Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Интересные факты из истории (женщины-воины)



Они славили силу и мужество, отвергая очаг и супружество…



Ну, вроде бы все давно уже поделено и распределено: мальчики налево, девочки направо. Мужчины – на работу, добывать хлеб насущный в поте лица, женщины – на кухню, за детьми и по хозяйству.
Но не все так просто, как кажется.
Бывает, что мужчина попадется такой, что и гвоздя забить не может, а бывает, что женщина и коня на скаку остановит.
Так сказать, каждому своё.
То ли это гены так странно соединились, то ли звезды не так встали, а как-то наперекосяк, только есть такие барышни, что любому представителю сильного пола фору дадут.
Например...

Амазонки

Амазонки



Прекрасные девы-воины атлетического сложения, мастерски владеющие мечом и копьем и великолепно скачущие верхом - такими наше воображение рисует нам этих гордых представительниц слабого пола, хотя назвать их слабыми явно не у каждого повернется язык.
Жили эти древние воительницы так давно, что сейчас даже трудно сказать, были ли они на самом деле или это только мифологические персонажи. Во всяком случае, мифы и реальная история о них так тесно переплелись друг с другом, что отделить одно от другого уже не представляется возможным, и приходится рассматривать вместе и легенды, и факты.
В древности существовало целое государство этих воинствующих женщин, которые не признавали и даже презирали мужчин, и прекрасно без них обходились.
Мужчины были им нужны только исключительно для продолжения рода, для этой цели они использовали пленников, захваченных в сражениях, которых потом обращали в рабов.
Родившихся мальчиков они или тоже обращали в рабов, или просто убивали. А из девочек воспитывали новых амазонок.
Существует мнение, что слово «амазонка» означает «безгрудая», потому что суровые представительницы этого племени якобы в детстве прижигали всем девочкам правую грудь, чтобы она не развивалась и не мешала впоследствии стрелять из лука.
Однако, это варварское предположение было выдвинуто, скорее всего, кем-то из мужчин, чтобы представить отважных дам в ущербном и неэстетичном виде.
Греки считали, что амазонки произошли от бога войны Марса и его собственной дочери Гармонии, поэтому и соединили в себе воинственность, так сказать, отца, и женственность матери.
Поклонялись амазонки богине Артемиде (Диане-охотнице), богине-девственнице.
По легенде, это удивительное женское племя обитало на территории, прилегающей к Черному морю, в районе реки Фермодонт у города Фемискира (сейчас река Каразун, Турция).
Амазонки Фермодонта не только классно владели холодным оружием, но и владели уникальной технологией закаливания этого самого оружия.
Как только меч или сабля была готова, амазонка тут же вскакивала на коня и пускала его во весь опор, держа саблю острием против ветра и, таким образом, сабля закаливалась на ветру прямо на скаку.
Такой способ закаливания делал сабли амазонок такими крепкими, что они сокрушали любое оружие врагов. Так что им совсем необязательно было обладать мужскй силой, чтобы побеждать врагов.
У амазонок была также своя тактика боя: обычно они обстреливали врагов стрелами, после чего как бы отступали, заманивая врага, потом резко разворачивались и атаковали.
Древний греческий историк Геродот отмечает, что племя амазонок взяли в плен греки и посадили их на корабль, чтобы отправить к себе в Грецию. Но во время путешествия отважные пленницы восстали против своих врагов и перебили всех греков.
Однако, не зная навигации и не умея управлять кораблем, женщины были вынуждены довериться волнам, которые и прибили их судно к Кремнезу, что на берегу Азовского моря.
Амазонки вышли на берег и стали совершать набеги на местное племя скифов, которые сначала думали, что на них нападают какие-то молодые мужчины, но сняв доспехи с убитых врагов, обнаружили, что это женщины.
Скифы оказались джентльменами: они не стали убивать амазонок, а решили с ними породниться, чтобы иметь таких же сильных и отважных детей, как их матери.
Скифы выбрали самых лучших своих юношей, столько, сколько было амазонок, и отправили их к лагерю отважных женщин, строго наказав им не нападать на воительниц и не причинять им вреда.
Постепенно амазонки поняли, что мужчины не желают им зла, и стали вступать в браки с юношами скифов. Но присоединиться к скифам амазонки отказались, в результате чего от смешения скифов и амазонок появился новый народ – савроматы или сарматы.
От сарматов же ведут свой род современные осетины. И кстати, на языке осетинов слово «дон» означает «река» или «вода» - очень может быть, что это оставшийся от языка амазонок кусочек слова Фермодонт, той самой легендарной реки, где изначально была страна этих отважных воительниц.
Скорее всего, с Черного моря амазонки стали двигаться дальше в сторону Волги, где влились в Волжскую Булгарию.
Там потомки скифов и сарматов слились с ранними тюрками – гуннами, булгарами и хазарами.
От хазаров в результате религиозного восстания откололись чуваши (чуваш. «мирные»)
В результате получился такой коктейль народов, среди которого и растворились эти отважные женщины – амазонки.
Тем более, что Великое Переселение народов так перемешало и перетасовало все европейские и азиатские племена, что в этом нет ничего и удивительного.
Интересно отметить, что на карте 15 века, составленной итальянским монахом Фра Мауро территория современной Чувашии обозначена как Амазония, а в чувашских легендах очень много упоминаний об амазонках.
Кстати, женский национальный чувашский костюм поразительно напоминает воинские доспехи: их головной убор в виде остроконечной шапочки, очень похож на шлем.
Оно и понятно: постепенно войны закончились, наступил мир, и боевые доспехи превратились в декоративное украшение народного костюма.

