«Общество социалистического образца» и традиции Индии. Джавахарлал Неру.

«Общество социалистического образца» и традиции Индии. Джавахарлал Неру. Начало независимого развития Индии неразрывно связано с именем первого премьер-министра страны — Джавахарлала Неру (1889-1964). Он происходил из касты брахманов, и величали его всегда почтительно — пандит. Свое детство Джавахарлал Неру называл обеспеченным и лишенным событий. Его воспитанием занимались гувернантки и домашние учителя. В 1905 году начинается новый период жизни Неру, он вместе с семьей отправился в Англию. Начал обучение в школе Харроу, затем он перевелся в колледж св. Троицы в Кембридже. Он поступил на отделение естественных наук и избрал специализацию по трем предметам — химии, геологии и ботанике. Одновременно значительную часть времени юноша посвятил изучению литературы, истории, политики и экономики, внимательно следил за политическими событиями в Индии. Не случайно он становится частым посетителем обществ индийцев в Кембридже, в которых обсуждались острые политические проблемы. После окончания Кембриджа в 1910 году по настоянию отца он приступил к изучению юриспруденции и в 1912 году получил право на адвокатскую практику. Конечно, англизированная семья, пребывание на Западе не могли не отразиться на взглядах Дж. Неру, которые приобрели «западный уклон». Он не был религиозен в традиционном смысле. В политике — секулярист, Дж. Неру сказал о себе: «Я стал странной смесью Востока и Запада...»
По возвращению на родину Неру поступил на службу в Верховный суд и сразу вступил в Национальный индийский конгресс. В этот период намечаются его расхождения с отцом, Мотилалом Неру, одним из самых твердых представителей умеренных в Национальном конгрессе. Нередко эти разногласия становились предметом официальных дискуссий. Политическая карьера Неру связана также с именем Махатмы Ганди, к которому Неру испытывал глубокое уважение на протяжении всей жизни и считал его своим учителем. Но политическая борьба привела к появлению серьезных разногласий Неру и Ганди. Неру не стал зацикливаться на религиозно-утопических взглядах Ганди и не пошел по пути абсолютизации его принципов ненасилия и гражданского неповиновения. Он смог увидеть в философии гандизма и практике политической борьбы некоторые изъяны. Неру все больше разочаровывался в программе лидера ИНК, хотя вера в него как в руководителя у Неру сохранилась. В своей «Автобиографии» Неру немало места посвятил развенчанию Ганди, критикуя его «причуды», парадоксы», «отсталость» и «ревизионизм». Однако, несмотря на многие непримиримые различия, оба политических деятеля были нужны друг другу, поэтому взаимоотношения между ними были более чем сложными.
В ноябре 1927 года семейство Джавахарлала Неру предприняло поездку в Советский Союз на празднование 10-й годовщины Октябрьской революции. Эта поездка стимулировала интерес Неру к идеям социализма. Несмотря на знакомство его с произведениями Маркса и некоторыхми работами Ленина, он так и не стал социалистом в его советском и марксистском понимании. Почти двухлетнее пребывание в Европе и поездка в СССР вызвали прилив энергии и участия в политической борьбе за независимость Индии. Он окончательно определил для себя конечные цели освободительного движения. Неру был избран президентом Конгресса в 1929 году. Его избрали только благодаря давлению Ганди на лидеров конгресса. Неру в те годы было 40 лет. Борьба за свободу Индии потребовала от него большого мужества и веры в достижение своих идеалов. Из четверти века политической деятельности, с 1920 по 1945 годы, более одной трети он провел в тюрьме. Для человека, рожденного в роскоши, это было серьезным испытанием.
Неру много ездил по стране. Кочевой образ жизни закалил его духовно и физически. Неру отличался крепким здоровьем и редко болел. Однако изнурительный труд (будучи премьер-министром, он работал по 18 часов в сутки) и длительные сроки тюремного заключения подорвали его здоровье. В июне 1945 года закончилось девятое — самое длительное тюремное заключение Дж. Неру. В 1946 году Неру стал первым премьер-министром независимой Индии. На этом посту он находился до конца своих дней.
