Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Власть и общество

Избирательный закон 3 июня 1907 года был составлен таким образом, что при любом настроении избирателей исход выборов был предрешен. Из вариантов закона, представленных на его усмотрение, Николай II выбрал тот, что сами создатели называли «бесстыжим». Была исправлена ошибка старого закона, который самую большую долю выборщиков отдавал крестьянам. Закон 3 июня обеспечил дворянам-землевладельцам большинство в губернских избирательных собраниях. Число крестьянских выборщиков было сокращено почти вдвое. Курия городских избирателей была разделена на две на основе имущественного ценза, что вытеснило демократическую интеллигенцию во вторую, где голос избирателя значил в 8 раз меньше, чем в первой. Сократилось число городов с прямыми выборами, представительство от Польши и Кавказа. Вовсе были лишены представительства среднеазиатские губернии.
По подсчетам министерства внутренних дел, в России было всего, с учетом многоступенчатой системы выборов, около 3,5 млн. избирателей, т.е. чуть более 3% населения. Как и прежде, не имели права голоса военнослужащие, женщины и многие категории лиц наемного труда. Третьеиюньская система опиралась на очень тонкий слой избирателей. Полным имущественным цензом, дававшим право прямого участия в выборах в Государственную думу, в 1907 г. обладало около 180 тыс. чел. Это было громадное меньшинство населения.
Представляя 8% избирателей, землевладельческая курия контролировала губернские избирательные собрания. Для поместного дворянства родство и давнее знакомство заменяло политическую агитацию. Только в городах с прямым представительством предвыборная борьба приобретала партийный характер. Имущественный и образовательный цензы, сословное происхождение определяли характер думского представительства Третьеиюньской монархии. Государственная дума была цензовой, и партии, в ней представленные, выражали интересы цензовой общественности, а не всего населения.
Вместе с тем Государственная дума была необходимым и важным органом конституционной монархии. Дебаты в ней давали выход общественному недовольству, ее законотворческая деятельность в определенной степени ограничивала привычный российскому обывателю произвол власти. Дума обеспечивала контроль за действиями отдельных министров, назначение которых было вне ее компетенции, но которые обязаны были отвечать на ее запросы.
Для Столыпина Дума была инструментом, умелое использование которого позволяло проводить намеченные реформы. Отношения правительства и Государственной думы редко были безоблачными. Создатель закона 3 июня Кры-жановский говорил: «Возьмите 400 урядников, посадите их и скажите, что они — законодательное учреждение, и они станут к вам в оппозицию». Иначе выражался кадетский лидер Милюков, который заявлял: «Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция останется оппозицией его величества, а не его величеству».
III Государственная дума. Выборы в III Государственную думу принесли победу октябристам, которые вместе с примыкавшими к ним группами контролировали свыше трети голосов. Чуть меньше имели правые и националисты. Число кадетских депутатов сократилось до 53, но, блокируясь с октябристами, они могли составить большинство. Сложилось положение, когда самая многочисленная фракция в Думе, октябристы, чтобы получить необходимый результат голосования, должна была обращаться за поддержкой к правым депутатам или к кадетам. Эту ситуацию правооктябристского или октябристско-кадетско-го большинства назвали «думским маятником». Правые часто отвергали предложения реформ, исходившие от Столыпина, и он нередко прибегал к проведению указов по статье 87 Основных законов.
Правительственная программа П. А. Столыпина. В начале работы III Думы перед ее депутатами с краткой речью выступил Столыпин. Он изложил «ясную и определенную правительственную программу», подчеркнув, что депутатам будут предложены законопроекты, которые вносились и в прежние Думы. Однако, по его мнению, изменились условия, при которых приходится работать: «Для всех теперь стало очевидным, что разрушительное движение, созданное крайне левыми партиями, превратилось в открытое разбойничество и выдвинуло вперед все противообщественные преступные элементы, разоряя честных тружеников и развращая молодое поколение». Его вывод: «Противопоставить этому явлению можно только силу».
Столыпин обнародовал программу преобразований, программу социальной модернизации России. Ее стержень — аграрная реформа: «Не беспорядочная раздача земель, не успокоение бунта подачками — бунт погашается силою, а признание неприкосновенности частной собственности и, как последствие, отсюда вытекающее, создание мелкой личной земельной собственности, реальное право выхода из общины и разрешение вопросов улучшенного землепользования — вот задачи, осуществление которых правительство считало и считает вопросами бытия русской державы».
Столыпинская программа включала преобразование местного управления на началах бессословности; преобразование местного суда; государственное страхование рабочих; достижение бюджетного равновесия; введение всеобщего начального образования; реорганизацию вооруженных сил и постановку их «на ту высоту, которая соответствует чести и достоинству России»; распространение земского самоуправления на окраины; мероприятия на «пользу господствующей церкви и духовного сословия». Не затрагивая основ конституционной монархии, не подвергая сомнению прерогативы самодержавной власти, он излагал программу социальных реформ и выражал надежду на постепенное создание «правового уклада, соответствующего русскому народному самосознанию».
Борьба с революционным движением. В противодействии тому, что он называл «разъедающей язвой революции», Столыпин был беспощаден. Он был безупречно храбр и с думской трибуны заявил революционерам: «Не запугаете!» Ответом революционеров стали 11 совершенных на него покушений.
Наводя порядок в охваченной революцией стране, премьер опирался на цензовую общественность, на разветвленный и в достаточной мере эффективный бюрократический аппарат, на полицию и армию. На одном из заседаний правительства военный министр А. Ф. Редигер упрекнул его: «Армия не учится, а служит вам!» Столыпин без колебаний приостанавливал и запрещал оппозиционные органы печати, при нем был установлен строгий надзор над профессиональными союзами и общественными организациями. В короткое время правительство закрыло свыше 350 профессиональных рабочих союзов, пошло на убыль стачечное движение: в 1908 г. бастовало 176 тыс. рабочих, спустя два года — 47 тыс. Число политических стачек сократилось до 8%. Был полностью разгромлен Всероссийский крестьянский союз, работа его местных отделений и комитетов прекращена.
После 3 июня 1907 г. главной задачей Боевой организации партии эсеров стала подготовка цареубийства, но разоблачение провокатора Азефа в 1908 г. полностью деморализовало Боевую организацию, и она была распущена. Центральный комитет партии подал в отставку. Эсеровский террор почти прекратился, влияние партии на крестьянство упало.Череда расколов прошла среди социал-демократов, лидеры которых находились в эмиграции и почти утратили связь с немногочисленным подпольем. В эти годы Ленин, по словам Горького, приобрел репутацию «создателя постоянной склоки в партии ». Попытки сочетать нелегальную и легальную деятельность привели к появлению ликвидаторов и отзовистов. Первые настаивали на ликвидации подпольных групп, вторые предлагали отозвать рабочих депутатов из Думы и перейти к нелегальной борьбе. Эти распри привели к падению влияния меньшевиков и большевиков в рабочей среде.
Видную роль в социал-демократическом движении играл провокатор Р. В. Малиновский, который при активном содействии охранки был избран в IV Государственную думу, где стал председателем большевистской фракции, ее главным думским оратором. Одновременно следуя инструкциям директора Департамента полиции С. П. Белецкого и решениям руководимого Лениным Большевистского центра, он проводил политику, направленную на углубление раскола в РСДРП. Обвинения Малиновского в провокаторстве большевики долго отвергали как клеветнические.

 

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+два=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com