РЕЗОЛЮЦИЯ И СПЕЦИАЛЬНАЯ «ЗАПИСКА О КАЗАЧЕСТВЕ О ВХОДЕ В КОНР»

РЕЗОЛЮЦИЯ И СПЕЦИАЛЬНАЯ «ЗАПИСКА О КАЗАЧЕСТВЕ О ВХОДЕ В КОНР», принятая на собрании станичных атаманов Объединения казаков в Германии и представителей казачества от 25 ноября 1944 года

 

 

 

 

1. Приветствовать генерал-лейтенанта А.А. Власова как создателя и руководителя Комитета освобождения народов России и как Возглавителя Русской Армии.

2. Приветствовать Президиум Комитета освобождения народов России.

3. Приветствовать вхождение генерал-лейтенанта Е.И. Балабина в Президиум Комитета освобождения народов России и генерал-лейтенанта Ф.Ф. Абрамова в Комитет.

4. Просить генералов Е.И. Балабина и Ф.Ф. Абрамова оставаться в комитете не по признаку персональному, а по признаку представительства от всех казаков, входящих в Объединение.

5. Просить генерала Балабина поставить в Президиуме Комитета освобождения народов России вопрос о создании при Комитете Управления казачьих войск с обязательным вхождением в него экс-официальных Войсковых Атаманов всех казачьих войск.

ЗАПИСКА О КАЗАЧЕСТВЕ

1. Казаки всегда считали себя частью русского народа и за все время своего исторического существования служили России, главным образом, на поле бранном.

Услуги, оказанные ими государству, запечатлены на страницах русской истории, начиная от времен московского князя Дмитрия Иоанновича, когда они бились с татарами на поле Куликовом, кончая последней великой войной 1914—1917 года.

Всем известна героическая эпопея завоевания и защиты гор Азова, покорение Сибири, пятидесятилетняя борьба за присоединение Кавказа, подвиги казачьих полков в Отечественную войну 1812 года. Они оказали многие услуги государству, участвуя в исследовательских экспедициях ученых в Средней Азии; и отдельные казаки по собственной инициативе исследовали, открыли и присоединили к России новые земли на далеком Востоке, вплоть до берегов Ледовитого океана, приобщив к русской культуре азиатских полудиких инородцев. Они служили русским царям и императорам, признавая в них верховных вождей русского народа, и, следовательно, служили не лицам, а государству, всему народу.

2. В XVI—XVII веках донское казачество пользовалось почти полной государственной самостоятельностью; во всяком случае, отделенные от метрополии непроходимым «диким полем», они находились вне прямого воздействия московского правительства и могли не считаться с его распоряжениями. Такое сознание политической независимости выражалось в известной приветственной формуле, в которой они обращались к московскому царю: «Здравствуй, царь, в кременной Москве, а мы, казаки, на Тихом Дону». И, несмотря на это, они считали себя русскими людьми, не отделяли себя от России и служили ей не только защитою ее южных пределов от нападения степных кочевников, крымцев и турок, но как раз в эту самую эпоху они поднесли Москве сибирское царство и город Азов. Они ни разу не изменили родине, не шли против нее ни с крымским ханом, ни с турецким султаном, ни с поляками.

Пользуясь в течение почти трех веков политической независимостью, донские казаки усвоили принципы свободы и равенства, ставшие основой их общественного устройства. Принципы эти вошли в сознание казака, в самую кровь его; он не знал ни рабства, ни крепостной зависимости и ненавидел эти институты. Бежавшим из России крестьянам и холопам всегда оказывался на Дону приют, оказывался не по каким-либо корыстолюбивым расчетам, а потому что беглецы эти пользовались у казаков равноправием, и из-за них между казаками и московским правительством возникали многие осложнения, благодаря твердо проводимому правилу: «с Дона выдачи нет». Известно, чем кончилась эта защита беженцев при Петре I.

Свобода и равенство были законами общежитья у казаков до самого последнего времени: на станичном сборе казак-генерал и казак-рядовой пользовались одинаковыми правами и одним голосом.

3. Профессор Ключевский в лекциях по истории сословий рассматривает социальный слой нашей Родины в предудельный период и утверждает, что в основу деления общества было положено отношение к землепользованию: владельцем всей земли являлся князь по праву завоевания; он давал землю тем, кто служил в его дружине, вначале в потомственную собственность, потом в пожизненное пользование; те, кто не нес воинской службы, занимался промыслами и торговлей, но не пользовался землею. Таким образом, собственником всей земли являлось государство, олицетворенное в князе, и оно могло распоряжаться ею по своему усмотрению в общенародном интересе. Ту же идею проводит в курсе гражданского права профессор Победоносцев.

