в области материальной заинтересованности и широкая опора на внеэкономическое принуждение, усиление тенденций к самоизоляции режима, понимавшего губительность для него сравнений и сопоставлений. Избыточная концентрация власти «наверху» привела к исчезновению властных полномочий в среднем и низшем звеньях управления, превратила их в «приводные ремни». Несменяемость руководящих кадров, замкнутость управленческих структур привели к формированию иерархии, системы вождей, в рамках которой выделялся «главный» вождь. Власть приобрела облик харизматической организации, связь которой с массами осуществлялась через посредников, наделенных правом разъяснять и толковать происходящее.
Значимость политических решений XX съезда КПСС была неоспоримой. Возвращение в 19561961 гг. доброго имени почти 700 тыс. простым коммунистам и беспартийным свидетельствовало, что реабилитация после партийного форума стала приобретать поистине массовый характер. Был реабилитирован также ряд видных деятелей армии и партии: В.К. Блюхер, М.Н. Тухачевский, И.Э. Якир, СВ. Косиор, П.П. Постышев, Я.Э. Рудзутак, В.Я. Чубарь, Р.И. Эйхе и другие. Вместе с тем масштабная социальнополитическая акция середины 1950 — начала 1960х гг. по возвращению свободы выжившим жертвам сталинских «чисток» 1930 — начала 1950х гг. и восстановлению репутации погибшим, имея свои пределы, не коснулась тех партийных деятелей, которые, ориентируясь на альтернативные варианты развития страны в 19201930е гг., были занесены И.В. Сталиным в число противников ленинского курса: Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, А.И. Рыков, Л.Д. Троцкий попрежнему характеризовались как противники советского строя. К их соратникам, которые все еще отбывали заключение или ссылку, не применялась даже амнистия.
Проводимая в период хрущевской «оттепели» реабилитация жертв сталинских репрессий характеризовалась тем, что власть избегала постановки самых жгучих вопросов: о численности невинно пострадавших и погибших, о конкретной мотивации подобного насилия. Последнее обстоятельство порождало самое разное отношение общественности к реабилитированным: от чувства сострадания до полного неприятия («культовое мышление» просто не позволяло выйти из рамок убеждения, что «просто так людей не сажают»). Возвращение бывших политических узников ГУЛАГа к нормальной жизни было исключительно тяжелым.
Безусловно, разрушение системы организованного насилия и реабилитация его жертв стали самыми заметными явлениями «оттепели». Вместе с тем во времена Хрущева и в последующем преследования по политическим мотивам хотя и перестали быть массовыми, но не прекратились. В это время функции КГБ как органа политического сыска были расширены. Производившаяся смена руководства КГБ сопровождалась соответствующей сменой кадров на всех уровнях: старый офицерский состав был заменен партийными и комсомольскими функционерами. Осуществлявшаяся также «чистка» кадров в системе МВД привела к падению значения этого ведомства. В январе 1960 г. союзное Министерство внутренних дел было вообще ликвидировано, а его функции были переданы подобным республиканским органам.

После XX съезда проявились и другие факторы восстановления справедливости и демократизаций жизни общества. Объявленная амнистия граждан, сотрудничавших с оккупантами в годы Великой Отечественной войны, затронула народы, репрессированные накануне и в период военного лихолетья. Были сняты правовые ограничения с немцев, греков, болгар, крымских татар, курдов, чеченцев, ингушей, карачаевцев, калмыков и других. В 1956—1957 гг. в рамках снятия с репрессированных народов политических обвинений была восстановлена автономия чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, калмыков. Однако определение границ подобных административнотерриториальных образований осуществлялось без учета исторических особенностей и этнического состава населения. Проявленная при совершении этого важнейшего акта спешка отразилась в последующем в нарастании межнациональных противоречий. Немцы Поволжья были политически оправданы только в 1964 г., а крымские татары — в 1967 г. При этом вопрос о восстановлении их автономии властями не ставился. Крым был местом отдыха партийной элиты, здесь находились важнейшие партийные резиденции. В силу этого возвращение на родину депортированных ранее татар власти признали неуместным. Крым к тому же превратился в разменную монету межнациональной политики: 19 февраля 1954 г., в рамках празднования 300летнего юбилея так называемого «воссоединения» Украины с Россией, он был переведен из состава РСФСР в пределы УССР (в те годы в принципе было неважно, в границах какой союзной республики находится та или иная территориальная единица). Последствия же подобной инициативы оказались долгосрочными и весьма значимыми: в 1991 г. при распаде СССР административные границы стали государственными, и постсоветская Россия уже официально потеряла Крым, который с конца XVIII в. был частью ее территории.
