ИСТОЧНИКИ И ИСТОРИОГРАФИЯ

Возникновение историографии в современном значении этого слова в Польше относится к середине
XVIII в. и тесно связано с эпохой Просвещения. По инициативе короля С. А. Понятовского разработка национальной истории была доверена А. Нарушевичу (1733 — 1796), который и считается основателем историографии Польши. Его «История польского народа» в семи томах, в которой изложены события до 1386 г., выдержала с 1780 г. до конца XIX в. четыре издания.
Особое место в польской историографии XVIII —
XIX вв. занимают Г. Коллонтай (1750 — 1812) и С. Сташиц (1755 — 1826), критически оценивавшие в своих историко-публицистических трудах прошлое Полыни. К последователям А. Нарушевича относятся Ю. Немцевич, Т. Чацкий, Е. Бандтке, В. Суровец-кий. Их исследования были направлены в основном на изучение истории права, культуры, истории городов, торговли и т. д.
Выдающимся польским историком первой половины XX в. был основатель романтического направления в польской историографии И. Лелевель (1786 — 1861). Изданная им в 1829 г. в Варшаве «История Польши» выдержала до 1863 г. 14 изданий.
Во второй половине XIX в. сформировались две ведущие школы польской историографии — краковская и варшавская. Краковская школа отстаивала консервативные, шляхетско-клерикальные подходы к национальной истории, уделяя основное внимание чисто политическим вопросам. Варшавская школа изучала в основном социально-экономические отношения, историю культуры и т. д. К краковской школе относятся такие историки, как Ю. Шуйский, М. Бобжиньский, С. Смолька. Виднейшими представителями варшавской школы были Т. Корзон, В. Смоленьский.
В XX в. в независимой Польше активизировалось исследование отечественной истории.
Активно изучалась политическая и военная история (В. Конопчиньский, С. Закшевский, В. Токаж), история культуры (А. Брюкнер), теоретико-методологические проблемы истории (М. Хандельсман).
Во второй половине XX в. польская историческая наука продолжает активно развиваться. Выходит ряд обобщающих работ (десятитомное исследование «Польский рабочий класс», трехтомная «История польского крестьянства», многотомная «История Польши» и др.).

Своей фундаментальностью выделяются исследования по этногенезу славян и истории формирования раннефеодального Польского государства Г. Ловмянь-ского («Начало Польши» в шести томах), а также многочисленные региональные исследования («История Поморья», «История Силезии» и др.).
Большой вклад в изучение истории Польши внесла русская и советская историческая наука XIX — XX вв. Русские историки XIX в. обращали внимание в первую очередь на историю Польши XVII — XVEII вв. (С. Соловьев, Н. Костомаров, Д. Иловайский, Н. Каре-ев, А. Погодин) и в меньшей степени — на средневековую историю (Г. Форстен, Г. Карпов, М. Коялович). Период после разделов Речи Посполитой, особенно события восстаний 1830 — 1831 и 1863 — 1864 гг., по чисто политическим причинам или вообще не разрабатывались, или освещались крайне тенденциозно, так что фактически выпадают из серьезной научной историографии.
Советскими учеными помимо обобщающих работ («История Польши» в трех томах) издан ряд монографических исследований по разным периодам истории Польши (Б. Греков, В. Королюк, К. Ливанцев, И. Миллер, А. Рогов, Л. Разумовская, В. Якубский).
Дошедшие до нас древнейшие документальные источники по истории Польши относятся к XII — XIII вв. и связаны с процессами установления феодальной собственности на землю (княжеские пожалования монастырям, крупным светским феодалам и рыцарям). К XIII — XIV вв. относятся и первые жалованные грамоты городам, первые своды права. В конце XIV в. появляется новый вид массовых документальных источников — городские и земские судебные книги. К XIV — XV вв. относятся многочисленные общепольские привилеи, отражавшие усиление роли шляхты. В XV — XVI вв. появляются документы шляхетских сеймов, регистры королевской канцелярии (Коронная метрика), официальная переписка и другие виды документальных источников.
