Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Внутриполитическое развитие. Контрреформы. Александра III

«Белый террор». Покушение Каракозова 4 апреля 1866 г. привело к изменению правительственного курса. Чудесное избавление государя, которого спас, отведя руку террориста, простой мещанин, вызвало волну народного и общественного энтузиазма. По стране шли патриотические манифестации, сословия были едины в своей преданности престолу. Одновременно и в правящих верхах, и в обществе происходило осмысление небывалого в русской истории события — революционно-террористического акта, совершенного в столице империи среди бела дня и направленного против Царя-Освободителя.
Для выяснения всех обстоятельств покушения была создана Верховная следственная комиссия, во главе которой встал М. Н. Муравьев, известный усмиритель Северо-Западного края. Пообещав не щадить никого и добраться до самых корней заговора, он тем не менее не смог выявить связи студенческого ишутинского кружка с либерально-оппозиционным движением. Однако само покушение подрывало позиции «константиновской партии». После того как муравьевское следствие установило, что Каракозов был студентом, в отставку был отправлен министр народного просвещения А. В. Головнин, который долгие годы был ближайшим сотрудником великого князя Константина Николаевича. Ему на смену пришел другой «константиновец» — граф Д. А. Толстой, чьи взгляды быстро эволюционировали в сторону от либерального реформаторства. Новый министр должен был пресечь студенческое движение и поставить университеты под полный правительственный контроль. Должен был уйти в отставку и руководитель Третьего отделения и шеф жандармов князь В. А. Долгоруков, личный друг императора.
Петр Андреевич Шувалов. Главой III отделения стал граф П. А. Шувалов. Современники сравнивали его с Аракчеевым и говорили, что с назначением Шувалова начинается вторая половина царствования — реакция и аракчеевщина.
Шувалов действительно восемь лет был ближайшим советником Александра П. По словам военного министра Милютина, в Комитете министров большинство следовало за Шуваловым, «как оркестр по знаку капельмейстера». Шувалов ограничил влияние в правительстве великого князя Константина Николаевича и либеральных бюрократов. Однако он не был, вопреки словам поэта Ф. И. Тютчева, ни новым Петром, ни грозой «России распростертой». Приход Шувалова к власти означал иссякание самодержавной инициативы, которая играла главную роль в проведении реформ, и стремление самодержавия помириться с поместным дворянством. Сам Шувалов был тесно связан с олигархическим дворянством и до назначения на высокий пост в определенной мере разделял конституционные воззрения газеты «Весть».
Натиск либеральной бюрократии, сплотившейся вокруг великого князя Константина Николаевича, ослаб задолго до 4 апреля, наткнувшись на упорное сопротивление дворянского сословия, не желавшего лишаться полноты политической власти в стране. Намеченные реформы разрабатывались и вступали в действие благодаря огромной инерционной силе бюрократического аппарата. Всевластие П. А. Шувалова не остановило военной реформы, при нем было утверждено «Городовое положение», развивались органы земского и городского самоуправления. Вместе с тем оно не поколебало твердого нежелания Александра II поступаться прерогативами самодержавия и идти навстречу конституционным ожиданиям общества. Россия оставалась единственной европейской страной, образом правления которой была неограниченная монархия.
П. А. Шувалов не имел программы внутриполитических преобразований, да и не стремился к ним. Он желал сохранить крупное поместное дворянство как политическое сословие, сделать его влияние в губернской и уездной жизни определяющим. Он видел свою задачу в упразднении общины или хотя бы в поощрении выхода из нее зажиточных крестьян, которые могли бы стать крупными арендаторами помещичьей земли. Однако он не проявлял настойчивости в проведении этих планов в жизнь и достиг немногого.
Пытаясь вместе с генерал-фельдмаршалом А. И. Барятинским воспрепятствовать проведению милютинской военной реформы, Шувалов настаивал на уменьшении роли военного министра, что было отвергнуто Александром II. Не удалось провести через Комитет министров и идею представительства в Государственном совете крупных землевладельцев для защиты дворянских интересов. Усмотрев в этом предложении проявление олигархического дворянского конституционализма, царь в 1874 г. отправил Шувалова послом в Лондон. Либеральная общественность и немногие остававшиеся у власти либеральные бюрократы восприняли это как знак возвращения на путь реформ, что вовсе не входило в планы императора.
Политический кризис. Финансовые трудности, вызванные разорительной войной с Турцией, брожение в деревне и действия революционеров стали симптомами глубокого внутреннего кризиса, который начался в 1878 г. Отстраненный от власти П. А. Шувалов констатировал: «Правительственные органы не в состоянии более поддерживать порядок». О том же писал П. А. Валуев: «Совершенная несостоятельность, совершенное отсутствие правительствующего правительства».
