Борьба за лидерство среди преемников И.В. Сталина. Проблема сталинского политического наследия.

 

1953-1964 гг. вошли в историю как хрущевская «оттепель» (подобное метафорическое обозначение сути происходящего было связано с названием опубликованной в 1954 г. повести И.Г. Эренбурга). В рамках этого периода обозначился процесс либерализации внутренней и внешней политики советского руководства, предпринимались попытки реформирования экономики и духовного возрождения общества.
Всем обозначенным процессам предшествовала ожесточенная борьба за власть, развернувшаяся после смерти И.В. Сталина (5 марта 1953 г.) среди его ближайшего окружения. В целом сложившаяся расстановка сил на политическом Олимпе свидетельствовала о наличии определенных альтернатив развития советского общества: продолжение сталинщины, некоторое смягчение режима при сохранении общеполитического курса предшествующего периода, поворот к десталинизации. Острое противостояние «наверху» весной и летом 1953 г. сил традиционализма и реформизма, результатом которого должно было стать определение стратегии развития страны, происходило при официальном заявлении Г.М. Маленкова, Л.П. Берия, Н.С. Хрущева и других советских лидеров о необходимости отказаться от «политики культа личности» и готовности осуществлять «коллективное руководство» (этот политический постулат был декларирован июльским (1953 г.) пленумом ЦК и подтвержден рядом последующих партийных съездов). Подобная ситуация временного консенсуса в правящей группировке сопровождалась перераспределением властных функций между различными партийногосударственными структурами. Высшие органы партии — Президиум и Бюро Президиума — были преобразованы в единственно полноправный руководящий партийный орган — Президиум ЦК КПСС. Обозначенная при этом целесообразность сокращения его состава до 11 членов и 4х кандидатов расширенный и обновленный на XIX съезде Президиум включал
членов и 11 кандидатов) привела к тому, что утратившая в

Борьба за лидерство среди преемников И.В. Сталина.
Проблема сталинского политического наследия

начале 1950х гг. свои позиции «старая гвардия» (Г.М. Маленков, Л.П. Берия, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, Н.С. Хрущев, Н.А. Булганин, А.М. Каганович, А.И. Микоян), составив здесь подавляющее большинство, возвратили себе партийное руководство. В осуществлявшейся реорганизации Секретариату ЦК (в него были избраны 5 человек) отводилась второстепенная роль. В силу очевидной тенденции переадресовки властных полномочий от ЦК партии к государственным структурам, факту выдвижения на первые роли в Секретариате Н.С. Хрущева, который сосредоточился на ведении организационной работы Президиума ЦК КПСС, особого значения не придавалось.
В складывающейся системе «коллективного руководства» преемники И.В. Сталина считали наиболее важным для себя получение именно ключевых государственных должностей. Пост председателя Совета Министров СССР занял Г.М. Маленков. Его первым заместителем был назначен А.П. Берия, который возглавил Министерство внутренних дел (при этом последним было поглощено конкурирующее Министерство госбезопасности). А.М. Каганович стал заместителем председателя Совмина, Н.А. Булганин — министром обороны, В.М. Молотов — министром иностранных дел. Президиум Верховного Совета СССР возглавил К.Е. Ворошилов.
Н.С. Хрущев оказался единственным членом Президиума ЦК КПСС, который не получил высшего государственного поста. Тем не менее значимость его роли в системе «коллективного руководства» была очевидной. В конечном счете можно утверждать, что после смерти «вождя всех времен и народов» у власти в СССР оказался триумвират — Г.М. Маленков, А.П. Берия и Н.С. Хрущев. Этим представителям более молодого поколения советских руководителей, попавшим в верхние эшелоны власти в 1930е гг., удалось оттеснить потенциальных преемников И.В. Сталина, имевших дореволюционный партийный стаж.
Новое политическое руководство Советского Союза отчетливо понимало неизбежность преобразований. Вместе с тем его представители расходились в определении приоритетов и глубины необходимых перемен, ожидание которых стало ощущаться и в обществе (шок и глубокое потрясение, которые испытало большинство советских людей в связи со смертью И.В. Сталина, постепенно сменялись надеждой на лучшее). Уже весной 1953 г. в чисто пропагандистском звучании был поставлен вопрос об обязательном прекращении «политики культа личности» (из средств массовой информации изымались наиболее одиозные материалы, прославлявшие И.В. Сталина, и т. д.). Тогда же были сделаны первые практические шаги по борьбе со «злоупотреблениями прошлых лет», по «восстановлению социалистической законности». Одной из первых попыток дистанцироваться от преступлений сталинского режима стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г., объявлявший амнистию заключенным, которые были осуждены на срок до пяти лет, а также некоторым другим группам граждан, прежде всего тем, кто совершил экономические и административные преступления (амнистия, охватившая 1,2 млн человек, не распространялась на «политических» заключенных и, вопреки широко распространенному мнению, не касалась убийц и бандитов, освобождению которых в ряде случаев просто попустительствовало тюремное начальство). В начале апреля 1953 г. было прекращено следствие по «делу врачей». В конце весны — начале лета 1953 г. последовало официальное осуждение послевоенных политических процессов — «мингрельского дела», «дела авиапрома», предана гласности информация об убийстве лидера Еврейского антифашистского комитета СССР СМ. Михоэлса. В целом же начавшаяся реабилитация «политических» заключенных имела негласный характер.