Для XVI — XVIII вв. характерны такие документальные источники, как описи и инвентари поместий, инструкции и отчеты управляющих, акты хозяйственных ревизий и др.
Важнейшим видом исторических источников, кроме документальных, являются также нарративные или повествовательные источники. Первая большая хроника появилась в Польше в начале XII в. («Хроника поляков» Анонима Галла). Летописная традиция продолжалась в XIII в. в Хронике В. Кадлубека и в XIV в. в «Великопольской хронике» неизвестного автора, мемуарной Хронике Янко из Чарнкова. В XV в. появляется первый обобщающий труд по истории Польши Яна Длутоша, доведенный до 1480 г. Автор использовал огромное количество документов, многие из которых не дошли до нашего времени. Польские историки XVI в. Матвей из Мехова, М. Вельский, М. Стрыйковский, М. Кромер, продолжая историографические традиции Я. Длугоша, также собрали в своих трудах богатый фактический материал, что превращает их в ценнейший исторический источник.
Частные дневники XV — XVI вв. и многочисленные публицистические произведения этого периода (М. Рей, А. Моджевский, С. Кленович и др.) также содержат уникальный материал по истории Польши.
Чехия и Словакия. В конце XVIII в. в общественной жизни Чехии и Словакии на первый план выдвинулись проблемы, связанные с формированием наций. Этот период характеризуется в литературе как эпоха национального Возрождения. Подъем национального самосознания был связан прежде всего с ростом интереса к родному языку, культуре, истории.
Новый подход к истории формировался в русле идей Просвещения — критическое отношение к источникам, стремление очистить историю от легенд, национально-культурная направленность. Все это характерно для исследований Г. Добнера, Ф. Пелц-ля и других историков, получивших в историографии название будителей. Параллельно развивалось и движение будителей в Словакии (Ю. Папанек, Я. Хрдличка).
В первой половине XIX в. для чешской исторической науки определяющим становится подчеркнутый интерес к одной из наиболее героических эпох национальной истории — гуситским войнам, а также к Гуситскому движению в целом, рассматривавшемуся как величайшее проявление чешской национальной идеи (Ф. Палацкий, К. Эрбен). Представители словацкой романтической историографии занялись осмыслением древнейшей истории и культуры славянских народов на фоне европейской истории, утверждением и места и роли славян в общем историческом процессе (П. Шафарик).
Виднейшим чешским историком консервативной школы, для которой была характерна апология католицизма, династии Габсбургов и Австрийской империи в целом, является В. Томек.
60-е гг. XIX в. ознаменовались введением конституции, экономическим подъемом и оживлением национального движения. В этих условиях определяющими направлениями для развития чешской историографии вначале стала либеральная (А. Гиндели), а затем позитивистская (Я. Голл, И. Пекарж) школы.
На рубеже XIX — XX вв. особое место в чешской исторической науке заняло историко-социологичес-кое направление (Т. Масарик), а также школа Л. Ни-дерле, характеризовавшаяся широким применением сравнительно-исторического метода и комплексным подходом к изучению исторических источников.
В историографии 20 — 30-х гг. XX в. выделяются два направления: консервативное и либерально-демократическое. К первому относятся последователи Я. Гол-ла (И. Пекарж, И. Шуста), ко второму — К. Крофта, Б. Мендл, Я. Опоченский, Т. Массарик, Э. Бенеш.
Полемика между этими двумя направлениями в основном касалась оценки роли шляхты и католической религии в национальной истории, прежде всего в эпоху гуситских войн и Белогорской битвы.
Вторая половина XX в. в чешской и словацкой историографии характеризуется появлением ряда обобщающих работ («Обзор чешской истории» в трех томах, «История Словакии» в двух томах и др.). Активно изучается история Великой Моравии (сборник «Великая Моравия: начало чехословацкой государственности»), история раннефеодальных государств (Д. Тржештик, М. Кучера), история Гуситского движения (Ф. Шмагел, М. Поливка, И. Кейржа и др.), история Чехии в составе империи Габсбургов (И. Поли-шенский, И. Яначек), эпоха промышленной революции и национального возрождения (Я. Пурш, А. Клима, И. Кочи и др.).
