Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ БЕЛОРУССИИ В XIV—XV вв.

XIV—XV вв.— важнейший этап истории Белоруссии. За эти два столетия складывается белорусская народность с ее специфическими национальными чертами, по-ннляется термин «Белая Русь» Завершается захват белорусских земель великокняжеской Литвой: в 1307 г.* пал Полоцк, в 1318—1320 гг.— Витебское княжество, в 1316—1341 гг.— Минская и Турово-Пинская земли, в 1325 — Берестейская (Брестская) и, наконец, к концу XIV в.— Чернигово-Северская (с г. Гомелем).

Великое княжество Литовское было типичным феодальным государством. Во главе его стоял верховный (великий) князь, «под рукой» которого находились князья удельные.

18 августа 1385 г. в белорусском местечке Крево между княжеством и Польшей было заключено соглашение (уния), вызванное необходимостью объединения сил для борьбы с усилившейся опасностью со стороны Тевтонского ордена, укрепившегося в Прибалтике.


1 Термин «Белоруссия» вошел в употребление несколько позже — с XVI в.



Захват Литвой Белоруссии не мог внести сколько-ни-йудь существенных изменений в давно сложившиеся здесь феодальные отношения, но содействовал становлению более откровенных, жестких их форм. Это выразилось, в частности, в бурном росте крупных магнатских владений (фольварков) за счет общинных крестьянских земель (дворищ), в ускорении процесса закрепощения крестьян.

Сельское хозяйство, остававшееся основой экономики Белоруссии, сохранило преимущественно натуральный характер. Вначале преобладающим видом феодальной экс* плуатации в деревне была натуральная рента — оброк продуктами. Со второй половины XV в. положение стало меняться. Успехи в развитии товарно-денежных отношений постоянно возбуждали «денежный голод» крупных землевладельцев, что вело к изменениям в характере и содержании методов грабежа крестьянства. В связи с усилением в фольварочном хозяйстве производства продукции постоянного рыночного спроса заметно возросла роль отработочной ренты — барщины. С каждым годом ширилось применение и денежной ренты — чинша, позволявшего господам, не теряя усилий на получение звонкой монеты путем продажи товаров на рынке, выколачивать ее непосредственно со своих подданных. Как барщина, так и чинш, порожденные товарно-денежными отношениями, в свою очередь способствовали упрочению торговых связей города и села.

Источники конца XV в. называют 48 белорусских местечек и городов. При росте старых торгово-ремеслен-ных центров возникали новые — чаще всего небольшие местечки, состоявшие порою лишь из нескольких десятков дворов. Рост городского населения и расширение масштабов производства вели к повышению запросов на продовольственные и сырьевые продукты. Это активизировало выпуск сельскохозяйственной товарной массы и содействовало укреплению предпосылок для складывания общебелорусского внутреннего рынка.

В городах Белоруссии работали объединявшиеся в цехи ремесленники 20—30 специальностей.

Великокняжеская власть и феодалы были заинтересованы в развитии городской торговли из существеннейших источников их доходов. Вследствие этого крупнейшие города получали так называемое Маг-дебургское право — комплекс норм, закреплявших привилегии высших городских сословий, дававших им права на собственные органы управления и суд, регламентировавших ремесленное производство и торговлю. Благами Магдебургского права пользовались лишь богатые горожане — «мужи», под властью которых находились «люди», составлявшие большинство городского населения.

В городах и местечках регулярными становятся торговые ярмарки. Они привлекали не только местных, но и многочисленных зарубежных купцов из России, Польши, Прибалтики, Молдавии, Чехии, Венгрии, Германии, Италии, Турции, Ирана, Крыма. На международные рынки отправлялись меха, кожи, щетина, скот, сало, воск, лес, ремесленные изделия. Импортировались хлеб, копченое мясо, сельдь, соль, сукна, полотно, олово, медь, серебро, золото, драгоценные и полудрагоценные камни, галантерея, пергамент, вина.