Александр II пытался преодолеть правительственный кризис путем смены министров. Он отправил в отставку министра юстиции К. И. Палена, поставив тому в вину неудачный процесс над В. Засулич. Ушел со своего поста министр финансов М. X. Рейтерн, который противился войне на Балканах, давшей огромный бюджетный дефицит. Министром внутренних дел был назначен Л. С. Маков, боровшийся с крестьянскими волнениями путем рассылки циркуляров губернаторам, где требовал разъяснять крестьянам необоснованность их надежд на новый передел земли. Министерские перестановки не исправили положения, которое усугубили неурожай 1879 г. и мировой экономический кризис, который затронул капиталистическое хозяйство России.
Обстановка в стране требовала неотложного решения двух вопросов: аграрного и конституционного. Как минимум необходимо было сократить обременительные крестьянские платежи, организовать предоставление крестьянам кредитов для покупки земли и их переселение на свободные казенные земли, что отчасти решало проблему малоземелья. Разработка российской администрацией во главе с А. М. Дондуковым-Корсаковым конституции для Болгарии широко обсуждалась в земских кругах, где были уверены, что Россия «созрела для конституционных учреждений» никак не меньше Болгарии. Олигархическое дворянство в лице П. Д. Голохвастова в противовес требованиям конституции выдвигало давнюю славянофильскую идею о созыве Земского собора. П. А. Валуев предложил реформировать Государственный совет, учредив при нем выборную нижнюю палату.
Либеральная печать настаивала на возобновлении реформ, на пресечении административного произвола и одновременно высказывала сомнения в эффективности самодержавной инициативы. Многим ситуация казалась безнадежной. Современник, историк С. М. Соловьев, писал: «Крайности — дело легкое; легко было завинчивать при Николае, легко было взять противоположное направление и поспешно-судорожно развинчивать при Александре II; но тормозить экипаж при этом поспешном судорожном спуске было дело чрезвычайно трудное. Оно было бы легко при правительственной мудрости, но ее-то и не было. Преобразования проводятся успешно Петрами Великими; но беда, если за них принимаются Людовики XVI-e и Александры И-е. Преобразователь вроде Петра Великого при самом крутом спуске держит лошадей в сильной руке — и экипаж безопасен; но преобразователи второго рода пустят лошадей во всю прыть с горы, а силы сдерживать их не имеют, и потому экипажу предстоит гибель».
Соловьевское предсказание сбылось.
Михаил Тариелович Лорис-Меликов. Взрыв в Зимнем дворце, произведенный Халтуриным, привел к созданию 12 февраля 1880 г. Верховной распорядительной комиссии, наделенной чрезвычайными полномочиями для борьбы с революционным терроризмом. Во главе комиссии был поставлен боевой кавказский генерал граф М. Т. Лорис-Меликов. После войны он хорошо зарекомендовал себя энергичной борьбой со вспышками чумы в Поволжье и решительными действиями против народовольцев на посту харьковского генерал-губернатора.
Лорис-Меликов получил фактически диктаторские полномочия. Он был твердо убежден в необходимости действовать в тесном согласии с «людьми благомыслящими» и в обращении к жителям столицы призывал их объединить усилия в борьбе с террористическими выступлениями, что дало основание говорить о лорис-меликовской «диктатуре сердца». Действуя жестоко и в полной мере используя возможности полицейского аппарата, он менее чем за год сумел разгромить основные силы «Народной воли».
Одновременно он отправил в отставку одиозного министра просвещения Д. А. Толстого, упразднил Третье отделение, ослабил цензуру и лично объяснялся с влиятельными редакторами газет и журналов. Функции Третьего отделения он передал Департаменту полиции при министерстве внутренних дел, инициировал сенаторские ревизии земских учреждений и настоял на отмене тяжелого для простых людей косвенного налога на соль. В августе 1880 г. Верховная распорядительная комиссия была упразднена, и М. Т. Лорис-Меликов стал министром внутренних дел. На этом посту он настойчиво стал проводить в жизнь программу, где значилось «возвышение нравственного уровня духовенства, реформа податная, дарование прав раскольникам, пересмотр паспортной системы, облегчение крестьянских переселений в малоземельных губерниях; преобразование губернских административных учреждений, установление отношений нанимателей к рабочим, наконец, надлежащее руководство периодической печатью».
Лорис-Меликов убеждал императора: «Вывести Россию из переживаемого ею кризиса может только твердая самодержавная воля, но эта задача не может быть выполнена одними карательными и полицейскими мерами». Сочетание возрожденной самодержавной инициативы и либеральных мер должно было умиротворить страну. Александр II доверял Лорис-Меликову и ценил его усилия. Он в целом одобрил представленный министром проект создания двух временных подготовительных комиссий из правительственных чиновников и сведущих лиц от дворянства и земства. Эти комиссии — административно-хозяйственная и финансовая — должны были рассматривать законопроекты до их внесения в Государственный совет. Это означало привлечение общественности к законотворческой деятельности, что должно было подготовить страну к конституции и что дало основание именовать скромный проект «лорис-меликовской конституцией».


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+два=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com