Русская историческая наука XIX в. уделяла большое внимание проблемам чешской и словацкой истории, рассматривая ее преимущественно со славянофильских позиций. Изучалась как ранняя история — Великая Моравия, деятельность Константина и Ме-фодия, земский строй в средневековой Чехии (К. Грот, Ф. Успенский, А. Ясинский), так и эпоха Гуситского движения (Е. Новиков, А. Гильфердинг, В. Бильба-сов, В. Ламанский и др.). Большое внимание уделялось и изучению процессов конца XVIII — первой половины XIX в. — эпохе национального возрождения (В. Францев, И. Снегирев).
Советские историки помимо работ обобщающего характера («История Чехословакии» в трех томах) издали ряд монографий по истории Чехии (А. Мыльников, Б. Флоря, Б. Рубцов, Б. Руколь, А. Озолин, И. Удальцов и др.).
Древнейшие чешские грамоты относятся к концу X — началу XI в. и представляют собой княжеские пожалования духовным и светским феодалам. В XIII в. возрастает количество таких грамот, а также появляются описи феодальных поместий (так называемые урбарии) с перечислением земельных владений и крестьянских повинностей. В XIV — XV вв. эти описи вместе с инструкциями управляющих и их отчетами приобретают характер массовых документальных источников. Первые привилегии чешским городам относятся к XII в., а к XIV в. число их значительно возрастает.
В середине XIII в. появляются судебные регистрационные книги как в пражском, так и в различных региональных судах. В XII — XIII вв. составляется несколько сборников так называемого обычного права. В середине XIV в. по инициативе императора Карла I (IV) был составлен официальный «Законник».
Древнейшими повествовательными источниками по чешской истории являются жития святых (Людмилы и Вацлава), составленные в первой половине X в. В XII в. появляется первая чешская Хроника Козьмы Пражского, доведенная автором до 1125 г. и продолженная затем многочисленными переписчиками, как правило, в монастырях до конца XIII в. В начале XIV в. написана Далимилова хроника, а в середине XIV в. Хроника Франтишека, доведенная до 1353 г. К XV в. относятся многочисленные повествования о жизни Яна Гуса, его казни, о гуситских войнах и дальнейших событиях национальной истории (Петр из Младеновец, Лаврентий из Бржезовой, Бар-тош из Драговица).
Источники и историография южных славян. Изучением истории южнославянских народов в России начали заниматься еще в XVIII в. М. В. Ломоносов, В. Н. Татищев, И. Н. Болтин, И. Н. Бантыш-Ка-менский, М. М. Щербатов и многие другие ученые и писатели пытались осмыслить материалы по истории славянских народов.
В начале XIX в. российские ученые Н. М. Карамзин, X. А. Чеботарев, А. X. Востоков и другие стали рассматривать некоторые вопросы истории России в сравнении с историей южнославянских народов. Примером такого подхода явилась работа Ю. И. Венели-на «Древние и нынешние болгары» (1829).
В начале 40-х гг. XIX в. существенный вклад в научную разработку отдельных проблем истории южных славян внесли О. М. Бодянский, П. И. Прейс, И. И. Срезневский, В. И. Григорович. Так, О. М. Бодянский большое внимание уделил вопросам древне-славянской письменности, В. И. Григорович собрал уникальную коллекцию славянских рукописей, И. И. Срезневский посвятил свои работы истории православных славян — сербов, черногорцев, болгар. Большой вклад в изучение славянских культур внес В. Ф. Одоевский, который положил начало исследованию взаимообогащения и взаимовлияния музыкальных культур славянских народов. Выдающимся явлением в области истории славянских литератур стала работа А. Н. Пыпина «Обзор истории славянских литератур» (1865).
С точки зрения конкретной разработки проблем истории южных славян наиболее значительными были работы М. С. Дринова «Заселение Балканского полуострова славянами» и «Южные славяне и Византия в X в.», Ф. И. Леонтовича по истории Хорватии и Далмации, А. Ф. Гильфердинга и А. А. Майкова по истории Сербии, В. В. Макушева по средневековой Болгарии. В ряде случаев российским исследователям принадлежало ведущее место в мировом славяноведении того времени. Ярким примером может служить научная деятельность Н. А. Попова, который первым приступил к разработке истории Сербии XIX в.
