Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Византия в XIII—XV вв.

Четвертый крестовый поход и Латинская Романия. Наступив­ший с конца XII в. кризис усилил процесс децентрализации Ви­зантии, облегчил успехи завоевателей. Еще в 1185 г. сицилийский король Вильгельм II отторгнул у Византии Ионические острова. В 1191 г. английский король Ричард I овладел Кипром, уступив его через год бывшему иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну. Возникло самостоятельное Кипрское королевство (1192—1489). Од­нако систематический захват византийских земель начался в ходе Четвертого крестового похода. 13 апреля 1204 г. его участники взя­ли штурмом Константинополь. Византия пала и на ее месте обра­зовалась Латинская империя (1204—1261). Но крестоносцам не уда­лось осуществить план подчинения всех земель, некогда принад­лежавших Византии: этому помешало сопротивление местного населения малоазийских и балканских провинций, а также Бол­гарского царства. В северо-западной части Малой Азии возникло самостоятельное греческое государство — Никейская империя, в Южном Причерноморье — Трапезундская империя, на западе Бал­кан — Эпирское государство. Все они в той или иной мере счита­ли себя наследниками Византии и боролись за ее восстановление.

Тем не менее западноевропейскими рыцарями, венецианцами, а позднее и генуэзцами были основаны государства и колонии, протянувшиеся от Ионического до Черного моря. Их совокуп­ность получила название Латинской Романии (так как в Запад­ной Европе Византию нередко называли Романией). В состав Ла­тинской Романии входили: Латинская империя со столицей в Кон­стантинополе и государства «франков» на Балканах; владения Венецианской республики, колонии и фактории генуэзцев, тер­ритории, принадлежавшие духовно-рыцарскому ордену госпиталь­еров (иоаннитов): Родос и острова Додеканеса (1306-1522).

Латинская империя. После того как Константинополь перешел в руки латинян, совместная комиссия, состоявшая из венецианцев и франков, избрала императором одного из вождей похода, графа Фландрии и Эно Балдуина I. По форме как бы восстанавливалась византийская государственность, сохранялся пышный церемониал и титулатура византийских монархов. Но по существу Латинская империя строилась на основе разветвленной феодальной иерар­хии французского образца. Централизация страны была поверх­ностной. Императору непосредственно принадлежала лишь часть Константинополя (другой частью владели венецианцы) и завое­ванные впоследствии Фракия и северо-западная часть Малой Азии. Правители других государств Латинской Романии считались вас­салами императора, но их зависимость от него была номиналь­ной. На Балканах были основаны Фессалоникское королевство (1204-1224), Афинская сеньория, затем герцогство (1205-1456), Морейское, или Ахейское княжество (1205-1432).

Латинская империя, формально объединившая эти владения, ока­залась непрочной. Балдуин Фландрский сразу же отказался от лю­бого сотрудничества с греками и вступил в конфликт с болгар­ским царем Калояном, разгромившим войска империи в битве при Адрианополе (1205). От этого поражения Латинская империя не смогла оправиться. Несмотря на временную стабилизацию, дос­тигнутую при преемнике Балдуина Генрихе I (1205-1216), силы ее таяли, ожидаемого притока рыцарей с Запада не было. Теряв­шее одно владение за другим, это государство пало в 1261 г. По­добную же судьбу разделило и Фессалоникское королевство. Иначе складывалась ситуация в Центральной и Южной Греции. Вся земля там была разделена на рыцарские лены. Бароны считались пэра­ми Морейского княжества и владели десятками ленов. Самый крупный домен принадлежал князю Морей. В феодальную ие­рархическую структуру были включены и греческие феодалы, слой которых был достаточно многочисленным и обеспечивал власти морейских князей большую устойчивость.