Иначе обстояло дело с землями казачьими. Они получили их не от московского государя, а приобрели своею кровью в борьбе с кочевниками или заняли и культивировали земли, никому не принадлежащие. На свою землю они имеют такие же права, как государи русские на земли российские: в обоих случаях основанием владения является завоевание или право первого занятья — «Ius prima occupant». В терской казачьей песне царь Иван Грозный говорит: «подарю я вас, гребенские казаченьки, рекой Тереком, рекой быстрою... все Горынычем со притоками, от самого гребня до синя моря, до синя моря, до Хвалынского». Эта песня свидетельствует о связи между гребенскими казаками и московским царем, но ясно, что царь не мог дарить им землю, которой не владел сам — земли Терского войска приобретены самими казаками в длительной и кровавой войне с местными народами.

Итак, казачьи земли приобретены ими самими, не дарованы им государством, и поэтому им сохранить право на них и предать своим потомкам до наших даже дней.

4. Общественное устройство казаков последнего времени сохраняло в себе следы прежней свободы и относительной независимости: казаки объединялись в станицы, избирали атаманов, управлялись дедовскими обычаями, сообща владели землею, переделяя ее по мере роста населения, на собственное иждивение снаряжались на службу государству. Все войско в целом управлялось Войсковыми атаманами, которые до Петра I избирались войсковым кругом, потом стали назначаться верховной властью сначала из донских казаков, потом из неказачьих генералов. Войсковой круг, как всенародное собрание, решал важнейшие дела, касающиеся общественного благоустройства.

5. Как в древнейшие времена, так и теперь казачество мыслит себя органической частью русского народа, не отделяется от России, желает жить в ее составе и с нею вместе идти к культурному, социальному и экономическому прогрессу. Только в последний эмигрантский период казачьей жизни появились идеологи, начавшие проповедь сепаратизма и самостийничества. Они пытаются уверить казаков, что те не имеют с Россией ничего общего, что казаки — не русские, не группа нашего народа, отличающаяся только бытовыми чертами от великорусского племени, а потомки каких-то мифических бродников, или черных клобуков, тюркского происхождения, когда-то кочевавших в южных причерноморских и приазовских степях. Они утверждают, что у казаков и язык совсем особый, не русский, и вера иная; что Россия всегда угнетала, порабощала казачество, и потому настало время сбросить вековое ярмо и зажить самостоятельной свободной жизнью. Всю эту измышленную, пустую болтовню стараются внушить казакам безответственные честолюбцы, дабы увлечь их в безнадежную и пустую авантюру, в которой надеются извлечь личные выгоды. Проповедники самостийничества, подкрепляемые темными деньгами, успели увлечь за собой только ничтожную кучку казаков, неспособных разобраться в том, что им внушается; но подавляющее большинство казаков остается верно России, не допускает мысли о разрыве с нею; храня заветы отцов и дедов, хочет слу-жить ей, как служили в течение своего четырехвекового бытия.

И теперь, когда в эпоху великих потрясений русский народ опять выдвинул группу патриотов, стремящихся возвратить отечество свое на путь естественного культурного и социального развития, освободить его от мертвящей системы коммунизма и возвратить каждому свободу и человеческое достоинство, казачество готово встать в ряды поднявших знамя освободительного движения и понести жертвы, которые от них потребуют обстоятельства, условия борьбы и вожди, которым они привыкли повиноваться.

6. Комитет освобождения народов России во имя справедливости, во имя правильно понятого государственного интереса должен включить в борьбу с коммунистическим режимом свободно и не принудительно идущее к нему казачество и гарантировать ему именем освобождаемой России то, на что оно имеет право, неоспоримое, веками освященное, жертвенной службою Родине подкрепляемое, право на:

1. свободное общественное устройство в составе будущей России по древним своим традициям;

2. свободное избрание Войсковых и станичных атаманов, Войскового круга, как органа местного самоуправления;

3. пользование естественными богатствами края, землею, водами и недрами в согласии с общими, для всего государства установленными законами;

4. привлечение Войсковых атаманов к тесному и созидательному сотрудничеству с Комитетом освобождения.

Соответствующая декларация Комитета поднимет дух казачества и пробудит его жертвенность в предстоящей борьбе.

Прага. 25 ноября 1944 года. Атаман Объединения генерал-лейтенант Балабин.

ГАРФ. Ф. 5761. ОП. 1. Д. 14. Л. 352-353.

Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?