Сохранилось значительное количество сведений, характеризующих высокую степень внешнеторговой активности Белоруссии. С особой полнотой источники этого рода представлены документами, относящимися к связям Полоцка и Прибалтики. Договор между полочанами и рижанами, относящийся примерно к 1330 г., подробно излагает условия торговых сделок купцов обеих сторон, устанавливает весовые нормы при продаже различных товаров, размеры торговых пошлин, требует снятия с продажи недоброкачественных товаров: «Ажо привезет полочанин у Ригу нечистый товар... поиехати ему назад со своим товаром... Аже найдут у немец нечистый товар у руской земли, пойти ему назад с товаром у Ригу...»

Экономическое развитие Белоруссии в XIV—XV вв. привело к образованию нового фонда средств обращения и платежа, качественно и количественно отличавшегося от денежного хозяйства безмонетного периода.

XIII в. оставил такие понятия, как «гривна», «рубль» и «полтина». Гривна представляла собой уже только весовую единицу серебра в 191,29 г. Рубль по-прежнему выступал в форме серебряного платежного слитка, а полтина — в виде половинного его обрубка. В современных им письменных источниках эти термины применяются для обозначения крупных денежных сумм.

В «Привилее», данном Витовтом жителям Бреста в 1388 г., содержится пункт, позволяющий присягать на библии лишь в том случае, если клятва связана с вещью, стоящей не менее, чем «пятдесят гривен серебра литого». В 1417 г. Ягайло через некоего Николая Чебульку «позы-чил» у Витовта 500 «рублей литовских чистого серебра». Новгород в 1427 г. выплатил великому князю литовскому 15 000 рублей, как несколько ранее Псков— 1000. В 1480 г. Казимир IV направил псковитянам грамоту, в которой перечислялись «кривды», чинимые в Пскове виленским и полоцким купцам. Сохранилась опись подаркам, привезенным князю в качестве извинения послами Пскова: «...давали королю (Казимиру IV.— В. Р.) поминки от Пскова: королю пять рублев. Посадник Василий от себе дал королю рубль; Юрьи от себе дал полтину королю, Королевичем (сыновьям Казимира.— В. Р.) дали Василий и Юрьи по полтине, а всего того 16 полтин. Королевой (супруге Казимира.— В. Р.) от Пскова рубль, а посадник дал полтину...»

С именем Кейстута (1345—1382) связано начало эмиссии литовских денариев, чеканку которых продолжил и Витовт. Денарии представляли собой крохотные серебряные монетки весом менее грамма. На некоторых их разновидностях помещалась надпись «Печат» (печать), свидетельствующая о важной экономической и политической роли русских земель в жизни Великого княжества Литовского. Единичные находки денариев на территории Белоруссии происходят преимущественно из могильников, расположенных на граничащем с Литвой крайнем севере республики (Василишковский и Радуньский районы Гродненской области).

Сочетание слишком крупных (слитки) номиналов, с одной стороны, и слишком мелких (денарий) —с другой не могло удовлетворить все запросы развивающегося товарооборота. Рынки требовали более разнообразных, «I ибких» платежных единиц.

Около 1300 г. Чехия начала массовую чеканку серебряного «пражского гроша», вскоре распространившегося по всей Европе. Эта монета быстро завоевала признание и на землях Великого княжества Литовского, составив фундамент его денежного хозяйства вплоть до конца XV в. (именно поэтому XIV—XV вв. определяются в нумизматике Белоруссии как «период пражского гроша»). Первоначальной основой исчисления сумм в пражских |рошах было счетное понятие в 60 единиц — копа. Первые три четверти XIV в. она равнялась рублю, который, в свою очередь, по содержанию чистого серебра совпадал с весовой гривной. Когда началось резкое падение качества чешской монеты, количество пражских грошей в рубле возросло до 96 (конец XIV в.), а затем — до 100 (с 1413 г.). Понятие же копы, отделившееся от рубля, продолжало содержать 60 грошей.

