Борьба греков с персами

 

Судьба малоазиатских колоний. В то время, как в Афинах господствовал Писистрат, малоазиатские греки были сначала завоеваны лидийским царем Крезом (562—547), а потом вместе с самим лидийским царством должны были подчиниться персидскому царю Киру (560—538). Персы поставили в греческих городах Малой Азии и соседних островов тиранов, которые должны были платить им дань и доставлять военные отряды. В это именно время старейшие азиатские колонии греков, преимущественно Иония, а в последней особенно Милет, стояли на высшей ступени экономического и культурного развития, значительно опередив в обоих отношениях европейскую Грецию. Они, конечно, тяготились зависимостью от варваров и только ждали благоприятного случая, чтобы сбросить с себя персидское иго. Между прочим малоазиатские греки должны были участвовать в завоевательных походах персидских государей.

Так, когда в 514 г. Дарий предпринял завоевание Скифии, двинувшись туда через Фракию и Дунай, в его войске были греческие отряды и корабли и на их обязанности было охранять мост, построенный на Дунае для переправы персидского войска. Уже тогда многие греки подумывали о том, чтобы разрушить этот мост и возвратиться восвояси, оставив Дария на произвол судьбы в степях Скифии, но этому помешал милетский тиран Гистией, понимавший, что гибель персов грозила и его собственному положению, как правителя Милета. Поход Дария окончился полнейшей неудачей, и это произвело на малоазиатских греков очень сильное впечатление: до тех пор персы пользовались славою непобедимости, и их очень боялись, теперь же эта слава была поколеблена, а потому можно было уже не сомневаться в успехе восстания.

 Восстание греков в Малой Азии. Руководителем греческого восстания против персов выступил Аристагор, зять Гистиея, вызванного к персидскому двору, и его преемник по милетской тирании. Посоветовав Дарию завоевание островов Эгейского моря, но потерпев неудачу в этом предприятии, Аристагор боялся наказания и потому вошел в сношение с враждебной персам партией во всей Ионии. Вскоре после этого (500) все греческие города Малой Азии были охвачены восстанием против персов. Аристагор искал помощи и у европейских греков, но лишь Афины и Эретрия прислали несколько кораблей. Сначала победа была на стороне восставших и к грекам могли бы, пожалуй, примкнуть и ненавидевшие поработителей лидяне, но в увлечении своей победой греки сожгли и их столицу Сарды (498), чем, конечно, не могли расположить этих своих соседей к союзу с собою. Персидский царь был страшно разгневан и собрал все силы для подавления мятежа. Грекам пришлось из наступательного положения перейти в оборонительное, но между ними не было достаточного единодушия, а тут еще Дарий выслал против восставших весь финикийский флот, который в то время был гораздо значительнее флота малоазиатских греков. В 494 г. восстание было подавлено, греческие города (в том числе и Милет, взятый приступом) должны были смириться и снова подчинились поставленным Персией тиранам. Неудачная попытка Милета и других городов освободиться от персидского владычества нанесла сильный удар их благосостоянию, и первенство в экономическом и культурном развитии после этого мало-помалу перешло к европейским грекам.

Походы Дария. Между тем Дарий, желая вознаградить себя за неудачу скифского похода, а главное — наказать афинян за помощь, оказанную восстанию в Малой Азии, решился завоевать и европейскую Грецию. Живший при его дворе изгнанный тиран афинский, Гиппий, поощрял его в этом предприятии. Сначала Дарий отправил в Грецию послов с требованием «земли и воды», как знаков покорности, и везде это требование исполнялось (или давался уклончивый ответ), кроме Спарты и Афин, где царские посланцы были умерщвлены. Тогда персидский царь снарядил поход в Грецию через Фракию и Македонию, которые признали его власть над собою, причем вдоль берега шел флот, везший припасы. Когда, однако, этот флот у Афона потерпел крушение, сухопутное войско должно было вернуться назад. Такой исход не остановил Дария, и в 490 г. он снарядил другой поход под начальством Датиса и Артаферна. На этот раз флот с посаженным на него войском направился прямо через Эгейское море против Эретрии и Афин. (В этом походе участвовал и Гиппий). Покорив по дороге многие острова, персы овладели сначала Эвбеей и разрушили Эретрию, перебив и обратив в рабство ее жителей, а затем высадились в Аттике у городка Марафона, лежавшего недалеко от берега пролива между Атти-кой и Эвбеей. Положение афинян было самое ужасное: войско персов в общей сложности доходило до ста тысяч человек, у самих же афинян было лишь десять тысяч гоплитов, и помощи ниоткуда не приходило, кроме тысячи воинов из беотийского города Платей, незадолго перед тем вступившего в союз с Афинами. Самым сильным греческим государством тогда была Спарта, и она обещала прислать помощь, но не раньше окончания одного праздника, во время которого спартанцы не могли выступать в поход. Афинянам таким образом пришлось встретить грозного врага лишь с небольшим вспомогательным отрядом платейцев. В числе десяти стратегов, начальствовавших над войском, был один особенно талантливый полководец, притом хорошо знавший персов. Это был афинянин Мильтиад, бывший одно время тираном в подвластном персам Херсонесе Фракийском (у Геллеспонта) и участвовавший в скифском походе Дария. Товарищи передали ему главное начальство, и он выиграл знаменитую битву при Марафоне над численно сильнейшим неприятелем. Греки оказались и лучше вооруженными, и более искусными: они нападали сомкнутым строем на персидское войско, сражавшееся врассыпную. Притом афиняне дрались за родину и свободу, разноплеменное же персидское войско едва ли даже знало, ради чего оно пришло в Грецию. Сделав еще безуспешную попытку овладеть Афинами с моря, разбитые персы отплыли домой.