По инерции «культовое мышление» продолжало владеть многими людьми. Особенно это касалось старшего поколения, которое, как правило, с большим трудом отказывалось от наследия прошлой эпохи. В то же время появилось поколение людей (так называемые «шестидесятники»), которые свое становление связывали с историческими решениями XX съезда. Произошел своеобразный мировоззренческий переворот. Люди в целом почувствовали себя более свободными, чем раньше. Развернулись споры по острым проблемам современности. В среде интеллигенции велись дискуссии между «физиками» (технократами) и «лириками» (гуманитариями). В СССР стали проявляться факторы формирования гражданского общества. Постепенно и в процессе десталинизации общество стихийно пошло дальше, чем предусматривалось «наверху». Опасения, что инициированные властью процессы демократизации выйдут изпод контроля, привели к последовательному ужесточению идеологического пресса (особенно сильно это сказалось на наиболее консервативных гуманитарных науках, которые так и не успели насладиться «глотком свежего воздуха»). Все чаще стали слышаться призывы к прекращению «огульного охаивания» прошлого, недопущению «самотека» в осуществлявшейся критике «культа личности». Попытки самих же инициаторов десталинизации почти сразу строго регламентировать данный процесс вызвали в обществе недоумение и разочарование. В результате социальная поддержка Н.С. Хрущева начала сужаться.
Изменение общественной обстановки и в целом ситуации в стране привело к расколу в руководстве СССР. Процесс даже строго регламентированной десталинизации, осуществлявшиеся реформы в политической и экономической сферах, попытки Н.С. Хрущева предать забвению принцип «коллективного руководства» и утвердиться в качестве единоличного лидера вызывали растущее недовольство части партийногосударственного аппарата. В состав сложившейся оппозиции вошли как представители «старой сталинской гвардии» (В.М. Молотов, Л.М. Каганович, Г.М. Маленков), так и руководители, только недавно закрепившиеся на ответственных постах. Антихрущевская группа составляла большинство в Президиуме ЦК КПСС — семь его членов из одиннадцати (НА. Булганин, К.Е. Ворошилов, Л.М. Каганович,
•М. Маленков, В.М. Молотов, М.Г. Первухин, М.З. Сабуров). В силу сложившейся в сталинское время традиции всеобщего слепого подчинения решениям высшего партийного руководства этого было вполне достаточно, чтобы отстранить Н.С. Хрущева от власти. 19 июня 1957 г. Президиум ЦК принял решение о смещении Н.С. Хрущева, обвиненного в волюнтаризме и дискредитации партии, с поста первого секретаря. Последний, сославшись на уставные принципы, потребовал созыва пленума ЦК, который был правомочен рассматривать подобный вопрос. Большинство избранных на XX съезде членов ЦК поддержали Н.С. Хрущева. На состоявшемся 2229 июня пленуме ЦК развернулась сложная борьба. Оценив соотношение сил, Н.А. Булганин и К.Е. Ворошилов изменили позицию и покаялись в своих ошибках. Выступившие с обвинениями в адрес первого секретаря сталинские соратники В.М. Молотов (его позиция отличалась наибольшей резкостью), Л.М. Каганович, Г.М. Маленков и «примкнувший» к ним кандидат в члены Президиума ЦК Д.Т. Шепилов оказались в меньшинстве и были объявлены «антипартийной группой». За противодействие «исправлению ошибок и недостатков, порожденных культом личности», ее участники были выведены из состава ЦК и лишены руководящих постов, что стало концом их политической карьеры.
