Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Внутреннее положение

Владимир Сергеевич Соловьев. В последние годы царствования Александра III заметно оживилось общественное движение. Голод 1891 г. показал неэффективность правительственных мер по предотвращению бедствия и по борьбе с его последствиями. Но она стала главным делом для интеллигенции, особенно провинциальной. Принимались меры внеправительственной помощи голодающим, велась большая разъяснительная работа о необходимости препятствовать запустыниванию, обмелению рек, истреблению лесов, что было следствием примитивных навыков хозяйственной деятельности. Несмотря на официальные запреты, земские деятели обменивались информацией, оказывали посильное содействие крестьянству пострадавших уездов. Вместе с тем значительная часть усилий не принесла видимых результатов: общество было слабым и разрозненным.
Об опасности такого положения много писал В. С. Соловьев, знаменитый философ и ведущий публицист либерального журнала «Вестник Европы». Он считал, что разброд и бессилие не должны быть уделом интеллигенции, его возмущало, что «самая идея общественности исчезла из ума даже лучших христиан», что нет навыка общественной самодеятельности, что русское общество не есть «общество организованное» и что оно не в силах исполнить свою первую обязанность — «обеспечить благосостояние самого русского народа». Он не уставал напоминать обществу, проникнутому идеями казенного патриотизма: «Патриотизм требует, чтобы мы хотели действительно практически помочь своему народу в его бедах».
Обличение «патриотов ликующих» и их зоологического национализма было главной темой соловьевской публицистики. Он полагал, что «тираническая русификация», проводимая Александром III, губительна для России, которую нельзя представлять иначе, как «многонародное целое». В эти годы политика «народного самодержавия» выражалась в ограничении прав отдельных народов, в обрусении окраин. В административных учреждениях Привислинского края и Финляндии насаждался русский язык, делались попытки вести на нем преподавание в польских школах. Дерпт был переименован в Юрьев, и в Юрьевском университете русский язык вытеснил немецкий. Была введена процентная норма приема евреев в высшие и средние учебные заведения.
Национальный вопрос. Политика правительства в национальном вопросе поддерживалась консервативной общественностью, особенно газетой «Московские ведомости », где ведущую роль играл В. А. Грингмут. Идейный преемник Каткова утверждал, что при Александре III Россия «вернула себе политическую и духовную самостоятельность и укрепилась на своих истинно русских религиозных, государственных и национальных основах». Знамением времени стало ренегатство одного из вождей «Народной воли», идеолога революционного терроризма Л. А. Тихомирова, который после нескольких лет эмиграции раскаялся, подал прошение о помиловании, был прощен и вернулся в Россию. Он стал деятельным сотрудником «Московских ведомостей» и посвятил свой незаурядный талант развитию идей «народного самодержавия».
Популярность приобрела книга Н. Я. Данилевского «Россия и Европа», написанная еще в 1869 г. Панславист, сторонник Всеславянской федерации «с Россией во главе, со столицею в Царьграде», Данилевский жестко связывал эту идею с гегемонией самодержавия, с торжеством монархического принципа у всех славянских и близких им народов, с «политической опытностью» русского народа.
В. С. Соловьев называл книгу Данилевского «кораном всех мерзавцев и глупцов, хотящих погубить Россию и уготовить путь грядущему Антихристу». Борясь с принудительным обрусением, он высказал «два желания»: «1) чтобы все народы не только в Российской империи, но и вне ее читали Пушкина и других наших великих писателей на русском языке и 2) чтобы никто не мешал насильно какому бы то ни было народу нашей империи читать и всероссийских и местных писателей на своем родном языке». И пояснил: «Читать Пушкина так, как он того достоин и как он сам желал, чтобы его читали, — можно только добровольно. Принуждение к русскому языку может производить только отвращение от него, нежелание и неспособность выходить в пользовании им за пределы принудительных требований».
Соловьевский идеал. Россия, по Соловьеву, — «христианская семья народов». Он предостерегал от «ненависти к инородцам и иноверцам», и очень ценно указание, сделанное писателем: «Христианская семья народов не есть непременно семья христианских народов». Объективно Соловьев отстаивал давнюю традицию имперской терпимости, которой противоречила политика русификации и унификации. Власти оставили без внимания предостережение философа. Следствием их близорукой политики стало развитие национальных движений на окраинах империи, которые со временем получили антиправительственный и антигосударственный характер.
Не был услышан и другой завет Соловьева, обеспокоенного утратой понимания единства европейской христианской цивилизации и европейской культуры: «Настоящее существительное к прилагательному русский есть европеец. Мы русские европейцы, как есть европейцы английские, французские, немецкие». В своем большинстве власть и общественность разделяли представления о самобытности России, которые были присущи времени Александра III и окрепли при его преемнике.
Воцарение Николая И. Александр III умер в октябре 1894 г. Ему наследовал его старший 26-летний сын Николай И. О новом императоре было известно немного, но его молодость, ровный, спокойный характер и воспитанность первоначально вселяли надежды. Его восшествие на престол дало повод для целого ряда земских адресов и ходатайств, которые содержали призыв ввести конституционную форму правления.
Для Николая II это было неприемлемо. Отец не приобщал его всерьез к государственным делам, но внушил ему почти мистическую веру в то, что если «рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним и Россия рухнет». С годами в характере царя все больше проявлялись такие черты, как упрямство, скрытность, о нем говорили, что он «не лжет и правды не говорит». В отличие от отца, он не доверял твердым и самостоятельным людям: его подавлял масштаб личности Витте, он не ценил преданности престолу Столыпина. Его представления об окружающем мире и о своей роли в нем были просты и укладывались в формулу: «хозяин земли русской».
