Карамзинисты.

Первые тома «Истории государства Российского» вышли в свет в 1818 г. Их выход стал большим общественным событием, современникам казалось, что Древняя Русь была «найдена Карамзиным, как Америка — Коломбом». Свою «Историю» Карамзин посвятил Александру I и адресовал всем слоям российского общества. Он полагал, что знание истории должно примирить «с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явлением во всех веках». Свои политические взгляды он изложил в записке «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», где подвергал критике бюрократические реформы Сперанского и доказывал, что просвещение народа важнее административной стройности, «любезной систематическим умам».
У Карамзина было немало последователей, которые ценили его как преобразователя русского языка и российской словесности, как историка, защитника устоев самодержавия. Среди них были такие влиятельные деятели, как Д. Н. Блудов, П. А. Вяземский, Д. В. Дашков, В. А. Жуковский, С. С. Уваров. В первые годы александровского царствования они охотно и весело вели полемику с ретроградом А. С. Шишковым в защиту «нового слога», а в 1815 г. составили литературно-общественное объединение «Арзамас», которое исповедовало умеренную либерально-консервативную программу. Не чураясь политических перемен, они полагали, что те «суть медленный плод времени». Считая крепостное право несовместимым с христианской моралью и духом времени, деятели «Арзамаса», например Уваров, тем не менее выступали против освобождения крестьян, ибо «освобождение души через просвещение должно предшествовать освобождению тела через законодательство». Карамзин и карамзинисты во многом определяли общественную атмосферу александровской эпохи. Некоторые из них делали успешную служебную карьеру, П. А. Вяземский деятельно участвовал в работе над Уставной грамотой.
Литературно-общественные противники карамзинистов группировались вокруг А. С. Шишкова, который выступал против губительных нововведений в области русского языка и культуры, отстаивал «старый слог» и самодержавные устои. В 1812 г. Шишков был автором патриотических манифестов, с которыми царь обращался к армии и народу. Эти манифесты читались с большим вниманием, они оказывали заметное влияние на национальное сознание, пронизывая его идеями преданности престолу и Отечеству.
Конституционные проекты. Переворот 11 марта на короткое время пробудил общественный интерес к конституционным вопросам. По свидетельству современника, «публика вся как бы проснулась; даже и дамы стали вмешиваться в судебные диспуты, рассуждать о законах, бредить о конституциях». У руководителей переворота П. И. Палена и Н. П. Панина, возможно, было намерение ввести умеренную конституцию, однако Александр I твердо пресек их попытки. Конституционные проекты разрабатывали видные представители аристократии П. А. Зубов, А. Р. Воронцов, П. В. Завадовский, Г. Р. Державин. Они полагали, что российское дворянство способно долго сохранять ведущую политическую роль и монарх должен разделить с ним власть. В этих политических проектах речь шла о соблюдении законности, о реорганизации Сената. Конституционно-правовые представления идеологов аристократии не подразумевали ни равенства граждан перед законом, ни ограничения сословных привилегий.
Лишь у немногих авторов начала века — В. В. Попугае-ва, В. Ф. Малиновского, В. Н. Каразина — намечался выход за пределы олигархической конституционности, такое представительное правление, которое состояло бы из выборных от разных сословий, в том числе и от «нижних отделений народа». В целом конституционные идеи находили слабый отклик в обществе. Самодержавная инициатива опережала общественные надежды, толки о конституции прекратились сами собой.
Они возобновились после окончания войны, когда Александр I даровал конституционное устройство Польше и был главным инициатором выработки конституционной хартии, которую подписал французский король Людовик XVIII. Большая часть дворянского общества склонялась к мысли, что введение конституции в России, за которым неизбежно должна была последовать отмена крепостного права, опасно. Сдержанно была встречена варшавская речь Александра I. Русский офицер, который находился тогда в Варшаве, записал в дневнике: «Весьма любопытно было слышать подобные слова из уст самодержца, но надобно будет видеть, приведутся ли предположения сии в действие».
Сомнение оказалось основательным, и очень немногие разделяли надежды лицейского преподавателя А. П. Куни-цына, статья которого «О конституции» воспевала государя-победителя, что дает «свободную конституцию народу, им побежденному». Куницын верил, что «времена варварства миновали, настали веки образования» и что следствием этого станет российская конституция. Аракчеевские времена были неблагоприятны для тех, кого в обществе называли либералистами, и не удивительно, что вскоре Куницын оказался в числе гонимых петербургских профессоров.

Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
1+три=?