«Франки» принесли в Грецию феодальные отношения, осно­ванные на широком распространении домениального хозяйства. Повсеместно усилилась частноправовая зависимость крестьян от сеньора, возросла барщина. Основной категорией зависимого кре­стьянства были парики, или вилланы, лишенные личной свобо­ды. Вилланский статус был пожизненным.

Греческие феодалы — архонты. — сохранили в Морейском кня­жестве свои земли и привилегии, особый правовой статус. Совла­дение отдельными территориями, смешанные браки способство­вали сближению двух этнически разных групп господствующего класса. Медленно, но неуклонно развивались процессы эллини­зации «франков», усваивавших язык и традиции местного насе­ления. Консолидации Морейского княжества способствовало и то, что православная церковь отчасти сохранила здесь свои пози­ции: весь низший клир оставался греческим и лишь верхушка епископата принадлежала к римско-католической церкви. Морей-ские князья сознавали, что унификация обрядов и полное подчи­нение церкви папству резко усилят сопротивление местного на­селения господству «франков».

В XV в. Морейское княжество было завоевано византийцами (1428-1432), а Афинское герцогство — османами (1456) .

Венецианская Романия. В отличие от «франков» венецианцы не стремились к созданию большого государства на территории Ви­зантии. Они добивались обеспечения торговой монополии своей республики в Восточном Средиземноморье, контроля над комму­никациями и главными рынками Романии. После Четвертого кре­стового похода Венеция приобрела торговые кварталы Констан­тинополя, остров Крит, порты Корон и Модон на Южном Пело­поннесе, острова в Ионическом море. Постепенно Венеция расширяла свои владения за счет важных крепостей Греции (На-вплий, Монемвасия и др.) и островов в Эгейском море (Эвбея, Спорады и Киклады и др.). Крупнейшим ее приобретением в XV в. стал Кипр (1489). Города венецианской Романии играли перво­степенную роль в посреднической торговле Венеции с Востоком. Кроме того, они были поставщиками сельскохозяйственной про­дукции Романии, особенно зерна, на венецианские рынки.

На Крите и других островах земли были поделены между государством, венецианскими колонистами, церковью и греческими архонтами. Венецианские колонисты находились в более приви­легированном положении, чем архонты. Они монополизировали управление и внешнюю торговлю. На Крите увеличились отрабо­точные повинности крестьян, возросли налоги. Недовольство кре­стьян усилением эксплуатации, а архонтов — политическими и экономическими ограничениями привело к резкому обострению социальной борьбы. С 1212 по 1367 г. на Крите произошло 12 крупных выступлений против венецианского владычества. Это за­ставило республику пойти на уступки местной знати, многие пред­ставители которой вошли в состав привилегированного чиновни­чества, а также на некоторое смягчение эксплуатации крестьян. С середины XIV в. усиливалась консолидация феодального слоя, шел процесс эллинизации венецианских колонистов. Вместе с тем быстрое развитие товарно-денежных отношений способствовало освобождению крестьян за выкуп, росту торгово-ремесленных сло­ев. В XV—XVI вв. Крит был важным центром греко-венецианской культуры, испытывавшей влияние итальянского Ренессанса.

Генуэзская Романия. Генуя не приняла участия в Четвертом кре­стовом походе и для образования торговых колоний и факторий в Романии воспользовалась договором с никейским императором Михаилом VIII (1261). После восстановления Византии и паде­ния Латинской империи генуэзцы основали в Галате, на проти­воположном от Константинополя берегу Золотого рога, свой го­род-крепость — Перу. Затем, с конца 60-х годов XIII в., они при­ступили к колонизации Крыма, где их важнейшим оплотом стал город Каффа (Феодосия). Постепенно сеть генуэзских факторий покрыла все берега Черного и Азовского морей. Наибольшее зна­чение из них имели Солдайя (Судак), Чембало (Балаклава), Тана (Азов), Самастро (Амастрида), Севастополис (Сухуми). С середи­ны XIV в. и до 1475 г., когда Каффа была завоевана османами, генуэзцы фактически контролировали торговлю в Азово-Черноморском бассейне. В Эгейском море им принадлежал остров Хи­ос и Фокея с богатыми месторождениями квасцов. Генуэзская династия Гаттилузи управляла островами Лесбосом и Фасосом, а в XV в. — и Лемносом.