Амазонский след в Бразилии



Как ни странно, но на другом полушарии тоже есть упоминание об амазонках, хотя их нога, скорее всего, туда никогда не ступала.
Название «Амазонка» неожиданно прилепилось к реке в Бразилии, хотя вряд ли сарматок занесло туда каким-то ветром.
Дело было так.
Знаменитый конкистадор Франсиско де Орельяна сотоварищи высадился в 1542 году на южно-американском континенте и открыл на нем широченную реку, которую хотел было назвать своим именем – Орельяна, но тут на них налетело местное племя длинноволосых женщин, которых европейцы приняли за амазонок.
Скорее всего, это были просто местные индейцы, которых конкистадоры до этого ни разу не видели, и у которых, как известно, длинные волосы и у женщин, и у мужчин.
А открытую Орельяно реку так и назвали «Амазонка» - в честь тех древних женщин-воинов, за которых европейцы приняли индейцев.
Страну же назвали «Амазония», т.е. «страна амазонок». Название «Бразилия» появилось уже потом, из старокельтских легенд о сказочном острове счастья, который был населен женщинами. Так что Бразилия названа Бразилией все-таки в честь женщин, хотя и под другим именем.
Интересно, что память о гордых и независимых женщинах, скачущих верхом по лесам, сохранилась в неожиданном виде: женский костюм для верховой езды в 19 веке получил название «амазонки».

Поляницы

Поляницы



На Руси тоже существовали свои русские амазонки, которые именовались богатырши или поляницы – от слова «поляковать», то есть, ездить в чисто поле на ратное дело в поисках достойного противника.
Русские былины хранят немало преданий о подвигах бесстрашных русских богатырш-поляницах.

Василиса Микулишна

Василиса Микулишна



Одной из таких поляниц была Василиса Микулишна - старшая дочь Микулы Селяниновича, которая вышла замуж за боярина Ставра Годиновича из Новгорода.
Был как- то у Киевского князя Владимира пир, и захмелевшие гости начали хвалиться кто чем.
Ставру Годиновичу, гостю новгородскому, тоже было, чем хвалиться, поскольку Господин Великий Новгород с давних пор был соперник Киева, и новгородские купцы по богатству своему могли посоперничать с самим князем Киевским.
Намекнул об этом Ставр князю Киевскому, да еще успел обмолвиться, что нет на Руси женщины статнее и умнее его молодой жены Василисы Микулишны, которая, если надо будет, заткнет за пояс самого князя Киевского, за что и загремел тут же в подвал за дерзость.
Князь Владимир от зависти взбесился и, не долго думая, приказал бросить Ставра в темницу, а Василису силой привезти к нему, в стольный Киев-град, чтобы посмотреть, так ли она умна и хороша, как похваляется её муж. Такая вот прихоть нашла на князя Владимира от скуки.
И снарядил за ней князь не кого попало, а знатных богатырей – Добрыню Никитича и Алёшу Поповича.
Прослышала Василиса Микулишна про беду, что приключилась с её мужем Ставром Годиновичем, остригла свои косы, переоделась в мужское татарское платье, да и отправилась в Киев-град на выручку попавшего в западню супруга.
По дороге ей попался навстречу княжеский спецназ во главе с Добрыней Никитичем и Алешей Поповичем, скачущий как раз за ней, чтобы отвезти ее под конвоем к князю.
Василиса же предусмотрительно ехала не одна, а с дружиной из 50 всадников, поэтому она представилась послом Золотой Орды Василием Васильевичем, ехавшим собирать с Киева дань за 12 лет, после чего развернула весь княжеский отряд в сторону Киев-града.
Князь Владимир встретил молодого посла хлебом-солью, устроил в его честь пир на весь мир, да вот незадача: княгиня Апраксия заподозрила, что полу молодой посол не слишком мужеского: «по полу он идёт тихошенько, на лавку садится – коленцы жмет».
Пришлось отважной женщине проходить испытания: париться в бане, бороться с богатырями в кулачном бою, стрелять из лука и даже играть в заморскую игру – шахматы, которые она все с честью выдерживает.
К тому же, находчивая женщина ставит князю условие: в случае её победы он выдает за нее свою племянницу Забаву Путятичну.
И князю ничего не остается, как сдержать слово и устроить свадьбу. Но на свадебном пиру князь замечает, что молодой посол-жених что-то не весел, и велит привести гусляров-музыкантов. Но и музыканты не могут развлечь молодого посла.
Тогда князю волей-неволей приходится вспомнить про опального Ставра, который был весьма искусен в игре на гуслях, и привести его из погреба.
Тут Василиса Микулишна открывает всем, кто она на самом деле, забирает у князя своего Ставра Годиновича и возвращается с ним в свой родной Новгород, а князю приходится признать, что молодая жена новгородского боярина в самом деле может обвести вокруг пальца кого угодно, даже самого князя, и лучше у неё на пути не становиться.
Не уступала в удали Василисе Микулишне и ее младшая сестра – Настасья Микулишна.