В государственных делах Николай II был несчастлив, и символом его царствования стала Ходынская катастрофа, когда в мае 1896 г. во время коронационных торжеств в Москве на Ходынском поле из-за халатности властей произошла давка, в которой погибло, по официальным данным, 1389 человек и сотни были изувечены.
Большое значение для Николая II имело его ближайшее окружение. При нем резко возросло влияние членов императорской семьи на правительственную политику. Его дядя, великий князь Сергей Александрович, был московским генерал-губернатором и придерживался крайне реакционных воззрений. Другой дядя, великий князь Алексей Александрович, являлся генерал-адмиралом российского флота и во многом был повинен в Цусимском поражении. Их старший брат, великий князь Владимир Александрович, командовал войсками гвардии. 9 января 1905 г. им был отдан приказ «о пресечении беспорядков» в Петербурге.
Самым близким человеком для царя была его жена, императрица Александра Федоровна. Ее властность, экзальтированное православие, полное неведение русской жизни, склонность к мистицизму в конечном счете имели губительные последствия для династии и монархии. Николай II, особенно в последнее десятилетие своего царствования, беспрекословно следовал ее советам, часто некомпетентным и всегда пристрастным. Когда премьер П. А. Столыпин настаивал на высылке из столицы «старца» Распутина, чьи скандальные похождения компрометировали императорскую семью, Николай II ответил: «Я с вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы».
С вступлением Николая II на престол вновь возросло влияние К. П. Победоносцева, чьи взгляды определялись фанатичной нетерпимостью к западным идеям прогресса и непониманием процессов, происходящих в России. Он внушал молодому царю, что самодержавная власть «не только необходима России, она не только есть залог внутреннего спокойствия, но и существенное условие национального единства и политического могущества государства». В специальной записке он предостерегал императора от попыток усовершенствования той «народной» системы управления, что была создана Александром III.
Николай II последовал совету и в своей первой публичной речи в январе 1895 г. счел необходимым пресечь надежды на либеральные перемены и заявить о своей верности заветам отца. Он сказал: «Мне известно, что в последнее время слышались в нескольких земских собраниях голоса людей, увлекающихся бессмысленными мечтаниями об участии земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял мой незабвенный покойный родитель». Политическое заявление Николая II о бессмысленных мечтаниях означало принципиальный отказ от перемен в российской политической системе. В XX век Россия вступала единственным европейским государством с самодержавной формой правления.
Аграрный вопрос. Главной проблемой, стоявшей перед Россией, был аграрный вопрос. Продолжалось обнищание деревни, трудные времена переживало дворянство. Этот процесс власти определяли как «оскудение центра России». В определенном противоречии с процессами оскудения находилось то, что две трети национального дохода давало сельское хозяйство. Россия прежде всего была крестьянской страной, в экономике которой главную роль играл аграрный сектор.
В 1897 г. председатель Комитета министров И. Н. Дурново возглавил Особое совещание о нуждах дворянского сословия. Правительство выделяло дворянский вопрос как важнейший среди аграрных проблем. Задачей совещания было «изыскание способов обеспечить за первенствующим в империи сословием то преобладающее значение, которое искони принадлежит ему в судьбах государства». Участники совещания настаивали на принятии комплексных мер по охранению помещичьего землевладения, некоторые из них мечтали о дворянском землевладении в Сибири и на окраинах империи. В ряде выступлений звучала мысль о восстановлении всех прежних дворянских привилегий, что понималось как верность самобытным началам. Об этом, в частности, говорил министр внутренних дел В. К. Плеве, твердый и волевой сторонник самодержавия, талантом и умом выделявшийся среди российских охранителей. Он уверял, что будущее принадлежит дворянству, которое избавит Россию от «гнета капитала и буржуазии».
Явный сословный утопизм предложений, звучавших на совещании, сделал его 4-летнюю работу бесплодной, большинство его решений не имели практических последствий. Из вступивших в действие можно отметить учреждение дворянских касс взаимопомощи, ограничение доступа в дворянское сословие, попечение об оскудевших дворянах, учреждение особых стипендий для студентов из дворян.
В 1902 г. под председательством министра финансов С. Ю. Витте стало работать Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Были созданы 82 губернских и областных и 536 уездных и окружных комитетов этого совещания, которые возглавлялись местной властью. Работе совещания была придана гласность, цель которой заключалась в успокоении деревни, где недовольство крестьян принимало грозные размеры. Деятельность совещания была прекращена в марте 1905 г., когда всем стало понятно, что на смену аграрным беспорядкам пришла революция.
На совещании столкнулись две точки зрения: одну представлял В. К. Плеве, другую — С. Ю. Витте. Первый высказывался за сохранение крестьянской общины, называл ее опорой порядка в деревне и полагал, что попечительная политика позволит укрепить патриархальные начала в деревне. Чтобы избежать аграрного перенаселения, он считал возможным организацию в больших размерах переселения крестьян. Витте решительно выступал против общинного землевладения, за частную собственность крестьян на землю, за превращение русского крестьянина «из полуперсоны в персону». Он высказывался за расширение сферы деятельности крестьянского банка и так же, как и Плеве, подчеркивал важность переселения крестьян на неосвоенные земли. Его предложения получили поддержку большинства членов совещания в Петербурге и на местах, но не были одобрены царем.
В разгар революции они легли в основу указа 9 ноября 1906 г., который положил начало столыпинской аграрной реформе. Конкретные меры, предпринятые правительством Николая II, были скромны и никак не служили смягчению социальной напряженности в деревне. В 1902-1904 гг. были отменены телесные наказания и круговая порука, облегчен выход из общины зажиточным крестьянам, в которых Плеве видел «дьявола», разрушающего деревенскую патриархальность, смягчена переселенческая политика.


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+два=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com