В отличие от Венеции Генуя, с ее слабым центральным управ­лением, предоставляла дело организации факторий частным ли­цам или объединениям предпринимателей, банкам. Фактории об­ладали значительной самостоятельностью и управлялись избирае­мыми на год консулами и небольшим штатом финансовых и судебных чиновников. Генуэзское население было в подавляю­щем меньшинстве в городах Романии, и оно довольно быстро наладило прочные связи с феодальной и городской верхушкой тех областей, где устраивались фактории. Так как в генуэзской колонизации довольно широко участвовали не только купцы, но и городские низы, матросы и ремесленники, последние три группы нередко сближались по положению с эксплуатируемым мест­ным населением городов Черноморья или Эгеиды и вместе с этим населением участвовали в борьбе против городского патрициата. Города и фактории генуэзцев в Северном (Каффа) и Северо-Восточном (Тана, Мапа-Анапа) Причерноморье были крупными центрами работорговли и экспорта рабов в Европу и мамлюкский Египет.

Греческие государства в первой половине XIII в. Первые попыт­ки отдельных греческих архонтов организовать сопротивление ла­тинянам, народные выступления против их владычества не имели успеха. Однако с 1205 г. в Вифинии, вокруг не занятых кресто­носцами городов Брусса и Никея, складывается ядро новой госу­дарственности — Никейской империи. Города Малой Азии, во­шедшие в ее состав, были развитыми центрами ремесла и торговли, а земли отличались плодородием. Основатель государства Феодор I Ласкарь (1205—1222) не располагал большими денежными средствами. Однако он унаследовал много бывших императорских поместий, владения константинопольских церквей и монастырей, захваченных латинянами. Эти земли он использовал для раздачи в прении, как правило, без права передачи их по наследству и с условием обязательного несения прониаром воинской службы. Опираясь на прониаров, а также на отряды пограничных воен­ных поселенцев — акритов и зажиточных свободных крестьян — стратиотов, Феодор I создал эффективную армию, остановившую продвижение латинян в Малой Азии. Его преемник, талантливый полководец и администратор Иоанн III Ватац (1222-1254), пере­нес военные действия на Балканы, осуществил там значительные завоевания и подготовил падение Латинской империи. Ему, однако, пришлось вступить в борьбу с другим греческим государст­вом — Эпирским царством (1204-1337).

В отличие от Никейской империи, Эпирское царство распада­лось на множество полусамостоятельных феодальных владений и наместничеств. Архонты Эпира властвовали в городах. Неравно­мерность экономического развития отдельных областей и пест­рый состав его населения (греческого, албанского, славянского и влашского) усиливали децентрализованность. В 1230 г. Эпирское царство было разгромлено болгарами, а в 40—50-е годы XIII в. — никейцами и вышло из борьбы за восстановление Византии.

Третье государство возникло в Южном Причерноморье, в облас­ти Понт. Отрезанная от остальной части Малой Азии высокими горными хребтами, эта область издавна тяготела к политической самостоятельности. В 1204 г. при поддержке войск грузинской ца­рицы Тамары там образовалась Трапезундская империя (1204- 1461) во главе с Великими Комнинами, потомками известной визан­тийской династии. В первые годы своего правления трапезундские Комнины приняли участие в борьбе за восстановление Ви­зантии, но после поражений, нанесенных им Феодором I Ласка-рем и сельджуками, вышли из борьбы. Трапезундская империя занимала выгодное географическое положение на магистральных путях торговли Западной Европы со странами Востока; она была одной из наиболее густонаселенных областей византийского мира.