Настасья Микулишна

Настасья Микулишна



Младшая дочь Микулы Селяниновича, тоже поляница, была женой прославленного Добрыни Никитича.
Познакомились они в чистом поле, во время ратного поединка. Добрыня Никитич издали увидел удалую поляницу, принял её за своего брата-витязя, нагнал да и хватил своей палицей по буйной головушке (странный, однако, способ ухаживать за дамой был у этих русских богатырей).
Обернулась поляница да и молвит: «Я думала, меня комарики покусывают, а это русский богатырь пощелкивает!»
Одолела в честном поединке удалая поляница удалого Добрыню Никитича да и предложила ему руку и сердце (тоже довольно странный способ выходить замуж).
После свадьбы отослал князь Владимир Добрыню Никитича на дальнюю заставу нести службу, а молодая жена Настасья Микулишна осталась ждать мужа. И прождать ей пришлось целых 12 лет.
И повадился к ней свататься другой богатырь – Алеша Попович, сослуживец по работе её супруга, Добрыни Никитича. Через 6 лет хитроумный Алеша даже привёз ей «весть о смерти» её мужа, славного Добрыни Никитича, а через 12 лет заявился уже вместе с князем Владимиром и княгиней, взятыми в качестве группы поддержки, чтобы засесть честным пирком да за свадебку.
К счастью, Добрыня Никитич вовремя узнал о проделках своего ратного коллеги, нагрянул на эту нечестную свадьбу за его спиной, поколотил Алёшу Поповича, мол, на чужой каравай рот не разевай, да и забрал от греха подальше молодую жену Настасью Микулишну с собой, чтобы вместе нести службу ратную.

Настасья Королевична

Настасья Королевична



Ещё одна поляница по имени Настасья стала женой другого богатыря – Дуная Ивановича.
Познакомились они при странных обстоятельствах. Дунай отправился в Литву, чтобы сосватать князю Владимиру королевичну Апраксинью. Однако, отец невесты, литовский король Данила Манойлович, не пожелал отдать дочь за князя. Тогда Дунай взял да и похитил Апраксинью из Литвы, а следом за ним, выручать сестру из полона, и отправилась Настасья.
Данила Михайлович сначала вступил с храброй поляницей в поединок, а затем, по обычаю, сделал ей предложение. Так что в Киеве сыграли сразу две свадьбы: князя с Апраксиньей и Дуная с Настасьей.
Но супружеская жизнь у богатырей не задалась. Оба стали похваляться друг перед другом, кто из них сильнее да удалее. В результате супруги решили испытать друг друга стрельбой из лука: каждый из них должен был попасть стрелой в серебряное кольцо на голове противника.
Настасья оказалась ловчее: она попала стрелой в кольцо на голове мужа, а вот Дунай промазал и попал в жену. От горя, что убил любимую супругу, Дунай бросился на свой меч и покончил с собой. В общем, все умерли.
От его крови берет начало река Дунай, а от крови Настасьи – река Непра.
Были на Руси и другие славные женщины-воины: знаменитая баба Горынинка имела бой с Алешей Поповичем, который кончился тем, что Горынинка схватила Алешу за шиворот, сдернула с коня, и велела прислать к ней для поединка кого-нибудь посерьёзнее, например, Илью Муромца.
Поляница Златогорка тоже повстречалась как-то с Ильей Муромцем, после чего родила ему дочь, тоже впоследствии ставшую поляницей и вроде как погибшей от руки своего же отца, а также поляница Савишна, ставшая впоследствии женой Ильи Муромца.
В знаменитой битве на Куликовом поле в 1380 г. в одном ряду с мужчинами сражались две богатырши-поляницы: Дарья Андреевна Ростовская и Феодора Ивановна Пужбольская.
Но это уже совсем другие истории.