Пражский грош многократно фигурирует в документах под названиями «чешский», «широкий», «плоский» или просто как «грош». Наиболее раннее упоминание о нем относится к 1337 г.: князь Ольгерд устанавливает за нарушение одного контракта штраф в пражских грошах на сумму в 10 рублей. В 1383 г. магистр Ливонского ордена жалуется Ягайле, что тот задерживает в плену рыцарей, отпустив на свободу лишь 21 из них, «стоящих не более чем по 4 копы грошей» каждый. Орденом же, напоминает магистр, «литовские полоненные все дармо выданы, за которых выкуп належал бы 1200 коп грошей». Купчая грамота 1392 г. сообщала, 4 1 о «боярин кролевский Ошмянской волости Якуб Милошевич продал на реке Илии нивы, сеножати и гоны бобровые, а также рыболовство... за одинадцать коп добрых широких гроши ческой монеты». К 1454 г. относится жалоба Яцка, бывшего управителя соляных копей и откупщика таможенных пошлин у князя Свидригайло на неуплату ему долга в «50 грошей широких монеты Пражской». Великокняжеская грамота 1484 г. определила общую стоимость откупа таможенных пошлин в городе Новогрудке в «двесте коп широких грошей и два сороки соболей».

Пражский грош настолько прочно и широко обосновался в Великом княжестве Литовском, вообще, и в Белоруссии, в частности, что даже стал статьей экспорта на соседние земли. Новгородская и псковская летописи под 1410 г. сообщали о принятии в обращение некоторых иноземных монет, в том числе и «грошей литовских». Если учесть, что в это время княжество чеканило только денарий (грош начал выпускаться здесь лишь в конце XV — начале XVI в.) и что самой распространенной его монетой была чешская, то запись 1410 г. становится понятной: летописцы Новгорода и Пскова говорили о приходившем из княжества пражском гроше, который они приняли за литовский.

На рынках Великого княжества Литовского пражский грош оказался на редкость живучим. Он встречается в кладах Белоруссии, зарытых в XVI и даже XVII в., о нем упоминают очень поздние письменные источники.

Челобитная могилевчан, направленная королю Сигиз-мунду I в 1524 г., вспоминает время Александра Ягел-лончика (ум. в 1506 г.), когда в городе таможенный побор «от каменя (примерно 34 фунтов.— В. Р.), воску и от берковеска (берковца.— В. Р.) соли» равнялся «плоскому грошу». Мстиславский князь Михаил Иванович Жеславский в фундушовой (завещательной) записи, помеченной 1527 г., оставляет жене 1000 коп пражских грошей. Варшавский сейм 1616 г. требует изъятия из денежного обращения Речи Посполитой, в состав которой п что время входила и Белоруссия, низкопробной иноземной чеканки, за исключением «старых грошей чешских» и некоторых других монет.

Основная масса пражских грошей поступила на территорию Белоруссии между 1378 и 1419 гг. Главный путь их притока шел из Чехии через южную Польшу — Черво-пую Русь (Львовщину)—Киевщину — Черниговщину. Областью наиболее интенсивного обращения этой монеты в Белоруссии было Поднепровье. Общее количество пражских грошей, зарегистрированных к настоящему времени в белорусских находках, достигает 4000 экземпляров.

Прекращение импорта чешской монеты было вызвано внешними причинами. С 1419 г. Чехия вступила в полосу длительных войн и междоусобиц, надолго прекратив чеканку.