Индийцам удалось решить задачу освобождения страны от колониального засилья, которое в течение двух веков порабощало индийский народ. Сразу же возникли вопросы: куда идти дальше? Как самостоятельно строить новое общество без колонизаторов? Эти вопросы ставились обществом Индии в условиях большого количества наций и народностей, исповедования населением различных религий — индуизма, ислама, сикхизма, буддизма, христианства. Вопросы возникали в обществе, разделенном на сотни каст и отягощенном огромными экономическими трудностями. Поэтому политическое пространство Индии содержало в себе множество противоречий, которые в любой момент могли привести к политическому взрыву. После завоевания суверенитета страна нуждалась в новой объединяющей идеологии.
ИНК, политическая партия, объединявшая различные слои и группы многоукладного индийского общества — крупных землевладельцев и индийскую элиту, интеллигенцию, верхушку чиновников, зажиточных крестьян и ремесленников — была далека от единства в представлениях о судьбе и пути развития страны после получения независимости. Противоборство двух политических течений определяло внутриполитическую жизнь Конгресса. Лидеры ИНК по-разному представляли перспективы общественного и государственного развития. На этой почве сразу после получения независимости произошел раскол. В 1948 году левые социалисты покинули Конгресс и в 1952 году влились в альянс с Социалистической крестьянской и Народно-социалистической партией, впоследствии сплотившихся в Объединенную социалистическую партию.
Достаточно слабое правое консервативное крыло конгрес-систов стояло на позициях всемерного развития частнокапиталистической инициативы и организационно стало оформляться и приобретать серьезную политическую силу лишь в середине 60-х годов, уже после смерти Дж. Неру. Правая группировка В. Пателя, выступая за создание рыночной экономики, пыталась вывести страну к международной капиталистической системе разделения труда. Однако господствующие позиции в партии занимало социал-демократическое направление, группировавшееся вокруг лидера ИНК и его президента Дж. Неру. Оно было родственным западной социал-демократии, но учитывало национальные традиции индийского народа. Многое было заимствовано из идей М. Ганди, а также опыта Советского Союза. Неру удалось убедить значительную часть Конгресса в правильности выбранной политической позиции и предложенных им экономических реформ.
Другим политическим направлением, постоянно усиливающимся, была деятельность религиозных традиционалистов, выступавших под лозунгом единой страны, единой нации, единой культуры. Среди религиозно-националистических организаций, ставивших задачу защиты интересов индусской общины во всех их проявлениях, действовала партия «Хинду Махасабха» (Великое собрание индусов), появившаяся на политической арене Британской Индии в начале XX века, в 1907 году. После убийства Махатмы Ганди эта партия ослабила свое влияние, но религиозно-националистическое направление не утратило своих позиций. Оно проявлялось в различных формах. Политические партии меняли свои вывески, изменяли политические программы, приспосабливаясь к меняющимся условиям и традиционным структурам индийского общества.
Среди оппозиционных сил конгрессистскому направлению особое место принадлежало коммунистическому движению Индии. Оно не представляло серьезной угрозы ИНК, но пользовалось значительным успехом в низших слоях индийского общества и даже длительное время находилось во власти в отдельных штатах. Их успех во многом был обусловлен тем, что индийские коммунисты широко использовали народные понятия социальной справедливости и психологию беднейших слоев населения.
Опытный политик, Дж. Неру понимал, что в сложившихся условиях нужна была общая, объединяющая всех программа. В эти годы не существовало каких-либо моделей модернизации отсталой страны с колониальным прошлым. Неру глубоко верил в то, что путь для традиционного индийского общества состоит в индустриализации и возделывании земель на научном уровне и только так возможно вырваться из трясины консерватизма, суеверий и усвоить ценности современного индустриального общества. Неру считал, что для его страны неприемлемы ни капиталистическая система Запада с ее неравенством и бешеной погоней за прибылью, ни тоталитарный социалистический режим Советского Союза с его властью государства над личностью. Они противоречили основным традициям индийского общества и его стремлению к равенству и личностному самоусовершенствованию. Неру пришел к выводу о необходимости синтеза всего рационального в двух разных системах. Он был сторонником особого, третьего пути развития. Лидер ИНК соединил идеологию левой социал-демократии и советского социализма с идеями индийского народного понятия социальной справедливости. Магистральный путь развития Индии он видел в социальном и национальном согласии, как того требовали традиционные основные мировоззренческие принципы индийского народа. Он предложил путь реформ, путь компромиссов, путь конвергенции, направляемой и регулируемой государством, сохраняя основные черты и опыт индийцев.