Женщины-гладиаторы

Женщины-гладиаторы



Даже и не представить, какие мужские профессии могут освоить представительницы слабого пола.
Однако, были, оказывается, среди них и женщины-гладиаторы. И самая известная из них - Герардеска Манутиус.
В гладиаторы Герардеска попала не по своей воле.
В возрасте 28 лет она оказалась в армии Спартака и сначала была там гетерой, то есть оказывала воинам услуги эротического характера.
Потом постепенно она прониклась общей идеей борьбы за свободу рабов, и уже сознательно билась вместе с мужчинами.
Но в 71 г. до н.э. произошло печально знаменитое сражение, в котором войско Спартака было разгромлено армией Красса, сам Спартак был убит, а уцелевшие повстанцы взяты в плен и обращены в рабов. Среди попавших в плен была и Герардеска.
Однако, по каким-то причинам Красс не казнил пленницу сразу, как обычно поступали с восставшими рабами, а отправил в школу гладиаторов.
Обучение женщин-гладиаторов значительно отличалось от мужского, подчас, оно было гораздо жестче и изнурительнее. Практически, эти тренировки были больше похожи на пытки: женщинам приходилось часами тренироваться одной левой рукой, поскольку правую привязывали за спиной, часто стоя на коленях, с привязанными к щиколоткам цепями, или вслепую, с завязанными глазами.
Все это помогало женщине выработать особую кошачью пластику, ориентируясь по звуку шагов противника, в результате чего женский бой разительно отличался от мужского, что давало женщине особые преимущества перед представителями сильного пола.
Герардеска оказалась способной ученицей, и скоро завоевала признание зрителей. К тому же, это был для неё единственный шанс остаться живых, а может быть, и надежда обрести свободу.
Экзотическое зрелище пришлось по вкусу избалованной и пресыщенной публике: зрители впадали в экстаз при виде на арене цирка полуобнаженной женщины с мечом в руке.
Дело в том, что выступать женщинам-гладиаторам приходилось, практически, в чем мать родила, в одной коротенькой юбочке, больше походившей на набедренную повязку, которая, естественно, задиралась при малейшем движении, к неописуемому восторгу зрителей-мужчин.
Специальных женских доспехов, прикрывавших грудь, у гладиаторов не было – мужчинам это было не нужно, а изготовлять их для одной женщины считалось ни к чему. Правда, потом уже появилась специальная повязка на грудь, которая называлась строфий.
Первым от руки Герардески пал прославленный воин Трасиан, которого отважная гладиатрисса пронзила ятаганом в первые же минуты поединка.
С каждым новым боем популярность обворожительной и неустрашимой гладиатрисы росла, завоевывая любовь и признание жадных до кровавых зрелищ зрителей.
Герардеска не знала жалости и разила противников без пощады. Всего прославленная гладиаторша одержала около 200 побед. Её слава гремела по всему Риму в течение 11 месяцев.
Но в конце концов удача все же отвернулась от нее: Герардеска сражалась с двумя карликами, и в какой-то момент упустила одного из них из виду. Тогда он подкрался к ней сзади и нанес роковой удар трезубцем в спину.
Раненая и истекающая кровью женщина надеялась, что из уважения к её прежней славе зрители помилуют её, но пресыщенная публика тут же отвернулась от своей бывшей любимицы: Риму были нужны только победители.
Большие пальцы толпы неумолимо опустились вниз, и Герардеску добили тут же на арене. Тело её было сброшено в яму, как и всех, погибших в этот день.
Таков был конец первой женщины-гладиатора.
После этого женские гладиаторские бои не только не прекратились, но и вошли в моду: публика валом валила на стадионы своими глазами увидеть это экзотические сочетание женственности и отваги, залитое морем крови.
Гладиаторши намеренно брали себе громкие псевдонимы, напоминаюшие мужские имена прославленных героев, например, - Гераклия и Ахиллия, что ещё больше подогревало интерес зрителей, усиливало эффект неожиданности и служило дополнительной рекламой.
Обычно женские бои проходили в конце: гладиатрисс приберегали на десерт и подавали как изысканное блюдо, украсив кровавое зрелище эстетическим оформлением.
На арене женщины-гладиаторы не просто тупо убивали друг друга, а как правило, разыгрывали целые мини-спектакли на различные исторические сюжеты или сценки из мифов.
При императоре Диоклетиане особым писком стали ночные гладиаторские бои, когда отчаянные женщины боролись друг с другом или со зверями при неровном и обманчивом свете факелов, что было, практически, равносильно самоубийству.