Восстановление Византийской империи. Значительные экономические ресурсы, близость к Константинополю, победы над со­перниками предопределили успех Никейской империи в борьбе за восстановление Византии. В 1259 г. в битве при Пелагонии никейские войска разгромили союзную армию эпирских прави­телей и морейского князя, наиболее сильного из государей Ла­тинской Романии. В Г261 г. почти без сопротивления отряды никейского императора Михаила VIII Палеолога заняли Констан­тинополь. Латинская империя прекратила свое существование.

Восстановленная Византия была лишь подобием некогда огром­ной державы. В нее вошли западная часть Малой Азии, часть Фра­кии и Македонии, острова в Эгейском море и ряд крепостей на Пелопоннесе. Внешнеполитическое окружение Византии было не­благоприятным: на западе возникла враждебная ей коалиция, ку­да входила и Венеция, во главе с сицилийским королем Карлом I Анжуйским, на востоке росла турецкая угроза, на севере импе­рию теснили болгары и сербы. Михаил VIII Палеолог (1259-1282) был опытным политиком. Еще накануне захвата Константинополя он предоставил большие торговые льготы генуэзцам, рассчи­тывая на поддержку их флота против венецианцев и Карла Ан­жуйского. В 1274 г. он пошел на заключение унии с папством, чтобы расколоть враждебную коалицию, что ему и удалось сде­лать. Против болгар Михаил VIII стремился использовать орды монгольского хана Ногая. Казалось бы, внешнеполитическая уг­роза была устранена. Однако резко выросла внутренняя оппози­ция Михаилу VIII из-за непопулярности его униатской политики у греческого населения и его пособничества крупным феодалам в ущерб городам, акритам (которых он стал облагать высокими налогами) и основной массе сельских жителей.

Поздневизантийский феодализм (XIII — середина XV в.). В кон­це XIII — середине XV в. господство крупного феодального зем­левладения, как светского, так и церковного, еще более упрочи­лось. Пронин вновь приобретает форму наследственного услов­ного владения, приближаясь к западноевропейскому феоду. Существенно расширяются иммунитетные привилегии феодалов: помимо пожалованного налогового иммунитета они все чаще по­лучают (или присваивают) административный и судебный иммунитеты, тем самым укрепляя свою власть над населением вотчин. Государство, правда, как и ранее, определяло размеры публично-правовой (т.е. выросшей из государственного налога) ренты с кре­стьян, которую оно передавало феодалам. Основу публичнопра-вовой ренты составлял телос — налог с дома, с земли и с упряжки скота. Помимо телоса существовали налоги, распространяемые на всю общину, например десятина скота и пастбищные сборы. Кроме публичноправовой ренты (которую платили и немногочисленные свободные крестьяне) зависимые крестьяне (парики) несли част­ноправовые повинности в пользу феодала, т.е. такие, которые регламентировались не государством, а обычаем. Барщина была срав­нительно невелика, составляя в среднем 24 дня в году. Кроме то­го, в XIV -ХУ вв. она все чаще коммутировалась в денежные платежи. Более существенными были денежные и натуральные сборы в пользу феодала.

В XIV—XV вв. завершается наступление феодалов на крестьян­скую общину: они подчиняют ее самоуправление, превращая его в элемент вотчинной организации. Однако в отличие от Латин­ской Романии в Византии вплоть до ее падения парики имели право при условии уплаты ими ренты переселяться на другие земли и в города, хотя на практике такие возможности могли ограничи­ваться и феодалами, и государством.

В XIII—XIV вв. росла товарность сельского хозяйства. Продукты, произведенные в вотчинах, особенно хлеб и вино, широко экс­портировались. Но продавцами на внешних рынках выступали не крестьяне (сбывавшие часть своей продукции на местных рын­ках), а светские феодалы и монастыри, извлекавшие наибольшие выгоды из этой торговли. Имущественная дифференциация кре­стьян выражалась в основном в процессе оскудения их низших слоев, что вело к превращению безземельных и малоземельных париков в наемных работников и арендаторов чужой земли. Ук­репление вотчинного хозяйства приводило к развитию в деревне ремесленного производства. Поздневизантийский город не обла­дал монополией на изготовление и сбыт ремесленной продукции.

