Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

ЯЛТИНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Я не был с отцом ни на Мальте, ни на Ялтинской конференции, ни потом на Большом Горьком озере в Египте, но мне довелось услышать рассказы очевидцев о том, что происходило на этих совещаниях. Одним из этих очевидцев была моя сестра Анна, другим — Гарри Гопкинс. Кроме того, отец иногда находил время писать мне о своих личных впечатлениях. Из этих различных рассказов, основанных ра субъективном восприятии, но совпадающих в основных чертах, и из официального дневника поездки я имел возможность нарисовать себе следующую картину.

Крымская конференция вместе с предшествовавшими ей совещаниями на Мальте и в Египте была самой продолжительной из конференций «Большой тройки». (Отец покинул Соединенные Штаты почти на пять недель.) Руководители «Большой тройки» имели возможность провести больше совещаний, чем во время прежних встреч. За восемь дней, проведенных отцом в Крыму, состоялось восемь официальных заседаний и много неофициальных бесед. Был охвачен весь комплекс военных и политических проблем. И все же Ялтинская конференция не была самой важной из конференций военного времени.

Это объяснялось, главным образом, тем, что основные решения уже были приняты в других местах: в Вашингтоне, Каире и Тегеране. В Ялте советскому маршалу, английскому премьер-министру и американскому президенту •месте с их военными и дипломатическими помощниками оставалось лишь дополнить деталями общее соглашение, -которого они достигли ранее. В связи с этим потребовалось присутствие большего, чем обычно, числа советников. Несомненно, многие из этих деталей имели большое значение. Но все же общая линия была намечена в Тегеране. Будь отец жив, «Большая тройка» несомненно собралась бы еще несколько раз, кроме встречи в Потсдаме. Совещание в Ялте оказалось необходимым, так как основную политическую линию, намеченную в Тегеране, не удалось успешно провести в жизнь на конференции в Думбар-тон-Оксе: представители трех стран, стоявшие рангом Янже «Большой тройки», не сошлись во взглядах. В Ялте снова было достигнуто единодушие, и скелет послевоенного мира облекся в плоть. В этом и заключалось значение Данной конференции.

' Она состоялась в Крыму в соответствии с пожеланием Сталина, поскольку примерно за неделю до отъезда отца из Вашингтона Красная Армия начала свое ожидавшееся зимнее наступление.

Английский премьер-министр был очень недоволен тем, что конференция была созвана в Ялте. Гарри Гопкинс рассказывал отцу, как Черчилль реагировал на этот выбор.

— Он говорит, что мы не могли бы найти в мире худшего места, чем Ялта, даже если бы искали десять лет...Он утверждает, что эти районы кишат вшами, что там свирепствует тиф.

День или два спустя от Черчилля пришло письмо, в котором он утверждал, что поездка на машине с аэродрома Саки в Ялту продолжается шесть часов, что часть дороги, ведущая через горы, в лучшем случае ужасна, а может быть, и вовсе не пригодна для движения; что, наконец, немцы оставили всю эту местность в таком состоянии, что здоровье участников конференции окажется под серьезной угрозой.

Замечания премьер-министра были приняты к сведению и подшиты к делу. На Мальте, куда отец прибыл 2 февраля, его встретил Аверелл Гарриман, сообщивший, что дорога в порядке и санитарные условия тоже. Вопрос был исчерпан.

Первые штабные совещания состоялись на МальГе. Некоторым показателем успеха союзного оружия можно считать то обстоятельство, что перед американскими начальниками штабов возник только один действительно спорный вопрос: какую часть наших сил следует оставить на европейском театре и какую — перебросить на тихоокеанский театр. Адмирал Кинг и морские офицеры, которых по совершенно понятным причинам всегда больше интересовала война против Японии, возражали, хотя и не слишком резко, генералу Маршаллу, утверждавшему, что все наличные силы следует бросить в Европу, чтобы покончить с нацистами как можно скорее.

Объединенный совет начальников штабов совещался на Мальте в течение нескольких дней. Члены совета дважды посетили отца и один раз Черчилля, чтобы доложить, как они урегулировали свои незначительные разногласия,

У отца с Анной нашлось еще время для 30-мильной поездки по Мальте в приятную теплую солнечную погоду и для осмотра высеченного на камне текста грамоты, преподнесенной отцом населению Мальты во время предыдущего посещения им острова.

