Революционная диктатура и исламизм. Хуари Бумедьен.

Революционная диктатура и исламизм. Хуари Бумедьен. 25 сентября 1962 года начало работу избранное всенародным голосованием Национальное учредительное собрание страны. На первом заседании была провозглашена Народная Демократическая Алжирская Республика. Через 4 дня был утвержден состав правительства во глазе с председателем совета министров Ахмедом Бен Беллой. Главная задача правительства состояла в выводе страны из глубокого экономического и финансового кризиса, в создании новой системы хозяйствования.
Необходимо отметить, что по инициативе народных масс на брошенных колонистами предприятиях коллективами были избраны комитеты самоуправления. В марте 1963 г. правительство законодательно закрепило эту народную инициативу, издав декреты о национализации промышленных предприятий, брошенных их собственниками.
В деревне безземельные крестьяне, не ожидая решений сверху, стали захватывать земли и фермы сбежавших французских колонистов. Они создавали комитеты крестьянского самоуправления. В ноябре 1962 года правительство узаконило эти действия сельского населения.
Экономическая ситуация и антифранцузская, антиимпериалистическая направленность алжирской революции толкали руководителей ФНО к союзу с социалистическими странами. Улсе конституция 1964 года выдвинула в качестве цели алжирского народа создание «социалистического общества». На основе советского опыта Фронт национального освобождения провозглашался единственной легальной партией Алжира. В том же году, на состоявшемся Ш-м съезде ФНО, была принята новая партийная программа — Алжирская хартия, провозгласившая самоуправление формой перерастания «национальной народной революции в социалистическую революцию». Немалую роль в появлении данных формулировок сыграли многочисленные советники из КПСС. На основе конституции и решений съезда Бен Белла стал, соответственно, президентом республики и генеральным секретарем Фронта.
Положение первого президента республики было явно неустойчиво. Оно было вызвано общей экономической нестабильностью. Почти половина трудоспособных алжирцев в 1965 году были безработными. Нехватка квалифицированных специалистов (основная их масса выехала за границу) привела к тому, что большинство предприятий в то время были загружены только на 25-50% их мощности. Фактор социальной напряженности в стране вел к недовольству населения правительством и к возникновению разного рода мятежей и заговоров. Так, осенью 1963 г. антиправительственные выступления вспыхнули в Каби-лии (горная часть Алжира, населенная берберами), которые быстро были разгромлены, а летом 1964 г. был подавлен мятеж полковника Шаабани на юге Алжира.
Но главная причина неустойчивого положения Бен Беллы состояла в его идеологической направленности, чрезмерном увлечении им социалистическими идеями, которых совсем не разделяли даже его бывшие союзники. В антиправительственную оппозицию попали Ф. Аббас, М. Будиаф и др. Президент не сумел заручиться поддержкой исламских организаций. Это было серьезным упущением, так как разрушался единый фронт, созданный в борьбе с колонизаторами. Бен Белла объявил себя атеистом, что в условиях исламской страны было, по меньшей мере, авантюризмом.
Свое падение он ускорил попыткой увольнения министра иностранных дел А. А. Бутерфлика, близкого X. Бумедье-ну. 19 июня 1965 года военный переворот осуществил полковник X. Бумедьен, стоявший во главе Революционного совета. Переворот произвел эффект разорвавшейся бомбы. Ни западные государства, ни Советский Союз не смогли определить сущность этого переворота. Ревсовет обвинил старую власть в навязывании «рекламного социализма» и демагогии, а новая власть объявила об управлении страной в соответствии с законами демократического государства и принципами исламской морали.
Революционный совет, пришедший к власти в результате военного переворота полковника Хуари Бумедьена, не был единым с точки зрения политической и идеологической ориентации. Одна из влиятельных группировок в совете, «Группа Уд-жда» представляла умеренных националистов-и ориентировалась на рыночные механизмы управления экономикой, настаивала на сближении с капиталистическими странами Запада. Другая группировка представляла левое крыло алжирского руководства, стремилась к укреплению государственного сектора, к курсу национализации в промышленности и ориентировалась на социалистические страны. Исламисты, находясь в полулегальном положении, в условиях переходного периода определяли свою позицию по отношению к новой власти.
Хуари Бумедьен всегда находился на стыке политических противоречий и умело использовал их в своих интересах. Он предпочитал лавировать между борющимися группировками, создавая выгодную для себя ситуацию для проведения собственных решений. Острота политических противоречий в период правления Революционного совета достигала иногда критической точки, когда власть его буквально висела па волоске. Речь идет о попытке государственного переворота в 1967 году начальника штаба армии Т. Збири, который отдал приказ танковым частям идти на г. Алжир. Всего в 50 км от столицы произошло кровопролитное танковое сражение армейских соединений. Т. Збири был разгромлен, мятеж подавлен.
