Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Иностранный капитал.

Витте с большой энергией создавал условия для притока в Россию иностранного капитала как в виде займов, так и в форме прямых вложений, что противоречило заветам Вышнеградского. Сырьевые и энергетические ресурсы страны, дешевая рабочая сила, устойчивая денежно-финансовая система и преувеличенные представления о социально-политической стабильности самодержавного строя делали Россию исключительно выгодной сферой приложения иностранного капитала. Его доля в акционерном капитале горной, металлообрабатывающей и машиностроительной отраслей превышала долю российского капитала. Иностранный капитал преобладал в тяжелой промышленности Юга России, в разработке бакинской нефти, в золотопромышленности. На иностранные деньги развивались такие новые отрасли, как электрохимическая, электротехническая, городское коммунальное хозяйство, производство новейших средств связи. Если в 1893 г. доля иностранного капитала по отношению ко всему акционерному капиталу составляла 27%, то к 1900 г. она возросла до 45%.
Этот курс на привлечение иностранного капитала был экономически оправдан: в его основе лежал тот несомненный факт, что Россия была страной, бедной капиталами, с ограниченными внутренними возможностями их концентрации и с высокой долей непроизводительных расходов. Попытки Вышнеградского и Витте использовать сельскохозяйственное производство для нужд промышленной модернизации наталкивались на сопротивление поместного дворянства, да и в принципе могли дать подлинный эффект лишь при беспощадном разграблении русской деревни, что в конце XIX в. представлялось немыслимым.
Воздействие иностранного капитала не сказывалось на самостоятельности российской внешней и внутренней политики, хотя государственные и частные займы, делавшиеся во Франции, несомненно укрепляли прочность русско-французского союза. Знаменательно признание С. Ю. Витте: «Я совсем не боюсь иностранных капиталов, почитая их за благо для нашего отечества, но я боюсь совершенно обратного, что наши порядки обладают такими специфическими, необычными в цивилизованных странах свойствами, что немного иностранцев пожелают иметь с нами дело».
Реформы Витте. Главным делом С. Ю. Витте в первые годы его министерства, когда он ощущал полное доверие Александра III, стало введение винной монополии. Задуманная Вышнеградским в целях резкого увеличения поступлений в казну, винная монополия включала в себя розничную и оптовую торговлю крепкими спиртными напитками и очистку спирта. В 1894 г. винная монополия получила силу закона и постепенно стала вводиться в губерниях Российской империи. К концу министерства Витте она охватила практически всю территорию страны и давала значительные поступления в казну — более 10 процентов бюджетных доходов.
Витте завершил конверсию российских внешних займов, которая была задумана еще Бунге и начала осуществляться при Вышнеградском. С 1888 г. на Парижской бирже обменивались 5-процентные и 6-процентные российские государственные облигации на облигации с более низким процентом и более длительными сроками погашения. Конверсия внешних займов России привела к переходу русских ценных бумаг на французский денежный рынок и к увеличению государственного долга. При Витте усилился рост частной и общественной задолженности зарубежным банкам: к 1903 г. внешнегосударственная задолженность достигла огромной по тем временам цифры 5 800 млн. руб.
Увеличение внешней задолженности дало возможность стабилизировать положение рубля и провести в 1897 г. денежную реформу, которая устанавливала золотой монометаллизм. Рост налоговых поступлений, добыча и покупка золота позволили Государственному банку увеличить золотую наличность до размера, который почти соответствовал сумме обращавшихся кредитных билетов. Кредитные билеты стали обмениваться на золото без ограничений. Введение золотого стандарта открывало новые возможности для привлечения иностранного капитала.
Денежная реформа Витте укрепила внешний и внутренний курс рубля, но в ее основе лежали финансовые и фискальные мероприятия, а не подлинная экономическая стабилизация. Витте называл денежную реформу «величайшей» и гордился тем, что провел ее вопреки сопротивлению помещиков — экспортеров хлеба, а также французского правительства, которое высказывалось за биметаллизм. Ее значение он видел в дальнейшем укреплении национальной промышленности.
В определенном смысле эта цель была достигнута. С 1893 г. российская промышленность развивалась невиданно бурными темпами: за неполных 7 лет объем промышленного производства более чем удвоился. К концу XIX в. по основным структурным параметрам и валовым показателям Россия входила в число 4-5 ведущих промышленных держав мира. Все возрастающая роль России в мировой системе хозяйства вполне соответствовала ее политическому авторитету и военному могуществу.
Необратимый характер приобрела урбанизация: к 1897 г. городское население еще недавно сплошь земледельческой страны составляло 13%, приток населения в крупные промышленные центры был исключительно высок. Серьезную конкуренцию старым промышленным центрам — Уральскому, Центральному, Северо-Западному — стали составлять новые: Донецкий и Бакинский.