В тот же вечер отец отправился в Крым. Ему предстояло пролететь 1400 миль. Всю ночь с промежутками в — 15 минут огромные «С-54» с ревом поднимались с Аэродрома в Луке. Они летели сначала на восток, к южной оконечности Греции, а затем на северо-восток над Эгейским fli Черным морями в Саки. Вдоль всего их пути в это время крейсировали американские и советские военные кораб--ли — мера предосторожности на случай вынужденной посадки.

В первом самолете вместе с отцом летели Леги, Макинтайр, Браун, Уотсон, Майк Рейли и Артур Притти-*ген. Они наблюдали, как шесть истребителей прикрытия встретили их у Афин. Один из этих истребителей затем повернул обратно вследствие порчи мотора. В полдень самолет отца приземлился на советском аэродроме, где его встретили Молотов, государственный секретарь США Стет-тиниус и Аверелл Гарриман. Через 20 минут сел и самолет английского премьер-министра; красноармейский оркестр и рота почетного караула оказали отцу и Черчиллю воинские почести. Оркестр исполнил «Звездное знамя», «Боже, храни короля» и Советский гимн. Отец и Анна сели в русскую закрытую машину с русским шофером и понеслись по дороге, которая сначала проходила по покрытой снегом холмистой местности, затем поднималась зигзагами яа большую высоту, к Красному утесу. Вся дорога от Саки до Ялты охранялась советскими войсками. Анна дернула »>отца за рукав:

— Посмотри, сколько среди них девушек!

Машина американской делегации остановилась перед !ров, какие он имел в своей жизни, наименьшее удовлетворение он получил от беседы с этим арабским монархом — человеком несгибаемой воли. Кончилось тем, что отец обе-I4 щал Ибн Сауду не санкционировать никаких мероприятий | *€ША, враждебных арабскому народу. !?„- Что касается Сирии и Ливана — французских колоний, I,; населенных преимущественно арабами,— то отец сказал 4% своему посетителю, что французское правительство дало С, письменное обязательство предоставить Сирии и Ливану Ьм. независимость. Отец заверил Ибн Сауда, что он может в (•?« любое время потребовать от французского правительства & выполнения данного обещания и что он окажет ливанцам ,и сирийцам всяческую поддержку, за исключением только поддержки силой.

Ибн Сауд завистливо разглядывал кресло на колесах, в котором сидел отец. К изумлению короля, отец немедленно преподнес ему это кресло в подарок.

• v Затем «Куинси» направился по Суэцкому каналу в Средиземное море; начался первый этап продолжительного путешествия домой. В Алжире отец сделал короткую

4 остановку в ожидании ответа на вопрос, будет ли де Голль иродолжать капризничать или удостоит отца визитом в соответствии с посланным ему приглашением. Ответ, при-сланный через посла Каффери, гласил: «По ряду причин . де Голль не может в данный момент оставить Париж. К со-•, жалению, Алжир находится слишком далеко» и т. д. и т. п. 1 Отец пожал плечами, и «Куинси» направился в Ньюпорт-йьюс.

• Возвращение домой после столь успешной и богатой событиями конференции было омрачено печальным кончим. В пути, к западу от Александрии, у одного из -самых старых и близких друзей отца — Уотсона про-' изошло кровоизлияние в мозг, и он умер. «Неудивительно,— говорила мне Анна впоследствии,— что отец был так безумно утомлен, когда, наконец, добрался до Белого дама».

И все же, встретившись с матерью, он сказал ей со «воей обычной горячностью:

— Прочитай-ка Крымское коммюнике — какой путь
оно намечает! Из Ялты в Москву, Сан-Франциско и Мексико, в Лондон, Вашингтон и Париж! Не забывай, что в нем упоминается и Берлин. Эта война была всемирной, и мы уже начали строить мир для всего мира.



Рузвельт 9. Его глазами. М.: Издательство иностранной литературы. 1947.
Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: admin

 

Www.IstMira.Com