Находясь в клубке острых политических противоречий, X. Бумедьен опирался исключительно на армию в целях наведения порядка и для ликвидации, по его выражению, «хаоса и анархии в стране», к которым привел его предшественник. Поэтому президент прибегал к диктаторским, силовым методам решения проблем, опираясь на ближайшее окружение из числа военных. В государственной власти армия стала играть особую роль, она объявлялась «наблюдателем» экономических и политических процессов. Созданный Бумедьеном госаппарат, в основном из военных, ветеранов революции и специалистов, учившихся во Франции, Египте и СССР, был достаточно послушен и пресекал любые формы оппозиционных движений. На определенное время удалось сформировать государственную структуру, которая создавала иллюзию единства в обществе.
Отсутствие демократических свобод и легальной деятельности оппозиционных партий направляло все более усиливавшееся недовольство режимом в рамки религиозного протеста. Бумедьен делал все возможное для исправления ошибок его предшественника в отношении к исламу. В самом начале своего правления он сказал, что «ислам — религия прогресса», пытаясь привлечь на свою сторону уммы верующих мусульман. Политика в отношении исламистов свидетельствовала о намерении Революционного совета, с одной стороны, сотрудничать с ними, а с другой — установить над исламистами контроль, для того, чтобы их деятельность не выходила за установленные правительством рамки. Контроль над духовенством осуществлялся министром по делам религии. В феврале 1986 года был создан Высший исламский совет, призванный направлять религиозную жизнь в стране, то есть координировать деятельность улемов и их лидеров с официальной политикой.
Многие действия президента, как и реформы, получали религиозное, исламское обоснование. Однако X. Бумедьену не удавалось приостановить рост недовольства городских низов, пауперов, число которых непомерно росло и которые искали утешения в религии, создавая напряженный религиозный оппозиционный фон в обществе. И если порядок в стране направлялся твердой рукой главы Революционного совета, то с его уходом эти противоречия неизбежно должны проявить себя, как это впоследствии и случилось. X. Бумедьен долгий период был загадкой для политиков Запада и Советского Союза. В своих выступлениях в начальный период захвата власти, X. Бумедьен достаточно туманно обозначал цели политической и экономической стратегии, а серьезных экономических реформ в стране вначале не проводилось. Даже для многих крупных политических деятелей Алжира решение социально-экономических проблем страны было слишком медленным. Однако следует отметить, что с самого начала прихода Ревсовета к власти, X. Бумедьен высказывался о главном: о необходимости следования принципам Трипольской программы и Алжирской хартии, за превращение ФНО в «динамичную революционную партию авангарда». Но только в начале 70-х годов можно было судить о политическом курсе руководителей алжирского государства после серии законодательных актов и проведенных преобразований.

Политическое кредо Революционного совета, хотя и с некоторым запозданием, было выражено в нескольких документах. Среди них важнейшее значение имеет принятая на референдуме 1976 г. Национальная хартия, которая обозначила пути экономического и политического развития Алжира. Хартия, подчеркивающая победу сил революционной демократии на данном этапе развития, объявляла «социализм как необратимый выбор алжирского народа». В тоже время социалистические перспективы были увязаны с возрождением исторических традиций алжирского народа, возрождением исламских ценностей. Закрепление ислама в качестве государственной религии в национальной хартии придало этому документу религиозно-национальный облик. Таким образом, была определена перспективная цель построения социалистического общества в рамках исламского мировоззрения.
Принятая в том же году конституция Алжира провозглашала алжирское государство «социалистическим», а ислам — государственной религией. Президентом страны мог быть избран только алжирец — мусульманин (ст. 7). В тексте конституции исламская государственная идеология не противоречила основным направлениям социально-экономических преобразований. В качестве главных реформации определены: индустриализация страны, аграрная и культурная революции в рамках исламских ценностей. Согласно конституции главой исполнительной власти объявлялся президент, который избирался прямым и тайным голосованием. Фронт национального освобождения становился единственной партией в стране. Централизованная государственная структура, которая в достаточной степени соответствовала восточным, исламским представлениям о власти, получила законодательное подтверждение.