Промышленный подъем, начавшийся в 1893 г., сопровождался техническим перевооружением основных отраслей промышленности. Особенно быстро развивались отрасли тяжелой промышленности: металлургическая, машиностроительная, горнозаводская. Их доля в общем объеме промышленной продукции менее чем за 10 лет возросла с 30 до 46%.
Протяженность железных дорог за последние 10 лет XIX в. увеличилась почти в два раза. Витте продолжал политику Вышнеградского, которая заключалась в сосредоточении железных дорог в руках государства. Частные железные дороги, нередко обремененные долгами, выкупались на условиях, благоприятных для их владельцев. Новый размах получило казенное железнодорожное строительство, которое служило ускоренному развитию отраслей тяжелой промышленности и привлечению иностранного капитала. Если в 1892 г. было вновь открыто 490 верст железных дорог, то уже в 1894 — 2 117, а в 1899 — более 4 600. Для России с ее пространствами железнодорожное строительство имело исключительное значение: оно способствовало хозяйственному освоению территорий с огромным экономическим потенциалом, стимулировало переход к крупным формам организации производства.
Успехи экономической модернизации были очевидны. Однако она носила ограниченный характер и практически не затронула сферу сельского хозяйства. При Вышнеградс-ком и Витте возросли товарность и экспортные возможности российской деревни, но рост товарной продукции обеспечивался в основном ценой вовлечения в оборот новых земель. Усилий министров финансов было недостаточно, что- бы изменить расстановку социальных сил в деревне. Позиции поместного дворянства оставались непоколебленными, и важнейший вопрос русской жизни — земельный — не был решен.
Противоречивы были политические и социальные последствия экономической модернизации. Ее успех не был успехом частнопредпринимательской деятельности, не был торжеством свободной конкуренции и стихийно складывающихся рыночных отношений. Государственное покровительство национальной промышленности привело к тому, что стихией российских предпринимателей был не свободный рынок, а монопольные права, которые им предоставляло правительство.
С особой силой это проявлялось в сфере взаимоотношений труда и капитала. Опираясь на правительственный аппарат, деятели российской промышленности извлекали сверхприбыли из эксплуатации рабочих. За исключением сравнительно небольших групп, сконцентрированных на государственных военных заводах, промышленные рабочие России зарабатывали меньше, чем в любой другой промыш-ленно развитой стране. Зрелость рабочего движения, совпавшая с периодом модернизации, не была по-настоящему осознана фабрикантами. Под давлением стачечного движения правительство пошло на регламентацию отношений между предпринимателями и рабочими.
Политическая примитивность российских капиталистов была столь велика, что не только Бунге, но и Витте обвиняли в социализме. Особенности становления и развития российского капитализма делали его представителей невосприимчивыми к идеям и практике социального реформизма и компромисса. Следствием этого была радикализация рабочего класса, а несомненная связь самодержавных институтов и капитала способствовала выдвижению рабочими не только экономических, но и политических требований. Промышленная Россия не знала социальной гармонии. Ценой экономической модернизации стал антагонизм между новыми классами общества: промышленным пролетариатом и буржуазией.
Промышленный кризис. В конце 1899 г. российская промышленность ощутила первые симптомы кризиса, который в следующем году стал всеобщим, охватив все мировое хозяйство. Для экономики России он оказался особенно длительным и тяжелым.
Первым предвестником спада стал европейский денежный кризис, что вынудило Государственный банк, а за ним и частные банки сократить кредиты предприятиям, повысить ставки учетного процента. За этим последовало сокращение товарного кредита, массовые закрытия мелких и средних производств. Предприниматели искали выход в резком снижении заработной платы и в локаутах. Безработица в отдельных отраслях промышленности и в некоторых регионах достигала 40-50% , что предопределило неизбежность острого социального столкновения.
Промышленный кризис 1900 г. свидетельствовал о зрелости капиталистического производства в России, о ее вовлеченности в мировую систему хозяйства. Не случайно именно в эти годы стали возникать первые синдикаты, возвестившие о наступлении стадии монополистического капитализма.
Одновременно кризис показал неполноту модернизатор-ских усилий Бунге, Вышнеградского и Витте. Развитие производства, структурные изменения в промышленности не сопровождались социальными переменами. Власти откладывали решение назревших социальных вопросов, игнорировали требования масс, что было бесполезно и опасно. Экономическая модернизация оказалась ненужной поместному дворянству, располагавшему всей полнотой политической власти в стране. Объективно ее дальнейшее проведение требовало кардинального изменения существующих социальных отношений, смены политического строя.
Бездействие власти обрекало народное хозяйство на кризис и вело страну к гибельным потрясениям. Изменить застой и рутину, царившие в верхах, оказалось не под силу даже энергичным министрам финансов. Н. X. Бунге, И. А. Вышнеградский и С. Ю. Витте так и не сумели преодолеть косность, некомпетентность и безволие людей, которые решали судьбу России на рубеже XIX-XX вв.


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
1+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com