Женщины-пираты

Женщины-пираты



Интересно, что отважные амазонки существовали не только на суше, но и на море. А женские пальцы, как оказалось, весьма успешно способны сжимать не только веер, но и штурвал корабля.

Альвильда: женщина-викинг

Альвильда: женщина-викинг



Первой на борт корабля ступила нога белокурой северной принцессы Альвильды, жившей примерно в IX веке, легенды о которой сохранились в древних скандинавских сагах.
Красавица Альвильда была дочерью короля готов - сурового правителя острова Готланд.
Отец решил выдать её замуж за датского принца Альфа, что встретило решительный отпор со стороны самой Альвильды, которая вовсе не собиралась под венец. То ли жених не подходил, то ли вообще свадьба не входила в планы ее королевского высочества.
Чтобы избежать ненавистного замужества, принцесса решила сбежать из дома, и не просто сбежать, а так, чтобы папочка-король не смог её догнать и вернуть.
Для этой цели идеально подходило море – в нем была свобода и простор, и никаких женихов.
Альвильда собрала своих верных служанок и подруг, все они переоделись в мужское платье, после чего дерзкая принцесса угнала стоявший в порту отцовский корабль, и отважные морские амазонки вышли в море на поиски приключений.
Поначалу отважный женский экипаж довольствовался тем, что грабил торговые суда только, чтобы обеспечить себе пропитание. Однако, очень скоро дерзкие морские амазонки вошли во вкус и начали громить все попадающиеся им на пути корабли без разбора.
Скоро слава о бесстрашных морских разбойницах, не дававших никому прохода, разнеслась по всему Балтийскому побережью.
В конце концов, терпение короля Дании лопнуло, и он снарядил свой лучший корабль под командованием своего сына принца Альфа, чтобы положить конец этим пиратским набегам распоясавшихся девиц.
Как ни странно, датский военный корабль оказался не по зубам воинственным барышням, и все они полегли в неравной схватке. Принц Альф же лично скрестил свой меч с пиратским капитаном, над которым также одержал верх.
Когда же побежденный главарь пиратов снял шлем, изумленный Альф узнал в нем свою сбежавшую невесту Альвильду.
Доблестный Альф пришелся по сердцу неукротимой принцессе, которая по достоинству оценила его боевые качества и признала, что, пожалуй, от такого смельчака можно было и не сбегать в море, и он достоин стать её мужем.
Так что принц Альф не зря гонялся по всему Балтийскому морю за воинственной девицей: оказалось, что строптивое сердце леди Альвильды можно покорить, только взяв его обладательницу на абордаж, причем, в самом прямом смысле этого слова.
Свадьбу сыграли тут же, на борту датского корабля, после чего Альвильда торжественно пообещала больше не выходить в море без разрешения супруга.