Русско-турецкая война 1876 — 1878 гг. и освобождение Болгарии от турецкого ига повлекли за собой появление множества работ на эту тему. Одним из самых фундаментальных исследований явился труд Е. Л. Кочетова, посвященный событиям в Болгарии после 1885 г.
В начале XX в. с историко-публицистическими работами по современной истории славянских народов выступили П. И. Милюков, военные историки П. О. Бобровский, А. К. Пузыревский и др.
В предреволюционные годы началась научная деятельность Н. С. Державина, В. И. Пичеты, Ю. В. Готье. Так, Ю. В. Готье читал в Московском университете курс «История южных славян» (позже он издал свои лекции). Н. С. Державин был одним из виднейших специалистов по истории и культуре Болгарии, В. И. Пи-чета занимался проблемами истории Сербии.
В 30 — 40-е гг. появились работы советских историков Н. А. Тихомирова, М. Н. Левченко, Б. Т. Горя-нова, А. В. Мишулина, посвященные разным проблемам истории южнославянских народов.
В послевоенные годы впервые стали выходить обобщающие коллективные работы («История Болгарии» (1955), «История Югославии» (Т. 1 — 2, 1960). В этот период преобладали работы страноведческого характера. В. П. Грачев, Ю. В. Бромлей, И. С. Достян, И. И. Лещиловская, В. И. Фрейдзон посвятили свои исследования проблемам национально-освободительного движения в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, Хорватии.
Немаловажное значение имели работы по новейшей истории, где главным вопросом было влияние Октябрьской революции на судьбы южных славян. Этой проблемой занимались М. А. Бирман, М. Д. Ды-хан, В. В. Зеленин.
Появились первые исследования об антифашистской борьбе в годы второй мировой войны (монографии Л. Б. Валева, А. И. Недорезова, Ф. Г. Зуева).
В 70 — 80-х гг. усилился интерес к историографическим проблемам, вопросам взаимосвязей с историей других народов Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы. Институтом славяноведения и балканистики изданы коллективные труды, посвященные формированию национальных государств, развитию культурных связей, международным отношениям на Балканах (И. С. Миллер, Г. Г. Литаврин, Н. И. Хитрова, М. Ю. Золотухин).
Таким образом, российские ученые внесли значительный вклад в изучение истории южных славян.
Письменные источники по истории южных славян весьма немногочисленны, особенно это относится к периоду X — XV вв. и связано с массовым уничтожением древних славянских, и прежде всего болгарских, памятников письменности в период турецкого завоевания и владычества.
Для изучения болгарского феодального государства первостепенное значение имеют правовые памятники («Законы хана Крума», «Закон судный людем»), сочинения византийского императора Константина Багрянородного и произведения крупнейших писателей — Козьмы Пресвитера и Григория Цамблака. Эти источники содержат разнообразные, порой уникальные сведения о государственном и общественном строе Болгарии до завоевания ее турками.
Возникновение раннефеодальной государственности у сербов прослеживается прежде всего на материалах нарративных источников. До нас они дошли преимущественно в составе более поздних иностранных сочинений. Так, о расселении сербов и первых сербских князьях писал в своем труде «Об управлении империей» Константин Багрянородный. Памятники документально-официального характера (грамоты царя Стефана Душана, Законник царя Стефана Душана) существенно дополняют картину развития феодальной истории Сербии.
Источники, дающие представление об истории Хорватии и Словении, разнообразны и богаты как официально-документальными материалами (грамоты, сборники права, урбарии, нотариальные акты), так и различного рода хрониками, дневниками, сочинениями (Хроника Фомы Сплитского, сочинение Филиппа де Диверсиса). Эти источники особенно интересны описанием жизни приморских далматинских городов.
