Добро пожаловать!
Www.IstMira.Com


  
 

Добавить новость на сайт.

Зарегистрируйтесь на сайте
после сможете добавить свои новости.Регистрация

 

 

 

Контакты

 

 

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рауль Риго. Прокурор небесного штурма. Часть 2.

Рауль Риго. Прокурор небесного штурма.



Часть 2. Служба общественной безопасности



Это сложная задача для историка – разбираться с деятельностью организации, сделавшей все возможное для того, чтобы остаться непознанной.
Огюст Бланки за свою долгую жизнь пережил много провалов. В середине 60-х годов XIX века он, неожиданно для себя самого, оказался в роли «дедушки» нескольких тысяч «внуков», готовых менять мир по его инструкции. Они были согласны на все, но вот он – вряд ли. В его жизни и так хватало потерь, и губить молодых ребят без крайней необходимости Бланки не собирался. Для спасения их жизни и самого дела он видел один путь – строгую конспирацию и жесткую дисциплину.
Все получилось – начальник тайной полиции Лагранж имел лишь смутные подозрения насчет наличия во французской столице каких-то конспираторов. Он понятия не имел даже о том, что сам Бланки регулярно навещает своих сторонников и подолгу живет в Париже (хотя он был в розыске после побега из тюрьмы!). Тем более полиция не догадывалась, что им создана довольно многочисленная (примерно 3500 участников) организация, которой проводятся боевые учения, запасается оружие, ведется издательская деятельность…
Куда смотрела полиция Империи? Куда надо. Вот только нашелся человек с призванием, сумевший отвести ей глаза.
До 1866 года Рауль Риго непонятным образом избегал лап закона. Но 7 сентября 1866 года везение кончилось – за 9 дней до 20-летия его арестовали в связи с громким «делом кафе «Ренессанс».
В этом заведении собралась группа бланкистов, чтобы обсудить неприятное положение – скандал на Базельском конгрессе I Интернационала. Бланки не поддерживал эту организацию, но и не испытывал к ней враждебности; он рекомендовал своим юным ученикам воздержаться от визита туда. Тем не менее, Эжен Прото и с ним несколько друзей отправились в Базель, вели себя там вызывающе и были изгнаны с заседаний. Получился обидный конфуз, и следовало решать, как избегать подобного в дальнейшем. Провокаторы уведомили полицию о собрании, и его участники были арестованы.
Следователи возлагали большие надежды на подследственного Риго. Дескать, молод, зелен, поневоле проболтается хоть о чем, да и запугать легко будет. Дома у него нашли массу литературы и рукописей несомненно антиправительственного характера и «фотографию» (!!!) Марата. На этом основании полиция решила, что легко «возьмет» юного арестанта угрозами жестокого (вплоть до смертного) приговора за «членство в тайном преступном обществе».
Они не понимали, с кем связались! Угрозы вызывали у Риго неудержимые приступы смеха. Он не отрицал разве что совершенно очевидные и не имеющие особого отношения к революционной работе вещи, а обо всем прочем нахально молчал. Другие арестованные тоже не сказали ни слова, и 17 декабря того же года Рауля выпустили – «за отсутствием состава преступления». Его благодарность следствию была сформулирована так: «Не везет! Они не хотят знакомить меня с казематами Мазаса!».
Ничего, познакомился – его арестовывали и приговаривали к разным срокам заключения в 1868 и в 1870 годах, так что Мазас (парижская политическая тюрьма) без него не скучал. Арестовывали и других бланкистов, но как бы индивидуально, за их личностные инициативы, а не как членов дисциплинированной нелегальной организации. Этой организации (где были «легионеры», сотники и десятники, явочные квартиры, кодовые имена, собственная касса и арсенал) словно не было вовсе.
Бланки оказался прав, и Рауль Риго начал реализовывать свое полицейское призвание задолго до того, как у него возникла возможность делать это официально. Неизвестно, какой статус был у его «тайной полиции» и когда она появилась (понятно только, что после «дела кафе «Ренессанс»). В ход пошли трудоспособность, настойчивость, наблюдательность, невероятная память на имена и лица и математическая строгость в систематизации информации. Задачей «префекта» было обеспечить безопасность организации и оградить ее от шпионов и провокаторов.
Риго проводил целые дни возле комиссариатов и в судах. Он запоминал (а на всякий случай и записывал) имена и приметы агентов, выступающих свидетелями, черты лица постоянных посетителей полицейских заведений, наблюдал разные полицейские мероприятия и изучал их главные признаки и принципы организации. Что не получалось увидеть и понять самому, удавалось выяснить у многочисленных знакомых. А.Я.Лурье, написавший единственный в советской историографии полноценный биографический очерк о Риго, указывал: «Везде у него были свои агенты». Сказано сильно – агентам надо платить. Скорее, стоит говорить о лицах, к которым можно было обратиться «бартером» (в обмен на оказанные ранее услуги) или по дружбе, без объяснения причин заинтересованности.