В конце XIV — середине XV в. многие византийские феодалы утратили свои земельные владения, перешедшие в руки османон и других врагов империи. Проживая в Константинополе и других крупных городах, феодалы все шире включались в ростовщиче­ские и коммерческие операции, помещая деньги в иностранные, прежде всего итальянские, банки.

Византийский город в ХШ-ХУ вв. В ХШ-ХУ вв. большинство городов Византии испытывало упадок. Он был вызван засильем феодалов в экономике и управлении городов, слабостью самих торгово-ремесленных слоев, утратой городами их аграрной периферии, демографическим спадом, произошедшим вследствие опус­тошения многих городов завоевателями и оттока из них населе­ния. Все глубже в систему товарообмена внедрялись генуэзские и венецианские купцы, сохранившие и преумножившие свои привилегии к ущербу местного купечества, а отчасти и ремесленников. Так, например, расширение ввоза более дешевых и качес I венных западноевропейских сукон и шелковых тканей подрывало ткацкое ремесло византийских городов. Вместе с тем итальяп ские предприниматели стимулировали развитие некоторых других отраслей византийского ремесла, прежде всего — обрабаты вавших сырье и обслуживавших международную торговлю.

Упадок городской жизни особенно рельефно проявился в Константинополе, где целые кварталы находились в запустении. Но и там экономическая жизнь полностью,не заглохла, а временами даже оживлялась. Более благоприятным было положение крупных портовых провинциальных городов, например Трапезунда. Здесь су­ществовал союз местных феодалов и торгово-предпринимательской верхушки, возникший на основе участия в широкой международ­ной и местной торговле. При этом феодалы извлекали основные выгоды из торговых налогов, а купцы — из посреднической торгов­ли. Купцы Трапезундской империи сотрудничали с итальянскими коммерсантами, перенимали у них более передовую коммерческую технику, становились их младшими торговыми партнерами.

Большинство средних и мелких городов Византии аграризировалось, превращалось в центры местного обмена товарами с весь­ма ограниченным ремесленным производством. Некоторые из них оставались только церковно-административными центрами или резиденциями крупнейших феодалов.

Византия в конце XIII — первой половине XIV в. Широкая раз­дача земель в пронии, расширение налоговых иммунитетов, пре­доставляемых феодалам, и торговых привилегий — итальянским купцам, а также местным монастырям, оскудение крестьян и го­рожан резко сократили поступления в государственную казну. Об­ширные траты на армию и флот, на содержание двора и нужды дипломатии уже при Михаиле VIII быстро исчерпали наличные средства. В поисках выхода из создавшегося положения импера­торы увеличивали налоги, прибегали к систематическому сниже­нию золотого содержания монеты, что приводило к росту цен. К тому же нарастала турецкая угроза.

К началу XIV в. бблыпая часть Малой Азии уже была в руках турок. Попытка отразить их с помощью наемного каталонского войска в 1303—1305 гг. закончилась провалом. Пытаясь создать собственное княжество на территории Византии, каталонцы вос­стали и в 1306-1307 гг. разграбили Фракию, Фессалию и Южную Македонию, а в 1311 г. захватили Афинское герцогство. Лишь в Эпире и на Пелопоннесе византийцам удалось расширить свои владения. В 1320—1328 гг. в Византии вспыхнула междоусобная война между императором Андроником II и его внуком Андрони­ком III, стремившимся захватить престол. Победа Андроника III еще более усилила феодальную знать и силы децентрализации. В 20-30-е годы XIV в. Византия вела изнурительные и бесплодные войны с Болгарией и Сербией, ослабившие все стороны накануне решающего столкновения с османами.