В 1955 году на сессии ИНК официально провозгласил своей целью построение в Индии «мирными и законными средствами общества социалистического образца», в котором все его члены должны иметь равные возможности получения материальных благ и самосовершенствования. Немногим позже была сформулирована индийская доктрина «смешанной экономики», нацеленной на создание «социалистически ориентированной системы». Неру во многом воспользовался схемой развития социализма в Советском Союзе, но в то же время, как он писал, отвергал культ силы, диктатуру одного класса над другим, презрение к моральным и нравственным ценностям прошлого.
Индийский лидер был приверженцем гандизма и теории ненасилия, сторонником развития основных традиций индийского народа и его морали. Но Неру ушел от религиозности и утопизма воззрений М. Ганди. Он создал достаточно целостную концепцию своеобразного индийского социализма, и смог убедить в ней влиятельных лидеров ИНК. Схематизируя систему социализма Неру, ее можно свести к тому, что, во-первых, Неру широко пользовался жесткими административными мерами в осуществлении целей построения нового общества. Программа планирования и индустриализации хозяйства, создания тяжелой промышленности и базовых отраслей на основе государственного сектора составляла одно из главных направлений экономического развития, заимствованных в странах «реального социализма». Во-вторых, это совмещалосьт<с развитием рыночных отношений, частной собственности и парламентаризма, взятых за основу у Запада. Основу курса Неру составляла концепция «смешанной экономики», при которой параллельно осуществлялось развитие частного и государственного секторов.
Неру считал, что выйти из состояния глубокой экономической отсталости возможно лишь на основе целенаправленных инвестиций в государственный сектор и создания современной тяжелой промышленности, энергетики, транспорта. Осуществление этих проектов осуществлялось на базе Централизованной государственной экономики. Вопреки рекомендациям Запада, страна начала строить гиганты — объекты металлургии, тяжелого машиностроения, которые Неру называл «храмами новой Индии». Не случайно в Индии Дж, Неру называют «архитектором госсектора». Советский Союз оказал ему в этом помощь и поддержку. Ориентация Неру на самообеспечение и «собственные силы» способствовали развитию такого сотрудничества. «Гигантомания» была характерным явлением в экономике двух государств. Дж. Неру считал тяжелую промышленность главным двигателем роста и модернизации страны. Он занялся созданием гигантских плотин, крупных сталелитейных заводов, комплексов по тяжелой инженерии и пр.
Еще с первого пятилетнего плана 1951-1956 года было решено создать государственный сектор экономики, а выполнение третьего пятилетнего плана (1961-1966) Неру считал решающим в деле достижения целей государственной индустриализации. Следует отметить, что, при всем несовершенстве государственного сектора, в годы первых пятилетних планов неуклонно увеличивался средний ежегодный прирост продукции и в годы третьей пятилетки он был наиболее высоким и составлял 7,8%. В целом, к середине 60-х годов объем промышленного производства вырос в 2,5 раза. Индия в эти годы вышла в разряд индустриально-аграрных стран.
Пятилетние планы Индии имели некоторую особенность. В годы правления Дж. Неру они не препятствовали развитию частнособственнической инициативы. Неру был убежден, что государственный и частный сектор не антагонисты, они могут продуктивно сосуществовать, образуя смешанную экономику. Это было своеобразным компромиссом в области экономики. В партийных постановлениях ИНК тех лет отмечено, что только успешное функционирование двухсекторов позволит осуществить индустриализацию Индии. В развитии экономки страны и создании крупнейших предприятий участвовал иностранный капитал. Многие аналитики экономической политики Неру признают, что в условиях Индии госсектору удалось достигнуть хозяйственной интеграции, имевшей немаловажное значение в достижении единства страны.