Жанна де Бельвиль

Жанна де Бельвиль



На смену неукротимой Альвильде в XIV веке пришла не менее грозная морская амазонка – Жанна-Луиза де Бельвиль, год рождения ?
Эта представительница отряда женщин-пиратов, была своего рода морской Жанной д'Арк, поскольку воевала как раз во времена Столетней войны, только «по другую сторону баррикад» - защищала интересы Англии.
Так получилось, что её муж, Оливье де Клиссон, выступил на стороне англичан, за что в 1342 году был арестован и казнен по приказу французского короля Филиппа VI.
Оставшись одна с семью детьми, убитая горем, но не потерявшая присутствия духа, женщина поклялась отомстить Филиппу VI за смерть мужа и обратилась за помощью к английскому королю Эдуарду III.
Приняв Жанну, Эдуард III удовлетворил ее просьбу и дал ей разрешение уничтожать все французские суда, а также суда их союзников.
Таким образом, Жанна стала женщиной-корсаром ( т.е. лицом, получившим от короля лицензию на захват всех неприятельских судов).
После этого Жанна продола все своё имущество, купила три небольших корабля и создала из них свой собственный флот, который назвала “Флотом Возмездия”.
В течение нескольких лет “Флот Возмездия” наводил ужас на все французские корабли в проливе Ла-Манш. Существовала даже поговорка: если предстоит идти через Ла-Манш, пиши завещание.
Но однажды “Флот Возмездия” попал в засаду и был окружен французскими кораблями.
Жанна, как и подобает настоящему капитану, отказывалась покинуть флагманский корабль, но матросы уговорили её попытаться спастись на шлюпке. И Жанна с двумя сыновьями и несколькими преданными членами команды незаметно отчалила от своего гибнущего флагмана.
К сожалению, в спешке побега, они не успели захватить с собой даже питьевой воды. В течение шести дней их шлюпку носило по волнам, в результате чего младший сын Жанны, которому было всего 7 лет, умер у неё на руках.
В конце концов, утлую лодочку все же прибило к берегу, как выяснилось – французскому. Но и тут повезло: Жанна встретила соратников её покойного мужа, Оливье де Клиссона.
Разгром “Флота Возмездия”, смерть младшего сына и лучших друзей из команды так потрясли мужественную женщину, что она отказалась снова выходить в море. Тем более, что король Филипп VI к тому времени уже тоже умер, так что мстить больше было некому.
Когда боль от потери сына немного улеглась, графиня де Клиссон (урожденная де Бервиль) приняла предложение руки и сердца от дворянина Готье де Бентли и вышла за него замуж. Скончалась «морская Жанна д'Арк» предположительно в 1359 году.

Анна Бонни и Мэри Рид

Анна Бонни и Мэри Рид



Эти две дамы из того же отряда корабельных амазонок бороздили воды самого пиратского из всех морей – Карибского моря. Причём, судьбе было угодно сделать так, что бороздили они их на одном корабле.
Энн с национальностью повезло – она родилась ирландкой, в городке Кинсейле, а вот с происхождением не очень: отец был известный адвокат Эдвард Кормек, а мать – его служанка, которую звали Мэри.
После рождения внебрачной дочери у Кормека начались проблемы с женой, в результате чего ему пришлось забрать Энн и её мать и переехать в Южную Каролину.
Дела у него пошли в гору, он стал богатым плантатором, так что Энн ни в чем не знала отказа. Это скоро стало заметно на её характере: она выросла настоящей красавицей и стервой одновременно, которая не терпела никаких возражений и привыкла делать все, что ей хочется.
Сначала её выходки были довольно невинными: она любила разъезжать верхом на лошади, будучи совершенно обнажённой, шокируя местное население. Но потом они стали принимать откровенно криминальный характер: в приступе гнева Энн как-то пырнула служанку ножом в живот.
Отец понял, что дочь нужно срочно выдавать замуж, но Энн его опередила – сошлась с матросом по имени Джеймс Бонни. Узнав об этом, отец выгнал ее из дома, но при этом, по странному совпадению, на его плантации случился пожар.
Молодые люди перебрались на Багамские острова – оплот пиратов того времени. Энн тут же переключилась с Джеймса на плантатора Чайндли Байярда, после чего у неё случилась проблема с кузиной губернатора, закончившаяся убийством последней, в результате чего Чайндли пришлось выкупать ее из тюрьмы.
После тюрьмы Энн тут же переключилась на капитана корабля «Месть» по имени Джон Рэкхэм и по прозвищу почему-то «Ситцевый Джек». У них с Энн даже родился ребёнок, но сразу же после рождения умер.
Джеймс Бонни пытался вернуть жену, её даже приговорили к публичной порке и возвращению к мужу, но обе эти перспективы Энн не прельщали, поэтому она вместе с «Ситцевым Джеком» ушла в море.
В морском походе Энн дралась в сражениях наравне с мужчинами, чем заслужила уважение команды, как равный соратник и товарищ, при этом, ей даже не нужно было скрывать, что она женщина (она ведь была подругой капитана).
Так, при нападении на очередной корабль, она и познакомилась с Мэри Рид.
В отличие от Энн, Мэри родилась в Лондоне, однако, и её происхождение подкачало – она тоже была внебрачным ребёнком.
Причём, мать Мэри сначала скрывала её от родственников, а потом долгое время одевала ее мальчиком и выдавала за её же покойного брата – свекровь выделяла на внука небольшое пособие. Так что Мэри с детства привыкла и одеваться, и считать себя мужчиной.
Став девушкой, Мэри продолжила эту забаву: сначала она поступила лакеем в дом богатой леди, потом уехала во Фландрию, где вступила в армию под именем Марка Рида в звании кадета.
Правда, там же, в армии она влюбилась в своего же сослуживца, так что ей пришлось рассекретиться, после чего молодые люди поженились, оба вышли в отставку и открыли трактир под названием «Три подковы». Вроде бы, жизнь стала налаживаться, но муж Мэри скоро умер.
Молодой вдове ничего не оставалось, как прибегнуть к старому проверенному способу: снова переодеться в мужское платье и попытаться завербоваться в пехоту. Но время было мирное, и особой необходимости в солдатах не было.
Тогда Мэри, в привычной мужской одежде, и на сей раз под именем Джона Рида села на голландское судно «Провидение», идущее в Вест-Индию, чтобы попытать удачи на новом месте. Однако, их корабль был захвачен пиратским кораблем «Месть».
На борту «Провидения» нашёлся только один человек, который не пожелал сдаваться пиратам и оказал им сопротивление - Мэри Рид. Причём, она так профессионально и решительно действовала шпагой, что пираты, всегда ценившие мужество и отвагу, прониклись уважением и предложили ей присоединиться к ним. Мэри согласилась и перешла на «Месть».
Естественно, что смелый и привлекательный юноша, каким выглядела Мэри, рано или поздно должен был привлечь внимание Энн. Назревал роман, так что Мэри снова пришлось рассекретиться и плавно перейти из несостоявшегося «любовника» Энн в её подруги.
Однако, скоро и сама Мэри тоже попала в любовные сети к одному из членов пиратского экипажа, и у неё самой начался головокружительной роман, окончившийся тем, что она ждала ребёнка.
Но все хорошее когда-нибудь кончается, и приключения двух морских амазонок тоже пришли к весьма трагическому, но закономерному для их профессии финалу:
В 1720 году экипаж «Мести» был захвачен врасплох во время пьяной попойки и арестован. Через 2 недели на Ямайке состоялся суд, приговоривший всех пленников к виселице. В их числе были и Энн Бонни и Мэри Рид.
Правда, приведение приговора в исполнение в отношении этих двух «леди удачи» пришлось отложить, поскольку обе дамы были в интересном положении. Что с ними стало дальше – история умалчивает.
Есть версия, что Мэри родила ребёнка в тюрьме, однако, сама при этом скончалась от родильной горячки. Но по другим сведениям, она притворилась мёртвой, и когда тело выносили из тюрьмы, сбежала.
Энн повезло больше: она вышла из тюрьмы на законных основаниях. Вероятнее всего, этому посодействовал её отец, который был как-никак уважаемым плантатором, и в конце концов, сжалился над непутевой дочерью.