В сложившейся ситуации реформаторские инициативы становились средством усиления личного влияния политических деятелей. С очевидностью это прослеживалось в деятельности А.П. Берия. Один из самых активных организаторов репрессий 1930х — начала 1950х гг. по существу стал, наряду с Г.М. Маленковым, «главным реформатором» весны — лета 1953 г. (в исторической литературе вопрос о приоритете А.П. Берия или Г.М. Маленкова в либерализации внутриполитического курса «коллективного руководства» приобрел дискуссионный оттенок). Поток предложений, направляемых А.П. Берия в Президиум ЦК КПСС, непрерывно возрастал. Причем в ряде случаев инициатива и напор министра внутренних дел явно выходили за рамки его компетенции, что, естественно, не могло не пугать других представителей партийногосударственного руководства. Демонстративная активность министра внутренних дел вполне могла обернуться появлением нового диктатора. Именно А.П. Берия стал инициатором масштабной амнистии. Им же были предприняты шаги к реформированию системы ГУЛАГа — «ввиду экономической неэффективности и бесперспективности» ряд ее предприятий был передан отраслевым министерствам. Со стороны А.П. Берия поступило также предложение провести корректировку национальной политики: предполагалось вернуться к ленинской практике назна

чения на руководящие посты на местах лиц коренной национальности (проведением «коренизации» аппарата МВД Л.П. Берия по существу смог расставить на ключевых ведомственных должностях в центре и на периферии своих людей). О вмешательстве нового «либерала» в прерогативы внешнеполитического ведомства свидетельствовало его настаивание на немедленной нормализации отношений с Югославией, отказе от дорогостоящего социализма в ГДР и создании единой нейтральной Германии.
Во время стремительного взлета Л.П. Берия было очевидно, что его боялись и вместе с тем ненавидели все основные политические силы страны (помимо высшего руководства, это относилось к армии, местной номенклатуре, части собственного бериевского ведомства). Способность же организовать заговор с целью низвержения Л.П. Берия проявил прежде всего партаппарат и непосредственно Н.С. Хрущев (тем самым партаппаратчики демонстрировали свою силу и способность вернуть свое приоритетное положение в обществе). В результате проведения тщательно спланированной операции, 26 июня 1953 г., во время заседания Совета Министров, Л.П. Берия был арестован по обвинению в шпионаже и заговоре с целью захвата власти. Вскоре по приговору Специального судебного присутствия Верховного суда СССР он и его ближайшие сподвижники были расстреляны. Однако обращает на себя внимание то обстоятельство, что устранение Л.П. Берия произошло в такой форме, которая присуща только недемократическому режиму. В восприятии общественности Л.П. Берия предстал виновником всех преступлений, связанных с прежним руководством страны. По существу представителями «коллективного руководства» были применены сталинские методы борьбы с конкурентами. Вместе с тем «дело Берия» стало последним актом борьбы в КПСС, который привел к физическому устранению представителя высшего партийногосударственного руководства. Из чувства самосохранения советские лидеры в дальнейшем отказались от подобной практики.
Больше всех от падения «врага коммунистической партии и советского народа» выиграл Н.С. Хрущев. В сентябре 1953 г. он был избран первым секретарем ЦК КПСС. Важное значение также имело то обстоятельство, что на пленуме ЦК КПСС в июне 1953 г., на котором обсуждался вопрос «о преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия», прямо указывалось на необходимость укрепить партийное руководство во всех звеньях государственного аппарата. Последовавшее политическое осуждение Л.П. Берия на пленуме немедлеН" но повлекло за собой кадровую чистку в МВД, а затем и реорганизацию данного силового ведомства: в 1954 г. из его состава выделился Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР (первым председателем КГБ стал И.А. Серов). Правоохранительные органы, в первую очередь госбезопасность, были поставлены под жесткий партийный контроль.
Н.С. Хрущев сумел в полной мере воспользоваться укреплением позиций партийнобюрократического аппарата в руководстве страной на втором этапе борьбы за власть (с лета 1953 г. по февраль 1955 г.), когда наметилось его противостояние с Г.М. Маленковым. При устранении политического соперника им снова был использован прием поиска виновных в преступлениях «периода культа личности», ставший характерной чертой начального этапа десталинизации советского общества. По инициативе Н.С. Хрущева в декабре 1954 г. состоялся процесс над бывшим руководителем МГБ В.С. Абакумовым и его заместителями, виновными в фабрикации «Ленинградского дела», в ходе которого был скомпрометирован и причастный к его организации Г.М. Маленков. На пленуме ЦК КПСС в январе 1955 г., где рассматривалось экономическое положение в стране, он был обвинен в демагогических уступках крестьянству по снижению налогов на личные подворья, ориентации на изменение межотраслевых пропорций в пользу производства товаров народного потребления, а также выдвижении антимарксистского тезиса о невозможности победы в ядерной войне. Подобные обстоятельства предопределили скорую отставку Г.М. Маленкова: в феврале 1955 г. пост главы правительства занял Н.А. Булганин. Министром обороны вместо него стал Г.К. Жуков. Произведенные перестановки в руководстве страны свидетельствовали, что произошла концентрация власти в руках Н.С. Хрущева и его сторонников. Вместе с тем победа Н.С. Хрущева не была окончательной: ему не удалось расширить свои собственные полномочия, к тому же Г.М. Маленков продолжал оставаться одним из руководителей страны, сохраняя посты заместителя председателя Совмина и члена Президиума ЦК КПСС. В целом позиции консерваторов «в верхах» (Г.М. Молотов, А.М. Каганович, К.Е. Ворошилов и другие) оставались сильными.

Пользуйтесь Поиском по сайту. Найдётся Всё по истории.
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?