Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте.

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

КРИЗИСНЫЕ ЯВЛЕНИЯ В ТРАДИЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

Деспотическое восточное государство могло затормозить, но не полностью остановить развитие внутри традиционного общества более прогрессивных частнособственнических отношений. Этот процесс носил объективный характер и усиливался, по мере того как традиционная модель исчерпывала свои возможности и начинала тормозить развитие общества.
В XVII — XVIII вв. в ряде восточных стран стали нарастать кризисные явления, которые проявились в разрушении устоявшихся порядков. Наиболее интенсивно разложение старого общества происходило в Японии, где в конце XVIII в. сложился кризис феодальных отношений.
Первым показателем того, что старая экономическая система исчерпала возможности, стало замедление, а затем и прекращение роста производства риса в XVIII в. Одновременно в японской деревне началось скрытое обезземеливание крестьян, которые попадали в финансовую зависимость от сельских богатеев и ростовщиков и были вынуждены платить двойную ренту: землевладельцу и кредитору.
Кризис в социальной сфере проявился в разрушении сословных границ и сословных регламентации. Крестьянство постепенно распадалось на зажиточную сельскую верхушку и огромную массу малоземельных арендаторов и пауперов. Деревенские богатеи, торговцы и ростовщики приобретали землю, создавая прослойку «новых помещиков», которые были одновременно и землевладельцами, и торговцами, и предпринимателями. Разложение охватило и сословие самураев, которые все чаще переходили к невоенным видам деятельности. Часть князей из-за сокращения доходов от ренты начала создавать мануфактуры и торговые дома. Рядовые самураи, теряя рисовые пайки от хозяев, становились врачами, учителями, работниками на мануфактурах князей. В то же время торговцы и ростовщики, прежде самые презираемые сословия, получили право покупать самурайские титулы.
В конце XVIII в. в Японии стали заметны признаки и политического кризиса. В это время увеличилось число крестьянских восстаний, тогда как в XVII в. борьба крестьян проходила в виде петиционных кампаний. Одновременно началось формирование оппозиции сегуну в составе «новых помещиков», торговцев, ростовщиков, самурайской интеллигенции, втянутых в предпринимательскую деятельность князей. Эти слои были недовольны внутренними таможнями, регламентациями, отсутствием юридических гарантий неприкосновенности собственности и жизни.
Япония оказалась накануне социальной революции. Однако оппозиция до середины XIX в. воздерживалась от открытых выступлений, боясь репрессий со стороны сегуна.
В Китае кризисные явления начали нарастать в последней трети XVIII в. и проявились в массовом обезземеливании крестьян, росте социальной напряженности, ослаблении центральной власти.
Многочисленные войны Цинов потребовали крупных расходов, вызвав рост налогов, а значит, и арендной платы. Одновременно начался быстрый рост населения, который привел к удорожанию земли и ухудшению условий аренды. В результате крестьяне беднели, попадали в зависимость от ростовщиков и часто были вынуждены продавать землю, которую скупали помещики, торговцы, сельская верхушка. Огромная масса разорившихся крестьян хлынула в города, пополнив ряды нищих. Обычным явлением стало появление разбойничьих шаек в сельской местности.
Центральная власть не могла остановить этот процесс обнищания и обезземеливания, поскольку государственный аппарат к концу XVIII в. оказался разложен изнутри коррупцией и казнокрадством — неизбежными спутниками любого бюрократического государства. Губернаторы провинций превратились в неограниченных правителей и мало считались с центральной властью. Императорский указ 1786 г. о возврате крестьянам захваченных земель так и остался на бумаге.
Бессилие центральной власти привело к росту антиправительственных и антиманьчжурских настроений среди крестьян, которые видели причину своих бед в «плохих» чиновниках. На рубеже XVIII — XIX вв. по стране прокатилась волна крестьянских восстаний, многие из которых возглавили тайные антиманьчжурские общества. Императору удалось подавить эти выступления, однако они еще больше ослабили Китай,- который и без того испытывал усиливавшееся давление со стороны западных стран.
В империи Великих Моголов и Османской империи кризис традиционного общества выразился в разложении государственной собственности на землю и военно-ленных отношений. Феодалы стремились превратить лены в частную собственность, что привело к росту сепаратизма и ослаблению центральной власти.
В Индии, где феодалы-ленники были сборщиками налогов, усиление сепаратизма привело к сокращению поступлений в казну. Тогда Моголы перешли к использованию откупной системы, передавая право сбора налогов лицам, уплатившим в казну сумму налога сразу на несколько лет вперед. Это позволило на время повысить доходы государства, но очень скоро сепаратистские настроения охватили и откупщиков, которые также стремились стать собственниками подконтрольных земель.