Фемистокл и Аристид. После марафонского поражения Дарий стал готовиться к новому походу на греков, но восстание в Египте помешало ему предпринять этот поход. Когда вскоре затем он умер, его сын Ксеркс (486—465) сначала подавил восстание в Египте, а потом начал тоже готовиться к войне с греками. Между тем в Афинах тоже приготовлялись к новому нашествию персов. В это время здесь возвысились два человека, оба принадлежавшие по происхождению к прежней знати, но оба настроенные демократически, хотя и очень несходные между собою характером. Один из них, Фемистокл, отличался честолюбием и изворотливостью и вместе с тем был необычайно проницателен и энергичен. Другой, по имени Аристид, не обладал особенно большою дальновидностью, но зато славился редкою правдивостью и неподкупностью. Вместе с большинством афинян, гордившихся марафонскою победою, Аристид думал, что все спасение государства — в пехоте, уже доказавшей свою силу в битве с персами, и потому он противодействовал Фемисток-лу, который, напротив, доказывал, что афиняне должны построить большой флот и именно в нем искать своего спасения. Фемистоклу удалось добиться изгнания Аристида посредством остракизма и настоять на том, чтобы государственные доходы от серебряных рудников Лавриона пошли на постройку кораблей. Благодаря этому, афиняне ко времени нового персидского нашествия имели уже значительный флот, весьма удобно помещавшийся в гавани Пирея. Вместе с тем афиняне побудили другие греческие государства соединиться для общей борьбы с персами, и в 481 г. на Истме состоялся съезд представителей разных городов, на котором был заключен с этой целью союз, а предводительство в нем (гегемония) было отдано Спарте, как самому сильному государству во всей Греции.

 Нашествие Ксеркса. Нашествие персов на Грецию не заставило себя долго ждать. Весною 480 г. Ксеркс во главе армии в несколько сот тысяч1 двинулся к Геллеспонту, куда явился и персидский флот, тоже заключавший многие сотни кораблей. Здесь по наведенным через пролив мостам совершилась переправа царских полчищ из Азии в Европу. Армия двигалась далее по берегу, а флот сопровождал ее и по мере надобности снабжал припасами. Лучшим способом войны для греков было задерживать движение вражеских сил в тесных ущельях и узких проливах, где персы не могли бы действовать массою своих войск и сразу всеми кораблями своего флота. Поэтому первое сопротивление было оказано греками персам в Фермопилах, где спартанский царь Леонид с успехом отбивался от натиска громадной армии. Когда персы, благодаря одному изменнику, нашли горную тропинку в обход греческой позиции и появились в тылу у Леонида, он отпустил отряды союзных городов и пал на месте с оставшимися при нем тремястами спартанцами. Персы могли теперь беспрепятственно вступить в Среднюю Грецию. Беотийцы подчинились, население Аттики спасалось бегством, сами Афины были разрушены неприятелем, и Ксеркс готовился пробить новую оборонительную линию греков, решивших укрепиться на Истме. Положение греков было здесь, однако, ненадежно. Персидский флот, в котором находилось очень много финикийских кораблей с опытными мореходами, мог всегда высадить в тылу у греков войско, и они оказались бы в таком же положении, как и в Фермопилах. Нужно было поэтому действовать и против неприятельского флота. Еще в то время, когда происходило сражение в Фермопилах, греческий флот уже дал битву морским силам персов у мыса Артемисия в проливе между северной оконечностью Эвбеи и Фессалией, но исход этой битвы был неопределенный. Теперь, после того, как персидский флот, обогнув Аттику, уже был в недалеком расстоянии от Истма Фемистокл, стоявший во главе афинского отряда, стал убеждать других греческих вождей в необходимости снова дать персам морскую битву в узком проливе, отделявшем от Аттики остров Соломин. Товарищи не слушались Фемистокла, и тогда он, прикинувшись другом персов, послал сказать Ксерксу, чтобы он напал на греков, которые собираются уйти. Ксеркс поддался хитрости Фемистокла и велел своему флоту напасть на греков, а сам смотрел с берега на то, как шло сражение, будучи вполне уверен в блестящей победе. Саламинская битва была, наоборот, полным поражением персов. В узком проливе, среди скал и отмелей персам трудно было развернуться, их корабли мешали друг Другу, да и между финикийцами и малоазиатскими греками, составлявшими главную силу царского флота, большого согласия в общих действиях не могло быть. После поражения при С ал амине Ксеркс удалился в Азию, оставив, однако, в Беотии триста тысяч войска под начальством Мардония. В следующем (479) году греки перешли уже в наступление. Сухопутное войско греков направилось в Беотию под начальством спартанского полководца Павсания (опекуна малолетнего царя) и здесь разбило персов и соединившихся с ними фессалийцев и беотийцев при Платеях. Одновременно другой спартанский царь (Леоти-хид) и афинянин Ксантипп поплыли с флотом к берегам Малой Азии и у мыса Микале (между о-вом Самосом и Милетом) одержали блестящую победу над персами1. Следствием этого двойного поражения персов было не только изгнание их из европейской Греции, но и освобождение от их власти греческих колоний в Малой Азии.