Гражданская война и восстание зилотов (1341—1355). После смер­ти Андроника III в 1341 г. власть в империи оказалась в руках регента его малолетнего сына Иоанна V — знатнейшего и богато­го землевладельца Фракии Иоанна Кантакузина. Оппозиционные ему силы — чиновно-служилая знать, торгово-ремесленные кру­ги столицы, поддержанные городскими низами, — сплотились в борьбе против Кантакузина вокруг матери Иоанна V — Анны Савойской и незнатного по происхождению, но влиятельного са­новника Алексея Апокавка. Пользуясь временным отсутствием Кантакузина в Константинополе, оппозиция взяла власть в столице в свои руки. Имущество Кантакузина и его сторонников было разграблено или конфисковано, сам он был лишен должно­стей. Феодалы провинции в ответ провозгласили Кантакузина им­ператором. Однако ненависть народа к магнатам вылилась в ши­рокое народное движение против кантакузинистов. Крестьяне гро­мили поместья феодалов. Против феодалов и ростовщиков восстало население Адрианополя и окрестных деревень во главе с земле­копом Враном. Дома феодалов разрушали, их самих убивали или отправляли под конвоем в Константинополь. Движение набирало силу. Стихийно складывался союз городов с императорской вла­стью, поддержанный крестьянами и направленный против про­винциальной знати, сил децентрализации.

В 1342 г., после того как Кантакузину не удалось захватить Фессалонику, кантакузинисты были изгнаны и оттуда. Власть во вто­ром по значению городе империи перешла к зилотам («ревните­лям»). Во главе зилотов стояла зажиточная городская торговая вер­хушка, чиновная администрация. Основную их военную силу составляли корпорация моряков и, возможно, ремесленники. С самого начала зилоты разделили власть с представителем кон­стантинопольского правительства,- братом Алексея Апокавка Ио­анном. На первом этапе движение не отличалось радикализмом и имело в основном лишь антикантакузинистскую направленность. В 1345 г. городская верхушка и часть оставшихся в городе феода­лов попытались достичь компромисса с Кантакузином и сдать ему город. Их заговор был раскрыт. Народ восстал и уничтожил более ста знатных заговорщиков во главе с Иоанном Апокавком. Три дня плебейские массы громили дома богачей.

Однако победа зилотов не привела ни к широким социальным реформам, ни к изменению формы правления. Частично было перераспределено имущество, конфискованы земли знати и мо­настырей, ограничивалось ростовщичество. Но и после победы в 1345 г. вожди зилотов не пошли далее полумер, не выдвинули собственной программы, ориентируясь на константинопольское правительство. К 1347 г. Перевес был уже на стороне Кантакузи­на, который использовал для борьбы с противниками иноземные, прежде всего турецкие, отряды, безжалостно опустошавшие византийские земли. В 1347 г. император Иоанн VI Кантакузин овладел Константинополем. В движении зилотов произошел рас­кол. Правительственный архонт Алексей Метохит, сменивший Апокавка, направил недовольство плебейских масс против кор­порации моряков и фактически разгромил ее. Силы сопротивле­ния были ослаблены. Выдержавший не одну осаду Кантакузина, город был наконец взят им в 1349 г. Восстание зилотов было по­давлено.

По своей сути это крупнейшее городское движение поздней Византии было последней попыткой торгово-ремесленных кру­гов бороться с засильем феодалов. Слабость городов, отсутствие сплоченного городского патрициата, социальной организации ре­месленных цехов, традиций самоуправления предопределили по­ражение. Реакция торжествовала. Городское население попало в еще большую, чем ранее, зависимость от феодалов. Страна была разорена.

Кантакузины и Палеологи делили ее на уделы, принадлежав­шие тем или иным представителям императорской фамилии. В 1348 - 1352 гг. Византия проиграла войну с генуэзцами. Черно­морская торговля и даже снабжение Константинополя хлебом были сосредоточены в руках итальянцев, зависимость от которых Ви­зантии все возрастала.