Для изучения истории южных славян в период османского владычества наиболее важными являются исторические сочинения, политико-дидактические трактаты, записки современников, а также сборники законов и указы османских властей. К уникальным памятникам этой эпохи относится описание знаменитой битвы на Косовом поле, сделанное византийским дипломатом и историком Дукой, а также «Записки янычара», рассказывающие об управлении покоренными народами в Османском государстве.
Одним из интереснейших источников об освободительной борьбе южнославянских народов в начале XVIII в. являются фрагменты из переписки Петра I, связанные с историей Прутского похода в 1711 г.
Национальное возрождение и освободительная борьба сербов, черногорцев, боснийцев, хорватов и словенцев во второй половине XVIII — начале XX в. представляет яркий и насыщенный событиями период их истории. Ценнейшими источниками, дающими представление о создании независимых национальных государств, общественно-политической борьбе партий и группировок, являются официально-законодательные материалы (Сербские конституции 1835,1838, 1869 гг., Тырновская конституция 1879 г., Венгеро-хорватское соглашение 1868 г. и др.). Мемуары, публицистические произведения деятелей национального возрождения дополняют и обогащают наше представление об этом периоде истории.
Ценнейшим источником для изучения Восточного кризиса 1875 — 1878 гг. являются многочисленные документы (ноты, конвенции, соглашения, меморандумы), которые раскрывают внешнеполитическую обстановку на Балканском полуострове, показывают роль России в освободительной борьбе южнославянских народов.
Несомненный интерес представляют материалы самого разнообразного характера, дающие представление о политической жизни сербов, болгар, хорватов, словенцев, черногорцев, боснийцев в конце XIX — начале XX в. Программы партий, манифесты, декларации, прокламации, воспоминания, записки, воззвания политических деятелей отражают бурную политическую историю этих народов.

Литература
Бардах Ю., Леснодорский Б., Пиетричак М. История государства и права Польши. М., 1980.
Ванечек В. История государства и права Чехословакии. М., 1981.
Великая хроника о Польше, Руси и их соседях XI — XIII вв. М., 1987.
Галл Аноним. Хроника и деяния князей или правителей польских. М., 1961.
Длугош Ян. Грюнвальдская битва. М., 1960.
Достян И. С. Борьба сербского народа против турецкого ига: XV — начало XIX в. М., 1958.
История Польши. М., 1955 — 1958. Т. 1 — 3.
История южных и западных славян. М., 1978.
История польской литературы. М., 1968. Т. I.
История Чехии /Под ред. акад. В. И. Пичеты. М., 1947.
История Чехословакии. М., 1956 — 1961. Т. 1 — 3.
Козьма Пражский. Чешская хроника. М., 1962.
Лаптева Л. П. Письменные источники по истории Чехии периода феодализма. М., 1985.
Ливанцев К. Е. Сословно-представительная монархия в Польше, ее сущность и особенности. Л., 1968.
Лившиц Г. М. Реформенное движение в Чехии и Германии. Мн., 1978.
Любавский М.К. История западных славян. М., 1918.
Миллер И. С. Исследования по истории народов Центральной и Юго-Восточной Европы в XIX веке. М., 1980.
Озолин А. И. Из истории Гуситского революционного движения. Саратов, 1973.
Польша на путях развития и утверждения капитализма: конец XVIII — 60-е годы XIX века. М., 1984.
Польша и Русь: Сб. ст. М., 1974.

Развитие этнического самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.
Разумовская Л. В. Очерки по истории польских крестьян от древнейших времен до XV в. М.; Л., 1958.
Рогов А. И. Русско-польские культурные связи в эпоху Возрождения. М., 1966; 1974.
Развитие капитализма и национальное движение в славянских странах. М., 1970.
Развитие самосознания славянских народов в эпоху раннего средневековья. М., 1982.
Рубцов Б. Т. Исследования по аграрной истории Чехии XIV — начала XV в. М., 1963.
Руколь Б.М. Гуситское движение. М., 1964.
Тихомиров М. Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969.
Удальцов И. И. Очерки из истории национально-политической борьбы в Чехии в 1848 г. М., 1951.
Якубский В. А. Проблемы аграрной истории позднесредневе-ковой Польши. Л., 1975; 1981.

Рейтинг:
Обсудить
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?