Кавалерист-девица Надежда Дурова

Кавалерист-девица Надежда Дурова



Ещё одна удивительная женщина стала прославленной российской амазонкой во время Отечественной войны 1812 года.
С рождением в 1783 году будущей героине явно не повезло: мать до того ненавидела свою маленькую дочь, что однажды просто вышвырнула её из окна кареты.
К счастью, ребенка вовремя успели подхватить гусары, находившиеся поблизости, поскольку отец девочки был гусарским ротмистром по фамилии Дуров.
Это событие, должно быть, и определило судьбу Надежды: гусары навсегда стали её семьёй, а родная мать превратилась в злую мачеху.

Дочь полка



После случая с каретой, отец опасался оставлять ребенка с неадекватной матерью и почти все время забирал её к себе в полк.
Девочка с детства с удовольствием вертелась среди гусаров, с утра до вечера торчала на плацу, а игрушками ей служили сабли и пистолеты.
Такие развлечения дочери приводили её мать в истерику, и она в бешенстве била девушку по рукам, заставляя заниматься «девичьим» занятием: вышивкой и кружевами.
Но было уже поздно: Надежда навсегда влюбилась в армию. Не помогло даже замужество, на которое девушка решилась, чтобы вырваться из ненавистного родительского дома.
Однако, муж – некий дворянин Василий Чернов, не мог удовлетворить мечты Надежды о свободе.
Призвание взяло верх, и когда в Сарапуле остановился на постой казачий полк, Надежда решилась: переоделась в казачий мужской костюм, оседлала любимого, подаренного отцом коня Алкида и ушла вместе с полком.
Назвавшись Александром Соколовым, молодая женщина записалась в Конно-польский уланский полк.