При господстве в денежном хозяйстве Белоруссии пражского гроша здесь, помимо слитков и литовских денариев, в небольших количествах обращались и другие денежные единицы. Это, прежде всего, серебряные шиллинги Ливонского ордена. Шиллинги были, пожалуй, более распространены, чем собственно литовская монета. Даже в официальных документах государственного значения они выступают как общепризнанное платежное средство. В «Привилее» князя Витовта брестчанам (1388 г.) говорится, в частности, о том, что если кто-либо подвергся нападению грабителей и «принужоный великою потребизною (понуждаемый крайней необходимостью.— В. Р.), часу ночного волал бы (звал бы на помощь.— В. Р.), а если-бы хрестьяне ему ку поможенью не прибегли, всякий сусед... тридцать шелегов (шиллингов.— В. Р.) мает заплатити». Лучшим доказательством популярности прибалтийских шиллингов является факт их подделки в Полоцке. 25 января 1493 г. магистр Ливонского ордена обратился к подданным со следующим предупреждением: «Сообщаем вам, что в Риге пойманы русские, приехавшие из Полоцка с фальшивыми монетами, которые подражают нашим монетам, чеканенным в Вендене (ныне город Цессис Латв. ССР.— В. Р.). И один из схваченных сказал, что в Полоцке их изготовлено половина ласта». Если исходить из среднего веса орденских шиллингов этого времени (1,00—1,20 г), то в полуласте (960 кг) их должно было содержаться от 800 000 до 960 000 штук! Места обнаружения прибалтийских монет XIV—XV вв. говорят о том, что в Белоруссии основной областью их бытования были Полотчина и Ви-тебщина.

Среди белорусских нумизматических находок XIV— XV вв. зарегистрированы несколько экземпляров серебряных (дирхемов) и медных (пулов) монет Золотой Орды. Их малочисленность вполне закономерна: Белоруссия избежала монголо-татарского завоевания (за исключением своей юго-западной окраины — Брестчины). Массовый импорт пражских грошей исключал необходимость ввоза золотоордынской чеканки. Дирхемы и пулы встречаются главным образом на юге современной Белоруссии (Брестская и Гомельская области), т. е. на некогда захваченных монголо-татарами землях или на граничивших с ними районах.

Очень высоким номиналом денежного хозяйства Белоруссии был золотой венгерский («угорский», «вгор-ский») дукат, разменивавшийся на пражские гроши. Находки этой монеты в Белоруссии пока не известны, но несомненность ее обращения подтверждается документально. «Поминки» псковитян Казимиру IV (1480 г.), о которых говорилось ранее, сообщают, что королеве, кроме рубля от Пскова и полтины от посадника Василия, послом Юрием был преподнесен также «золотой Угорский».

В 1487 г. Казимир IV оповещал своего брестского наместника об отдаче на откуп таможен Бреста, Дроги-чина, Бельска и Гродно: «Продали есьмо мыто Берестейское и Дорогичинское, и Вельское, и Гродненское... ми три годы за три тысячи коп грошей и за триста коп |рошей (т. е. за 3300 коп.— В. Р.), на год по тысяче коп и но сту коп грошей (т. е. по 1100 коп.— В. Р.). В каждый год мають нам дати по тысяче золотых вгорских». Таким образом, сумма арендной стоимости таможен, установленная в пражских грошах, должна была выплачиваться в венгерских дукатах.

Еще более дорогой монетой являлся золотой английский нобль, именовавшийся «корабельником» (по изображенному на нем кораблю). В 1482 г. была составлена «Памятная запись» о суммах, полученных Казимиром IV за продажу должностей наместников и старост: «Речиц-кое наместництво взял Квач, королю дал 8 карабелни-ков. А старченье Речицкое взял Комар, королю дал 2 ка-рабелники... Дано наместництво Могилевское Митку Ста-родубу, королю дал шестдесят золотых вгорских... Юрко от Озерецкого наместництва дал 5 карабелник» и т. д.

В 1902 г. в городе Слуцке был найден клад, до сих пор остающийся загадкой для исследователей: в нем вместе с ноблями оказались делийские (Индия) золотые мухры'.


1 Архив Ленинградского отделения института археологам АН СССР—ф. 1, ед. хр. 206, 1902, л. 1, 4, 6.


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
1+три=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com