В сфере экономики преобразования Ревссвета имели некоторые отличительные черты. Прежде всего, лидеру совета в сложившейся обстановке уже нельзя было уйти от тенденций, которые определила революция с 1954 г., и преобразований, уже осуществленных алжирским народом «снизу». В 1970 г. X. Бумедьен вынужден был подтвердить «социалистическое самоуправление предприятиями» и, таким образом, подтвердить курс «некапиталистического» развития. Закон об аграрной революции, принятый в 1971 г., был направлен на сокращение земельных владений, находившихся в частной собственности. Преобразования в деревне были направлены на дальнейшее развитие кооперативного движения, которое к концу 70-х годов составляло почти 60%. Однако кооперативы и иные формы коллективного труда в деревне оказались нерентабельными. Кооперативы удовлетворяли потребности в продукции сельского хозяйства лишь на 30%. Меры, принятые правительством, и создание «образцовых хозяйств» не дали нужных результатов. Проблема обеспечения страны продовольствием сохранялась.
Признание захваченных промышленных объектов работниками предприятий означало проведение курса на создание государственного сектора. В 1974 г. было объявлено о национализации двадцати двух частных иностранных компаний. Был установлен государственный контроль за иностранными нефтяными и газовыми компаниями. Создана крупная национальная компания «Сонатрак», которая поглотила все нефтяные иностранные предприятия. На основе получаемых доходов от нефти развернулось строительство крупных промышленных предприятий. В этих условиях возникали новые черты взаимоотношений власти и исламистов. Государственная политика Бумедьена по укреплению централизованной власти и государственного контроля в экономике не противоречила исламской идеологии, скорее,- наоборот, власти пытались использовать исламскую религию в достижении основных целей. Подчиняясь власти, исламские улемы не препятствовали процессу обобществления в стране. Власть всегда обожествлялась исламом, и это способствовало усилению государственных структур и бюрократизма при X. Бумедьене. В то же время укрепление государственного сектора и централизация финансов позволили президенту держать исламистов па расстоянии.
Государственный сектор в промышленности в середине 70-х годов достигал 87%, а к началу 80-х годов он составлял 90%, что говорило о курсе на ограничение рыночных отношений. В тоже время объявленная политика ускоренной индустриализации страны к концу 70-х годов потребовала огромных капиталовложений, в ущерб другим отраслям народного хозяйства, прежде всего легкой и пищевой. В развитие тяжелого машиностроения уходило около 80-ти процентов всех доходов. Стали сказываться перекосы в экономическом развитии и, это не могло не отражаться на положении простых тружеников.
Ограничение рыночных отношений не вызывало восторга у западных политических деятелей, и отношения с европейскими государствами были более чем прохладными. Своим политическим курсом Алжир был приговорен к сотрудничеству с социалистическими странами, что в определенной мере сужало его связи с мировой экономикой. Но нельзя не видеть фактов оказания огромной экономической и политической поддержки алжирскому государству в его стремлении создать новое общество. СССР построил в Алжире в г. Аннабе крупнейший металлургический комбинат, который когда-то называли «жемчужиной алжирского Востока». Оказание помощи в проектах индустриализации выразилось в строительстве завода грузовых автомобилей, а сооруясение тракторного завода в Константине осуществлялось завоДом «Беларусь». Были построены заводы горнорудного оборудования, несколько электростанций, создан политехнический институт.
Однако курс на определяющую роль государственного сектора имел негативные стороны. Неэффективность производства, связанная с низкой производительностью труда, неконкурентноспособность продукции на рынках — все это сопутствовало государственным промышленным предприятиям. Если учесть, что укрепление государственных структур влекло за собой развитие бюрократизма, коррупции и взяточничества, то можно представить, что алжирский путь создавал массу дополнительных препятствий своему развитию и был фактически тупиковым вариантом.
При всех проблемах и недостатках в развитии экономики государства, все-таки в рассматриваемый период Совету удалось продвинуть страну по пути промышленного развития и повышения социального уровня. В стране рос ВНП, и это позволяло решать многие проблемы социального характера. В значительной степени сократилась безработица. Если в 1966 г. она доходила в городах до 40%, то к концу 70-х годов она застыла на уровне 10-ти процентов. Безусловно, нужно признать действительные успехи в продвижении Алжира вперед по пути прогресса, но концу 70-х годов решенных задач было значительно меньше, чем возникших перед обществом проблем. Если порядок и единство в обществе направлялись диктаторскими способами и регулируемым процессом в экономике, то ситуация начинает резко меняться после смерти президента.
Хуари Бумедьен умер в декабре 1978 года. Председателем Ревсовета, а затем президентом был избран соратник X. Бумедьена, командующим военным округом — Шадли Бенджедид. Армия не допустила перехода власти к гражданским силам и исламистам, показав этим свою решающую роль в обществе.

Рейтинг:
Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
2+три=?