Рауль первым видел признаки приближающихся массовых полицейских операций – и предостерегал кого надо. Он узнавал шпионов и провокаторов в лицо на митингах и в разных забегаловках – и немедленно выдавал их собравшимся (его не беспокоило, больно ли намылят несчастным служащим Империи шеи). Он знал нехорошие секреты всех судей и комиссаров, и ни минуты не задумывался, пользоваться ли этой информацией.
Может, с современной точки зрения это и звучит не совсем «комильфо». Но проанализируем пример. А.Рошфор описывает операцию «устрашения», проведенную Риго в отношении некоего судьи Дельво. В ресторан, где слуга закона имел обыкновение «закладывать за воротник», Рауль подослал свою приятельницу, толковую, привлекательную девушку в смелом наряде.
Судья немедленно начал «подбивать клинья» к симпатичной незнакомке (слабость к молоденьким и составляла его нехорошую тайну). Девушка сделала вид, что поддается соблазну и согласилась на прогулку в обществе любезного и щедрого кавалера. Но на улице поджидал Рауль. Разыграв оскорбленного брата девицы, он как следует надавал по физиономии «развратнику и соблазнителю». А тот не мог даже жаловаться – ведь всплыл бы его нездоровый интерес к малолеткам, а такого даже Вторая Империя не одобряла.
Может, это и не самый честный прием. Но суть в том, что стать его жертвой может только не самый честный человек.
Изобретением Риго являлся еще один необычный прием защиты, который можно условно назвать «подсадная утка». Суть его в том, что на роль ответственных редакторов рискованных изданий латинского квартала приглашались случайные бомжи с рынка или из-под моста. Их одевали более-менее прилично, селили в недорогой гостинице на несколько дней, платили какую-то сумму и давали подписать все необходимые документы.
Когда полиция выясняла, что очередной «научный журнал» заявляет, что «царь птиц орел – животное хищное, подлое и жестокое, это настоящий грабитель и вор», она кидалась арестовывать редактора. Но он уже снова квартировал под мостом, пропивая полученные деньги. И даже если его успевали схватить, он бывал доволен – в тюрьме было теплее и кормили лучше.
Аморально? Да вряд ли! Зато множество «своих» людей избежали перспективы ареста.
Как же при этом получалось, что арестовывали самого Риго? Да просто – не за эту важнейшую работу, а за мелочи – газетные статьи, главным образом антирелигиозного содержания. Священники проявили неблагодарность – ведь Рауль требовал дать им возможность заключать браки!
А его отсидки совершенно не пугали – в 1868 году он даже заработал себе прибавку к приговору, устроив на пару с закадычным другом Теофилем Ферре в тюрьме манифестацию.
Отсеять всех провокаторов не получилось (некоторых из них сам Риго разоблачил уже в дни Парижской Коммуны), но эффективность их работы оказалась невысокой. Достаточно сказать, что «процесс в Блуа» 1870 года, где фигурировали обвинения нескольким бланкистам (в том числе Ферре) в создании «тайного общества» закончился мизерным результатом. Подсудимые получили скромные приговоры, а Ферре так и вовсе оправдали…
Сложно сказать, отличался ли Риго при этом боевыми полицейскими качествами (за исключением храбрости и решительности). Но Ж.Валлес упоминает, что в январе 1870 года во время похорон Виктора Нуара (этого молодого журналиста убил кузен императора за то, что он дерзнул принести ему вызов на дуэль от своего друга, Паскаля Груссе) Риго выступал «сержантом», формируя вооруженные колонны молодежи. Дело считалось серьезным – в столице находился Бланки, и некоторые горячие головы полагали, что похороны получится превратить в повод для революции. И слушались Рауля беспрекословно, хотя он и не удержался от соблазна приказать трусливым становиться в середину колонны. Ходили сплетни, что с пистолетом он ходит постоянно и не раз отбивался от наемных громил, но доказательств этому – ноль.
Единственный значительный провал после дела кафе «Ренессанс» случился у бланкистов лишь летом 1870 года. 14 августа они совершили вооруженное нападение на казармы Ла-Виллет с целью захвата оружия и провоцирования массовых выступлений. Характерно, что сам Бланки был не в восторге от этой идеи; продвигали ее Эд и Гранже, и закончилась она полным провалом. Но Риго за это ответственности не несет – он в это время сидел в тюрьме и не мог высказаться по этому вопросу.
Таким образом, деятельность Рауля Риго накануне франко-прусской войны ясно показала, что Бланки не ошибся насчет его призвания. Он действительно оказался мастером процедур, поручаемых обычно полиции и контрразведке. Остается пожалеть, что его усилия привели к тому, что узнать о них больше вряд ли получится.
Легенда о добровольном рабстве

 
Разместил: Mira Sella

 

Www.IstMira.Com