В середине XVII в. султан Аурангзеб, стремясь покончить с сепаратизмом, стал на путь насильственной исламизации индийских феодалов, конфискуя имущество тех, кто отказывался принять ислам. В ответ развернулось освободительное антимогольское движение, которое возглавили правители народа ма-ратхов. В начале XVIII в. они создали в Центральной Индии независимую от Дели конфедерацию княжеств. О независимости заявили и другие индийские княжества — Ауд, Бенгалия, Хайдарабад, Майсур. Под властью Моголов остались только земли, прилегающие к Дели. Огромная империя фактически распалась.
Распадом империи Великих Моголов воспользовались афганские племена, которые в 30-е гг. XVIII в. начали совершать регулярные набеги на индийские земли. В борьбу с афганцами вступили маратхи, но в решающей битве 1761 г. они потерпели поражение. Распад империи и поражение маратхов — главной военной силы Индии — существенно облегчило британцам завоевание страны.
В Османской империи разложение военно-ленной системы началось в XVI в., когда стал нарушаться запрет иметь несколько ленов одному лицу. В XVII в. лены стали приобретать люди, не состоящие на военной службе: купцы, ростовщики, чиновники. Стремясь выйти из ленной зависимости, феодалы начали передавать лены мусульманской церкви и к концу XVIII в. 1/3 пахотных земель перешла в разряд ва-куфных (церковных). Уже в XVII в. феодалы-сипахи начали уклоняться от военной службы и перестали по первому зову султана являться со своими отрядами в армию. В XVIII в., когда турецкая армия начала терпеть поражения, сипахи главное внимание стали уделять доходам не от военных походов, а от ленов. В это время отчетливо проявляется стремление феодалов превратить свои лены в частную собственность.
Покарать непокорных ленников правители империи уже не могли, поскольку разложение затронуло и янычарский корпус — главный источник могущества султанов. В XVII в. турецкая знать добилась права отдавать своих детей в янычары, что привело к разложению первоначального духа янычарства. На место личной доблести приходят знатность происхождения и богатство. Новые наместники-янычары быстро коррумпировались, обрастали связями, проникались интересами местной знати и уже не были беспрекословными исполнителями приказов центральной власти.
Рост численности янычарского корпуса потребовал крупных расходов. Не имея для этого средств, султаны разрешили янычарам заниматься ремеслом и торговлей, они обзаводились семьями. Это еще более усилило разложение янычар и сильно ослабило боеспособность янычарского войска.
В XVIII в. власть султана фактически превратилась в фикцию. Сами султаны становятся игрушкой в руках янычар, которые периодически поднимали мятежи, заменяя неугодных им правителей империи.
Разложение основ традиционного османского общества сразу же сказалось на боеспособности турецкой армии. После поражения в 1683 г. под стенами Вены османы прекратили военное давление на Европу. В XVIII в. слабеющая Османская империя сама стала объектом агрессивных устремлений со стороны европейских держав. В 1740 г. Франция вынудила султана подписать так называемую Генеральную капитуляцию, по которой турецкая сторона не могла самостоятельно пересматривать привилегии французских купцов, данные им на протяжении XVI — XVII вв. Вскоре такое же соглашение Османской империи навязала Англия. К концу XVIII в. внешняя торговля страны оказалась в руках французских и британских купцов. Менее сильная экономически Россия в своем давлении на Османскую империю сделала ставку на военную силу. В ходе русско-турецких войн последней трети XVIII в. турки утратили Северное Причерноморье, Крым, земли между Днепром и Южным Бугом.
Таким образом, объективно прогрессивный процесс развития в традиционном обществе частнособственнических отношений привел к росту внутренних противоречий и ослаблению центральной власти. Для стран Востока это было особенно опасно, поскольку они все больше превращались в объект колониальных устремлений европейских держав.


Поставьте оценку!

Добавление комментария.  
Ваше Имя:*
E-Mail:*
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Вопрос:
три+2=?
Ответ:*


 

Www.IstMira.Com