Идейно-богословская борьба в империи. Положение империи ос­ложнялись и острой полемикой по богословским вопросам, в спе­цифических условиях Византии затронувшей все ее слои и обост­рившей социальные противоречия. Сначала, с 30-х гг. до середи­ны XIV в., дискуссии велись между паламитами и их оппонентами, позднее — между сторонниками и противниками заключения унии с папством.

Видный теоретик византийского мистического богословия, при­численный позднее церковью к лику святых, архиепископ Фессалоникский Григорий Палама обосновал учение о возможности спасения человека через его непосредственное и осязаемое еди­нение с Богом, достигаемое путем «умной молитвы».

Эта «деификация», согласно учению Паламы — исихазму — основывалась на восприятии человеком благодати Божьей через бо­жественную энергию, явленную на горе Фавор. Учение о Фавор­ском свете, об отказе от суетных забот мира сего ради достиже­ния личного спасения, последовательный разрыв с рационализмом утверждали в византийском обществе идеалы созерцательности. Противники исихазма, опиравшиеся в основном на философские традиции аристотелизма и западного богословия, оказались в мень­шинстве и были осуждены (см.гл.22). Признанное на соборе 1351 г. в качестве канонического, исихастское богословие не стало, однако, в Византии знаменем сплочения церкви и народа в борьбе против внешней опасности.

С другой стороны, необходимость защиты государства от на­растающей турецкой угрозы толкала императоров на настойчи­вые поиски союзников на Западе. Папы выдвигали условием союза и помощи католического Запада признание главенства (примата) римских первосвященников над греческой церковью и заключе­ние унии на основе католического вероучения, прежде всего — принятия догмата о Троцие (исхождении Святого Духа и от От­ца, и от Сына), отвергаемого православным богословием.

Первая попытка унии, как уже отмечалось, была предпринята в 1274 г. на Лионском соборе и окончилась провалом. В 1369 г. во время посещения Рима византийский император Иоанн V Палеолог принял католичество. Это расценивалось, однако, как его единоличный, хотя и значимый, акт. Переговоры об унии церк­вей то затухая, то активизируясь, шли всю вторую половину XIV - начало XV в., не давая ощутимых результатов в первую очередь из-за догматических расхождений и антилатинских настроений, которые разделяло большинство населения империи ромеев.

Турецкие завоевания на Балканах (1352-1402). Пользуясь ослаблением Византии, крупнейший из турецких эмиратов — ос­манский — в 1352 г. захватил крепость Цимпе на полуострове Галлиполи, на европейском берегу Дарданелл. Путь на Балканы был открыт. В 1362 г. Мурад I, принявший титул султана, завое­вал Адрианополь и перенес туда столицу Османской империи. Вся Фракия вместе с городом Филиппополем (Пловдивом) ока­залась вскоре в руках турок. Чтобы спасти империю, византий­ский император Иоанн V Палеолог отправился на Запад и пытал­ся найти поддержку папства, Венгрии и других государств в орга­низации отпора османам, однако его миссия не привела к успеху. Турки разгромили по очереди болгар, сербов и византийцев.

Византия была вынуждена признать вассальную зависимость от османов, платить им дань и даже принимать участие в османских завоевательных походах. Но преемнику Мурада Баязиду I этого казалось мало. В 1394—1402 гг. (с перерывами) он блокировал и осаждал Константинополь, надеясь покончить с Византией. ан тиосманский крестовый поход, возглавленный королем Венгрии Жигмондом (Сигизмундом Люксембургом), окончился страшным поражением крестоносцев в битве при Никополе на Дунае в 1396 г В самом Константинополе против османов сражался тысячный от ряд французского полководца маршала Бусико. Но этих сил было слишком мало. Византийский император Мануил II, как и его отец Иоанн V, отправился за помощью на Запад. Его принимали и Венеции и Милане, Париже и Лондоне с большими почестями, но реальной помощи, кроме денежных субсидий, он не получил. Неожиданное избавление пришло с Востока: в 1402 г. в битве при Анкаре османы были наголову разгромлены войсками Тимура. Внутренние смуты, раскол Османской державы после этого со­бытия отсрочили гибель Византии.