 Конец войны с персами. Персия не скоро оказалась в состоянии оправиться от трех дорого стоивших и окончившихся так неудачно завоевательных походов в европейскую Грецию. Не решаясь более предпринимать завоеваний в Европе, Ксеркс думал лишь о том, чтобы снова подчинить себе малоазиатских греков, и с этою целью готовился к новой войне, стягивая большие силы к южному берегу Малой Азии, оставшемуся в его власти. Кимон, сын Мильтиада, бывший в это время наиболее выдающимся государственным деятелем в Афинах, решился возобновить борьбу с персами и с большим флотом отправился к южному берегу Малой Азии, где в 466 г. одержал над персами двойную (морскую и сухопутную) победу при устье реки Эвримедонта. Кроме того, Кимон совершил еще блестящий поход на остров Кипр с целью отнять его у персов, действуя при этом заодно с восставшими египтянами. (Афиняне даже помогли своим войском вождю египетского восстания Инару, но оно было подавлено персами). Концом греко-персидских войн считается 449 г., и тогда же, по-видимому, был заключен мир («Кал-лиев»), по которому персидский флот лишился права появляться в греческие воды.

 Значение греко-персидских войн. Войны с персами, наполняющие историю первой половины V в., имели в жизни греческого народа громадное значение. Победы над могущественной монархией «великого царя» внушили грекам гордое сознание, что они — первый народ в мире, призванный к свободе и даже к господству над варварами. Этот подъем национального патриотизма сопровождался блестящим развитием духовной культуры, делающим V век до Р.Х. одною из важнейших эпох всемирной истории. И на самом деле эллины победили персов потому, что в культурном отношении стояли неизмеримо выше варваров: материальное количество должно было отступить перед духовным качеством. Далее, до персидских войн первенствующая роль в греческом мире принадлежала азиатской Ионии, теперь первенство перешло к европейским грекам и среди них к ионянам Аттики. Подавление малоазиатского восстания в начале V в. и последовавший затем период войн нанес удар былому благосостоянию Ионии, а когда наступили мирные времена, прежние благоприятные отношения береговых городов Малой Азии к внутренним ее областям уже не могли быть восстановлены. Но и среди европейских греков произошла большая перемена. В начале персидских войн самым сильным государством Греции была Спарта, и ей поэтому принадлежала сначала гегемония в борьбе с Персией. Так как персы увидели, что завоевать Грецию можно лишь при помощи флота, то война приняла морской характер, а в ней главную роль должны были получить Афины, которые как раз в это время сами превратились в морское государство. Кроме того, поражение, нанесенное греками персидской морской силе, было в сущности поражением и финикийцев, участвовавших со своим флотом в походах персидских царей. Наконец, вместе с персидским владычеством пала и тирания, пользовавшаяся покровительством «великого царя» и в свою очередь поддерживавшая чужеземное иго над частью греческой нации.

Борьба греков с Карфагеном. В то самое время, как в восточной части Средиземного моря греки вели борьбу с персами, в западной его части шла у греков тоже очень упорная борьба с Карфагеном. Жители этой торговой финикийской колонии, Достигшей в конце VII и начале VI в. большого значения, нашли себе союзников в лице населявшего часть Италии народа этрусков, так как и те, и другие одинаково стремились не допускать греков распространять свои колонии. Это заставляло и западных греков объединяться для борьбы с Карфагеном. Главным ее театром сделалась Сицилия, где одновременно существовали1 и финикийские, и греческие колонии. Когда в Сицилии возвысился тиран Гелон, карфагеняне, подбиваемые, как думали, Персией, решились сделать на греков нападение. Война началась в 480 г., т.е. в одно время с нашествием Ксеркса на Элладу, но Гелон отразил карфагенскую армию, бывшую под начальством Гамилькара, и его победа при Гимере получила в этой части греческого мира такое же значение, какое имела для другой его части битва при Соломине.

Пользуйтесь Поиском по сайту. Найдётся Всё по истории.
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?
Ани
Ани Гости 26 ноября 2012 18:36
Ooooгоооо очень интересно было smile