Главе индийского государства пришлось столкнуться с издержками управления государственных структур. Опасными болезнями, которые всегда мучили Индию, были коррупция и бюрократизм, родные дочери всякого государства с централизованной экономикой и управлением. Бюрократизация, появление теневого управления экономикой, перекачка средств в сферу частного сектора — эти факторы стали значительным козырем для оппозиционных сил в борьбе за власть. По-видимому, усиление оппозиции проводимому курсу заставило Неру стать сторонником «смешанной экономики». Эта концепция, созданная для примирения противоречий, была проявлением индийского духа компромисса. В то же время основную выгоду от «смешанной экономики» в большей степени получала индийская буржуазия, которой было выгодно пользование бесплатной инфраструктурой и дешевыми видами государственных ресурсов. Создание инфраструктуры, производство промежуточных товаров и возведение плотин не было решающим для страны в целом, но больше всего от этих предприятий выиграл частный сектор. Таким образом, преобразования Неру носили не столько «социалистический» характер, сколько способствовали развитию капиталистических отношений. Вполне можно сказать, что реформы Неру являлись своеобразной формой проведения буржуазно-демократической революции.
В аграрных преобразованиях ставилась задача преодоления отсталости в техническом оснащении, в агрономии, и в организации сельскохозяйственного производства. Неру предполагал сделать это в двух главных направлениях. Во-первых, произвести перераспределение земельных наделов за счет ликвидации посредников между государством и земледельцем. Во-вторых, создать сеть кооперативной сельской экономики, базирующейся на традиционной деревенской общине. Реформаторы были убеждены, что традиционная община вполне может стать основой новых форм объединений, способных осуществить механизацию сельского хозяйства, избавить производителей от бесчисленных посредников между деревней и тородом. Производственные кооперативы надлежало создавать только с согласия крестьян.
Необходимость аграрных преобразований заключалась в том, что концентрация земельных угодий достигала в Индии огромной степени. Крупным землевладельцам — заминдари, составлявшим 2% сельского населения, принадлежало 70% всей земли. В Индии создалось огромное аграрное перенаселение. В этих условиях всегда находились желающие арендовать земельные участки на любых условиях. Все большее распространение получила издольщина. Кроме выплаты огромной арендной платы, крестьяне-арендаторы обязаны были выполнять различные повинности в пользу крупного земельного собственника — заминдара. На основе рекомендаций, созданных плановой комиссией индийского правительства, проводилась ликвидация «посредников» между государством и земледельцем, а также наделение участков тем, кто обрабатывал землю. Под категорию «посредников» попадали заминда-ри. У них были отобраны функции налоговых сборов, и отчуждалась часть их земель. За конфискованные земли бывшие заминдари получали от государства выкупные платежи. В основном земельная реформа осуществлялась в двух фазах. В течение первой фазы отменялась заминдаровская система посредников, а держателям земли выдавались собственнические права на землю. Во второй фазе был установлен максимальный размер земельных владений. К середине 60-х годов «потолки» землевладения были приняты для орошаемых земель — 15-30 акров, для неполивных — 80-100 акров. Излишки земли отчуждались за выкуп.
Земельная реформа создала в аграрном секторе массу проблем. Прежде всего, значительная часть заминдари саботировала предоставление арендаторам права защищенной аренды, которое давало возможность выкупа наделов, арендуемых в течение пяти лет. Заминдари, как правило, объявляли огромные участки своей земли «домашней фермой», лишая арендатора возможности выкупа земельного участка. Начался массовый сгон арендаторов с земель. В результате изгнания арендаторов количество крупных землевладельцев увеличилось. Значительная часть арендаторов не смогла выкупить участки из-за их дороговизны. Правительству пришлось издать законы, запрещающие сгонять крестьян с земли, и установить максимум арендной платы. Однако в жизнь эти законы не были проведены. Положение осложнялось еще и Тем, что на протяжении многих веков отношения землевладельца и арендатора устанавливались на основе устного соглашения и статус крестьянина формально нигде не был зарегистрирован. Безграмотные крестьяне не могли искать защиты в суде. Однако около 20 миллионов арендаторов все-таки получили права владения землей, которую они обрабатывали на протяжении нескольких поколений.