Падение Византийской империи. Византия не сумела воспользо­ваться передышкой для укрепления собственного положения. В 1422 г. османы вновь осадили Константинополь, а в 1430 г. взяли Фессалонику. Чтобы обеспечить помощь Запада в условиях ново­го роста османской угрозы, византийское правительство пошло на заключение унии между римско-католической и православной церквами. Она была подписана во Флоренции в 1439, г. на пап­ских условиях.

После заключения унии был предпринят новый крестовый по­ход против турок. Но несмотря на первоначальные успехи, он, как и предыдущий, закончился поражением: в 1444 г. в битве при Варне армия крестоносцев была уничтожена османами. Между тем уния вызвала раскол в византийском обществе. Большинство населения относилось к ней враждебно. Так называемые латинофилы, сторонники сближения с Западом и уступок папству, вы­ражали интересы части столичной аристократии и торгово-преднринимательских кругов. Из политических соображений их поддерживало правительство. Второй «партией» были сторонники сближения с османами и в конечном счете капитуляции перед ними при условии сохранения богатства и привилегий знати и купечества. Православное, наиболее влиятельное течение, высту­пало с антилатинскими лозунгами, но не имело определенной по­литической программы. Ни одна из группировок не возглавила патриотическое движение, которое могло бы спасти Византию. Таких социальных сил уже не существовало.

После длительной осады и героического сопротивления защит­ников Константинополь был взят штурмом войсками султана Мехмеда II 29 мая 1453 г. Город подвергся грабежу и опустошению, население его безжалостно уничтожалось либо захватывалось в плен. Лишь через три дня султан предоставил уцелевшим жите­лям амнистию и разрешил беженцам вернуться в город. В 1460 г. турки покорили Морею, а в 1461 г. — Трапезундскую империю.

Причины и последствия падения Византийской империи. Паде­ние Византии было.обусловлено комплексом как внешних, так и внутренних причин. Империя была надорвана латинским завое­ванием начала XIII в. С конца XIII в. Византия вела почти не­прерывные войны на западе и востоке империи. Они, а также кровавые междоусобицы XIV в. изматывали государство, уничто­жали его ресурсы. Силы слабеющей Византии и набиравшей мощь Османской державы были уже в XIV в. несопоставимы. Но глав­нейшими причинами гибели Византии были все-таки упадок го­родов, ремесленного производства и торговли, оскудение кресть­янства. Страна переживала политическую раздробленность, кото­рая пришлась на самый критический период в ее истории. Помощь Византии со стороны других государств, нередко преследовавших своекорыстные цели, была недостаточна для отражения натиска османов. Рост самосознания греческого народа сдерживался гос­подством устаревшей доктрины ойкуменизма, провозглашавшей универсальность и исключительность богохранимой «империи ромеев» в ее древних границах.

Османское завоевание тяжело отразилось на экономике и соци­альном развитии Юго-Восточной Европы, привело к длительно­му регрессу в развитии производительных сил. Хотя османское господство укрепило хозяйственное положение части феодалов, которые пошли на сотрудничество с завоевателями, расширило внутренний рынок, обеспечило большую централизованность, оно ухудшило положение народов Балкан, испытывавших жестокий национальный и религиозный гнет.

Утверждение османов на византийской территории сделало ее плацдармом турецкой агрессии против стран Центральной и Вос­точной Европы, Ближнего Востока.

 

 

 

 

 

 



 

 

Перейти на мобильную версию

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
три+2=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com