Готовность Н.С. Хрущева довериться в борьбе против оппозиции среднему партийному звену сделала партийных чиновников этого масштаба гораздо более влиятельными, чем при И.В. Сталине. В то же время роль «коллективного руководства» партийных «верхов» явно ослабла, что укрепило режим личной власти первого секретаря. Состав Президиума ЦК был расширен до 15 человек, и здесь преобладали сторонники Н.С. Хрущева (А.Б. Аристов, Л.И. Брежнев, Н.Г. Игнатов, Ф.Р. Козлов, А.И. Микоян, М.А. Суслов, Е.А. Фурцева и другие).
В новый состав Президиума ЦК был введен и министр обороны маршал Г.К. Жуков, который активно поддерживал Н.С. Хрущева. Однако очевидное возрастание политического влияния министра обороны вызывали у первого секретаря и его сторонников опасение. По обвинению в попытке вывести армию изпод контроля партии и склонности к «бонапартизму» в октябре 1957 г. Г.К. Жуков был выведен из состава Президиума ЦК, лишен министерского поста и отправлен на пенсию. Новым министром обороны был назначен маршал Р.Я. Малиновский.
Произведенные Н.С. Хрущевым после устранения оппозиции перемены в составе высших органов государственной власти привели к уходу с политической арены и раскаявшихся в свое время участников «антипартийной группы». В марте 1958 г. при формировании нового состава правительства с поста его главы был снят Н.А. Булганин. Избрание председателем Совета Министров Н.С. Хрущева, продолжавшего оставаться первым секретарем ЦК КПСС, означало, что последний сосредоточил в своих руках высшую государственную и партийную власть В мае 1960 г. был освобожден от обязанностей председателя Верховного Совета К.Е. Ворошилов — его место занял А.И. Брежнев.
Отстранение от власти консервативной оппозиции и превращение Н.С. Хрущева в единоличного лидера, как ни парадоксально, имело весьма негативные последствия для судеб «оттепели». Обозначившееся в 19571958 гг. известное отступление от проводившейся под знаком десталинизации политики обновления общества объяснялось, очевидно, завершением начального этапа преобразований, который можно определить, в целом, как эмоциональнокритический. Возникла объективная потребность перехода от «митингового демократизма» к длительной практике реализации программы реформ. Вместе с тем корректировка общего политического курса, безусловно, тесным образом была связана с попыткой смещения Н.С. Хрущева, а также с венгерскими событиями 1956 г.
«Венгерский синдром» имел долговременные политические последствия. Под видом «встреч с интеллигенцией» началась проработочная кампания в области идеологии. Обозначилась откровенная и скрытая травля инакомыслия. Расхождение надежд передовой части советского общества и позиции руководства страны привело к зарождению в СССР диссидентского движения.
Проявлявшиеся в процессе реформирования трудности, просматривавшаяся несостоятельность многих предлагаемых программ усиливали общественное безразличие и вели к падению авторитета Н.С. Хрущева. В подобной ситуации советский лидер возвратился к разоблачениям «культа личности», возобновил процесс десталинизации. На XXII съезде КПСС (октябрь 1961 г.) было принято решение о выносе гроба с телом И.В. Сталина из Мавзолея и захоронении его у Кремлевской стены. Сталинград переименовали в Волгоград, убрали многочисленные статуи «вождя всех народов». Однако и на втором «витке» десталинизации вопрос об ответственности высшего партийного руководства за репрессии был обойден стороной. Правда, теперь совершенные преступления приписывались не только И.В. Сталину и Л.П. Берия, но и узкому кругу «сталинцев», который совпадал с разоблаченной в 1957 г. «антипартийной группой». В.М. Молотов, Л.М. Каганович, Г.М. Маленков, а также и Другие ее члены были исключены из партии.
Сформулированное в резолюции XXII съезда положение о том, что «партия сказала народу всю правду о злоупотреблениях в период культа личности», указывало на то, что тема сталинизма закрыта и дальнейшему обсуждению не подлежит.

Рейтинг:
Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?