Реформа, безусловно, затрагивала интересы землевладельцев, но она нанесла гораздо больший урон земледельцам, тем, кто обрабатывал землю. С. С. Джилл, автор книги «Династия Ганди», считает серьезным просчетом в политике Неру его аграрную реформу, так и не давшую ожидаемых результатов. Конечно, реформами не были решены проблемы наделения безземельных крестьян землей, реформы не ликвидиповали крупное землевладение, а лишь ограничили его и т. д. Но эти реформы все-таки серьезно подорвали традиционные методы и способы ведения хозяйства, тормозившие его дальнейшее развитие. Разрушалась традиционно сложившаяся система, которая осталась от отсталого «феодального» общества Заминдари сумели стать владельцами больших ферм и использовали на них наемный труд. Они получили компенсацию за свое отданное имущество, что, несомненно, облегчило перевод хозяйств на капиталистические рельсы. Появление предприимчивого среднего крестьянства также способствовало развитию рыночной экономики. Экономические изменения, вызванные реформами, расчищали путь развитию капиталистических отношений в сельской глубинке Индии. Долговременный застой индийской деревни сменился достаточно быстрым подъемом сельского хозяйства.
Вместе с тем, курс Неру, разрушая традиционные земельно-собственнические отношения, осуществлялся в стране, в которой было множество верований и религий. Поэтому Неру считал, что политика и реформы в этих условиях должны строиться на фундаменте секуляризма. Он рисковал своей жизнью, объявляя о том, что пока он будет в должности премьер-министра, Индия никогда не станет индуистским государством. Осуществление экономических реформ было направлено на противодействие структурам религиозных общин. В конституции 1950 года не было сказано, что Индия представляет секуляристское государство. При Неру государство не сотрудничало с религиозными институтами, религиозные структуры не управляли общественными учреждениями. Но влияние религиозных общин оставалось огромным. Внутри организации Конгресса, даже на высших уровнях, были люди с сильным общинным уклоном. Дж. Неру обращал внимание, что многие конгрессмены — общинники скрываются под маской национализма.
Старания великого национального лидера, направленные на ограничение и разделение функций национальных традиций и структур, не смогли принести успеха. Индия — глубоко религиозная страна. Неру понимал, что секуляристс-кие предписания не действовали на индийское общество. Более того, историки обратили внимание на то, что кривая роста мятежей религиозных общин имела тенденцию к увеличению и полностью совпадала с тенденцией роста религиозных политических партий, ставящих задачу развития индийских общин. Попытка решить проблему по западному образцу привела к противоречиям в рамках религиозной индийской традиции, и это было, пожалуй, основной причиной роста влияния политических партий, строившихся на религиозно-общинной основе.
Политическая борьба по вопросу реформирования страны, удачи и неудачи экономических преобразований вели к консолидации политических противников формирующегося «курса Неру». Обращает на себя внимание не столько действующая политическая оппозиция коммунистов и националистических экстремистов типа Хинду Махасабха, сколько возникновение новых оппозиционных сил, опиравшихся на новые социальные слои и новые направления в сфере экономики. Некоторые лидеры партии ИНК, не согласные с политическими действиями Дж. Неру, возглавили новую политическую партию в 1951 году — Бхаратия Джана сангх (Индийский народный союз). По первым заявлениям руководителей партии стало ясным, что она должна была стать главной оппозиционной силой в Индии. Президент БДС на учредительном съезде говорил о диктатуре ИНК и о необходимости создания организованной оппозиции.
Основные положения программы Бхаратия Джана сангх (БДС) существенно расходились с целями правящей партии ИНК и его президента Дж. Неру. На выборах 1952 года партия выступила с лозунгом «единой страны, единой нации, единой культуры». Главный тезис состоял в том, что «только индусы являются лояльными гражданами Бхарата (Индии), так как именно они являются наследниками истории, культуры и религии страны и всегда были неразрывно связаны с землей индийских предков. Партия выдвинула концепцию создания Бхаратия раштра (государства индийцев). БДС выступил с критикой секуляризма Дж. Неру. В новой партии стали прослеживаться религиозные нотки индуизма. Выдвинутая программа «истинного национализма» предлагала изменение секуляристского характера индийского государства и обеспечение приоритета во всех сферах государственной деятельности представителям традиционной индусской общины. Руководители БДС делали попытку создания консервативного блока партий, близких к Джана сангх по идеологии и политике. В этом она сближалась с Хинду Махасабха, и не случайно делались попытки объединения двух партий. Хотя эти попытки закончились неудачей, однако схь известных деятелей Махасабхи и часть рядовых чле-чав парТии перешли в Джана сангх. В конечном итоге, слабеющая Махасабха закончила свое существование в 1966 году.