Подвиг и награда



В течение трех лет Дурова постигала науку воинской службы. И однажды совершила настоящий подвиг:
На глазах у Надежды на раненого русского офицера напали вражеские драгуны. Отважная женщина пришпорила своего Алкида и помчалась на подмогу. При виде несущегося прямо на них русского улана с пикой в руке, драгуны от неожиданности пустились наутек. Это и спасло поручику Панину жизнь.
За этот подвиг Дуровой была положена награда: Георгиевский крест.
Однако, Дуровой крупно не повезло: перед самым награждением она была ранена, и отважного улана без сознания принесли в лазарет. Доктора сняли с него мундии, и открылась пикантная правда: бесстрашный молодой улан оказался ... женщиной.
Врачи не смогли скрыть этот факт, и скоро эта скандальная подробность стала известна императору Александру I.
Интересно, что российский самодержец поступил как истинный джентльмен: вместо того, чтобы с позором выгнать Дурову из армии, Его Величество лично приколол на ее мундир заслуженный Георгиевский крест.

Корнет Александров



Но это еще не все: император не только произвел смелую женщину в офицеры, но еще и распорядился впредь именовать отважную кавалерист-девицу корнетом Александровым, то есть пожаловал ей свою августейшую фамилию – что было не только высокой честью, но и особой милостью, поскольку эту фамилию обычно давали только внебрачным детям царских особ.
После этого корнет Александров был зачислен в Мариупольский гусарский полк, служба в котором считалась особой привилегией. Однако, в гусарском мундире Дуровой пришлось щеголять недолго: служба в дорогом полку требовала немалых финансовых затрат, а Надежда была бедна. Поэтому она перешла в Литовский уланский полк.
Однако, говорили, что истинная причина ее перевода была в том, что по полку поползли слухи, что под видом гусара сражается переодетая девица. Вот поэтому Дурова срочно сменила место службы, чтобы не попасть в неловкую ситуацию.

Адъютант Его Превосходительства



С началом Отечественной войны 1812 года Дурова вместе со своим полком неизменно была в строю и принимала участие в знаменитом сражении под Бородино.
От грохота своих и неприятельских орудий она едва не оглохла, но ка всегда, смело бросилась в бой.
Благодаря своей смелости, Дурова как-то даже пробилась к самому Кутузову и упросила его взять её в адъютанты. Со своими новыми обязанностями Надежда справлялась превосходно, летая с донесениями с одного конца фронта на другой.
Но удача все-таки подвела бесстрашную женщину: летевшее мимо неприятельское ядро задело Надежду, и она была серьёзно контужена. Когда об эти стало известно Кутузову, он срочно отправил своего лучшего адъютанта на лечение домой.
При виде дочери в военной форме, отец не мог сдержать слез, глядя на её прожженную и простреленную в нескольких местах шинель. Надежда словно бы заменила ему несуществующего сына.
Поправив здоровье, кавалерист-девица вновь поспешила в армию. И вернувшись в строй, она снова совершала чудеса храбрости при взятии крепости Модлин и штуме Гамбурга.
В чине штабс-ротмистра Дурова вышла в отставку в 1816 году.

В отставке



Прожив 3 года в столице, Дурова вернулась в Сарапул.
Жители небольшого провинциального городка с любопытством наблюдали за легендарной женщиной.
Правда, узнать в человеке в офицерском чекмене и шароварах представительницу слабого пола было непросто. Манеры у Дуровой были мужские: садясь, она по-мужски закидывала ногу на ногу, руку ставила на бедро, и при этом постоянно курила. Только небольшой рост и отсутствие усов говорило о том, что это женщина. Тем более, что Дурова и сама предпочитала, чтобы её называли мужским именем, и не любила, если к ней обращаются, как к женщине.
От скуки провинциальной жизни Дурова пристрастилась к чтению книг, потом пришло желание и самой взяться за перо.
В результате в 1836 году в русской литературе появилась великолепная книга «Записки кавалеристы девицы», автором которых была Надежда Дурова. Этому произведению дал высокую оценку сам Александр Пушкин.
Однако, скоро Дурова охладела к писательскому занятию. Говорили, что причиной тому была увлечение, на минуточку, крепостной девушкой Варварой. Да, ношение мужского платья бесследно не проходит. Впрочем, это могли быть просто слухи, распускаемые завистниками, страдающими мужским шовинизмом.
В 1840 году Дурова переехала в Елабугу, где и прожила все последние годы. До последних дней эта удивительная женщина оставалась верна мужской одежде, причём, даже в восемьдесят лет она ходила прямо, сохраняя военную выправку. Печально, но свои последние годы жизни она провела в одиночестве и бедности.
Не стало Надежды Дуровой возрасте 82 лет, её хоронили с воинскими почестями. После её смерти в доме нашли всего один рубль.
Удивительная биография легендарной кавалерист-девицы Надежды Дуровой стала прототипом Шурочки Азаровой из известного художественного фильма «Гусарская баллада».


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
2+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com