Вторые парламентские выборы 1957 года не принесли партии убедительной победы, но она получила четыре места в парламенте, и руководителем этой небольшой парламентской группы стал А. Б. Ваджпаи. С этого момента, постепенно БДС превращается в мощную политическую силу, которая, выступая в блоке с другими политическими партиями, стала представлять серьезную угрозу власти ИНК. Основная линия противоречий стала пролегать между Конгрессом и блоком партий, возглавляемых Бхаратией Джана сангх.
Реформы Неру заставили консолидироваться имущие слои, собственность которых была поставлена под угрозу. В 1959 году создана консервативная партия «Сватантра» (Свобода), которая вышла из состава Конгресса и сразу же выступила с резкой критикой «курса Неру». Она была поддержана князьями, крупными земельными собственниками и промышленниками. Находясь в оппозиции, эта партия составила единый фронт политической борьбы с Джана сангх. Результаты следующих политических выборов 1962 года говорили о незначительном, но последовательном усилении оппозиционных сил. БДС получил уже 6,4 процента голосов, Сватантра — 7,6 процента голосов. Выборы показали, что основная политическая масса населения выступала за продолжение курса Неру. Индию вполне устраивала избранная программа экономических реформ, ее борьба с прошлыми традициями, мешавшими в тот период экономическому развитию страны. Дж. Неру удалось объединить страну под лозунгом создания общества «социалистического образца». Конгресс, набравший 45 процентов голосов, показал, что он по-прежнему является самой влиятельной политической силой в индийском обществе. Он подтвердил свое право быть правящей партией страны.
Наряду с ростом правых сил и коммунализма в Индии активизируется организованная левая оппозиция, возглавляемая коммунистами. После выборов ей удалось усилить свои позиции в местных органах власти. В штатах Керала, Западная Бенгалия удалось сформировать прокоммунистические правительства. Но в середине 60-х годов возникли острые разногласия по вопросу отношения к национальной буржуазии и ИНК. В 1961 году были предложены даже две программы на рассмотрение одному из коммунистических съездов. В 1964 году существовавший раскол был завершен созданием параллельной коммунистической партии, которая стала называться КПИ(м) — Коммунистическая партия Индии (марксистская). Расхождения политических целей были существенными. КПИ ставила цель создания национально-демократического блока с участием всех социальных слоев, включая национальную буржуазию. Компартия предполагала создание на этой основе национально-демократического государства. Что касается КПИ (м), то она выступила с нападками на своего политического собрата, обвиняя в «ревизионизме и предательстве интересов рабочего класса». Ее действия в последующем принимали все более экстремистский характер.
Следует отметить, что в период Неру Индийский национальный конгресс по-прежнему занимал ведущее положение в стране и представлял монопольную политическую силу в государстве. Единство Конгресса склеивалось авторитетом премьер-министра. «Новый курс Неру» смог быстро создать ряд базовых отраслей экономики, которые обеспечили развитие остальных. С помощью государства произошла мобилизация экономических и социальных ресурсов. Но уже с середины 60-х годов обнаружились серьезные «грехи» этого курса. Развитие государственной системы таило в себе иждивенчество. Промышленное производство начало входить в период спада, государственные средства «за мзду» перекачивались в частный сектор. Определенный расцвет получили бюрократия и коррупция. Начало кризисных явлений не ускользнуло от внимания Дж, Неру, но он ничего предпринять уже не успел.
Дж. Неру умер 27 мая 1964 года. Неутомимый борец за достижение политической и экономической независимости, первый премьер-министр республики заслужил благодарную память потомков. Его идеи продолжали жить в последующей деятельности новых премьер-министров, в традициях и политических предприятиях семейства «красной розы». Красная роза у Дж. Неру неизменно присутствовала в петлице традиционного индийского сюртука — «ачкана», которая символизировала жизнь и горячую кровь, надежды индийского народа. Впоследствии она стала символом всей семьи, которая почти полвека управляла страной. Дочь Неру Индира Ганди, затем его внук Раджив Ганди, наконец, жена Раджива — Сони Ганди объединены единым символом, которым стала красная роза.

Обсудить
Навигация сайта
Добавить комментарий
Прокомментировать
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
три+2=?